ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: лучшее из свежего

ХОХМОДРОМ
Смешные истории: лучшее из свежего  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Английская грамматика...

(Нахимоза)
  24  Смешные истории  2021-01-12  0  46
Предисловие:

Моим добрым знакомым с химфака Владивостокского Государственного университета...

АНГЛИЙСКАЯ ГРАММАТИКА...

Английская грамматика... английская грамматика... Это нечто...
Судите сами:
Одна русская дама вышла замуж за американца и переехала жить в США. Однажды, ужиная в ресторане, наша, уже почти американка, увидела свою однокурсницу, с которой когда-то училась вместе на химфакe в университете.
Между женщинами завязался оживленный разговор. Слово "химфак" было упомянуто в разговоре много раз. Мистер муж в беседе участия не принимал. Наконец женщины попрощались.
- Кто это был? - спросил муж.
- Я с ней когда-то училась, - ответила женщина.
После минутной заминки, муж заметил:
- Кстати, милая, хотел тебя поправить: "хим фак" по-английски никто не говорит... правильно будет сказать: “f...k him”.
 

Ремень безопасности...

(Нахимоза)
  10    2021-01-12  2  33
Предисловие:

Не бойтесь - это не ужастик... Хотя, я и пережил несколько мгновений страха...

РЕМЕНЬ БЕЗОПАСНОСТИ...
      
   
    Как эта дама смогла войти в салон самолета, наверное, одному Богу известно – таких огромных размеров была эта дама.
    Она никак не могла застегнуть ремень, и все сокрушалась, что «этот проклятый ремень короткий», и что же, все-таки, ей надо делать….
    - Мадам, не переживайте. А посмотрите на происходящее своим трезвым взглядом, - попытался я ее успокоить, так как сидел рядом с ней, - Что такое Ваш «проклятый ремень» по сравнению с тем количеством керосина, которым заполнены топливные баки нашего аэроплана? Ничто. Пшик. Так что, если нам придется, простите за тавтологию, падать, да, еще в наше родное Черное море, да, еще с полными баками, то ремень Вам, мадам, уже не понадобиться.
    - Да? – спросила она в ответ.
    - Точно, - ответил я, - главное в этом деле – спокойствие.
    Наш Ту-154 оторвался от взлетной полосы аэропорта города Адлер и начал набирать высоту. Под крыльями белыми барашками проплывало Черное море.
    Дама, вроде, успокоилась. Ее необъятное тело перестало колыхаться и замерло в полном морском штиле.
    В салоне же устанавливалась та обстановка, которая должна соответствовать этой обстановке – народ устраивался на своих местах, начались знакомства, кто-то пытался уйти в сон. Зашелестели странички журналов, газет и покетбуков.
    Внезапно раздался громкий треск, последовала яркая вспышка. В носовом салоне, где мы располагались, погас свет и самолет резко «клюнул» носом.
    - Ну, - думаю, - успокоил тетку. Накаркал. Как бы она тут со своего страху не обосра…милась. Уж больно не хочется пахнуть, да, еще не своим…. Эх, скорей бы уснуть…
    В кинофильмах показывают панику среди пассажиров падающего самолета.
    Все это – ерунда!
    В салоне наступила мертвая, в прямом смысле этого слова, тишина.
    Неожиданно эту гробовую тишину нарушил громкий голос: «Коля! Быстрее наливай, а то не успеем!»
    И тут самолет выровнялся, и понесся, качая крыльями, но в полной тишине к Питеру.
    В Питере выяснилось, что в самолет попала молния.
    Я же до сих пор гадаю – как поживает моя соседка по самолету?
 

Отопление дали

(Николай Зубец)
  22    2020-12-13  0  149
Когда я только привёз жену с сыном из роддома, в нашей хрущёвке отопление уже дали – ноябрь месяц. Но именно в этот день, именно в нашей комнате батарея вдруг сделалась холодной.

Не сразу мы заметили, но к вечеру всё стало очевидно. Пятница, звонить куда-то бесполезно. Перевели пока кроватку сына в другую комнату.

Понятно, надо действовать. Взял газовый ключ, отправился в подвал. Живём на первом этаже, сарайчик наш в подвале под нами прямо. И труба отопления из той холодной комнаты рядом как раз. Я это понимал, но для верности постучал по трубе, сходил домой, спросить, слыхали ли мой стук – тогда мобильников ещё не знали. Но мама и жена так заняты новорождённым, что на мои постукивания робкие внимание не обратили. Договорились, что ответят условным перестуком. Ну, убедился, что это именно та самая труба. А впрочем, какие могли быть сомнения – другие трубы все горячие и только эта ледяная. Вот, дальше что?

Опять стучал ключом, конечно. Сначала осторожно, потом от всей души, но децибелы градусов не прибавляли.

А радикальный план, конечно же, имелся – не зря я прихватил серьёзный ключ.

Частенько я бывал в подвале. Мы там храним картошку. Ещё в сарае полки делал, хлам всякий помещал. Ну да, видал там стояки. Они горячие зимой, в обмотке теплоизоляционной. Местами сбита изоляция, из труб торчат отросточки такие, завинченные колпачками вроде стаканов маленьких. Наверное, латунных. Они какое-то название имели специальное, но я забыл. Надо сказать, сейчас уж нет такого – всё заменили шаровые вентили.

А план, я говорю, давно созрел. В руках ключ газовый, вроде клещей с загнутым клювом.

Отверну-ка этот колпачок – может, пойдёт вода. Опасно? В холодной трубе она не может быть сразу горячей, да и напора нет, скорей всего, – ведь явно нет протока, а воду сверху подают. А если что – колпак на место сразу.

И клещевидным газовым ключом зажав латунную заглушку, стал отворачивать. Тихонечко и нежно. Стакан пошёл легко.

Мотивация, как понимаете, серьёзная имелась. Да, холодно у нас. Сынок малюсенький замёрзнуть может. Кто осудит?

Когда потом всё рассказал приятелю сантехнику, он ужаснулся. Мы, говорит, к этим колпачкам не прикасаемся, если в стояке не спущена вода. На эту тему есть прямой запрет. Чревато потопом.

Но у меня, говорю, мотивация. И ничегошеньки не ведал о запретах. Сынок-малютка замёрзает! Решительно кручу латунный колпачок.

И вот, уж можно без ключа рукой. Когда заглушка стала отделяться, чуть зашипело.

Я рад – процесс пошёл.

Вот уже снял колпачок, снова стучу по трубе.

Шипение усилилось – мёртвый стояк оживает! Тонкой струйкой вода полилась. Холодная. Я бью по трубе тяжёлым ключом. Подстраховаться бы слегка тут, хотя бы наживить латунную заглушку.

Но резко вдруг ударил пар, и сразу же с могучим рёвом хлынул кипяток такой струёй внезапной, что я отпрянул.

Заливает подвал, заливает сараи! Рёв мощной струи, шипение адское пара. Хотел рукой зажать, но лишь ошпарился.

Ужас.

Захватил колпак рукавом куртки и снова на эту ревущую амбразуру!

Прижимаю, стаканчик трепещет в струе, жгущие брызги в лицо, во все стороны.

Бац! На лампу брызнуло – и тьма в бушующем подвале воцарилась.

Пытаюсь на ощупь попасть на резьбу но струя вышибает стаканчик из рук!

Темнота. С шумом хлещет вода ниагарским потоком.

Вот тут я очень сильно испугался.

Вдобавок сверху молотят по трубе.

Фильм ужасов какой-то!

Каюсь, была и мысль сбежать. Никто ведь не видал, как я спускался. Но чем всё кончится? Зальёт подвалы кипятком, зальёт картошку, да, может, уже и заливает – стою в воде горячей. Шипит всё в темноте, всё хлещет, и стало жарко, словно в русской бане. Сверху нервный стук.

Я в кипятке, сгибаясь под потоком, каким-то запредельным чудом нащупываю всё же несчастный колпачок. Отчаянно прижал его к взбесившейся трубе и снова чудом наживил-таки резьбу. Ошпаренными пальцами вертел свой ключ.

В подвале тишина настала.

Ура! Стояк горячий.

На ощупь отпер свой сарай, включил там свет – вода уже зашла, но не достигла ящика с картошкой.

Взорвавшуюся лампу в коридоре заменил – спасибо, был запас.

Под ногами – река. Я совершенно мокрый - до майки, до трусов и весь в разводах белых. Ведь в воду батарейную, я знаю, что-то добавляют.

Да, в очень жалком виде иду домой.

Но с доблестной победой.

Жена оторопела, меня увидев. Но так сердито:

– Где ты всё ходишь! Стучу тебе, стучу. Ведь отопление давным-давно уж дали.
 

Бег по кругу...

(Нахимоза)
  10    2021-01-12  3  38
Предисловие:

Любое совпадение - чистая случайность...

      

      Философское эссе...

      «БЕГ ПО КРУГУ ИЛИ ВОПРОС — ОТВЕТ...»

      Посвящается «народному мастеру, писателю itc.itc.» Oleg Wral

Канадский книгоиздатель получил рукопись из одного украинского городка от местного писателя Олега Врунгеля.
Издатель ознакомился с текстом присланного материала, и очень удивился.
Своё удивление он выразил в телефонном звонке украинскому писателю:
- Алло, добрый день Олег. Я ознакомился с вашим произведением и у меня возникли вопросы.
- Задавайте, сэр. Отвечу.
- Олег, с какой целью вы бомбите Донецк?
- Так ведь Россия напала на Украину! Разве непонятно?
- Не понимаю. Донецк - это Украина или это Россия?
- Сэр, Донецк - это, конечно Украина...
- Вот я и не понимаю - почему вы бомбите Украину, а не Россию?
    И тут, как это часто бывает с местным писателем Олегом Врунгелем, телефонная связь с Канадой прервалась...
Но Олег не стал унывать. У него уже выработалась привычка к подобным прерывающимся телефонным звонкам и блокировке его сообщений в инете. Он стал искать другого издателя, а заодно и, какого-никакого, мецената...
В жизни знаменитого писателя начался очередной виток его книгоиздательской опупеи...
 

Да, я не ловлю мышей!..

(Соломон Ягодкин)
  4    2021-01-15  0  11

Кто как, а я голосую за корову, у неё глаза добрые...

Я знаю только одну форму критики - "Сделай лучше!", или отойди в сторонку и восхищайся молча...

Да, я не ловлю мышей, причём по принципиальным соображениям...

Смотрю в зеркало, и вижу в нём Бога! И нигде более, при всём старании, мне его не разглядеть…

Если меня повторяют, значит, ещё не оскудела талантами Земля Русская...
 

О ЖЕНИТЬБЕ...

(Нахимоза)
  8    2021-01-11  0  43
Предисловие:
Об этом мне рассказал мой названный брат Юрка...

      О ЖЕНИТЬБЕ...
      
    Случилось как-то моему названному брату и очень древнему другу Юрке и его очаровательной жене Ольге Владимировне добраться до городу Парижу. И в этом городе им довелось посетить, в культурных целях, разумеется, один знаменитый на весь мир музей. Так вот ходят они по залам этого музея и экспонаты рассматривают. В одном из залов они остановились у скульптуры «Венеры Милосской». Юрка долго ходил вокруг да около этой самой «Венеры», все присматривался и присматривался. Потом остановился и на некоторое время задумался:
    - Послушай, Оля, - обратился он к своей жене, - У них тут Венера Милосская, а в столице нашей Родины Москве есть Юрий Долгорукий. Вот бы их поженить…. А?      
    И вдруг слышит откуда-то скромный и тихий чей-то голос:
    - Юра, я бы и вышла замуж за Долгорукого, да все, как-то, руки не доходят….
 

О дедукции...

(Нахимоза)
  2    2021-01-14  0  16
Вступление.

Один из моих литературных оппонентов часто использует в своих литературных, как он считает, творениях такой хитрый прием, как фэнтези. Вот и я решил написать небольшое философское эссе-фэнтези.

И так. Посмотрев вечерние новости по телевидению, я отправился укладывать спать свою внучку. «Странно, — подумал я, — обычно перед сном Линка смотрит свои мультики, а тут на экране бегут по аллее Шерлок Холмс и его друг Ватсон»...

— Что это тебя потянуло на Холмса и Ватсона? — спросил я внучку.

— Дедушка, — потянувшись в кровати, сказала Линка, — очень интересный фильм. А что такое дификтивный метод? — добавила она.

— Дедуктивный, а не дификтивный, кстати, правильно говорить дефективный. От слова дефект — неисправность, ошибка.

— Ага, поняла, — сказала внучка, и улеглась поудобнее слушать сказку.

А у меня в голове все звучал ее вопрос о дедукции.

Ночью мне приснился сон...

Небольшой городок, где-то в сопредельной глубинке...

А может это и село... Кто его во сне разберет?...

По небольшой улочке прогуливаются два мужчины. Присмотревшись к ним, можно смело назвать их имена — это Холмс и Ватсон.

Прогуливаясь, как уже говорилось, по улочке, эта пара подошла к небольшому зданию, больше похожему на мазанку, на котором выделялась на полотняном транспаранте надпись: «ГАЛЕРЕЯ '' ПОСЕЙДОНИС ''».

Они зашли во внутрь и приступили к осмотру развешанных полотен.

— Ватсон, — обратился Холмс к спутнику, — Вы не находите, что все полотна выполнены в одной манере, который бы я назвал «мазок тюбиком и щеткой»?

— Хм, — поперхнулся Ватсон, — действительно.

Они прошли еще несколько шагов и в удивлении остановились у полотна озаглавленного «Автопортрет»...

На портрете был изображен мужчина, поедавший вареники и запивающий их водкой...
— Шерлок, но ведь это автопортрет художника, — проговорил Ватсон.
— Все дело в деталях, дружище Ватсон, — проговорил Шерлок Холмс, — обратите внимание на унитазную позолоченную цепь, намотанную на шею. Такие носили в конце ХХ века криминальные и полукриминальные малиновопиджачники.

— Вы правы, Холмс, — заикаясь, проговорил Ватсон.

Холмс продолжил свой спич:

— Видите на бесформенных сосисках, должно быть, это пальцы, рыжье.

Это — показатели статуса! Смотрим дальше - металлическая лоханка с икрой. Ну какой же, — Холмс заговорил на современном разговорном языке улицы, - "правильный пацан" и без икры. Пусть не черной, не осетровой, но хоть с такой. Опять же, дорогой Ватсон, ему это по его статусу положено! Так вот,   коли икорка в лоханочке, то и водочку бы в графинчик, но..., — Холмс поднял указательный палец вверх, - надо же было автору обязательно показать марку винно-водочной компании. "Хортица"- это вам не за три шестьдесят две...

— Как Вы, Холмс, все точно замечаете и подмечаете, — только и прохрипел Ватсон.

Но Шерлок продолжал:

— Опять же, обратите внимание Ватсон, дешевый, можно сказать, доисторический, но все же мобильник! Пацан без мобилы не пацан!

Холмс рассмеялся. Ватсон только смог из своего лица выдавить что-то на подобие улыбки...

— Ну, а дальше нужно показать, что пацан хохляцкий! — заговорил Холмс, — Ведь не зря все с «Хортицы» началось - тут тебе и галушки, и шматок того, что можно было бы идентифицировать как сало. Ну, как-то скучно быть просто «реальным пацаном". Вы, не находите этого, Ватсон?

Ватсон кивнул головой...

— Вот глядите — чуток морской романтики... Кортик. Скорее всего, это тот самый кортик, которым то самое сало и нарезали, а может и кабанчика с одесского Привоза закололи.

Холмс задумался, к чему-то присматриваясь. Молчал и доктор Ватсон.

— Да, и хрен с ним, с этим кортиком. Он же не ножик кухонный. Однако, впрочем, это оружие почти что самурайский меч для харакири. Обратите доктор внимание на расположение лезвия. Оно повернуто в сторону живота. Чуть что и ... по кодексу Бусидо прямо в в двенадцатиперстную и два поворота против часовой.

И Холмс рассмеялся снова.
— А я думал, что художник изображает себя с палитрой, с кистями, — проговорил Ватсон.

— Так то художник, дорогой Ватсон! Понимаете? Художник! Я для кого давал характеристику этому, так сказать, ''автопортрету''? Я для кого вспомнил свой дедуктивный метод определения того или иного предмета и явления? Для Вас, Ватсон! Для Вас... Повторяю — так, то художник! А здесь какое-то быдло! Извините за мой язык. Быдло, простое быдло...

Утром, проснувшись, я никак не мог избавиться от слов Холмса, звучавших в моих ушах... Они исчезли, как только раздался звонкий голос Линки — Дедушка! Доброе утро!

Огромное спасибо моему другу Александру Стрельникову за его бескорыстную помощь. Danke!
 

Предвыборный пассаж

(Тарасыч)
  47  Про выборы  2020-09-11  1  570

В начале рабочего дня начальник отдела сообщил, что сегодня в 12 часов в актовом зале завода состоится встреча с кандидатом в депутаты областной Думы по списку КПРФ Пупкиным А.А. и его поручителем Председателем ЦК КПРФ Зюгановым Г.А., и поэтому обеденный перерыв смещается на час вперёд. Начальник наш – новый, молодой, кончил какие-то там курсы по менеджменту, и сразу же получил должность руководителя отдела. Не иначе как по блату.
      В одиннадцать по отделу стал распространяться кулинарный запах. Почти все работники нашего отдела, за редким исключением (моим в том числе), приносят обеды из дома. Я же, по привычке, приобретённой десятилетиями, отправился в заводскую столовую.
      По возвращению, в отделе застал только Пал Палыча, 70-летнего работающего пенсионера (кстати, бывшего начальника отдела), который сладко дремал, прислонившись к кульману. Я решил последовать его примеру. Устроившись поудобней, надел головные телефоны от плеера и „врубил“ Высоцкого. Как только закрыл глаза, почему-то всплыла картина из далёких девяностых, когда в наш городишко и на наш завод приезжал Ельцин Б.Н., тоже перед выборами. Подумал, что может и на живого Зюганова сходить посмотреть, а то всё по телевизору, да по телевизору. Выключил плеер и отправился на встречу.
      Заводской актовый зал был расположен в здании заводоуправления в пяти минутах ходьбы от нашего КБ. Во времена СССР по вечерам в нём демонстрировались кинофильмы по коллективным заявкам работников завода и бесплатным билетам, выдаваемым профкомом передовикам производства, а в фойе проводились танцевальные вечера под аккомпанемент заводского инструментального ансамбля.
      Войдя в фойе, заметил, что все двери в зал были открыты. Через них было видно, что Зюганов с Пупкиным ещё не появились, значит, я не опоздал. Вошел в зал и стал присматривать себе свободное место. Вдруг все присутствующие стали оборачиваться и смотреть на меня. Я растерялся, никогда в жизни на меня не смотрело столько глаз одновременно. Потом сообразил, что все смотрят на то, что позади меня. Я обернулся. В зал входил Зюганов со своим протеже. Поравнявшись со мной, они остановились, поздоровались за руку. Я был потрясён, как говорят „звезды“ – в шоке.
      – Товарищ, а вы член КПРФ? – неожиданно спросил Зюганов.
      – Нет, – почему-то с сожалением в голосе ответил я и как бы в оправдание добавил: – Но я и в каких-либо других партиях не состою.
      – Но вы ведь „Ударник коммунистического труда“!
      Откуда он знает, подумал я, и вслух ответил:
      – Ну, это когда было. Это звание давно уже отменили.
      – А вы, товарищ, проголосуйте за КПРФ и мы его восстановим.
      – А бесплатное жильё? Я 15 лет стоял в очереди на квартиру, да так и не дождался.
      – А мы и эту очередь восстановим, – пообещал он и, окинув лукавым взглядом окружающих, громко продолжил: – Мы, товарищ, всё очереди какие были в СССР восстановим! Голосуйте за КПРФ!
      Неожиданно для самого себя я выкрикнул:
      – Товарищи! Голосуйте за партию Зюганова! Возродим СССР помаленьку заново!
      В зале раздались бурные аплодисменты, а Зюганов стал запанибратски похлопывать меня по плечу. Мне это не понравилось. Подумал, а вдруг сейчас целоваться полезет, как в „ящике“ Брежнев целовался взасос со своими партийцами, и стал невольно отстраняться со словами:
      – Только, пожалуйста, без фамильярностей!
      – Без чего?! – переспросил строго Зюганов почему-то голосом начальника отдела и далее уже в облике самого начальника стал отчитывать: – Ну, вот что, Тарас Иванович, делаю вам последнее предупреждение. Ещё раз замечу, что вы спите на работе – уволю! И уберите с рабочего стола этот дурацкий вымпел „Ударника коммунистического труда“. Где вы его только раскопали?
      – Зачем же раскопал. Мне его торжественно вручили. У меня и удостоверение на него есть, – обиженно возразил я и, порывшись в ящике стола, нашёл красную книжицу и предъявил ему.
      – Ну, и дела! – удивился он. – А я думал, что вы так прикалываетесь. И много вас таких было в восьмидесятых?
      – Больше половины КБ.
      – Теперь понятно, почему вы коммунизм так и не построили. Проспали!
      Вернул удостоверение и зашагал в свой кабинет, отгороженный стеклопакетами угол, со словами:
      – Тоже мне работнички КомуНестиЧего куда.
 

СЫН МУЖА

(Абсолют мысли)
  3    2021-01-11  0  24
СЫНОК МУЖА
Ведущий говорит: «Муж ждёт жену, она после родов», - и вот, она выходит с коляской. Вова на радостях подбегает, целует её и говорит: «Кто?».
Она: «Сын».
- Я вот прочёл, как узнать, что сын от тебя.
- Как Вова?
- По глазам.
- Дай, я посмотрю какие глаза? - Ого, какие большие глаза. У меня, не такие. Так, посмотрю в книгу. Если у ребенка большие глаза, он хочет в туалет или у него запор. О, боже Лена.
- Что случилось Вова?
- Он, хочет в туалет.
- Он, уже сходил Вова, я посмотрела.
- Да, тогда почему у него большие глаза, а у меня маленькие, это мой сын Лена или нет?
- Но, он тужится, хочет понять мир.
- Да, Лена, когда я тужусь, у меня только язык изо рта вылезает и уши дергаются. Вот, тут написано, что можно узнать сына по языку. Так, если язык говяжий, сварите его.
- Ты, что Вова?
- Чёрт, не ту книгу открыл. Смотрите на язык внимательно, на форму языка, она должна быть, такая же, как у вас. Не похож язык на меня.
Да, Вова, но он грудь лижет, как ты мне.
- Ого, значит мой, но есть сомнение, есть небольшое. Нос, какой у него картошкой, а у меня другой.
- Просто ты, перед зачатием сына ел картошку, а надо было морковку.
- Ты, что хотела нос, как у Буратино, чтобы был?
- А что, Буратино добрый и у него есть Мальвина, вот бы нашему сыну Мальвину.
- Да, но брови у него как у Брежнева.
- А что делать, если у нас везде стоят портреты Брежнева.
- Что делать Лена, ведь я его люблю.
- Меня надо любить, от Брежнева он, тебе такого красавца не родит.
- Когда он родился, 6 числа, почти 666, может это сатана, зверь родился.
- Ты, что Вова, посмотри какие у него губы.
- Да, а почему губы толстые?
- Ну, он много говорит и плачет, - а что он говорит?
- Не знаю, что-то по-африкански.
- О, уже языки изучает. Да, Лена, дай, я посмотрю повнимательней, и Вова берёт ребенка с коляски, там, кукла чёрная. Да, но меня смущает его цвет кожи, почему он чёрный?
- Он просто, переживал за тебя.
- Точно, сейчас посмотрю, определю по пиписке, ага маленькая, чёрт, как и у меня.
- Вот видишь, Вова весь в тебя. Ладно, Лена, молодец что родила.
- Сына, как назовем?
- Я хочу, назвать его Сандей.
- Отличное имя.
- Ладно, это цвет кожи, может от щитовидки изменится?
- Мой, спасибо Лена.
- Ну, я же говорила, что твой, а ты всё проверяешь. Проверяй, но доверяй.
 

ПАМЯТИ ЧАРЛЬЗА ДИККЕНСА

(Алик Кимры)
  34    2020-10-20  0  397
В нынешнем году исполнилось 150 лет его смерти.

В 1973 году мы с женой и 9-летним сыном отправились на отдых в Гантиади (ГДР*), прихватив 7-летнюю племянницу, будущую звезду русской и немецкой литературы XX-го и XXI-го столетий (Юлия Кисина).

А у хозяйки дома, где мы отдыхали, служил дворовым псом кавказский овчарка с погонялом Чарльз, товарищ весьма необузданный. И когда пёс в очередной раз сотворил какую-то дичь, Юля глубокомысленно заметила его хозяйке:
- Ваш Чарльз такой Диккенс!

------

* Грузинская Демократическая Республика
 

Просыпаюсь утром, третьего...

(Сергей Волков ЯР)
  2    2021-01-15  3  11
Просыпаюсь утром, третьего*...
      Сразу мысль: "А был ли Праздник?.."
      Помню - выпила Терентьева,
      И ее дружок-проказник.

      Стала, выпив, посмелей:
      Все смеялась и все спорила!
      С кем-то, видно, из гостей,
      Возле Елочки повздорила...

      У нее отец еврей -
      Отдыхает на Майами...
      - Люсь, ну будь чуть-чуть смелей,
      Выпей рюмку, вместе с нами!"

      - А дружок ее, Андрей,
      Начав пить еще с той пятницы,
      Все кричал: "Серег, налей!"
      - Я ж им мяса пожирней
      Все подкладывал с гусятницы...

      Этот вечер Новогодний,
      Словно создан для утех.
      Только слышно в спальне, где-то,
      Раздавался женский смех...

      Только рот открыл: "Люблю!"
      Говорит: "Так ты женатый -
      Не родить бы, к сентябрю!"
      (Видя взгляд мой виноватый).

      Я вот   знаю, что напился,
      Под ее веселый смех.
      Но не помню, сколько длился,
      Этот "первородный грех"...

      Словом, выпили б еще,
      Да в деревне водка кончилась...

      * - 3 января

      © Copyright: Сергей Волков Яр, 2021
      Свидетельство о публикации №121011103208
 

НА УЛИЦУ...

(Нахимоза)
  0    2021-01-14  0  17
Всем привет и удачного дня! Вашему вниманию предлагается этакая философская сказка-заметка, сюжет которой подсказала моя 7-летняя внучка Ангелина...

НА УЛИЦУ...
      Жил в одной веселой стране, как он сам себя считал, всемирно известный художник Олег Врунгель. Рано утром стал он собираться в свою, как он сам считал, галерею. А на улице... этакий легкий морозишко, да, к тому же замешанный на грязи и собачьих "следах". Ну, пошел, это, Олег, мечтая о своей выставке в Лувре или в Брюсселе, на улицу, и поскользнулся...

И... расшиб себе нос. Побежал он тогда в аптеку. Купил йоду и пластырь. Помазал царапину йодом и заклеил пластырем. И пошел дальше...

Но... опять поскользнулся, и расшиб себе уже подбородок. Побежал опять в аптеку...
А аптекарь ему и говорит - Ты, Олег, возьми сразу несколько пузырьков йоду и несколько упаковок пластырей, ежели постоянно падаешь...
Но Олег ответил - Да, ты что? Я больше не упаду, я же ветеран, я на флоте служил! Я Бискай проходил... И долго рассказывал аптекарю, какой он крутой моряк и где он бороздил моря и океаны...

Однако Олег, выйдя из аптеки на улицу, опять поскользнулся и... упал...      На этот раз он расшиб себе лоб! И он опять пришел в аптеку...
Весь заклеенный пластырями и выкрашенный йодом, похожий на африканского или арабского партизана, он пришел в, якобы, свою галерею, но друзья не узнали его - Ты кто такой? Мы тебя не знаем!.. И закрылись в галерее на все замки и запоры.

А Олег кричал на всю улицу - Я всемирно известный художник Олег Врунгель! Я ветеран флота! Я... Я...Я...      

Олег ломился в двери, стучал в окна...

Но все было бесполезно. Его так и не пустили в галерею... Олег всех своих друзей обматерил, обозвал коллаборантами, врагами, оккупантами, агрессорами...

И... снова пошел на улицу...
 

Леночка

(Дед Пахом)
  6    2021-01-10  0  32

1.

Доцент теоретической механики Гольник, как две капли воды был похож на Карабаса - Барабаса, только борода короче. Его двухметровая фигура и брежневские брови, плюс огромные ручищи, приводили в трепет юное студенчество.
Обходился он с ним, надо сказать, довольно жёстко.
Если студент на экзамене не знал билета, доцент просил его встать, пройти к двери и открыть её. Затем он брал зачётку и ловко пулял несчастную в коридор.
- Я всегда говорил, что лучше быть хорошим дворником, чем плохим инженером! - хохотал он в обалдевшего студента.

Как председатель жюри, Карабас изголялся над ними и в их КВНах.
Однажды, кто-то, из новых наглых, попробовал пошутить и в него.
- Когда в жюри товарищ Гольник, наш КВН - тупоугольник, - выдала залу команда технологов машиностроения.
Потом долго в коридоре зачётки собирали...

Но иногда и он перебарщивал в своей "молодёжной строгости".
Как-то раз, зайдя в туалет и сделав одно "большое" дело, он машинально плюнул вверх, через кабинкину дверцу. Плевок упал на бакенбард курившего первокурсника...
Позже курилка получил четвёрку.
Или вот ещё случай.
Одна девица так перепугалась вставшего перед ней из-за стола, во весь рост, и львом рыкнувшего: "Ну, будем мы отвечать, или нет?" - Гольника, что вместе со стулом, соседом и столом, сверзилась в обморок.
Очнувшись они обнаружили в зачётках "хорошо".

2.

У Леночки Аброськиной сегодня был экзамен по термеху. Принимал его Эдуард Васильевич.
Леночка знала, что он хоть мужчина и в возрасте; где-то за сорок, но всё ещё холост и не равнодушен к хорошеньким студенткам.
А она была из таких.
Жгучая синеглазая брюнетка, эдакая чернобровая казачка, с юга Воронежской области!
- Пятёрка тебе Ленка обеспечена, - не сомневались её подруги по комнате.

В то утро Леночка надела невозможно-синее, под цвет глаз, пугающей коротизны крепдешиновое платье и новые, вчера купленные, серебряные как у Золушки туфельки, на высоченном каблуке.
В институт пошла пешком, не хотела мять себя в автобусе, да и было это недалеко - всего один километр.
Этот километр можно смело назвать километром окривевших мужчин и испорченного настроения женщин. Сколько восторженных, завистливых, жадных и ещё Бог знает каких глаз, повстречала она.
Всё было красиво в этой казачке!
Если бы они только знали, как тяжело давались ей последние метры...
Серебряные туфельки так натёрли ноги...
Едва сдерживая слёзы она поднялась на кафедру "Обработки металлов", к своей кантемировской землячке, толстушке Гале, работавшей там.
Сняв обновку, Леночка всплакнула от наслаждения свободы ножек. Какое облегчение!
Но недолгое.
В дверь заглянул Вовка Чиликин, её одногруппник.
- Аброськина! Вот ты где. На выход. Первой пойдёшь, так стая решила, - выпалил Вовка и исчез в коридоре.
Приём был стар и проверен десятками поколений студентов: первыми шли или умные, или красивые!
- Да как же ты Лен пойдёшь. У тебя ж все ноги скукожились, - ужаснулась Галя.
- Возьми мои что ли, а я уж так, босиком, поработаю...
Делать было нечего, пришлось взять.

Леночка смело постучалась.
- Да-да, заходите, - откликнулась басом солидная дверь.
Гольник, а это был он, окинул её любопытным взглядом. Потом, почему-то надел очки.
- А это, чтоб тебя лучше видеть было, - пошутил доцент голосом Серого волка.
- Берите билет, идите, готовьтесь, - немного серьёзнее отчеканил Карабас, провожая Леночку своими барабасьевыми глазищами.

Леночка этот билет знала. Через двадцать минут все три вопроса были освещены на бумаге.
- Можно, - спросила она и прошаркала туфлями к столу Эдуарда Васильевича.
Села рядом, разложила свои листочки, и ... поймала взгляд доцента. Он с интересом рассматривал... Нет, не её стройные ножки, а Галины туфли.
Они действительно были ужасны!
Белые, стоптанные, лакированные "лодки" с красными бантами и жёлтыми металлическими пряхами.
- Бедная девочка, - подумал доцент. - Такая прелесть, а в чём ходит. Наверное на новые денег нет.
Леночка прочитала его мысли и ей стало так стыдно, что даже отвечать расхотелось.
Она сидела и приобморочно молчала.
Гольник расценил это молчание по своему и пожалел её.
- Ну-с, хорошо-с ... Тройки, думаю Вам будет достаточно. Давайте зачётку.

Воронежский политех, 1982 год. Реальная история.
 

Лапша на уши!

(Дед Пахом)
  8    2021-01-05  0  44

"Опять всё рухнуло к едрене фене. Но, в следующий раз я..."
G–Torikern обхватил все три свои головы и задумался, что сделает он в следующий раз. Потом резко выключил серый электронный шкаф, прозванный кем–то компьютером, и отхлебнул из пластмассового стаканчика. Это был "Каппуччино".
"Чёрт побери! Снова наш очкарик промазал, не в тот кофе попал", - возмутилась средняя, отхлебнувшая голова, и заорала на всю комнату. – Джонни, чтоб тебя вдаром токнуло, ты что мне опять притащил? Дуй снова к автомату и принеси нам чёрного "Мокки". Не промахнись, "Асунта"! Не то я тебя съем".
Из–за кучи электронного хлама, в углу на мгновение возникли испуганно –близорукие гляделки их помощника Джонни и тут же исчезли вместе с ним в коридоре.
"Ну, неужели, опять всё придётся по–новой? – горестно, в унисон, вздохнули все головы и снова включили свой "Мэки".

... и вот, после многих горячих деньков и бессонных ночек, утопая в куче пустых стаканчиков из–под "Мокки", G–Torikern вперил последнюю точку. А вперив и работу откамилявши, умилился, бо нашёл её дюже хорошей!
- Ну, тес, братья, проведём испытание, - сонно вякнула левая справа головушка и Адамчика вызвала.
- Адам: "Ева, притащи–ка мне пива!"
- Ева: О, кей, Адамушка, уже поспешаю".
" Ну, слава создателю, - головы от смеха закашлялись. –Получилося!"

И стали Адамушка с Евочкой жить припеваючи, по саду Эдему гулять, всякие овощи –фрукты покусывать и со зверюшками в UNIX играться бо, отец их создатель, кроме этой игры других знать не велел. И ходили они целый день все обнявшись счастливые и не страшен им Garbage–Коллектор был!

Так и жили они, не тужили, многие – многие лета, под одинаковым, а может и скучным даже, User - интерфейсовым небом, что над UNIXом простиралося. Но, однажды, когда Ева с работы домой чапала, сбросил ей кто–то с дерева, прямо на голову, какой–то предмет пластмассовый. Утоп он в шевелюре шикарной Евиной и неживым прикинулся. И Ева ничего не заметила, лишь перед сном, когда волосы гребсти начала, угодила она в ту штуковину.
Компакт–диском–CD тот подброс оказался!
Что твоя жар–птица всеми цветами в переливах сиял. И надпись была на нём вразумительная: мол, возьми меня и в компьютер засунь и станет жизнь твоя серая, как моя – разноцветная!
Не поверила Ева подарку такому, подальше от себя его двинула. Как вдруг, здорово, чьих будете, мужичонка в очках и проборчике! Стоит перед ней ощеряется. "Hallo, Eva! “Where du you wont to go to day?”, - говорит.
Обалдела тут Ева, наготу прикрывать свою бросилась, засмущалась в конец. А мужик продолжает наяривать: "Возьми, дэушк, CD мою, плиз, и “everythings getting easier“!"
Вконец скукожилась девушка, взяла ту пластинку и договор длительный с ним подписала. А в залу–комнату появившись, где Адам над арбузом пыжился, сразу ему и хвальнулася.
Взял Адам тот подарок чёртов, обсмотрел его, на зуб попробовал, да и вспомнил наказ трёхголового, что должны они только в один "OS" верить, только UNIXсу подчиняться и, ни в коем случае, с "Windows" – программой знакомиться!
Плюнул муж прямо в харю виндовскую и в мусорное ведро её сунул.

А, G–Torikern, трёхголовый, всё это видел и от виденного прибалдел неслабо, типа довольным остался. Допил он свой "Мокки", вырубил шкаф электронный и спать отправился. "Never touch a running system", - уже в подушку кто то из голов заметила, да поздно было.

И Адамушка спать бубухнулся. Опрокинулся и храпу дал. А жинка его, Евочка, любопытства не выдержала, в ведро мусорное залезла, и цэдешку выловила. Светится чёртов диск всеми радугами и сам в компьютер просится. Положила его дура–девка на салазки и в комп засунула. В тот же миг заблистала комната, заиграла музыка, и пошёл процесс инсталляции. И смешное "меню" перед Евой выплыло. Дальше, дальше девушка кликала, и докликалась; зарубила программу божию...

В поту великом господь очухался, двойное сальто с кровати сделал. Рванул к компьютеру и, что ж он видит?
Гигантский света столб, да ещё и с музыкой, стирает все его потуги прежние. Адам вопит: "Что мы наделали?". А Ева, будто под гипнозом, от десктопа яркого, на "мышь" со всей силы давит; совсем шарики за ролики уехали. Не слышит криков Адамовых жинка его очумевшая, да и на мужика тот гипноз силу оказывает. Приближается он к компьютеру и слюни от удовольствия пускать начинает. И его цвета сатанинские и формы окошечек бьют–сражают, а больше всего по душе ему, что после всяческой мелочи спрошенной, ответ грандиозный даётся!

"Что ж, дурачьё, вы наделали? Вы, desktop–user, глупые?" - боженька весь в отчаяньи. Жмёт он клавиши нужные и Адама с Евой, как два объекта заразных, вон изгоняет. – Живите теперь как можете".
С тяжёлым сердцем стирает он их из памяти , жуткий Garbage–Коллектор на них выпускает.
Прячутся от него супруги несчастные, в пещеры уходят, сидят там и трусятся. Ясно им становится, что "Windows" злую шутку над ними сыграл, UNIX навсегда стал потерянным, а G–Torikern от них отвернулся...

Словом решили они сына родить. Чтобы спас он их души и мир переделал. Но, это уже другая лапша на уши!
 

Выгодный вклад

(Анатолий Долженков)
  3    2021-01-09  0  26
Во что только сегодня не вкладывает деньги финансово озабоченный народ. Смотришь, у кого появилась лишняя копейка, все – окончательно утратил покой. Сидит, ломает голову, куда бы ее повыгоднее пристроить, с целью приумножения основного капитала. Чтобы дивиденды росли, как на дрожжах и инфляция, сохрани Господь, не дотянулась до кровных, своею вездесущей рукой. Одни доллары вкладывают в невероятных количествах во, вроде бы, перспективный, на первый взгляд, бизнес. Другие «еврами» шуршат, не знают, куда приткнуть понадежнее. А то сами знаете, аферистов и кидал вокруг, православного народа крутится, превеликое множество, намного больше, чем порядочных людей. Некоторые, те, что порасторопнее, дома воздвигают жилые на продажу или под последующую сдачу жильцам. А как же, на жилье всегда спрос имеется и не малый. Квартиры не дешевеют, дорожают квартиры из года в год. Сейчас квартира стоит, как раньше многоэтажный дом с подъездами и придомовой территорией.

Короче, каждый выкручивается, как может, дабы не потерять нажитое путем неправедным. Праведным-то, столько не наживешь. Что может заработать тот же токарь. Стоит, смотрит, как заготовка в токарном станке крутится. Что тут заработаешь? Самому крутиться надо и не у станка, а в совершенно другом месте. Впрочем, мудрый царь Соломон несколько раз в своих притчах учил своих неразумных соплеменников тому, что богатство, полученное неправедными путями, собранное нечестивыми (в нашем понимании олигархами), будет отдано бедным, добрым и праведным людям. И, мол, богатство неправедных людей не поможет им. Не знаю, как там было во времена Соломона, который жил в 1011 – 931 гг. до н.э., у нас все по-другому. Неправедные живут так, как праведным и не снилось. Впрочем, смотря, что с чем сравнивать. Соломон жил черт его знает когда. В то время, как Вы заметили, даже годы в обратную сторону считались, так, что можно предположить любое извращение в развитии общества.

Сам-то я не переживаю, по этому поводу. Храню невозмутимое спокойствие. Нет, не потому, что мне нечего вкладывать. Ни, Боже мой! Я недавно вложил очень серьезную сумму в скорбный бизнес, связанный с двойной недвижимостью. Очень выгодно вложился и по хорошему курсу. А дело было так, похоронил я тещу. Событие рядовое, но обнадеживающее. Не скажу, чтобы я сильно огорчился этому факту, но траур постоянно ношу с собой. Почему не огорчился, спрашиваете? Да потому, что когда теща еще была движимостью, доставала меня буквально на каждом шагу своими придирками. Не нравился я ей почему-то. То ноги у меня кривые, то глаз мутный. А какой он должен быть с похмелья? А иногда и по более глубоким вопросам открывала полемику. Говорит, своей дочке, жене моей, что, мол, в интимных вопросах твой супруг и близко не боец-профессионал. Куда там, он даже на любителя не тянет. Откуда она все знает? Хотел было ей объяснить, что к каждой работе я отношусь ответственно. А производство детей, разве не работа? Работа, да еще какая, с полнейшим напряжением физических и эмоциональных сил. Дети у нас с женой получились замечательные, хоть сейчас знак качества ставь на ягодицу. А поскольку любая работа, как известно, оценивается по конечному результату, приходится жертвовать количеством ради качества.

А сейчас, значит, вот как оно обернулось по жизни. И земля, приобретенная под могилу недвижимость и теща в ее теперешнем состоянии тоже. Лежит тихо, ко мне не пристает. Теперь я могу спать спокойно. Мало того, еще для тестя участочек рядом прикупил. Как говорится, два в одном, оно дешевле получается. Опт всегда выгоднее розницы.
- Вот, - говорю, - папа, видите бугорочек рядом с могилой покойной вашей супруги? Ваш участок, владейте без стеснения и поверхностью участка и его недрами. В этом деле главное не упустить свой шанс. Затянешь с вопросом освоения территории и все, смотришь, кто-то пролез вперед тебя в загробный мир, потому, что наш народ в очереди стоять не любит. Настоялись за свою жизнь до тошноты. Дарю, как говорится от всего сердца, в надежде, что завещание Вы оформили правильно.

Тесть человек неблагодарный. Ему почему-то не понравилась моя душевная забота. Возмущается, кричит, слюнями брызжет. Утверждает, что всех нас переживет. Ты смотри, этот стручок засушенный хочет жить вечно. Я, говорит, привык жить на земле, а не под землей. Не крот, мол. Оптимист, едрена вошь. Привык он, видите ли. Что же, привычки дело наживное. После восьмидесяти лет надо бы их поменять на более адекватные. Пересмотреть идеологию в силу преклонного возраста, когда жизнь плавно переходит в доживание. Вот так, делай людям добро. В ответ ни спасибо, ни другого ласкового слова не дождешься. Одни оскорбления, покрытые матом. Чего только от близких родственников терпеть не приходится? Что же в таком разе ждать от посторонних людей? Да-а-а! Не ценят люди заботливое к ним отношение. Другой бы на моем месте, обиделся на такую черную неблагодарность. Ноя не злопамятный, терплю у меня склероз на неадекватные вещи. Терплю и дни считаю до того момента, когда мы с женой окончательно осиротеем. Из глубины седых веков к нам пришла мудрость, утверждающая, что широкая душа, она, как большой костер, издалека и всем видна. Видна-то, она видна, но зачем ее выставлять напоказ? Хорошо, если ею будут восторгаться. Но это вряд ли. Мой печальный жизненный опыт подсказывает, что ведь запросто могут в нее и плюнуть, проходя мимо. И зная человечество с изнанки, могу утверждать, что этот вариант наиболее закономерен.

Что же касается тестя и его нескромного желания жить вечно, то так не бывает по законам той природы, которая еще осталась после победы технического прогресса над разумом. По всем законам этой самой, чудом сохранившейся природы, выходит, если человек имел неосторожность родиться, то обязательно умрет, как ни крутись, вертись. Здесь ни блат, ни связи – ничего не поможет. А мой зарвавшийся родственник думает, что бессмертный, раз тещу пережил. Мания величия. Склочный старик, я всегда его недолюбливал. Да и достался он мне, в нагрузку к жене моей теперешней почти бесплатно, но крови попил! Орет, скандалит. Утверждает, что мой широкий жест, мол, весьма сомнительного свойства в плане добродетели и, даже, на статью тянет, за принуждение к досрочному окончанию жизненного пути не по своей воле. И главное, кому он все это говорит? Практически благодетелю. Какая статья? Я весь в недоумении от такой черной неблагодарности. Ведь я от всей души старался. Нельзя же допускать перенаселение планеты, особенно близкими родственниками. Возможен демографический взрыв, а он хуже ядерного. Да и наследства, при подобном раскладе не дождешься.

Опять же, если рассуждать по уму, то тут надо смотреть о какой статье, идет речь. Могучий русский язык допускает разную трактовку одного и того же слова. Скажем прямо, друзья мои статья статье рознь, как вы сами понимаете. Статья в газете и статья в уголовном кодексе – это диаметрально противоположные категории с разными, в то числе и трагическими, последствиями. Попасть в статью или, не дай Бог, под статью, вы же понимаете разницу? Улавливать надо такие тонкости. Скажу вам откровенно, я просто люблю делать добрые поступки. Добродетель – мое хобби. Легко могу простить обидчика. Того же тестя. Не понимает человек тонкости восприятия мира и глубины озабоченности моей души. Другой бы продал участок от обиды и несправедливости. Я нет. Я терпеливый. Подожду сколько смогу. Наличие мета под вечное упокоение папы жены, как-то умиротворяет и дает надежду на неплохую перспективу.

Вообще-то, как утверждают философы и медики, жить надо по законам природы, не нарушая ее равновесия. Тогда и достигнешь гармонии. Правда, в этом скользком вопросе тоже существуют проблемы, практически неразрешимые. А почему? А потому, что в основе поведения всех, без исключения животных, живущих по законам природы, лежит интуиция. Человек – единственное на планете существо, которое предпочло интуиции разум, другими словами, мышление. К чему этот разум привел, видно невооруженным глазом. Нарыли шахт, исколупав всю землю, понастроили заводов, атомных станций, короче, засрали планету до нельзя. Мирный атом чернобыльской прописки, вставил по самое, дальше некуда, не только энтузиастам энергетикам, но и мирному народонаселению. Я все больше и больше склоняюсь к мысли, что таким образом природа борется с зарвавшимся человечеством. Разными способами мстит и весьма эффективно.

Тот же короновирус взять. Ведь ясно, как белый день, что это борьба планеты с перенаселением. Вирус подсократил численность проживающих на планете Земля на два миллиона человек, а переболело что-то в районе девяноста миллионов. И конца края этому не видно. Оптимистический прогноз, не правда ли? Впрочем, это ерунда по сравнению с бубонной чумой, только в Европе выкосившей в 1665—1666 годах двадцать процентов населения, а это не много нимало сто миллионов человек. Так вот, о короновирусе. Откуда пришла эта зараза? Понятно откуда – из Китая, в котором по самым скромным подсчетам поживает около полутора миллиардов человек, а территория этого государства около десяти миллионов квадратных километров. Плотность населения посчитать не сложно. Плюс экология, ситуация с которой в этой стране уже давно вышла из-под контроля, превратив ее, в большую промышленную свалку.

Недалеко от Китая, по этим показателям ушла и Индия, где народа проживает тоже немало, а грязи и мусора хватает с избытком. Вообще численность населения Земли составляет где-то, около семи миллиардов разного народа, причем ежегодно оно возрастает на девяносто миллионов. Заметили закономерность, умерло столько, сколько ежегодно рождается. Фифти-фифти. Но, даже в столь критических ситуациях голос интуиции молчит. Где же наше чувство самосохранения? Ведь речь идет о выживании человечества, как вида, если смертность будет выше рождаемости. Вероятно, все мы страдаем, так называемым эффектом «слепоты невнимания». Суть этого явления объясняется просто - мы часто слепы к тому, что происходит у нас буквально «под носом». Люди же, управляющие нами, ориентированы на какую-то другую задачу, например, хапнуть, как можно больше при своей жизни, а там и трава не расти. Теперь понятно, какая человечество ожидает перспектива в не столь отдаленном будущем? Впрочем, зачем огорчаться раньше времени, а вдруг пронесет.
 

Се ля селфи

(Юрий Тубольцев)
  2    2021-01-10  0  53
Жили-были Иван-дурак да жена его, Василиса Прекрасная, на краю леса дремучего. И решил Иван этот дремучий лес цифровизировать, чтобы всякое лесное зверье могло в онлайн выйти и селфи сделать. Взял рассаду селфи-палок, уложил в корзину и пошёл в лес. Идёт, ищет место повсходистее. А посреди леса низинка была, где всегда после дождей лужа образовывалась. Думает Иван: пойду к этой луже, там посажу рассаду.
Пришёл, глядь — а вместо лужи целое озеро! Решил он дать озеру название — Эпатаж, от слова «эмпатия». Посадил он рассаду, и вырос целый лес селфи-палок. И набежало к этим селфи-палкам селфи-зверьё, зашумел лес от селфи-мычания этого селфи-зверья.
Испугался Иван, что пришёл лес без фото-ружья лес оцифровывать, потому что опасно в нем стало, того и гляди селфи-звери нападут да цифровую подпись подделают — тут и конец настанет его уникальности! А как без уникальности прожить? Решил домой идти побыстрее, да селфи-палок на рассаду набрать надо было, чтобы другие части леса оцифровывать. Срезал одну, в корзинку положил. И тут из зарослей Лесник выходит, хвать эту срезанную селфи-палку и Ивану по голове — шмяк!
— Ты что, против цифровизации, что-ли? — завопил Иван.
— Нет, я за цифровую законность. В оцифрованном лесу только лежачий валежник можно собирать, а это стоячая селфи-палка, их нельзя брать!
Осерчал тут Иван, и плюнул в Лесника своим коронным вирусом. Того аж заколдобило, и он убежал в заросли, делать перезагрузку. Перезагрузился, да только при загрузке мультизагрузчик сбойнул, и вместо Лесника появился Сказочник. А тот про цифровизацию ничего не знает, по своей отсталости. Видит, Иван палки какие-то сажает, и решил его уму-разума поучить, и говорит:
— Уж лучше б ты коноплю посадил! Хоть какой-то прок был бы.
— Коноплю сам сажай! — отвечает Иван. — А мне недосуг, я короноплю сажаю.
— Твоя коронопля — ниже короноплинтуса! У тебя короновиндоус не загрузится, ты не в ту сказку попал! — засмеялся Сказочник.
— Смейся, паяц! — вскричал Иван и затолкал короноплюшку в смешливый рот Сказочника. Сказочника заколдобило, он пошёл на перезагрузку и загрузилась оболочка Метасказочника.
Метасказочника пронесло, и он доверху закидал озеро Эпатажа абсурдом. Взял Иван метлу, которую Баба-Яга на бережку оставила, и начал сметать смыслы в кучу. Но потом вспомнил, что Баба Яга будет против, и забросил метлу в озеро.
— А была ли метла? — громко спросил кто-то из глубины озера.
— Хватит умничать, мокрое место, — ответил Иван. — Спроси у Клима Самгина, а мне недосуг. Я сейчас уху буду из смыслов варить, Метасказочника буду угощать.
Тут Метасказочника опять пронесло, и он сказал:
— Валик-джан, я тебе один умный вещь скажу, но только ты не обижайся: ты и она не две пары в сапоге, поэтому Бабу-ягу со стороны брать не будем — воспитаем в своём коллективе. Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет нас выбирать дорогу. А то я тебе сверну шею и голову и скажу, шо так и було! И шо я в тебя такой влюбленный, а?
— Брысь, мудрое отродье! — говорит Иван. Он понял, что Метасказочник вошел в режим случайной выборки из базы данных бородатых анекдотов.
— Положение безвыходное! — сказал сам себе Иван в сердцах
— Безвыходных положений нет! — сказала Камасутра, с которой Иван занимался баклушами по вечерам, когда Василисы не было дома. — Потому что выход — это вход, если посмотреть с другой стороны.
— А ты тут чего делаешь? — удивился Иван. Камасутра ответить не успела, потому что подоспевшая Василиса огрела её по заду селфи-палкой, вывалившейся из корзины Ивана. Камасутра убежала в кусты, и больше её в тот день никто не видел.
— Ванька, ты опять мухоморов наелся? А ну, быстро домой, скотина некормленая ревёт, — скомандовала Василиса, и замахнулась селфи-палкой. Но не успела подать тактильную команду, как сказка закончилась.
(с) Юрий Тубольцев, Алексей Коновалов
 

Сюжет фильма Адреналин

(Лев Красоткин)
  14    2020-12-14  0  127
Сисян (Алексей Навальный) Чев Челиос (Джейсон Стейтем) — наёмный оппозиционер убийца, хотя от своей девушки Яры (Киры Ярмыш) Ив (Эми Смарт) он этот факт успешно скрывал, говоря, что работает программистом.

Однажды утром Сисян Чев просыпается в очень плохом самочувствии, из оставленной для него записи на DVD с весьма интригующим названием «Fuck You» он узнаёт, что ему в Кафтанчиково вкололи сильнодействующий китайский яд («российский пекинский новичок коктейль», герои фильма чаще называли его «китайским дерьмом»), и жить ему осталось всего несколько часов. За это короткое время Сисян Чев пытается успеть отомстить недоброжелателям, отравившим его, и попрощаться с Кирмыш и Певчих Ив.

Личный врач, доктор Ярослав Ашихмин Майлз, постоянно консультирует и его советы помогают Сисяну Чеву выжить. Оказывается, яд подавляет действие надпочечников, вырабатывающих адреналин, и постепенно замедляет желание нагадить собственной стране сердцебиение. Для того, чтобы жить, Сисяну Чеву требуется повышенный уровень адреналина в крови, поэтому Сисян Чев специально создаёт вокруг себя напряжённую обстановку. В числе прочих средств Сисян Чев вкалывает себе самогон эпинефрин, однако в дозе, гораздо большей, чем ему советовал доктор.

18+

 

Робот жена

(Абсолют мысли)
  0    2021-01-11  0  23
РОБОТ ЖЕНА
Вова, взял робота жену на предварительное испытание.
Вова: «Ну, жена привет».
- Привет, я твоя жена, создана для счастья, зовут меня Лена.
- Ага, Лена, пьёшь.
- Да, пью, конечно, пью, я пью литрами.
- Водку, мартини? - спросил Вова.
- Нет, машинное масло.
- Ага, минус уже на лицо.
- Говори, свои плюсы.
- Услуга моя стоит, час сто баксов.
- Так, ты ещё и проститутка, опять минус.
- Нет, такса такая.
- У тебя и собака есть?
- Нет, тариф такой.
- Так, ты ещё су… тарифы в городе на ЖКХа устанавливаешь, зараза такая, блин одни минусы.
- Я незаразная, не болею ничем, не сифисилис, не рак, не СПИД, не другие венерические заболевания.
- Едрить твою мать, так ты, ещё и врёшь. Тебя что, делали мастера, не испробовав тебя?
- Меня нельзя испробовать, я не пища.
- Да, а почему у тебя груди шоколадные.
- Материал просто закончился, вот мастера и использовали шоколад.
- Так, ты ещё и дурра.
- Не поняла вопрос?
- Значит дурра, как моя бывшая. А что, если я тебе буду изменять с другими?
- Других, я отошью.
- Так, ты ещё и швея.
- Что съешь мужиков.
- Нет, презервативы.
- Они у меня с собой, это бонус от производителя.
- А на кой, тебе дура Лена презервативы, ты же робот, ты же не забеременеешь?
- Почему, в меня заложен малыш.
- Кто?
- Сын, Вова.
- Так, мы с тобой даже не спали, говори дурра Лена от кого понесла
- Я не изменяю ни с кем, я запрограммирована на любовь к одному человеку.
- О, боже, с одним, а если я хочу груповуху, а я её захочу.
- Я их убью. Так, ты ещё и убийца. Так, понятно, не изменяет, сына, считай, родила, дурра не пьёт, интересно, сколько стоит машинное масло, сколько я в тебя денег буду вливать. Да, ещё другу богатому, тебя не продаж на час. Чёрт, одни минусы. Слушай, а внутри у тебя, всё-то же самое, что у женщин?
- Производители не знали, что внутри у женщин, они были девственниками, и поставили ведро мне там.
- Твою мать, вот это сюрприз, дурра лена ведровая, это же надо, какой размер иметь? Да, дурра ведровая.
- Я самая, лучшая женщина в мире.
- Да, а кнопка у тебя какая-то есть.
- Есть, кнопка экстаза.
- Где она, дай я её нажму.
- Она на пупке.
Вова, нажал кнопку.
Лена: «А как хорошо, как хорошо, ты просто молодец, ты во мне и я в тебе, нам хорошо, я получаю экстаз, я в кайфе, ты сделал меня женщиной».
- Я тебя не делал, дурра Лена ведровая.
Она: «Ах, Лена, а как хорошо, как хорошо, ты просто молодец, ты во мне и я в тебе, нам хорошо, я получаю экстаз, я в кайфе, ты сделал меня женщиной».
- Заело что ли? Вова, нажал на пупок. Так, и наконец скажи свою цену.
Она: «Цена сто тысяч».
- Гривен?
- Нет, долларов.
- Твою мать, а что хорошего в тебе есть?
- Я.
- Что я?
- Я не знаю.
- Так, ты ещё и незнайку читала. А посуду, ты моешь?
- Нет.
- Чёрт, надо сбросить 50 тысяч.
- Но, я могу заставить, твою маму мыть посуду.
- Как?
- Я буду бить её плеткой и кричать: «Шнеля, орбайтен», - или буду, бить её электрическим током.
- Ты, мою маму, ударишь электрическим током? Ты не женщина, ты Горгона. Давай, хоть поцелуемся, - и Вова и робот Лена целуются.
Вова: «Ай, что это было?»
- Мой язык, ударил тебя электрическим током. Может где-то пробой, я чуть не сдох от такого поцелуя. В общем, так, говори дурра Лена ведровая, что в тебе хорошего есть?
- А в туалет, ты ходишь?
- Конечно, хожу.
- Чем?
- Попой конечно, - сказала Лена.
- Нет, что ты воспроизводишь в туалете?
- Железо.
- Так, ты унитаз забьёшь, и затопит нас. Вова, был не в себе. А с другим переспишь?
- Нет.
- Стерва, ещё к тому же.
- А ты, можешь, сказать мне что-то хорошее.
- Вынеси мусор, сходи за продуктами.
- Только не это, это, мне бывшая жена говорила. - А тебя Лена, хоть можно ударить?
- Нет, я сразу ору не своим голосом.
- Можно хоть пощечину, так хочется?
- Нет, нельзя. Можно, и Вова ударил её пощечиной по щеке. Та, как заорёт не своим голосом, и где-то зазвучала сирена.
- Володя всё, все я тебя люблю. Она перестала орать. Вова, набрал номер: «Алло роботная мастерская, забирайте вашу ведровую». Входят двое.
- Ну, что вам понравилось?
- Да, понравилось особо вот это, - и Вова ударил Лену по щеке, заверещала сирена, и Лена заорала не своим голосом, - помогите. Это вам бонус от меня, забирайте эту дурру, я себе, настоящую дурру найду.
 

Как Евгений Клифт праздновал нов ...

(Абсолют мысли)
  8    2021-01-02  0  47
Сегодня Новый год. Снег падал всю ночь, и земля покрылась белым пухом. Прижав землю к земле. Небо синее, облака разорванные плывут по н***. В это утро, Евгений Клифт проснулся рано. Он ждал на новый год важных гостей. В городе, все знали Евгения от большого человека до маленького. Если что-то нужно достать, Евгений всё из под земли достанет.
Евгений встал. Вышел на сорокоградусный мороз, на порог своего частного дома. У него изо рта пошёл пар.
Он: «Ах, хороша зима, спасибо Богу за погоду!». Он, обтёр лицо и тело снегом. Упал на снег и стал гребсти, - ах, хорошо плыву, только на одном месте. Так Евгений, принимал утренние ванны из снега. Побыв на свежем, морозном воздухе, Евгений зашёл обратно в дом. Он прошёл на кухню, достал сигарету, поджёг и затянулся. В руках, он держал список, что нужно купить. Так, он прошёлся взглядом по списку, и сказал: «Чего-то не хватает в списке, не могу вспомнить». – Ладно, потом. Он сварил себе крепкое кофе, выпил две чашки кофе. Закусил помидоркой и огурцом со сметаной, - гурман, что тут скажешь. Он оделся и поехал на базар, при этом заказал фуру, чтобы приехала на базар.
На базаре Евгений подождал фуру, встретился со знакомым водителем и грузчиками. И пошёл с грузчиками по базару. В общем, он купил шесть бочек пива, сорок бутылок шампанского, и десять цистерн водки. Мяса - триста килограмм, салатов - двадцать килограмм, разные консервы - пятьдесят штук, шашлыка - сорок килограмм, апельсины, мандарины - сто штук. Фура постепенно наполнялась. Грузчики носили в неё товар, который Евгений по списку покупал. Так вроде всё, и денег мало осталось.
Потом, Евгений остановился, и сказал: «А икру красную, я забыл купить». Он посмотрел в кошелёк, денег кот наплакал. Тут Евгений, увидел музей исскуства. – Пойду и посмотрю, - пройдя в музей, он увидел работу Малевича «Чёрный квадрат». Так, так - подумал Евгений, без икры никуда, они, очень любят икру. Он вышел из музея, рядом с музеем продавали краски и холсты. Евгений спросил: «А чёрной краски у вас нет?».
- Нет. Пришлось купить все краски, холст, карандаш на все оставшиеся деньги.
У Евгения созрел план.
В общем, с фурой он приехал к себе, и пока её разгружали, Евгений прошёл в дом. Посмотрел в интернете, какого размера чёрный квадрат Малевича, и подпись Малевича. Затем, он набросал карандашом квадрат, и замазал его чёрной краской, подделав подпись Малевича. Он, обсушил картину вентилятором. И вышел из дома.
Пока фуру разгружали, он поехал на базар исскуства. Встал и кричит: «Квадрат Малевича, почти даром!». Сбежались коллекционеры.
- Покажи, - и Евгений, показал им квадрат Малевича. Кто-то по мобильнику сверил подпись Малевича.
- Оригинал, - сказал один исскуствовед. – Почём, продаёте?
Евгений: «Ну, думаю, десять тысяч долларов».
- Дёшево продаёте. Он стоит миллиарды. У Евгения округлились глаза.
- Миллиарды? Он: «Да, мне на хлеб не хватает с икрой». В общем, Евгений продал картину за миллион рублей.
И он опять поехал на базар, пригнали фуру, он затоварил вторую фуру - одной красной икрой, и поехал к себе. Там, ещё разгружали первую фуру.
В общем, праздновать думал Евгений на улице. Русский мужик, мороза не боится, а под водочку, на морозе хорошо сидеть.
К вечеру всё, вскоре, было готово. Гости пришли в восемь вечера.
- Икра есть? - спросили они.
- Да, еле достал, - в общем, Евгений, спас свой авторитет, достав икру. Сели пьют, а гости знатные: мер города, губернатор, генералы, полковники, депутаты, политики, известные журналисты, певцы, писатели, художники, и все, люди известные. Гуляли на славу до утра, ели, бухали конечно, всё было сьедено. А было гостей – шестьдесят человек.
Утром все, поправившись килограмм на двести, жирные такие боровы, пошли прямо через забор, проломав его. Потом, все обернулись, Евгений с улыбкой, смотрел им вслед.
- Ну, ты если что звони.
И уехали.
Евгений спас свой авторитет, достал икру. Икру всю съели, а что не сьели, то птицы доклевали.
Евгений с разбитой головой, пошёл спать. Проснувшись в обед, он включил телевизор. Конечно, первой новостью показали банкет у него, журналисты сняли, всё-таки мер был. Потом, показали вторую новость, в музей исскуства принесли чёрный квадрат Малевича, подпись такая же, как у Малевича, правда, краска свежая. И все сказали: «Что Малевич жив, гении не умирают».
Евгений открыл книгу геометрии и посмотрел, что ещё может, нарисовать Малевич. - Так конус, пирамиду, окружность, треугольник, шар, куб, паралелипипед, прямоугольник, цилиндр.
- Отлично.
Евгений поехал в магазин, покупать краски.
На этом ставлю точку.
У Егения всё хорошо, в плане денег, вообще всё хорошо. В плане любви вообще отлично, в плане здоровья тоже, вроде всё хорошо.
С наступившим вас Новым годом, всех благ!
Северный ветер
Снова ломает мой дзот,
Я в своём вечном,
Среди снега и звёзд,
Время ломает сердце
На куски серебра,
В каждом кусочке сердце,
Для тебя и меня,
Новый год подарил время,
Налить в бокалы
Пульсацию слов,
Тихо сказать тост,
За тех, кто родился в былом,
Тихо ,как море встать,
Штормом бескрайнего сердца,
Выпить за всех ребят,
Что за штурвалом мира,
Небо послать в глаза,
Чувствовать в себе силу,
Тихо смотреть вперёд,
В снежные те приливы,
Выпить за всех людей,
Что тебя   полюбили,
Выпить за старый год,
Тот, в котором мы жили,
Выпить за весь восход,
Тот, который хранили….
 

РЕСТОРАН ДАРЫ МОРЯ...

(Нахимоза)
  1    2021-01-11  2  37
Предисловие:

Жаль, но того ресторана "Дары моря", что располагался в здании "Приморрыбпрома", уже нет... Новый век... Новые реалии жизни... Но есть память о том веселом и удивительном времени... И даже об этом ресторане...

      РЕСТОРАН "ДАРЫ МОРЯ"...      

      Моему другу и комиссару Вите Мизюк

      Невысокого роста, с гладко зачесанными назад волосами, молодой человек, с аккуратными правильными чертами лица, одиноко сидел за столиком ресторана. Ресторан носил многообещающее название «Дары моря». Молодой человек был одет в черную тужурку с золотыми нашивками на рукавах, что указывало на его принадлежность военно-морскому флоту.

      Молодого человека звали Виктор, а нашивки на рукавах его тужурки говорили, что он был пока в лейтенантском звании.

      Виктор действительно принадлежал к военно-морскому флоту Советского Союза, в котором был членом, так называемого языком советского графа Алексея Толстого, «жеребячьего сословия» - он был заместителем командира дивизиона одного из крейсеров по политической части.      
К тому же, очень хорошим заместителем. Моряки - нарушители воинской дисциплины, порой, просили командира дивизиона: «Товарищ командир! Лучше отведите нас к «особисту», чем к замполиту».   
      Сегодня Витя скучал. Через заполненный коньяком графин он рассматривал зал и предавался брожению среди своих мыслей.

      - Интересно, - думал он, - ресторан называется «Дары моря». А где же его дары? Где русалки? Где сирены? Кроме крабов и скоблянки из трепангов даров больше нету… Скучно. Скучно аж до икоты. Надо бы среди бегающих между столиков официанток провести политические занятия на тему…

      Но тут его благие мысленные намерения были прерваны стуком каблучков, и тоненький благозвучный голосок произнес:

      - Лейтенант скучает?

      Витя оторвался от графина и посмотрел снизу вверх. Перед его столиком стояла стройная девушка с лицом ангела. Дым предвкушения наполнил его черепную коробку, и начал заволакивать его глаза изнутри этой самой коробки:

      - Может еще выпить или она мне уже нравится? – мелькнула и тут же исчезла заблудившаяся в этом дыму мысль.

      Он поднялся и произнес серьезным голосом:

      - Лейтенант скучать не может! Он может только находиться в задумчивости!

      Он предложил девушке присесть к его столику и подозвал официантку сделать заказ.

      Официантка долго не возвращалась.

      Молодые люди успели переговорить на многие темы. Они уже почти любили друг друга и готовы были завтрашним утром идти в ЗАГС. Графин с коньяком, через который Витя ранее рассматривал зал, оказался снова пуст.

      А официантки все не было.

      Витя, как истинный джентльмен, вылезает из-за столика и направляется к стойке бара:

      - Хорошо сидим. Не вижу повода еще не выпить, - гуляет среди извилин его головного мозга шальная и от того очень понятная и веселая мысль.

      Походка его легка, мысли его высоки. Он видит себя в окружении своих сослуживцев, салютующих ему и его подружке, вынутыми из ножен палашами и кортиками.

      Но ресторан не зря назывался «Дары моря». Барменша, доставая и ставя на стойку стаканы под очередной коньяк, одарила Витю фразой, которая потом долго, как он сам говорил, звучала в его ушах, мозгу и других частях тела:

      - Лейтенант, Вам для девушки танцевально-развлекательного налить, или… чтоб срубило? И запомните, лейтенант, что дальневосточная скоблянка из трепангов – пьяному не подушка...

      ... Следующим утром Витя проснулся у себя в каюте. После подъема военно-морского флага он отправился проводить с матросами занятия на тему… «Дары морей Тихоокеанского бассейна».

Послесловие:

Если Вам, дорогие друзья и читатели, нужно к этому небольшому рассказу послесловие, обращайтесь... Для этого есть комментарии - поболтаем. Удачи!
 

ГОЛУБОЙ ДУНАЙ

(Нахимоза)
  1    2021-01-11  0  33
Предисловие:

Вы думаете, что это моя очередная флотская байка? Нееееет.... Что было - то и было....
      "ГОЛУБОЙ ДУНАЙ"...
      
      «Здесь русский дух…»
      «Значит, пахнет перегаром…»
      
      Подслушанный диалог

    Когда-то, у меня в подчинении была пожарная команда. А в поселке, в котором жили сотрудники нашего Научно-испытательного центра, была деревянная, напоминающая по своей форме простой барак, гостиница. Она была окрашена в голубой цвет, а посему ее все называли «Голубой Дунай».
    Эта гостиница являлась, как-бы, местом ссылки. В нее селили, как выражался наш начальник штаба, «неблагонадежный контингент». Здесь пребывали и представители науки, и лихие командировочные, и холостяки с холостячками. Здесь частенько бывало весело. Звучали песни, полы ходуном ходили от танцевальных притопов. Рекой лились и спирт, и шампанское, и коньяк, и простой портвейн, баловались и самогоночкой…. Из всех щелей торчали окурки и хабарики, как дешевых папирос, так и дорогих сигарет.
    И вот однажды «Голубой Дунай» не выдержал «нагрузки» и загорелся....
    Мы примчались на пожар, и приступили к тушению «знаменитой гостиницы».
    Прибыл и начальник штаба. Он прошелся вдоль пожарной машины и одарил меня фразой, которая зарубилась у меня в мозгу, словно на святых скрижалях.
    - Это дело, товаа-аа-арищ Ильин! – растягивая слова, изрек начальник штаба, - Что ж вы его водой тушите!? Вы что, не видите? Он же голубым огнем горит! Он же весь проспиртованный! Этт-то дело!
    В тот раз мы спасли «Голубой Дунай». Жаль время его не пощадило, как и не пощадило великую страну под названием СССР.

Послесловие:

А жизнь пошла дальше.... Дааа, вспомнится же...
 

ФОНАРИ

(ЮРИК)
  14    2020-12-19  0  93

Околесица-сказка
Это что такое?
Удивлённо спросил себя водитель двигающегося автомобиля, увидев в правое боковое окно два красных фонаря, которые на небольшой высоте двигались вместе с его автомобилем. Сильное желание остановиться посмотреть что это, вдруг перешло в панический страх.
Фонари не отставали и не обгоняли его, было такое ощущение, что они стоят, а он движется как спутник вокруг планеты. Почти три часа ночи, морозная зимняя степь с пустынной дорогой поблёскивающей искорками инея. Вокруг ни души, ни огонька, только замёрзшая степь и вот эти два красных фонаря, невысоко от земли движутся вместе с ним.
Дорога была скверная, старый асфальт сплошь и рядом был в глубоких выбоинах и хорошо ещё немного снежком присыпало, как бы чуточку разгладив размер этих самых выбоин.
Ужас, да что это за фонари?
Надо же и что они от меня хотят?
Фонари явно ничего не хотели, а время пути, как бы остановилось вовсе, лишь выбитый асфальт медленно ускользал под колёса. Время перешло в вечность, минута казалась часом, а сбоку фонари, как бы заглядывающие в окно автомобиля, шокируя водителя своим присутствием.
И вот тут по сути всё прояснилось, на дороге стояла женщина с поднятой рукой, весь её вид, как бы вымаливал водителя остановиться.
Ночь была очень морозная, термометр явно опустился ниже двадцати. Чувствуя панический страх, водитель не мог не остановиться у замёрзающей женщины и он остановился. Женщина уселась на переднее сидение, а на заднее положила невероятно огромную метлу.
При виде огромной метлы у водителя от страха затряслись колени, но он нашёл в себе силы и как ни в чём не бывало тронулся.
-Ядвига,- представилась женщина.
- Да уж лучше просто Яга.
- Да, вот подвела меня метла, сломалась, не долетели до дома.
Фонари чуть сверху продолжали своё преследование.
- А ты молодец, что остановился.
Вон посмотри в кювете машина валяется.
Он не остановился.
Ты не подумай, я его совсем не трогала, просто он видно от страха сильно прибавил газу и вот на тебе, авария.
Ты не останавливайся, ему уже вряд ли поможешь.
Он не послушался и остановился. Вынув ключ из замка он побежал в сторону перевёрнутой машины. Вытащив из кабины водителя и взвалив его на плечи, подтащил бедолагу к своему автомобилю. Выхватив из салона метлу, он бросил её на землю, а пострадавшего с большим трудом уложил на заднее сидение.
В его руках оказалась выброшенная им метла, которая вдруг сильно завибрировала и оказавшись между его ног быстро полетела вместе с водителем в сторону красных фонарей.
С перепугу он и не понял, что летит на метле, только вид оставшегося внизу его автомобиля, как бы прояснил всю невероятно-случившуюся оказию.
- Тырр посиневшими губами явно от холода и страха протарахтел водитель. Метла сразу резко притормозила и словно вертолёт застыла в метрах десяти выше его автомобиля.
Тырр опять протарахтел водитель, как бы научившись управлять метлой и метла опустилась прямо у передней двери его автомобиля, где выйдя из машины стояла хозяйка метлы - миловидная женщина лет около сорока, с длинными распущенными волосами.
- Эх ты какой. Ты не только смелый, ты ещё и метлу мою сумел починить.
Ой, заслужил награду, явно заслужил.
У тебя есть три желания, которые я обязательно выполню.
- Да, неужели? С какой-то недоверчивостью в голосе проговорил водитель.
- Верни всё этому бедолаге, он указал на перевёрнутую машину и водителя, который лежал на заднем сидении.
Вдруг всё закрутилось перед глазами и он вместе с машиной закрутился как в центрифуге, это длилось с минуту. Потом всё встало на место, перевёрнутая машина уже на колёсах стояла на дороге и её водитель только что лежавший на сидении, мало того что сидел в своей машине, он вдруг завёл её и быстро уехал.
- Пусть едет,- проговорила Ядвига, он нам теперь ни к чему.
Дальше давай, второе твоё желание.
К тому времени фонари исчезли и лишь лёгкая серенькая дымка, как бы оставила их следы средь морозного воздуха.
- А что это за красные фонари, уж очень бы мне хотелось узнать.
- Да всё просто, это две мои подружки, а фонари красные в мётлах горят. Вот летели мы с шабаша и заспорили.
Есть ли настоящие мужчины, или перевелись все давно.
Я выиграла, ты мне помог. Так что знай, ты настоящий мужчина, а не тот что уехал, тот так себе мусор какой-то.
Давай-ка своё последнее третье желание.
Водитель почесал затылок, задумался на несколько секунд, а потом решительно сказал:
- Хочу помочь россиянам, кто в этом сильно нуждается.
Опять всё закрутилось и через минуту встало на место.
В ясном морозном небе среди ярко горящих звёзд он увидел удаляющийся красный фонарь, в растерянности сел в машину и поехал.
Как же так, как я узнаю, что моё третье желание выполнено.
Надо же улетела и ничего не сказала, хоть бы разъяснила что и как. И тут он увидел огромный чемодан лежавший на заднем сидении.
Что это? Он остановился, открыл молнию чемодана и увидел полный чемодан валюты, а сверху лежала записка на большом белом листке.
Помоги сам, кому посчитаешь нужным.
 

Последние неприятности

(Анатолий Долженков)
  2    2021-01-02  0  32
Что такое жизнь? Кто-нибудь задумывался о глубоком смысле этого емкого понятия? Я полагаю, рано или поздно об этом задумываются все. Существует даже научное определение понятия жизни, которое википедия трактует следующим образом. «Жизнь – активная форма существования материи, в некотором смысле высшая по сравнению с её физической и химической формами существования; совокупность физических и химических процессов, протекающих в клетке, позволяющих осуществлять обмен веществ и её деление». Путанное и обидное для простого народа определение сложной формы нашего с вами существования.

Это, что, выходит, если я с утра пообщался с женой, потом у киоска выпил пива с друзьями, затем обсудил с соседом Петей перспективы предстоящей субботней рыбалки и, вообще, все, что я делал, делаю и буду делать - всего-навсего «совокупность физических и химических форм существования»? Так вытекает из приведенного выше определения. Не знаю. Может быть, кто-то и хочет чувствовать себя активно существующей материей. Как говорится, на вкус и цвет…. Лично меня подобная трактовка категорически не устраивает. Разве я колба, чтобы во мне бурлила «совокупность химических процессов»?

В моем понимании жизнь – это маршрут, пролегающий по дороге с односторонним движением, без промежуточных остановок, где станция отправления носит название «Рождение», а конечный пункт прибытия – «Смерть». Коротко и понятно. Двигаться можно только вперед, даже если очень хочется попятиться или изменить маршрут. И, как водится на марше, делай все, что хочешь или можешь, на отведенном тебе судьбой отрезке пути. У кого-то этот путь может быть коротким, у кого-то длинным, но конечный пункт прибытия у всех один. Как ни крути и не хитри - не обойти его, не объехать еще не удавалось никому из смертных. Короче, фабула жизни проста – если ты родился, то обязательно помрешь. Вот такая цепь событий. У всякого начала есть конец, есть он и у жизни. Тогда, почему же отношение народа к этим двум событиям, означающих начало и конец одного и того же естественного процесса, диаметрально противоположно?

Ведь когда, например, вы после долгого и утомительного пути достигаете цели своей поездки – конечной остановки, какие испытываете чувства? Облегчения и радости. Вас тешит то, что, наконец-то, путь изнуряющий дух и тело остался позади и в перспективе предстоит длительный отдых. Тоже и в нашем случае. Мало кто пропорхнул через свою жизнь беззаботным мотыльком, испытывая при этом только положительные эмоции. Для подавляющего большинства жизненный путь – это тяжелая дорога с короткими спусками и долгими изнурительными подъемами. Отнюдь не редко встречаются такие мучительные судьбы, когда сама жизнь превращается в ад. Надо быть убежденным мазохистом, чтобы любить такую жизнь. А, те, кто умудряется протянуть длинный век, они в каком поношенном состоянии завершают маршрут? Больные, немощные, без зубов и зрения. Так, о чем здесь жалеть?

Возникает вполне закономерный вопрос, почему при рождении человека все смеются и веселятся, а после его смерти плачут и убиваются? Может быть, потому, что смерть сопровождается мучениями и другими неприятными ощущениями, связанными с переходом из одного состояния в другое? Переход в иной мир не совсем гладкий? Не аргумент, потому что, умирающий человек мучается один, а при рождении страдают двое – тот, кто рождается и та, которая рожает. Тут повода для грусти в два раза больше. Но, тем не менее, так уж традиционно сложилась ситуация и не нам ее менять. А мы и не меняем. У нас традиции сильнее здравого смысла.

У нашего начальника, Семена Львовича Аронзона, умерла теща. Событие хоть и долгожданное, учитывая преклонный возраст и скверный характер усопшей, но как в таких случаях водится, все же, слегка неожиданное. Такое же непредсказуемое, как для коммунальных служб зимний снегопад. И в том, и в другом случае в начале события возникает некоторая растерянность и озабоченность необходимостью предпринимать какие-то действия. Впрочем, совсем неожиданной смерть аронзоновской тещи тоже назвать нельзя, поскольку готовился Семен Львович к этому дню обстоятельно, используя свежую научную мысль и современные методические подходы в оценке события, вплоть до математического моделирования скорбной ситуации.

Года три назад он построил алгоритм захоронения тещи и довольно подробно обсудил все детали в узком кругу научно-исследовательской лаборатории, которую возглавлял. Всю процедуру Аронзон разбил на отдельные этапы, обозначив на большом ватманском листе бумаги каждый этап квадратиком. В середине самого большого, наведенного толстым шрифтом квадрата, было крупными печатными буквами выведено «Квартира», под ним «дата смерти?» с вопросительным знаком в конце, свидетельствующим о том, что проблема была сложной, поскольку имела, как минимум, одно неизвестное. Этот квадратик соединялся с другим, под названием «Скорая помощь», стрелка от которого упиралась в следующий квадратик, под лаконичным названием «Морг». Затем, причудливо изгибаясь, пронизывая квадратики «Гараж института» и «Бюро ритуальных услуг», стрелка возвращалась назад к обозначению «Квартира».

Далее, в строго установленной последовательности, вездесущая стрелка виляла между квадратами «Гараж института», «Кладбище» и заканчивалась на отметке «Столовая (поминки)». Вверху огромными жирными буками было выведено название рисунка: «Блок-схема траурных мероприятий посвященных погребению тещи». «Гараж института» как, оказалось, был самым часто встречающимся в цепи событий квадратом, поскольку без транспорта в скорбном деле никуда. Не на себе же, в конце концов, все это носить. Лист ватмана с начерченной на нем блок-схемой, Семен Львович взял в рамку и повесил у себя в кабинете, на стене, напротив рабочего стола, время от времени любуясь плодами рук своих и интеллекта. Иногда он вносил в схему какие-то уточняющие коррективы и поправки, что только совершенствовало печальный документ.

Так что, когда в один из пасмурных осенних дней, в трубке телефона Аронзон, услышал прерываемый рыданиями голос жены, сообщившей, что время «Ч» наступило, никто в лаборатории особо не паниковал, включая ее руководителя, только что понесшего невосполнимую утрату. Срочно у листа ватмана, помеченного красными и желтыми флажками, был собран малый научный совет. Без спешки и суеты сотрудники обсудили ситуацию, получили конкретные задания и уточнили время, необходимое для их выполнения. Источником финансирование проблемы являлся непосредственно карман шефа. Кто-то отправился в бюро ритуальных услуг, кто-то – в столовую, распорядиться на счет траурного ужина, мне и еще двум сотрудникам, один из которых был мужем заведующей горздравотделом, было поручено забрать бабушку из морга и переправить ее в квадратик под названием «Квартира», не забыв перед этим посетить квадратик «Гараж института».

Хорошо продуманная и тщательно расписанная схема стала сбоить еще в гараже. Как выяснилось из беседы с завгаром, свободным на обозначенное для поездки в морг время, оказался только уазик, приспособленный под перевозку взрывчатых материалов. Быстренько загрузившись в автомобиль, без особых приключений прибыли по указанному адресу. Мужа заведующей горздравотделом, Забабашкина Ивана Ильича, хорошо знали в хранилище, предназначенном для временного содержания усопших тел. Его появление вызвало среди персонала небольшой переполох. Когда же он, гулко вышагивая по коридору, потребовал пригласить лично заведующего, появились первые признаки паники. Мало ли с какой целью прибыл. Все работники морга забегали и засуетились, вдруг какая недостача материалов или, не дай Бог, обнаружат ненадлежащее хранение покойников или хамское к ним отношение. Взволнованному заведующему Иван Ильич тут же предъявил ультиматум.

- Ты, - говорит, - Петрович, выдай-ка нам по-быстрому старушку по фамилии Аронзон. И смотри, чтобы она у меня выглядела как невеста перед свадьбой. Моя супруга будет лично присутствовать на захоронении и оценит плоды твоих потуг. Так что, старайся, делай карьеру в царстве мертвых, а то переведут к живым людям, не обрадуешься.

Заведующий, в волнении вытирая покрывшуюся мелким бисером пота лысину, суетливо принялся отдавать распоряжения и через полчаса, старушка, как разукрашенная новогодняя елка была готова к погрузке в автомобиль. Вот тут-то и начались проблемы. Оказалось, что наш автомобиль не совсем подходил к перевозке покойников. Задние двери этого миниброневика оказались наглухо заваренными, окна были закрыты решетками, и лишь узкая боковая дверь позволяла проникнуть внутрь и то, только живым людям. Гроб со старухой всунуть в него никак не удавалось.

Вместе с дюжими работниками морга мы вертелись и так, и сяк, но гроб упирался в противоположную от двери стену машины, и развернуть его в нужном направлении не представлялось возможным. После получаса мучений, самый толковый работник морга предложил немного разобрать одну сторону гроба, не тревожа старушки, и таким образом, уменьшив ширину сооружения, решить проблему перевозки тела. Сам же он это предложение и реализовал при помощи молотка и клещей. Все получилось в лучшем виде. При выгрузке тела никаких особых проблем не возникло, гробик подправили и водрузили в самой большой комнате на постамент для прощания родственников и близких с телом усопшей, состоящий из двух табуреток.

Первой подошла прощаться дочь – жена Аронзона и принялась, как положено в таких случаях рыдать и голосить, выкрикивая традиционно принятые в подобных случаях словосочетания: «на кого ты нас покинула?», «что же мы без тебя будем делать?» и все такое подобное. Но вскоре рыдания со стороны жены Аронзона стали менее выразительными и вместо традиционного текста послышались удивленные возгласы и невнятные восклицания. Аронзон, стоящий вторым в очереди для прощания, прослушав текст супруги, приблизился к гробу и стал внимательно вглядываться в ненавистные черты лица.

- Что она говорит, что она такое говорит? - заволновались прибывшие родственники и дорогие соседи усопшей.
- Она говорит, что это не ее мама, - наконец перевел всхлипывания мадам Аронзон один из дальних родственников, отличающийся весьма острым слухом.
- А, чья же это мама? - удивились в толпе.
- Это совсем посторонняя старуха неизвестной национальности и социального статуса.
- Нет, какие все-таки бывают люди, - гневно возмущались родственники и соседи, - за счет Семена Львовича хотели похоронить чужую старуху.

Аронзон, выдернув нас из толпы скорбящих родственников, быстро ввел в курс дела.
- Вы не ту бабку привезли, - коротко, без предисловий сказал он. – Надо срочно обменять на нашу, а эту вернуть взад законным владельцам.
Иван Ильич Забабашкин позеленел от злости.
- Ах, Петрович, вот сука, всучил постороннюю старуху. Какое беспокойство организовал, гад. Я тебе этого не прощу.

- Потом разберешься, - остановил всплеск праведного гнева Аронзон. – Сейчас надо быстро совершить бартер. Пока нашу бабушку не захоронили посторонние люди. Может быть, они окажутся не такими внимательными, как моя жена и зароют по-быстрому, думая, что это их бабка. На этот раз нам выделили грузовую машину, и вопрос с транспортировкой был решен более квалифицированно. Без всякой ненужной разборки и сборки гроба-трансформера. Но, как всегда, решение одной проблемы не гарантирует того, что не возникнут другие. Как уже я отметил выше, была поздняя осень. На дворе стоял ноябрь месяц. Собачий холод. Передвигаться в открытом кузове грузовика, да еще с ветерком было малоприятно. Пронизывало до костей. Иван Ильич, опершись о край гроба, громко орал в мобильник.

- Петрович, ты меня слышишь? - грозно вопрошал он, - Ты мне кого подсунул? Ты зачем, гад, мне постороннюю старуху подсунул? Что? Я не знаю, кто там у тебя по документации проходит, - прокричал он после некоторой паузы, - но я склонен больше доверять родной дочери усопшей, чем тебе. По крайней мере, она с ней всю жизнь прожила, а ты, как я понял, бабку и в глаза не видел. Короче так. Я буду через двадцать минут в твоей богадельне. Чтобы к этому времени покойная старуха Аронзон была готова к выносу. И не вздумай подсунуть кого-то другого, как в прошлый раз, - снова наступила пауза, Забабашкин слушал собеседника. – Не юли, – строго приказал он, - если, не дай Бог, нашу бабку уже похоронили, заставлю копать землю руками.

Он оперся руками о край гроба, пытаясь изменить позу и, в это время, доска, которую, видимо, не совсем качественно прикрепили, оторвалась, и Иван Ильич рухнул на колени. Машину, наскочившую на какую-то кочку, основательно тряхнуло, руки покой старушки, связанные траурным платком, развязались, и освободившаяся правая рука сильно ударила Забабашкина в лоб. Зарядила так удачно, что Иван Ильич, охнув, прилег рядом с гробом и закатил глаза. Теперь у нас было два неподвижных тела: одно, совершенно мертвое принадлежало драчливой бабушке, другое – Забабашкину, теперешний статус которого было определить весьма проблематично. Только перед самым моргом Иван Ильич пришел в себя, но, после конфликта со старухой, был он какой-то тихий, неагрессивный и плохо реагировал на окружающих.

На пороге нас встретил перепуганный Петрович с какими-то бумажками в руках. Он бросился к невменяемому Забабашкину и, шелестя документами, пытался что-то ему втолковать. Тот не воспринимал разумную человеческую речь, дико вращая глазами и испуганно озираясь на агрессивную старуху, с притворным смирением, лежащую в гробу. Я взял у заведующего моргом акт, свидетельствующий о том, что нам действительно была выдана бабушка по фамилии АронзонМинна Исааковна.

- Все, как просил Иван Ильич, – волновался Петрович. – Может, обозналась дочка? Горе, знаете ли, подкашивает. Себя в зеркале не узнаешь при такой скорби.
Я позвонил шефу и доложил обстановку.
- Какая Минна Исааковна, - взвился шеф. – Фрида Марковна ее звали. И фамилия ее Кац. Это моя фамилия Аронзон, а ее -Кац.

Как впоследствии оказалось, не только семью нашегоАронзона в эти дни посетила смерть. Был траур и в еще одной еврейской семье, где скончалась старушка с аналогичной фамилией. Грех было не попутать при таком невероятном раскладе. Наконец, обмен телами состоялся, и концовка мероприятия прошла тихо, без особых приключений. Правда, пришибленный мертвой рукой старухи, Забабашкин в категорической форме отказался ехать на кладбище и участвовать в поминках, как его не уговаривали. И вообще, после описанных событий, он стал с большим подозрениям относиться к покойникам и даже потихоньку увлекся спиритизмом. Правда, заведующему моргом это не помогло. Впоследствии его все равно сняли с формулировкой «за халатность и развал работы». Вот так буднично закончилась эта история для живых людей, а для покойной, это были последние неприятности на этом свете.
 

Мальчик - говорун

(Андрей И. Сикора)
  0    2021-01-02  0  37
(Одно из воспоминаний о раннем детстве)

Я, когда совсем мелкий был, никак не мог имя своей тетушки выговорить - Валентина Арсентьевна, и стала она у меня зваться Тина Сена.
Потом, когда пошел в детский садик, где она в ту пору работала еще только нянечкой, через кучу нахлобучек от тетушки и от мамы я научился все таки правильно выговыговаривать это "архисложное" имя, но в кругу семьи она и до сих пор Тина Сена.
С моей легкой руки, так ее зовет и мой кузен Николай - ее сын, с которым мы вместе росли.

А был еще прикол и с другой маминой сестрой - тетей Верой. К тому времени я уже болтал довольно бойко и четко и уже даже читал, сказки и папины стихи в местной газете, правда медленно очень.
Так вот, однажды в разговоре с мамой тетя Вера сказала "кот-вегетарианец".
Мне второе слово тогда еще не было знакомо и я воспринял его как "вериторианец".
Мне показалось, что тетушка обижает маму Тамару и юный рыцарь тут же встал на защиту своей королевы : "Сама ты, Вера, (тетями маминых сестер я стал звать немного позже) -
"кот - тамариторианец!" - с обидой и чуть не со слезами на глазах выпалил я.
Ну надо же: и слово изобрел, и выговорил!
Но никак я не мог понять - от чего это сестры так и зашлись хохотом?
Объяснили. Все понял и даже извинился.
Но прозвище за Верой Арсентьевной так и зависло надолго.

В 2011 году, когда я крайний раз побывал на Родине, обмен приветствиями на перроне выглядел так:
"Тамариторианцам - мое почтение!"
"Ну здравствуй, Люська! А возмужал то как! Усы, борода, серебришься весь!" - припомнила мне тетушка то, что я не выговаривал когда то свое имя Андрюша - у меня получалось сначала просто Люся, потом Аглюся, а Андрей вообще трансформировался в "Дей".
Но Люськой меня все мамины сестры так и зовут меня в семейном кругу.

Как жаль, что мало их уже осталось.И мамы уже нет.

© Андрей И. Сикора
Украина, Житомирщина, Озёрное
‎02.‎04.‎2020, 23:33:34
 

Дядя, вы - говно!

(Андрей И. Сикора)
  0    2021-01-02  0  42
(Одно из воспоминаний о раннем детстве)

Пришел как то раз к нам в гости папин сослуживец.
увы: сейчас, по прошествии более полувека, я уже не могу вспомнить ни его имени, ни фамилии, да и не нужно это, но зато прекрасно помню, как он начал потешаться над маминой мандолиной, над тем, что было нам, Сикорам, дорого и уважаемо нами.
Я до сих пор помню свой гнев, с которым я подошел к гостю и бросил в его наглую рожу одну короткую фразу: "Дядя, Вы - говно!"
Будь я постарше и поопытнее - было бы проще - перчатка была бы брошена.
Тогда же картинка нарисовалась чуть иная:
Моя королева вступилась за своего "рыцаря" когда папа уже готов был шлепнуть меня по заднице: "Ваня, а ведь он, по своему, прав!"
"Дядя" покраснел, как рак вареный и пулей вылетел вон из дома, а папа взял меня на руки и долго - доло что то мне говорил еще...

© Андрей И. Сикора
Украина, Житомирщина, Озёрное
‎05.‎04.‎2020, 21:42:45

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Вебмастер