ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: лучшее из свежего

ХОХМОДРОМ
Смешные истории: лучшее из свежего  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Рассказ о южной зиме

(Шустрая)
  60  О зиме  2021-01-17  0  234

Город на юге, имеющий три сезона:
"Лето", " Холодная осень", "Ни то ни сё",
После полудня почувствовал удивлённо,
Что он снегами по уши занесён.

Шубы, дублёнки, расправив меха и плечики,
О променаде подумали в снегопад,
Ведь на прогулках бывали давно замечены -
Может быть пять, а может лет семь назад.

Стали поэты раздумывать над поэмами,
А ЖКХ о спасении тысяч крыш;
Те, кто считаются классными бизнесменами,
О конвертации снега в большой барыш.

Город ворочался, в снежных мечтах засыпанный,
А на рассвете, как самый прозрачный сон,
Снег неожиданно так же растаял, как выпал и
С ним и сезон закончился,
      вот и всё...
 

Боевая подруга

(Галина Агапова)
  32  Про женщин  2021-02-15  2  166

Провинциальная умница и красавица, вышла замуж за офицера! Она знать не знала, что её муж вовсе и не офицер, а прапорщик. Приехала гордая «офицерская» жена в гарнизон, и … оказалась на вторых ролях. Единственное место, где есть равноправие – кухня коридор и душевые кабинки в гостинице. В ней живут вновь прибывшие военные с семьями и холостяки. Холостяки ничего не ждут – радуются свободной жизни, а семейные ждут квартиры, как и все граждане России.

Руфина, с башней волос на голое, как у буфетчицы из фильмов «о прошлом», решила, что это не про неё и не для неё! Под башней зародились и вызревали, прямо скажем, наполеоновские мысли. Она была полностью согласна с Бонапартом, сказавшем, что «счастье есть наибольшее развитие своих способностей». Способности у Руфины были!

Семейные жили на втором этаже, холостяки на третьем. Короче, всё предусмотрено для сохранения крепких брачных уз. Холостяки-то, один другого лучше, где гарантии, что не захочется завести роман на стороне? Попасть на третий этаж можно по лестнице, но это опасно: лестница широкая, окна в пролётах огромные – даже с улицы видно кто по ней идёт и куда.

За несколько дней Руфина узнала распорядки дня всех жителей гостиницы: с двенадцати до часу офицеры приходили на обед. К этому времени провинциальная красавица была готова к встрече счастья: в шёлковом халатике она стояла возле лестницы, и вальяжно крутила башней направо и налево. На ступеньках появился Федя – скромный и не общительный правый лётчик. Поговаривали, что Федя – «девственник». Руфина поспешила к нему навстречу и… распахнула халатик… Фёдор покраснел, надвинул фуражку с кокардой до самого подбородка, и перепрыгивая через две – три ступеньки, поскакал на третий этаж, а несостоявшаяся офицерша стала поджидать следующую жертву НЮ.

Видимо Феде крепко запала в душу неожиданная встреча, он грезил об ожидаемой. Неожиданно, а скорее всего специально, они встретились возле магазина, и смутившись, он поздоровался. Руфина взглядом измерила рост не целованного холостяка и с безразличным видом прошла мимо.

Показ женских прелестей длился целую неделю, но вслух никто ничего не говорил. Муж обольстительницы был хорошим прапорщиком и уважаемым человеком, когда его видели вместе с женой, то перед ними была идеальная пара, достойная подражаний. Каждый зритель считал, что раскрывалась Руфина только для него, поэтому и молчали, не хотелось быть сплетниками.

Однажды на лестнице появился солидный офицер с большими звёздами…это был командир эскадрильи. Показ прошёл идеально, а после обеда был разбор полётов на тему «НРАВИТСЯ?!»

Короче говоря, прапорщику с его подиумной женой, дали однокомнатную квартиру. Руфина ликовала и хвалила мужа за то, что он лучше офицеров.
Офицерские семьи жили в офицерской гостинице: по очереди мыли газовые плиты, выносили мусорные вёдра, драили полы и стояли в очереди на получение квартиры!
Если честно, то многие и часто говорили, что Руфина – настоящая боевая подруга.
 

Медвежатники

(Нахимоза)
  26  Про водолазов  2021-01-20  0  185
Андрюше Блинову посвящаю
      «Повторение – мать мучения».
      Почти народная поговорка (во всяком случае, так утверждают на флоте).

На пирсе царит приятная суета. Команда атомного подводного ракетного крейсера готовится к послепоходовому отдыху. Экипаж весело носится по палубам и отсекам, вытаскивая из огромного, черного цвета крейсерского корпуса свой скарб, а также корабельную документацию. Старший матрос Бельский, призванный на флот из казахского города Джамбул, забирает из каюты старшего помощника небольшого размера сейф и, покряхтывая от предвкушения скорого отпуска, полного свежих фруктов, бабушкиных пирожков с вишней и шашлыка из молодого барашка, тащит его на верхнюю палубу. Душа Бельского уже мчится в белокрылом самолете домой!

Внезапно чей-то голос возвращает матроса на палубу ракетоносца:
- Бельский! А, Бельский! Ты вообще-то казахский язык знаешь?
- Знаю, раз живу в Джамбуле, - отвечает Бельский, пытаясь перешагнуть через трос, растянутый по верхней палубе подводной лодки.

Кто растянул этот трос и зачем, сейчас уже и неважно. Главное, что в тот день стальной удав тянулся вдоль всей верхней палубы и блестел на солнце каплями воды, которой поливали палубу во время утренней приборки.

- Бельский! А, Бельский! А как по-казахски будет слово «зебра»? - продолжает доставать матроса всё тот же голос.
- «Ишак-моряк», - не задумываясь, отвечает Бельский. В этот момент он ставит правую ногу на мокрую палубу, а левую переносит через трос. Не надо забывать, что в руках у него старпомовский сейф с совершенно секретной документацией. Так что сейчас переход Бельского через трос можно приравнять к переходу фельдмаршала Суворова через Альпы.

Мокрая палуба – в принципе, то же самое, что ледяные склоны Альп, и нога молодого джамбульца предательски заскользила по этой самой палубе в направлении «за борт». Но лететь вниз, за борт, о-очень высоко! Можно и шею сломать, не говоря уже о том, что есть шанс и просто утонуть.

Дальше события развиваются, как в басне Ивана Крылова – «сыр выпал». Только вместо сыра у Бельского сейф. И Бельский, чтобы не свалиться за борт, выпускает сейф из рук. Руками он хватается за леерное ограждение верхней палубы. А за борт летит сейф, полный совершенно секретной документации...

Да-а-а… Вряд ли старший матрос Бельский задумывается в этот момент, что потеря данной документации может стоить не только карьеры старпому, но и горячо любимой всеми, включая старпома, свободы. Это как путевка на бесплатную длительную экскурсию «по ленинским местам», в вечно зеленую Сибирь. И для старпома, и для командира, и для матроса Бельского.

- Ишак-моряк, ты плавать-то умеешь? – спрашивает старший помощник внезапно охрипшим голосом Бельского, стоящего с протянутой рукой в позе всемирно известного одессита дюка Ришелье. Старпом идет на Бельского, как боец с последней противотанковой гранатой на вражеский танк. На его лице – непередаваемая словами гамма чувств. Эта гамма мгновенно передается и лицу Бельского. Ужас наполняет молодое тело матроса, а из его мозга мгновенно улетает белокрылый самолет на пути в родной Джамбул - к фруктам, шашлыку из молодого барашка и бабушкиным пирожкам с вишней.

Вместо самолета в голове матроса, как молния, сверкает мысль: «Он меня сразу утопит?». Потом в голове Бельского молнии, видения и вообще мысли исчезают. Остается вакуум. А тело начинает трястись.

… В этот момент на верхнюю палубу из рубки выходит командир подводного крейсера. Всю вышеописанную картину он наблюдал, покуривая на мостике. Как и положено командиру, он сохраняет внешнее спокойствие. Первой мыслью капитана было: «Если от тебя отвернулась Фортуна, нужно, чтобы тобой не заинтересовалась Фемида». Вторая мысль была еще более конструктивной: «Ситуация похожа на Паниковского и гуся. А раз есть и Паниковский, и гусь, значит, будет и убийство. Мне это надо - встреча с представителями особого отдела из всемогущей организации КГБ?».

- Нет, не надо, - последние слова командир произносит уже вслух. Причем решительно! Фраза, не обращенная ни к кому, зачаровывает весь личный состав, находящийся на палубе.

- Нет, не надо! – Еще более строго произносит командир и громко командует: - Старпом! Ко мне!

Командир уже знает, как спасти сразу три жизни…

- Старший помощник, водолаза на верхнюю палубу! – рявкает он подбежавшему старпому, приводя того в чувство.

По отсекам подводного ракетоносца разнеслось: «Командиру трюмной группы старшему лейтенанту Андреево-Блинкову прибыть с водолазным снаряжением к командиру корабля!»…

… Командир трюмной группы старший лейтенант Миша Андреево-Блинков принадлежал к когорте «вечных лейтенантов» - офицеров, ответственных за всё и вся, и редко достигающих наименования «старший офицер» по причине бегства со службы на «гражданку» из-за хронической усталости. Усталость эта приобретена была Мишей потому, что он постоянно использовался. Использовался и по назначению, а чаще не по назначению совсем. Но на тяготы и лишения военной службы Миша никогда не жаловался.

Сейчас, услышав команду, призывающую его к командиру, Миша чертыхнулся:
- Ну, ёлы-палы, что за дребедень?! Он что, не знает? Все ящики с аквалангами уже упакованы и подготовлены к передаче. Черт знает, что творится…

Миша медленно собирается. И только новая команда - «Трюмный! Пи-пи-пи… Бегом наверх!» - заставляет его вытащить из ящика акваланг. Спотыкаясь, но все равно быстрее ветра Миша вылетает из отсека на верхнюю палубу. Перед командиром он предстает уже в «полной боевой готовности»: акваланг за плечами, маска на лице.

- Вот что, наитрюмнейший из всех трюмных… - начинает ставить Мише задачу командир. - Один му-му-му… чудак на букву «м» уронил за борт сейф с совершенно секретными документами. Ну, не мне Вам, Миша, объяснять, что Вас, да, в принципе, и меня, ожидает… - Командир делает небольшую паузу, смотрит куда-то вверх и с глубоким вздохом продолжает: - … если Вы, Миша, не отыщете на дне этот хренов железный ящик!

«Ну что я за человек!? Как появляется где-нибудь какое-нибудь дерьмо, так меня туда тянет, как кота на валерьянку. Обязательно мне надо пойти и вляпаться», - ругается про себя Миша, направляясь к трапу.

Он спускается под воду и начинает свои поиски. На борту лодки и на пирсе время остановилось. Все замерли в ожидании. Все гадают: найдет трюмный сейф или не найдет? Кто-то даже произносит:
- Вообще-то, трюмного не мешало бы привязать не страховочным концом, а леерной цепью, дабы трюмач, найдя сейф, не ушел «за бугор»...

… Сейф Миша не нашел. Зато он нашел какие-то доисторические черепки, монетки, а также большое количество утопленной стеклотары и консервных банок. Но сейфа на дне не было!

Командир со старшим помощником, как только Миша появился на палубе, напялили на него новый акваланг и снова вытолкнули за борт.
- Миша! – крикнул трюмному вслед старпом. - Найди эту железяку, а то с меня кожу сдерут! Выручай!
- Да кому нужна твоя кожа? - успокаивающим голосом произнес командир. - Разве что на барабан… Вот что, старпом! - уже более решительно продолжил он, - что делать будем, если наш «водяной» эту хренотень не найдет?
- Что делать, что делать? Изучать уголовный кодекс! Обычно за буквой закона стоят цифры срока. Вот и будем вспоминать арифметику. Хотя… Есть одна идейка! Если успеем сообразить до того, как наши «стукачи» стуканут особистам, то можем обойтись без кодекса.
- Не понял… - откликнулся командир.

Старпом, кажется, полностью успокоился. Иначе речь его сейчас не была бы столь красноречивой. Да и вообще, обычно из его рта неслись только флотские междометия, среди которых изредка проскакивали понятные русские слова. Сейчас же старпом обходился исключительно нормативной лексикой.
- На пульте у механика есть точно такой же сейф. Точно таких же размеров и веса. Мы его берем, тащим сюда и аккуратненько кидаем за борт! На дне сидит наш «водяной» и смотрит, куда сейф утонет. Вот там, где он коснется дна, там мы и найдем мой сейф. Понял? – в запале старпом перешел с командиром на «ты».

Но командиру не до нарушений служебной субординации. Размышляя над только что услышанным, он машинально отвечает:
- Ага!
- Счастье, когда тебя понимают! – резюмирует старший помощник.
- А несчастье – когда тебя забирают?
- Куда? Несчастье, кэп, это, когда тебя поминают!

В этот момент над поверхностью воды появляется голова трюмного Миши. Он освобождается от загубника и кричит обоим офицерам:
- Эй, начальники! А может, его там вообще нет? Вы точно знаете, что сейф уронили именно в этом месте и именно за борт?
- Слушай, Тортилла! – отвечает решительно командир. - Ныряй опять и внимательно следи за подводными кульбитами еще одного сейфа. Мы его сейчас кувырнем в воду. Там, где он приземлится, ищи и первый. Понял?

Миша чуть ко дну не пошел от услышанного:
- Вы вдвоем это придумали? Или как?
- Конечно, вдвоем! – продолжает веселиться старший помощник. Миша пытается ухватиться за ступеньку спущенного за борт трапа.
- Ну, конечно, - приговаривает он, качаясь на легких волнах, которые не дают ему ухватиться за ступеньку трапа, - я понимаю, что одна голова – это хорошо. А две ваши головы? Нет, товарищи командиры! Две ваши головы - не лучше, а экспонат для кунсткамеры.

Однако с пульта управления реакторами уже притащили сейф командира электромеханической боевой части. Это точно такой же по размерам стальной ящик. И даже покрашен так же. Старший помощник берет его в руки и поднимает над головой.
- Миша! – Орет старпом голосом извергаемого вулкана. - Пьяный тюлень тебе в глотку! Если ты сейчас же не скроешься под водой и не усилишь наблюдение за подводной обстановкой в месте погружения вот этого сейфика, то он упадет на твою трюмную голову. И ты, Миша, ляжешь на дно рядом с ним. А со мной потом пусть делают все, что угодно.

Миша с криком «Едят меня мухи! Бежать! Бежать! В нархоз! В деревню!» включается в акваланг и ныряет под воду. Старпом вслед за ним кидает сейф в воду.

Внезапно старпом слышит:
- Ты чего, охренел!? Старпом! Твою через редуктор! Ты что сделал?! На кой винт ты мой сейф за борт спустил? Там же документы совершенно секретные лежат! - к старшему помощнику несется главный механик подводного ракетного монстра.

Командир отчего-то впадает в прострацию.
- Я чувствую, скоро мне придется жить в предлагаемых обстоятельствах, и довольно-таки долгий срок. Ты, акула плоскостопная, что, не проверил содержимое сейфа? – обращается он к старпому.

Прострация командира переросла, как коммунисты всего за одну ночь - в демократов, в истерию. Истерия распространилась по верхней палубе таким извержением такого запаса слов из командирского лексикона, что вдоль бортов ракетоносца пошла волна. Ракетоносец закачался.

Видимо, командирский голос сквозь толщу морской воды достиг ушей трюмного, который искал на дне гавани уже два сейфа. Миша всплыл на поверхность и попытался доложить, что не смог обнаружить проклятые сейфы. Но, увидев лица командира и механика, у которого в правой руке был зажат неизвестно откуда взявшийся гаечный ключ, счел нужным снова уйти на глубину. «Лучше лежать на дне. В синей прохладной мгле…» - крутится в его голове песня рыбака из кинофильма «Человек-амфибия».

… Миша обшарил все дно под подводной лодкой, но сейфов не было.

Сейфов не было и на второй, и на третий день. Их не было и на пятый. Сейфы, набитые совершенно секретной документацией, искали две недели. И, к великому счастью всех участников этого «спектакля», все-таки нашли. Они, как и предполагал старший помощник, лежали рядышком, укрытые листьями подводных водорослей.

Миша Андреево-Блинков, после встречи с представителями «особого отдела» КГБ, потерял всякий интерес к военной службе. В рапорте, поданном на имя Главнокомандующего Военно-морским флотом СССР, он написал: «Прошу меня уволить от службы в ВМФ по желанию КГБ». Но уволен из Вооруженных сил он был благодаря врачам, которые написали в своем заключении: «Полный идиот». Скорее всего, эту запись вызвала беседа главного врача психиатрического отделения госпиталя с «наитрюмнейшим» из всех трюмных.

- Михаил, - задал ему тогда вопрос доктор, - вы в каком году родились?
- В 1956-м.
- Сколько Вам лет? – продолжал доктор.
- 24 года, - четко произнес Миша.
- Как же 24? – удивился доктор. - Ведь у нас на дворе 1981 год. Вам уже 25 лет.
- Нет, доктор, - спокойно ответил Миша, - именно 24. Я не ошибся.
- Но почему?
- Все очень просто, док, - тихим голосом произнес Миша и подмигнул врачу. - Я в 1979 году не отмечал свой день рождения. Так что мне 24!
 

Шербур... но без зонтиков.

(Нахимоза)
  24  День ВМФ  2021-01-19  0  128

Предисловие:

Любовь подобна птичке в клетке...

      "Уезжаешь, милый,
      Вспоминай меня.
      Пролетят столетья
      Вроде птичьих стай.
      Пролетят столетья,
      Вспоминай меня.
      Где бы ни был ты,
      Я тебя жду..."
      Песня о Шербуре

- Не уйду! Ни за что отсюда не уйду! Хочу от русского Ивана ребенка! - разносится по кораблю женский крик.

Корабль пришел с дружественным визитом в один из французских портов.

Французы с интересом осматривали его помещения, оружие, общались с Советскими моряками. Иногда их чрезмерный интерес выходил им же боком…

Мужчина средних лет очень долго ходит вокруг артиллерийской башни, он обстукивает ее, присматривается, пытается ногтем отковырнуть кусочек краски.

- Мон синьор, что Вас так заинтересовало? – спрашиваю его.

- Видите ли, в наших газетах написано, что у Русских корабли деревянные и под железо покрашены, - отвечает он и протягивает местную газету, - а еще, до Вас тут были американцы. Так они нас предупредили, что Русские еще круче, чем они, пьют. И еще круче дерутся. Наши власти даже наших «пютенок» из города вывезли.

- Ну, и каким Вы находите наш корабль и, в частности, вот эту башню с пушками? – спрашиваю его.

- Понимаете ли, рукой на ощупь не понять, - пытается оправдаться он.

- А Вы попробуйте головой, – с пониманием предлагаю я...

И, о, ужас! Он так и поступает...

Некоторым матросам начальство разрешает, по приглашению местных жителей, посетить их дома, пообщаться в домашней обстановке. Они с удовольствием пользуются возможностью поближе узнать жизнь и быт французов.

Утро. К трапу подъезжает белый «Мерседес». Из автомобиля выходит, одетый в шикарный белый костюм, статный, высокого роста, господин. Он направляется к трапу и просит вахтенного офицера проводить его к командиру.

- Добро пожаловать на наш корабль, - приветствует его командир, - Что Вас интересует? Какова причина нашей с Вами встречи?

- Понимаете ли, мон колонель, - начинает издалека посетитель, - у меня есть дочь Наташа, а у Вас есть старшина с трудно произносимым именем.… По-французски его имя звучит Валери. Он был у нас в гостях…

Командир, усмехнувшись, перебивает его:

- Я все понял. Сколько я Вам должен за удовольствие своего моряка? – и лезет в карман тужурки.

- Мон колонель, Вы меня не совсем правильно поняли, - возражает господин в белом костюме, - Вспомните: Ромео и Джульетта, Тристан и Изольда, - задумывается, - Бонни и Клайд, - добавляет он.

- Не понял, - ошарашен командир.

- Понимаете, встретились двое молодых людей. Возникла любовь. Наташа теперь себе не представляет жизнь без Валери, - еле лепечет француз, - Надо их поженить.

Командир слушает его, раскрыв рот. Он мог себе представить все, что угодно, но только не это. Это не вписывалось ни в какие документы, начиная от Петровского «Устава» 1709 года, «Уложений о прохождении государевой военной службы» и заканчивая «Уставом внутренней службы Вооруженных сил СССР» и Приказом Министра обороны СССР от 1965 года «О противопожарной безопасности в Вооруженных силах Союза ССР».

- Встретились два сердца, - продолжал говорить гость, - Я человек богатый, готов оплатить все расходы, связанные со свадебными торжествами, тем более, что у нас большие праздники – День освобождения Франции и День Жанны Д’Арк. А у Вас, мон колонель, по-моему, День Победы? Вы будете посаженным папа, - с ударением на окончание этого слова, завершил он свой монолог.

Командир очухался. За то время пока он находился в ступоре, он успел просчитать все варианты и перспективы того, что происходило сейчас, прямо на его глазах. Перед его взором промчалась галопом его безупречная жизнь и служба, впереди сияли огнями маяков и были расцвечены сигнальными флагами стены Питерских «Крестов» - они звали к себе, они манили, обещая тихую и спокойную жизнь в одиночной камере за написанием мемуаров…

- Это, конечно хорошо, что встретились два молодых сердца, милорд, - начал ответный монолог командир, - Но в данный момент это просто невозможно. Корабль выполняет очень важную боевую задачу и не может задерживаться в иностранном порту более установленного протоколом визита срока. Тем более, что я не вправе оставить своего матроса во Франции, это, понимаете ли, называется иммиграция, даже хуже – дезертирство. А это, мин херц, карается в нашей стране …. Хм, расстрелом это, понимаете ли, карается. Да, вот так. Никак нельзя огорчить Вашу дочь смертью ее Валери. Так, что пардон, мин херц…

Господин в белом костюме, в огорчительных чувствах, откланялся.

- Не переживайте так сильно, - успокаивает его командир, - Корабль вернется в дружественный Франции Советский Союз и они обязательно встретятся и поженятся. А мы с Вами еще на крестинах дербалызнем водочки. Да, кстати, не желаете ли?

- Сталина на Вас нет! Сталин даже самолеты в 45-ом нам подарил, а Вы…

Француз хлопнул дверью командирской каюты. По броневой палубе застучали каблуки его сапожек.

- Особиста ко мне, - прокричал командир.

- Вот что, «дитя Дзержинского и Лубянки», только что у меня был французский сват…- и командир рассказал представителю особого отдела все, что произошло в течение последнего часа, - Что делать будем? Он ведь, мудак, и сбежать может…

- Что делать? Что делать? Изолировать надо!

И изолировали.

А по кораблю продолжает разноситься истошный крик:

- Хочу! Хочу! Хочу от русского Ивана иметь ребенка!

Молодая девица, во время экскурсии по кораблю, залезла в матросский кубрик, уселась на матросскую койку и, вцепившись в матросский матрас, истошным голосом начала орать:

- Хочу от русского Ивана ребенка! Дайте мне родить от русского Ивана!

И ничто не могло ее успокоить, а тем более никто…

- Мадемуазель, - на чистом французском языке обратился к француженке командир артиллерийского дивизиона капитан-лейтенант Коля Артюхов, - прежде всего, успокойтесь. Давайте выйдем на свежий воздух…

Крик прекратился, на Колю уставились два широко раскрытых глаза, от которых по щекам стекали две капельки туши. Эти глаза расширялись от удивления, но в зрачках играли «бесенята».

- Вы мне подарите ребенка на свежем воздухе и на глазах всего города? – глаза откровенно смеялись, - Это, шер ами, просто великолепно…

Она улыбнулась, встала с койки, припудрила носик и пошла вслед за Колей.

Когда корабль уходил от стенки французского порта, то с берега, заглушая все звуки, неслось ему вслед:

- Валери!

- Колья!

На этом можно было бы и закончить, если бы эта история не имела своего продолжения.

Прошло несколько лет.

Снова в один из портов Франции пришел с визитом Советский военный корабль.

Среди гостей, поднявшихся по трапу на его палубу, выделялась своей изысканностью одна француженка. Держась за ее руку, рядом с ней топал мальчишка лет девяти. В руках у женщины была фотография морского офицера.

- Вы не знаете, где мне найти Колью? - с мягким акцентом, но по-русски, она обращалась к русским морякам и показывала им фотографию офицера.

Такое поведение женщины быстро доложили «кому следует» и «кому следует» быстро появился на верхней палубе корабля среди посетителей.

- Мадам, - начал он...

Его прервали:

- Не мадам, а мадемуазель, - француженка обняла мальчугана и прижала к себе, - Вы знаете Колью? Где он?

«Кому следует» быстро сообразил, что знание неведомого Коли может принести ему, если не внеочередную звездочку, то некоторые блага и карьерный рост.

- Конечно, знаю, - отрапортовал он, - В данный момент он выполняет другую задачу, и присутствовать здесь не смог. Вы можете написать ему, ну, хотя бы вот на этой фотографии, - и показывает на фотографию, которая была у француженки в руках.

- Да, да, очень хорошо. Я напишу ему мой, нет наш, - показывает на мальчика, - адрес и телефоны.

- А Вы давно видели Николая? - начинает «допрос» «кому следует».

- К сожалению, около десяти лет назад, - с грустью отвечает мадемуазель.

- А зачем Вы сейчас его разыскиваете? – продолжается «допрос».

- Да, вот, хочу Колью с его сыном познакомить. Его, кстати, тоже Николя зовут, - последовал великолепный ответ.

Капитан 1 ранга Николай Артюхов был неожиданно вызван в политотдел...

Оттуда он вышел без партийного билета, но с приказом об увольнении со службы.

Отчаянный век, отчаянные нравы!
 

«Жду весну»

(ЮРИК)
  35  Смешные истории  2021-02-18  0  111
На одной из очищенных от снега стоянок города, совсем невдалеке от основной, очень интенсивной дороги, стоял Камаз с высоко торчащей над бортами остроконечной кучей нагруженного снега.
Камаз или сломался, или просто стоял по какой либо причине несколько дней.
И вот тогда кто-то взял и написал белой краской на борту кузова. «Жду весну».
Мимо проезжающие водители видели надпись и улыбались.
Сильные морозы февраля, как-то не наводили на весенние мысли, а вот надпись радовала, со всей своей каверзностью она напоминала о приближении весны.
 

СЕРАСКЕР ИЛИ КОТ, КОТОРЫЙ ГУЛЯЛ ...

(Нахимоза)
  14  Про кошек  2021-01-23  1  116
«Все люди стремятся к счастью, но у них абсолютно отсутствует понимание того, что и мы, их любимцы, тоже к нему стремимся», - думал, лежа на диване, больших размеров ангорский кот Сераскер, - «Скоро хозяин отправится со своими школярами в летние лагери, и что будет со мной? Я привык к теплому туалету, и гулять по квартире там, где мне заблагорассудится. И мне, коту со звучным янычарским именем Сераскер, придется мочить лапы о росу и лужи. Нет, это полный нонсенс – Сераскер будет ходить в туалет по холодному. И они говорят, что меня любят. А ведь я с хозяином из одной породы – породы львиных. Какая-то бессмыслица получается. Ничего не понимаю».

И так он думал и думал. Переворачивался на другой бок и снова думал: «Хотя, если я пытаюсь понять смысл того, что я осмысливаю бессмысленность чего-либо, то этот самый смысл приобретает определенную смысловую осмысленность бессмысленности того, что я пытаюсь понять. Во! Ну, ничего себе я подумал. Впрочем, летние лагери – это все-таки не так плохо. Хозяин их возглавляет, и хозяйка будет рядом. И, честно говоря, по-моему, меня везут не в лагери со школярами, а на дачу. Интересно, а есть ли там музыкальный инструмент с таким странным названием – фортепиано?»

Вскоре Сераскера погрузили в «кошачий паланкин», и он отправился в Приветнинское. На дачу.

Приветнинское. Очаровательный уголок природы, расположенный в сосновых дюнах на берегу Финского залива. Здесь располагались летние лагери Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф.Э.Дзержинского и Военно-медицинской академии имени С.М.Кирова.

Начальником военно-морского лагеря и был хозяин Сераскера, представитель, как считал Сераскер, и, как я уже упоминал, одного с ним львиного рода.

У хозяина Сераскера и, одновременно, начальника лагеря было звучное имя. Этим именем кот очень гордился. Звали хозяина Левон Грантович.

Что еще радовало ангорского кота так это присутствие горячо им любимой хозяйки Людочки, как он ее про себя называл.

Светило солнце, легкий бриз с залива приносил приятную прохладу. Сераскер, развалившись в тени, придавался послеобеденному сну и радовался своей удавшейся, с точки зрения кошачьих, жизни. Кот гулял среди цветов, валялся на зеленой травке, гонял птиц и бабочек, мурлыкал под аккомпанемент своей хозяйки. Короче говоря, он чувствовал себя тем самым предводителем янычаров – хозяином жизни, который может делать все, что его душе угодно и гулять где угодно. И даже «холодный туалет» ему не докучал. Главное, что лето было сухим, и легкие облачка не превращались в грозовые тучи.

Но погода в нашем «гнилом углу» непредсказуема. Наступил день, когда солнце закрыли эти самые грозовые тучи, и из них потекло, словно из ведра.

И тут голубых кровей коту приспичило туда, куда и цари, аки простой солдат, пешком ходят.

Сераскер заметался по комнатам. Как «потомок янычаров» он не мог пачкать помещение, в котором жил. Но и выйти под дождь он не желал, так как не переносил сырости.

Левон Грантович, недолго думая, взял протянутый его женой Людмилой зонт, прихватил семейного любимца под мышку, и выскочил под дождь на улицу.

Ах, как красиво смотрелась эта пара – огромных размеров кот осуществляет «туалетное дело» под зонтиком, который над ним раскрыл не просто его хозяин, а начальник военно-морского лагеря. И все это действо с немым выражением на лицах наблюдают товарищи курсанты, для которых дождь не является препятствием для исполнения распорядка дня лагеря. Строй курсантов ждал своего командира.

Устав - есть Устав! Он остается и останется Уставом в любой ситуации, пусть даже весь мир перевернется.
 

НЕДОБРАЯ СКАЗКА О ДОБРОЙ РОДОСЛ ...

(Олег ЛИЕВИЧ)
  35    2021-02-12  3  67
(КРОВНО-
      КРОВАВЫЙ
      ЭТЮД,
      или
      Кто я есть?)

    Во мне пенится русская, течет украинская и петляет еврейская кровь…
    Русская кровь разливается по артериям, венам, капиллярам и даже туда, куда ей и не положено. Щедро. Для русских.
    Украинская течет поскупее – куму, свату, брату… Причем, как видите, именно брату в последнюю очередь…
    Еврейская вообще себя экономит: не пенится, не течет – капает, она на вес золота и отпускается в каратах. И только своим. И то – под проценты. Но проценты для своих, видит Всевышний, божеские…
    Я-Русский, Я-украинец, Я-еврей. В равных пропорциях, по 33,333%.
    Я как равнобедренный треугольник, как ни крути, а Я-еврей сверху…
    А к остальным нациям Я-русский, Я-украинец, Я-еврей отношусь равнобедренно.
    И это меня со мной роднит и объединяет!
    Я-русский, Я-украинец, Я-еврей родились в один день, час, минуту, секунду в триедином лице.
    Это значительно позже лицо назовут «Кацапская рожа», «Хохлятская харя», «Жидовская морда»…
    В Украине я "кацапская рожа" и "жидовская морда".
    В России - "хохлятская харя" и "жидовская морда".
    "Жидовская морда", как видите, проявляет стабильность...
    В Израиле - не знаю, кем буду, еще не ездил.
    Но предполагаю, что традиция с "жидовской мордой" будет прервана! :-)
    С тех пор живем вместе. Конечно, как во всякой коммуналке, всякое бывает.
    Терпим…
    Я-русский, сжав кулаки, высокомерно терплю Я-хохла и Я-жида.
    Я-украинец, прищурив глаз, завистливо терплю Я-кацапа и Я-жида.
    Я-еврей, сцепив зубы, трусливо терплю Я-кацапа и Я-хохла.
    Вот такая дружная семья народов в одном отдельно взятом «незалежном» организме…
   
   
    (Продолжение следует с очередным «гумконвоем»).
    (Продолжение будет, если кто-то напишет).
    (Продолжение таки накапает, если не побьют).
 

Платок Камилы де Буа Траси...

(Нахимоза)
  16  Моряки  2021-01-20  0  97
Предисловие:

Это было на самом деле. Особо на ругайте автора за этот рассказик.... Что было, то и было. В реальной жизни и не такое бывает...

      

    Корабль ошвартован к стенке завода.
    Он, как и любой человек, попросту устал.
    Этот корабль очень долго ходил по морям и океанам, преодолевал штормы, решал флотские, очень специфические, задачи. Порой маялся без движения месяцами у родного причала…
      И вот он пришвартован к стенке завода для большого ремонта.
      Надо сказать, что рядом с ним к стенке завода для ремонта пришвартованы еще и, так называемые, рыбоконсервные заводы, а проще говоря, – «рыбаки», основой экипажа которых являются женщины-рыбачки.
      Однако продолжим.
      Всякий ремонт начинается с того, что строители объекта (так на заводском языке значатся корабли), на берегу, рядом с кораблем, ставят домик, в котором решаются все ремонтные вопросы.
      Эти строительные домики имели в своем нутре все необходимое для нормального функционирования человека: диван, столы, холодильник, телевизор, телефон и многое другое…
      Но главным достоинством такого домика было наличие второго ключа, который хранился у механика. В 17.00 заводские закрывали «море» и «ремонт» на замок, и механик становился полновластным хозяином этого оазиса спокойствия и отдыха.
      А что гласит основной Закон жизни на Флоте? Правильно, он гласит - Если хочешь спать в уюте, спи всегда в чужой каюте...   
      И вот, в один из чудесных вечеров, которыми так славен Дальний Восток, подходит к механику помощник командира корабля Сашка Лукин и просит ключ от домика, дабы угомонить свою плоть, которая возжелала одну из рыбачек с соседнего рыбоконсервного завода.
      Механик, мужик добрый и сообразительный, естественно отдает ключ помощнику, но при этом говорит:
      - Шурик, не забудь, в 21 час командир собирает всех в кают-компании.
      Помощник отвечает, что помнит и просит механика, если его хватятся, позвонить по телефону в домик.
      Сашку, естественно, хватились.
      Механик звонит ему, Шурик, пыхтя, отвечает:
      - Мех, осталось совсем чуть-чуть, застегнуть брюки. Скажи, что я уже бегу… уфф…
      В кают-компанию помощник влетает слегка помятый, но довольный и, садясь за стол, кончиками пальцев вытирает уголки рта...      
      Командир мог простить помощнику опоздание к столу, но нарушение правил этикета за столом стерпеть не смог:
      - Помощник! Я закрыл глаза на тот факт, что Вы, помощник, соизволили опоздать к вечернему табльдоту. Но позвольте Вас, помощник, спросить – у Вас, что кончились носовые платки, или Вы, помощник, ими дорожите, будто это подарок Камиллы де Буа Траси, что боитесь их испачкать?
      Командир лезет в карман кителя и достает оттуда 5 рублей:
      - Возьмите, помощник, эти деньги и купите себе носовых платков, а лучше всего сопливчиков.… Ха-ха-ха!
      Помощник, еще не до конца отошедший от приятных тягот общения, начинает извиняться – мол, слегка забылся, платок, естественно, у меня имеется. Ну, и так далее...
      Вытаскивает из кармана носовой платок, подносит его к лицу и начинает вытирать рот.      
      Через секунду кают-компания, да, и весь корабль сотрясались от гомерического хохота.
      Командир, появившись из-под стола:
      - Помощник! Это, что новая платочная мода? Я был не прав, помощник. Вы не дорожите подарками мадам Камиллы. Арамис, я думаю, вы знакомы с этим мушкетером, вызвал бы вас, помощник, на дуэль. В полдень у Люксембургского дворца.
      Помощник в недоумении отнимает платок от своего лица и смотрит на него.
      Из озадаченного выражения лицо постепенно переходит в выражение абсолютно тупое.
      В руках помощника были шелковые, в цветочках, трусики бедовой рыбачки. Причем довольно-таки дорогие.
      

Послесловие:
      И корабельная жизнь потекла дальше...
      Только иногда офицеры спрашивали у Сашки - не забыл ли кто у него свой носовой платочек...
 

НЕДОБРАЯ СКАЗКА ПРО ДОБРЫЙ ПЛЮС

(Олег ЛИЕВИЧ)
  26    2021-02-10  2  68
НЕДОБРАЯ
      СКАЗКА
      ПРО ДОБРЫЙ ПЛЮС

   В одной математической точке с математической тоШностью встретились два математических знака.
   - Привет, - сказал Плюс, - он всегда был на позитиве, имел все основания, поводы и желание здороваться первым, как успешный…
   - Ну, привет, - поздоровался-согласился унылый Минус.
   - Делись, - сказал Плюс Минусу, - что новенького?
   Математика, конечно, богата парадоксами, но не настолько…
   Чтобы Минус и поделился? Хоть чем-нибудь, с кем-нибудь, когда-нибудь???!!!
… Долги, просрочки, недостачи…
Разве что ими!
- Вот Плюсу, падле, везет явно незаслуженно… Чтобы ни делал – всегда в плюсах, - про себя не про себя сокрушался Минус, когда был не в себе…
А сейчас был именно такой случай… Впрочем, как всегда…
- Вижу, дружаня, надо тебе взбодриться, - сказал Плюс вечно безденежному другу… - Может, к девочкам?!
- За какие шиши? – на мгновение просветлел и тут же потемнел Минус.
- Не в деньгах счастье, дружище, - поучительно-банально изрек Плюс.
Так всегда говорят те, у кого денег, как цифр в числе «Пи» после запятой, и чьи мечты уже перескочили с кучи денег на другие, непонятные кучи…
   И этим бесят тех, для которых отсутствие первой кучи, денежной, до сих пор актуально и вгоняет душу, тело и настроение в минусовое сальдо…
   Естественно, взбешен был и Минус!
   Мог случиться мировоззренческий конфликт, а всем известно, что Плюс – на Минус – хрень полная!
   Но Плюс вовремя умаслил убыточного друга.
   - Есть пара бесплатных знакомых знаковых подружек, Умножение и Деление! – щелкнул языком Плюс и хитро прищурился – то ли вспоминая прошедшее, то ли фантазируя о предстоящем…
   - Чур, моя Умножение,- заказал-застолбил жадный Минус, питая тайную надежду как минимум умножиться, а то и размножиться…
   - Ладно, моя Деление, - согласился добродушный Плюс, взял телефон и стал набирать нужные цифры…
   - И тут он, сука, набирает, - молча завидовал Минус.
   - Таблица Пифагора! – игриво ответил Плюсу девичий голос на той стороне…

… (Дальше – в книге))))
 

МЕЧТЫ БОМЖА (18+)

(Олег ЛИЕВИЧ)
  32    2021-02-13  4  75
Мне б бутылочку,
Да двух девочек!!!
И – в постелечку!
Но проблемочки:
И с копеечкой –
На бутылочку,
И с виагрочкой,
Чтоб двух девочек!
И с постелечкой -
В виде лавочки…
 

СТЕКЛЯННАЯ ЛЮБ-OFF

(Олег ЛИЕВИЧ)
  34  Водка и вино  2021-02-14  2  82
С Днем Святого Валентина!

      СТЕКЛЯННАЯ ЛЮБ-OFF

Чекушка встретила Пол-литра:
Базар-вокзал, тудым-сюдым,
И между них сверкнула искра,
Аж взгляды помутила им…

И замутила стеклотара
Прозрачно (!) мутный свой роман:
Умело, смело зрела пара –
От «комплиман» - до «зажиман»!

Ликер и Водка – это сила,
И крепость чувств их всем видна,
Она по-дамски пригубила,
Он как гусар ее – до дна!

От доз – до поз! (Решили страстно),
И был контакт стеклянных тел:
Она – на позы все согласна,
Все! Кроме тех, что он хотел…

Пол-литр Чекушкой пьян по пробку,
А потому был как дебил,
И впопыхах ла(с)кая Водку,
Девичью честь ей надщербил!

На почве взрыхленной, постельной
Созрел конфликт меж двух сердец,
И в ссоре той постельной, тельной
Любви двоих пришел **здец!

И что с Чекушкой дальше стало? -
Опустошенная до дна!
Подруг в замужестве ласкали,
Одна она была одна!

ПРИГЛАШАЮ НА МОИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПО СЕГОДНЯШНЕЙ ТЕМЕ!

ЛЮБОВЬ, СЕКС И КАША
Жми сюда

СКАЗКА О ЛЮБВИ РЫБАКА И РЫБКИ
Жми сюда

ТАБУРЕТКИНА ЛЮБ-OFF
Жми сюда
 

Камранг

(Нахимоза)
  14  День ВМФ  2021-01-18  0  111
Предисловие:
И это тоже было...

      Хорошему человеку и командиру Борису Пленкову

      «Самым опасным человеком на корабле является - матрос с краской».

      Утверждают, что это – древний «Корабельный устав»…

Утро выдалось теплым. Солнце освещало прекрасную панораму Камрангской бухты.

Легкий ветерок приносил неповторимые запахи океана. Небольшие волны слегка покачивали эскадренный миноносец «Неспокойный», ошвартованный к пирсу порта Камранг. В унисон ему, покачивались, ошвартованные к другой стороне пирса, вьетнамские сторожевые корабли.

На ходовом мостике принимали солнечные ванны оба командира «Неспокойного» - два Бориса. Не удивляйтесь этому. Один командир был штатный, а другой – дублер, проходивший стажировку перед поступлением в Академию Советской Армии.

Припекало.

В тени борта «Неспокойного», свесив ноги с пирса, ловили рыбу вьетнамские моряки. Это мероприятие проходило у них весьма шумно, их галдеж допекал Бориса – штатного, и, абсолютно, не волновал Бориса – дублера, все мысли которого были уже в кабинете Начальника академии на собеседовании.

- Слушай, Боря. Спустись на пирс и прикажи патрульным убрать вьетнамцев от нашего борта. Они хоть и друзья, но, черт его знает – что они могут учудить… обстановка-то – боевая! – просит «штатный» «дублера».

Боря – «дудл хоум», как он сам себя называет, кряхтя, спускается с мостика на палубу эсминца, подпрыгивая (палуба-то горячая от солнца) несется по ней к трапу.

- Хоть бы палубу поливали водой, - кричит он на вахтенных, - совсем от жары обленились, так и поджаритесь! С кем домой пойдем?!

Борис – «дудл хоум» подзывает к себе начальника патруля и, с чувством, приобретенным на горячей палубе, начинает «разнос»:

- Лейтенант! Вы где несете свою службу?

Патрульные матросы отбежали на дальний конец причала, дабы уберечь себя от «разноса», учиненного «командиром в кавычках», как они его за глаза называли.

Лейтенант стоял вытянувшись в струнку. По его лицу и спине лил пот, который стекал по молодому телу как водопад.

- Страна, в которой Вы, лейтенант, в настоящее время имеете счастье нести службу, длительное время пребывала в состоянии войны с Североамериканскими Соединенными Штатами и, черт его знает, с кем еще. Вы, едрр-рр-енна, вошь, понимаете – что это значит?

Лейтенант начинает впадать в прострацию – то ли от жары и все разъедающего, хуже ржавчины, пота, то ли от получаемого урока истории и все сокрушающей дисциплины.

- Это значит, товарищ лейтенант, что сопредельные матросы хоть и друзья, но береженого - Бог бережет. Мало ли, что у них в голове. Мало ли, что они могут подсунуть под борт нашего с Вами корабля…

Он лезет в карман своих шортов и… достает оттуда кусок мела. Затем наклоняется и рисует на пирсе меловую линию:

- За эту линию соседей не допускать! Считайте, что это граница!

«Дудл хоум» поворачивается и, напевая – «…часовым ты поставлен у во-рот…», направляется к согретому солнцем ходовому мостику, он щурится от падающих на его озаренное счастьем, от выполненного задания, лицо лучей белого светила.

Лейтенант – начальник патруля присаживается на швартовную тумбу в тени борта эсминца – ему плохо, ему хочется домой в Сибирь, где снег белее, чем вьетнамское и африканское солнце вместе взятые, где текут Енисей и Ангара, а не эта вонючая желто-водная речка со странным названием Меконг...

Следующим утром у трапа корабля останавливается автомашина советского консула. Он взбегает на борт, на лице тигриное выражение – он готов всю команду этого железного «ящика с пушками» сожрать вместе с костями:

- Вы что себе позволяете! – кричит он на обоих командиров, - Нате! Читайте! – и протягивает им какую-то бумагу.

Это была нота Вьетнама Советскому Союзу – зачем, мол, кусок территории отрезали от суверенного государства.

- Как отрезали? – хором возмутились с удивлением оба Бориса.

- А Вы поглядите на пирс, потомки Ушакова. Это Вам не остров Корфу, а дружественная нам страна! – далее шла не совсем дипломатическая речь нашего консула.

Картина, представшая перед взорами командиров и остальным корабельным «генералитетом», поразила их параличом с немотой – вдоль пирса, там, где Борис - «дудл хоум» мелом обозначил так называемую «границу», яркой красной краской была обозначена натуральная граница. С одной стороны линии сияла надпись «СССР», а с другой стороны сверкало «СРВ»...

- Что делать будем? Они требуют сатисфакции, – продолжил консул, уже сидя в командирской каюте и держа в руке стакан с коньяком. Ой, оговорился... стакан с "адмиральским чаем"...

- Что делать? Что делать? Я рисовал, мне и отвечать, – выдавил из себя «дудл хоум», чокаясь "заваркой" с консулом...

Его отправили в Союз на танкере. Двери Академии Советской Армии для Бориса-"дудл хоум" окрылись только через год, когда вся эта история позабылась, и превратилась в анекдот. Красная линия, нарисованная каким-то матросом вдоль пирса, мы потом смотрели на карте, делила порт Камранг ровно на две части и отрезала от страны неплохой и довольно-таки удобный, с точки зрения стратегии и тактики, кусок земли.
 

ПАРАД ПОРОД

(Олег ЛИЕВИЧ)
  22    2021-02-21  2  49
СЕРАЯ ПОВЕСТЬ
      О
      БЕЛОЙ КОСТИ,
      ГОЛУБОЙ КРОВИ,
      ЗЕЛЕНОЙ ЖАБЕ
      И
      ЧЕРНОЙ НЕБЛАГОДАРНОСТИ

      (часть I)

    Собирались как-то титулы и звания на всеобщее элитное собрание: навести порядок в иерархии, может, даже создать свою партию…
    И поскольку, большинство из них – мужчины, чтоб потом отметить чин по чину…
    Так как в средствах нечего «щемиться», выбрали, конечно, заграницу, а точнее, заграничную столицу!
    В общем, скоро сказка говорится, а читателю чтоб долго не томиться, обратим скорей свои зеницы на околицы излюбленной столицы.
    Здесь носители завышенных амбиций на столицу выдвигались из провинций: по воде, по воздуху, по суше…
    Ну, по суше – у кого с деньгами «туже», не имея самолетов-пароходов сообразно совокупности доходов…
    Впрочем, «туже» очень относительно: «Порши», «Майбахи» и «Лексусы» простительны!
    Ведь известно, «бедность – не порок!», положение исправить будет срок!
    (Если прокурор чего просек)…
    Ехали, конечно, и «отпетые» - транспортом избравшие кареты… Но ценой кареты, правда, в полпланеты (без шести коней в упряжке, верно) плюс шесть грив по два лимона евро…
    Под колесами у каждой колесницы пыль столбом клубится и дымится. Тут ведь даже пыль вовсю стремится хоть размерами нечистыми сравниться с «безразмерностью» породистых амбиций.
    На сиденьях в дорогущих колесницах восседают попы VIP-ов под VIP-лица!
    Все съезжаются к отелю «Аж пять звезд», хотя звезд, желавших внутрь, здесь аж обоз!
    Кто с коронами, конечно, впереди, потому здесь «бескоронных» стража бдит. Только доказавшие породу, размещаются по виду и по роду. Ну, и с родом уточнение последнее: чем больше род их наследил – тем принц наследнее!
    Прибыли на форум и духовные особы, скажем честно, что духовны не особо. Принято считать их представителями Бога, только странно, что у Бога их так много…
    Были тут спортсмены и писатели, были и актеры, и старатели, с титулами крупными и мелкими, кто какой сумел купить своими сделками…
    Потихоньку - с шумом-пылью, чтоб идея стала былью, разместились в презент-холле, не видавшему дотоле столько звезд больших и малых, подраставших на скандалах.
    …Трудно описать красоты зала беспородным, что привыкли по вокзалам…
    Умостились в мягких креслах, кто к каким привык, «естесно»…
    ...

    (Продолжение следует)
 

Председатель...

(Нахимоза)
  16  Про чукчу  2021-01-18  1  139
Предисловие:
О рыбалке...

Давно это было... Да, было...
На пограничном катере, нашедшем базовый приют где-то на Чукотском полуострове, вышла из строя турбина.

Прилетела бригада, починила, испытала у причала. Потом испытали турбину на полном ходу. Все получилось прекрасно.

Ну, это дело, решили пограничники отблагодарить представителей завода местной рыбалкой.

- Не боись, мужики, - сказали работягам, - рыбалка хорошая будет, а снасти на месте раздобудем. Да, в принципе, она, эта снасть, и не нужна. Когда «феньки» (граната «Ф-1») есть.

Собрались и поехали на реку. Приехали.

Стоит на берегу чукча, одетый в малицу и трубку курит.

Поняли, что своей снастью не воспользуются….

Поздоровались. Чукча ответил.

- А что? Рыбалка хорошая нынече? – спросили его.

- Однако рыба есть, - отвечает.

- Рыбы-то много? – опять спросили.

- Много, - раскуривает трубку.

- И ловить можно? – задали еще вопрос.

- Отчего же, - покуривая, говорит, - однако можно.

- А снасти есть? – с ударением на «есть».

- И снасти есть, - выпускает дым.

- А снасти дашь – рыбку половить? - осторожно спросили того.

- Не, не дам, - сквозь зубы говорит чукча, выпуская дым через ноздри.

- Почему? – звучит естественный вопрос.

- Так, это – звучит такой же ответ, - надо, однако, у председателя колхоза спросить.

- А далеко ли председатель? – с недоумением.

- Да, не. Недалеко, - слышится в ответ.

- Так где? – уже с удивлением.

- Да, здесь, - говорит мужик в малице, вытаскивая изо рта трубку, - рядом. Однако я и есть председатель….

Однако порыбачили неслабо!..
 

СКАЗКА О ЛЮБВИ РЫБАКА И РЫБКИ

(Олег ЛИЕВИЧ)
  26    2021-02-02  3  96
НЕДОБРАЯ
      СКАЗКА
      О
      ДОБРОМ РЫБАКЕ
      И
      НЕДОБРОЙ РЫБКЕ
      (175 лет спустя)

Жил Старик со своею Старухою
У самого Синего моря.
И все у Старика со Старухою было,
Только у Старухи не было ни дня,
Когда бы у нее было настроение,
Потому, что давно у Старухи не было…
И бранила Старуха Старика
Хотя и сказочно, но не «по-детски»
Толи за то, что у нее не было,
Толи за то, что было у Старика,
Но не с нею…
Тогда выходил Старик на яхте белой
Во самое море Синее,
И там так предавался «синьке»,
Что море очень Синее казалось бледно-голубым
По сравнению с синим Стариком.
Тогда волновалось Синее море,
Да так, что чернело от зависти сказочной,
Что аж исходило пеной белою…
Прежняя сказка – ложь поведала,
Не забросил Старик невод, а выронил
Из трясущихся пьяных рук,
А когда с трудом невод «выудил» -
Удивлен был уловом мизерным…
К синим старикам-охотникам (на суше)
Обычно ходят белочки говорящие,
А к старикам-рыбакам-синякам
Рыбки приплывают поболтать по-человечьи…
- Смотри-ка, рыбешка-мелюзга попалась,-
Начал было свой монолог Старик.
Но монолог его (диво дивное)
Тут же превратился в диалог
К удивленью Старика несказанному.
- Не я, Старик, попалась, а ты попал! –
Отвечала ему Рыбка человечьим голосом…
И тут синий Старик от испуга
Дал себе твердое слово бизнесмена:
Не пить больше… Или хотя бы меньше…
Общими силами невод распутали,
И присела Рыбка на шезлонге…
С трудом сфокусировал Старик глаза свои
На Рыбке необыкновенной…
А у ней на голове корона золотая
(С конкурса «Мисс Синее Море»)
Каменьями вся усыпана,
Да в каждом жабре сережек по нескольку
Ценности необыкновенной, аукционной,
Да на каждом плавнике еще
Как не браслетик, то цепочка
Заморских Домов ювелирных,
И это не считая колец и перстней многочисленных…
Сидит-сияет, вся в золоте – пробы негде ставить!
И решил добрый Старик отпустить красавицу:
- Ступай себе с миром, Золотая Рыбка!
- Стопэ, Старик, а как же три желания?!
- Да все у меня есть, чего еще желать?! –
Удивился Старик и рассмеялся.
- Зря ты ржешь, аки конь ретивый,-
Блеснула уж не златом, а стервозностью красавица.
И так эротично закинула невероятной
Длины и стройности левый нижний плавник –
На нижний правый - логично аналогичной
Стройности и длины…
- Не тупи, Старичок, моих три желания,
У меня оплата почасовая…
Я со Стариками бесплатно не отдыхаю…
…И начала Зазноба чешуйчатая
Озвучивать по-человечески
Нечеловеческую свою первую «хотелку» -
Со скоростью акулы интимно-денежных отношений,
Превращаясь из Зазнобы в Занозу...
И выразила Старику в доступной форме то,
Что ни в сказке сказать (могут детки читать),
Ни пером описать:
Короче, весь прейскурант на все!

…. (Дальше – в книге)
 

Маврикий

(Нахимоза)
  10  День ВМФ  2021-01-28  0  61
F-104 СКР "Дидо", остров Маврикий, декабрь 1973 года.
Предисловие: Это не анекдот, а быль, т.к. переводчиком был автор этого рассказа...      
      
      “Сначала Бог создал Маврикий, а потом по его подобию создал рай!”
      Марк Твен

      «Если бы я не был Русским царем, то я хотел бы быть английским адмиралом»      
      Петр 1      
      Корабль стоит пришвартованный правым бортом к стенке в порту Порт-Луи, столице очаровательного острова Маврикий.
      Воздух насыщен запахом сахарной патоки, небо лазурится – в нем отражается океан и купается «белое» солнце. И вся эта картина окружена высокими пальмами, и может быть названа двумя Петровскими словами – « мон плезир ».
      Остров можно проехать вдоль и поперек за одни сутки. Но это невыполнимо, так как очень сложно оторваться от местных красот, которыми так разнообразна природа Маврикия.
      Сюда нас занес непредвиденный случай. 1973 год знаменит своими событиями в Чили. Вот нас, крейсер «Адмирал Сенявин», туда и отправили, чтобы патрулировать чилийское побережье, и в случае чего оказать помощь президенту Альенде.
      Но… Альенде уже погиб, и в Чили к власти пришёл генерал Пиночет. Вот нам и изменили район несения своей боевой службы.
      И так, мы пришвартованы правым бортом к стенке в порту Порт-Луи. К левому борту пришвартован БПК «Способный» и ПЛ проекта 641.
      По носу ошвартован английский сторожевой корабль «Дидо».
      В 18.00 англичане заканчивают «несение боевого дежурства» и отправляются на берег отдыхать…
      Они возвращаются на свой корабль где-то под утро – с шумом и гамом, в полубессознательном и полуразобранном состоянии в окружении местных девиц. Они подъезжают на такси или машинах своих новых знакомых, чуть ли не вываливаются из них, кое-как поднимаются по трапу, на секунду принимают стойку «смирно» перед флагом и… падают на руки вахтенной смене. Надо заметить – очень красивые на острове девушки! Ну, очень!
      В 18.00 англичане… и все повторяется…
      Я уже упоминал, что на экваторе регулирование понятий «день – ночь» осуществляется с помощью «выключателя», который находится в руках у Самого: бац - и уже утро, и уже на полубак корабля вынесено кресло командира бригады контр-адмирала Михаила Путинцева, который в нем удобно располагается и начинает принимать солнечные ванны. Поодаль от него расположился вахтенный офицер, который делает вид, что оберегает спокойствие своего начальника.
      «Бригадир», пригревшись на солнышке, начинает придремывать – его мысли улетают в лазоревую высь, и он парит над этим раем, название которому - остров Маврикий…
      Его ничто не тревожит – он спит, убаюканный сказочным утром и шорохом волн, которые набегают со стороны Индийского океана и плещутся у бортов корабля.      
      Внезапно, возле трапа на корабль, раздается скрип тормозов - адмиральский сон прерван.
      Путинцев открывает глаза, щурится:
      - Вахтенный!
      Подбегает вахтенный офицер:
      - Слушаю, товарищ адмирал.
      - Хтой, это, там к нам приехал в такую рань?
      Этот хтойто пытается подняться по трапу. По стенке к трапу, за ползущим по нему человеком, опрометью бегут корабельные патрульные.
      Тело, по-другому это не назвать, с трапа опрокидывается на палубу – прямиком под ноги вскочившего с кресла адмирала.
      Матросы поднимают тело – англичанин!
      Путинцев, а за ним и все находящиеся на верхней палубе оглядываются на английский сторожевик.
      На палубе «англичанина» начинается какое-то суетливой движение, вахтенные на корме указывают руками своему начальнику на наш корабль, хлопают себя по ляжкам, что-то кричат, кто-то из английских матросов начинает аплодировать, кто-то кидается к кормовому бомбомету «Бофорс»… Короче, начинается маленькая паника.
      В это время адмирал пытается вслушаться в заплетающуюся речь английского матроса, но… изо рта потомка адмирала Нельсона кроме пузырей и подобия детского лепета ничего не появляется.
      - На всякий случай, принесите обрез. Видите? Соседа штормит... ёпрст! Мало ли что он нам тут выдаст. Да, и позовите переводчика. Может он чего разберет, - скомандовал Путинцев.      
      У англичан на верхней палубе появляется караул – человек десять с карабинами.
      - Вот дают! - прокомментировал это действо вахтенный офицер, - Они чего, нас на абордаж брать будут?
      - Ща-аа-ас! - отреагировал адмирал, - Только у Королевы разрешения спросят, и возьмут…
      Англичанина качает, как камыш, который шумел, а под этот шум «деревья гнулись».
      Прибежал переводчик.
      - Чего, Ильин, ему надо? - спросил Путинцев, - Может ему, какая помощь требуется? Так мы его мигом на родной корабль донесем - матрос матросу – фрэнд!      
      Лейтенант Ильин поинтересовался.
      В ответ услышали:
      - Прошу полити-сс-кого уб-бб-бе-жища!
      Полный ступор, который длился минуты три-четыре. Все это время англичанин сидел на палубе, уставившись «прозрачными» глазами на Русского Адмирала.
      Наконец, адмирал собрался силами:
      - Ну-ка, сбегай ко мне в каюту и принеси сюда бутылку «Столичной», - обратился он к лейтенанту, которого он назначил себе переводчиком, - будет ему убежище.
      Через минуту бутылку принесли.
      Путинцев взял ее в руки и покрутил ею перед носом англичанина. Тот встрепенулся, поднялся и вроде ожил:
      - Йе-е-е-ес! – проорал он, - Совьет юнион! Йе-е-ес! Рашн водка! Хура-ааа!
      И продолжил, к нашему удивлению, на русском:
      - Стакан давай…
      Эта фраза «убила» нашего адмирала. Он хохотал минут пять:
      - Проводите его домой, – и вручил ему бутылку «Столичной».
      - Хорошо день начали, – продолжил Путинцев после того, как английского матроса приняла в свои руки «милитари полис» английского сторожевика.
      Он снова уселся в кресло и подставил свое, расписанное татуировками тело, солнцу.
      С океана подул легкий бриз.
      До подъема личного состава оставалось еще полчаса.
 

Кашевар

(Нахимоза)
  10    2021-01-26  0  59
Другу Коле Фокину

Подводный атомный ракетный крейсер «привязан» швартовными канатами к пирсу. Однако, через несколько часов его «привязанность» закончится.

Ракетоносцу из гулких коридоров Главного штаба пришла «повестка» с боевой задачей, и он, «отвязавшись» от родного причала, уйдет в глубины обозначенного этой самой «повесткой» квадрата Мирового океана для ее выполнения.

Уже три дня экипаж ракетоносца находится на борту. Он производит последние проверки готовности всех частей и частиц своего «железного дома», в котором ему предстоит провести не одну неделю служебной жизни.

В этом «железном доме» действует не писанный канонический Закон – «Один за всех и все – за одного!»

Сейчас, за два часа до выхода в океан, когда у штаба дивизии уже собирался военный оркестр, на ракетоносце этот самый не писанный канонический Закон был нарушен. На его борту отсутствовал один человек. Нехватка этого человека очень ощущалась матросскими желудками, что в свою очередь нервировало командира и его заместителя по политической части.

Об отсутствии «нехватчика» командир обязан доложить командиру дивизии, который в этот момент прогуливается по пирсу, готовясь произнести напутственную речь экипажу «уходящему в глубины мирового океана». Командир медленно переходит по сходням с борта своего корабля на пирс и направляется к командиру дивизии. Тот, по выражению командирского лица, понял – «На борту не порядок. Скорее всего, кого-то нет».

- Ну? Кого нет? – задает вопросы командир дивизии.

Свернуть
- Главного кока, якорь ему… в… в…в глотку! – Отвечает командир ракетоносца. Он старается идти с дивизионным начальством в ногу.

- А ты, вообще-то, откуда его достал, этого кашевара?

- Из ку-ку-кулинарного техникума, – заикаясь, бормочет командир.

Командир дивизии остановился. Он пытается понять услышанное. К сожалению надо заметить, что с чувством юмора у него не все в порядке. Как-то дивизионный доктор обронил фразу по этому поводу: «Когда у англичан, постоянно живущих во влаге, появятся между пальцами плавательные перепонки, тогда у нашего командира дивизии и, одновременно с ним у немцев, появится чувство юмора».

- Не понял! – и после небольшой паузы, не давая командиру лодки ответить, продолжил, - Говоришь из кулинарного? Может быть, его фамилия мичман Хазанов? Ты мне тут кончай мой ум напрягать! Шутник! Шутничок! Запомни! Извилины начальника надо напрягать осторожно! Иначе, - он делает многозначительную паузу, - они могут… Что? Правильно! Выпрямиться! И не будет тогда у тебя… Кого? Правильно! Не будет тогда у тебя начальника. Понял? Не будет! Анархия будет!

Командир дивизии продолжает ходить по пирсу. За ним семенит, все еще пытаясь подстроиться под его шаг, командир подводного крейсера.

- Кок на самом деле окончил кулинарный техникум, - начал он шепотом оправдываться, - Это ему уже потом мичманские погоны на плечи нацепили.

Он хотел еще что-то добавить, но внезапно уперся носом в спину остановившегося командира дивизии. До дивизионного еще не дошел смысл сказанного командиром экипажа, а он уже начал хохотать:

- Это ж надо! Сам Хазанов при мичманских погонах! У меня в дивизии! А я и не знаю! Почему? Почему не доложили? – разговаривал он сам с собой.

Дивизионный резко поворачивается к командиру подводной лодки:

- Так Вы хотите доложить мне, что подводный ракетоносный крейсер к походу не готов? - В голосе командира дивизии «загремело железо», - По причине отсутствия главного кока? Боитесь голодной смерти? Людоедства?

- Так точно! – жестяным фальцетом проблеял командир экипажа.

В этот момент с берега на пирс сошел небольшого роста мичманенок. Он своей фигурой напоминал героя известнейшего русского народного бестселлера - Колобка.

Таких как он, обычно, называют – обтекаемый. Такой он был весь аккуратненько круглый.

В руках у мичмана была масса чем-то заполненных полиэтиленовых пакетов, за спиной топорщился, словно парашютный ранец, вещевой мешок.

Он шел неспешно, что-то насвистывая в ритме марша. По лицу мичмана гуляла блудливая улыбка. На строящийся оркестр мичман даже не обратил внимания.

Увидев эту картину, командир ракетоносца рванул к главному коку своего экипажа, напоминая в своем порыве «Супермена», летящего на спасение всего мира.

А тот идет, не ускоряя шага, насвистывая бравурный мотивчик.

Над пирсами, водой и сопками, окружавшими бухту, оглушительно разрастаясь, раздается «гул извергаемого вулкана». Естественно, с военно-морским акцентом:

- Вы! Вы что себе позволяете? – ну, тут мы включим станции глушения, - пи, пи, пи, - Где Вы шляетесь? …пи, пи, пи… Экипаж три дня на борту! …пи, пи, пи… Готовится к походу! …пи, пи, пи… А вы!?

Далее «пи, пи, пи» мы опустим, т.к. это заняло бы минимум листов пять-шесть мелким почерком.

Музыкальный свист мичмана прекратился. Мичман замер, как бандерлог перед удавом Каа. Его взгляд начал потухать, как будто его душа собиралась оставить его тело, а само его тело вот-вот упадет к ногам его командира.

- Скоро у меня не будет головы, - к мичману внезапно пришла, откуда не возьмись, шальная мысль, - и мне нечем будет думать. Его голова инстинктивно вжалась в плечи.

В этот момент к ним, чуть ли не бегом, дабы поучаствовать в экзекуции главного кока, подходит командир дивизии.

- Да, мичман!? Ваша фамилия, случаем, не Хазанов? Да, мичман!? Где, Вы, вообще? – Задал он первый пришедший в голову вопрос.

- Ах, вот где хунде граппен - собака зарыта, – быстро сообразил мичман.

Он встрепенулся и уставился своими округлыми глазами на обоих командиров:

- Вы, ошиблись, товарищ комдив. Я не мичман Хазанов. Я мичман, - он на секунду задумался, вылезая из испуга и вспоминая свою фамилию, - Мазепа! – Вдруг рявкнул он, - Да, Мазепа! Да, и родился я Мазепой! Да, и родные все Мазепы! Да, и, надеюсь, дети мои все будут Мазепами! Да, и дети моих и их детей тоже буду все Мазепа! – Голос его сошел на нет.

Командиры опешили. Их шок длился считанные секунды. Они снова пришли в себя.

- Так, все-таки, где Вы были, товарищ Мазепа? – задал вопрос командир дивизии.

- Дык, это, - начал докладывать главный кок, - дык, это, ходил по магазинам. В одном нашел йодированную соль, в другом прикупил перчик, в третьем еще приправ – кориандру, гвоздички, лаврушки. Вот разжился майораном. Трудно было, но у меня заведующая секцией в гастрономе знакомая. Команду-то кормить надо вкусно!

- И Вы три дня ходили по магазинам? – спросил удивленно Мазепу его командир.

- Да, мичман, три дня по магазинам это, по-моему, многовато, - к удивлению командира лодки добавилось удивление командира дивизии, - Вы не находите?

- А я ходил только два дня! – Уже храбро ответил мичман.

- Но Вас не было три дня! – хором продолжили удивляться оба командира.

- А в третий день, - тяжело и с грустью вздохнув, продолжает мичман, - ну, как бы это сказать? Ну, Вы должны меня понять, - он мнется, - короче, я объяснял своей молодой жене, что в кровати рядом с ней находится мое место, а не кого другого. Объяснение слегка затянулось. Она все никак этого не понимала и не понимала. А я все объяснял и объяснял. Пока до нее дошло, вот и прошли сутки.

Командир дивизии после такого объяснения заржал, словно лошадиный табун:

- Ха! Ха! Ха! Да Вам, командир, на корабле развлечения не нужны, когда у Вас есть такой главный кок, как Мазепа! Вот, командир! А ты говоришь, что крейсер к походу не готов. Так бы все готовились.

Комдив оглянулся. На пирсе выстроился оркестр, и собрались провожающие.

Он снова повернулся к командиру подводного крейсера:

- Все! Идите! Идите! Идите! Удачи Вам в походе!

Он махнул рукой. Принял строевую стойку «смирно» и приложил к фуражке правую руку в воинском приветствии. Оркестр грянул марш «Прощание Славянки». И через мгновение над пирсом прозвучала команда: «Отдать носовой и кормовой! Лево руля! Правая малый вперед!»

Поход подводного атомного крейсера-ракетоносца начался. И все были на борту.
 

Шило...

(Нахимоза)
  12  О воде  2021-01-24  0  62
Предисловие:

Всё - ПРАВДА!!!

      

      « Анекдоты хороши уже тем, что каждый их них можно рассказывать по-новому и
      каждый раз смеяться, что и делают эти джентльмены из этой старухи Англии»
      Бадя Яша Беленький
    Существует целая масса национальных напитков. Во Франции - это «Божоле», в Шотландии - джин, в Германии – шнапс, в Американских штатах – виски, в Мексике – текила. В России, Финляндии и остальных, включая и вышеперечисленные, странах мира – русская водка. На Флоте тоже есть национальный напиток – ШИЛО, или, по-русски – спирт.
    Русская народная поговорка говорит – «Шила в мешке не утаишь». Флотский народный эпос тоже богат поговорками – «Шила в воде не утаишь». Наш штурман как-то по этому поводу заметил:
    - Когда-то вода была без цвета, без вкуса, без запаха…. Пока старик Менделеев не добавил в нее наше флотское «шило». Умничка, Дмитрий Михайлович.
      Корабельное утро. Ни с чем несравнимое чувство пробуждения, особенно когда до побудки остается еще полчаса.
      Пять тридцать утра. Полчаса до подъема, можно еще понежиться на койке, подумать, что опять вставать, идти к «ненаглядному» личному составу, пинками гнать всех на утреннюю физзарядку, выслушивая дневального по кубрику, что этот после вахты спит, и этот после вахты спит, и, вообще – все после вахты…
      Стук в дверь.
      - Господи, стук в дверь в половине шестого утра ничего хорошего не сулит, что-то случилось,
а, если случилось, то, скорее всего, матрос Балтабаев решил пожарным рукавом промыть гальюн, и, естественно, пробил захлопку, и вымыл содержимым гальюна и сам гальюн, и себя самого, а заодно и корабельный коридор, - пронеслась первая мысль в моей голове.
      В каюту заходит рассыльный. На лице тупое спокойствие, дрессура помощника, значит ничего страшного.
      - Товарищ лейтенант! Вас вызывает командир корабля!
      Надо одеваться и быстро бежать, да-да, бежать, и к тому же бежать быстро! в верхние эшелоны власти.
      Командиром нашего корабля был дыухметроворостый, полуторацентнеровесный капитан 1 ранга Карпухин по кличке – «трехстворчатый».
      Сидит эта глыба у себя в каюте за огромным, под зеленым сукном, столом и пальчиком поманивает к себе. На столе перед ним стоит до краев налитый стакан с какой-то прозрачной жидкостью.
      Подхожу и докладываю о прибытии.
      - Пей! – говорит отец-командир, показывая на стакан.
      Подношу стакан к носу и принюхиваюсь:
      - Господи, да это ж шило, - мелькает в голове.
      - Дак, это, тащ командир, вообще-то, я не пьющий, да, и к тому же половина шестого утра, - пытаюсь возразить бледным голосом.
      - Трюмный! Пей! Я приказываю! – прогрохотал командирский голос, от которого сразу заложило уши, и пошла небольшая качка.
      Приказ надо выполнять точно и в срок.
      Заливаю полный стакан в себя и бегом к бачку с водой. А оттуда доносится звук испорченного, и доведенного до сумасшествия унитаза – воды нет!
      Дыхание сперло. Оно остановилось. В голове колокольный набат вперемешку с мыслями:
      - Шило, стаканами, в половине шестого утра, в каюте командира – это полный …
      И тут слышится какое-то хлюпанье, напоминающее не то смех, не то истерические рыдания.
      Оказалось командир смеется:
      - Вот, трюмач! Я так каждое утро мучаюсь!
      
Послесловие:
Приборщика каюты командира «приковали» леерной цепью к питьевому бачку, чтобы вовремя воду набирал.
Да, ребята, это был настоящий урок – командир спит, а вода должна течь куда положено и, естественно, а как же иначе, быть там, где ей и положено, т.е. на своем месте - в бачке, в графине, в стакане!..
 

А, ерунда...

(Нахимоза)
  16  День ВМФ  2021-01-17  0  79
Предисловие:
Честное слово - не вру...
А, ЕРУНДА...

Эту историю мне рассказала моя знакомая, которая в описываемое событие работала в отделе «Продовольственной программы» (были в то время такие отделы) одного из приморских райкомов.
В этот приморский город приехала на гастроли очень модная и популярная тогда певица. Так как город был приморский и у его причалов стояли военные корабли, то было принято решение покатать эту певицу по заливу и показать красоту побережья.
В «подруги» этой даме, на время экскурсии, и «назначили» мою знакомую, которую звали Людмила.
К причалу подошел адмиральский катер. На мостике, рядом с командиром катера, во весь свой рост возвышался широкоплечий старший лейтенант Женька Афанасьев, который должен был присматривать за всеми пассажирами и охранять (в случае чего спасать) дорогую гостью.
Все «погрузились» на катер, и он, с экскурсантами на борту, отчалил от стенки.
В каюте был накрыт стол.
- Людка, - обратилась певица к своей «подружке», - давай выпьем.
- Так я не пью, - ответила та.
- Не поняла, - удивилась певица, - что значит - не пью?
- То и значит, - засмеялась Люда, - вообще не пью. Ни водку, ни вино, ни коньяк. Даже пиво – и то не пью….
- И как же ты живешь? – еще больше удивилась певица, - без этого удовольствия жизнь преснеет, - сказала она и прикурила сигарету.
- Ничего, - после затяжки продолжила певица, - я тебя научу.
Но сколько не билась «модная и популярная» на «учительской» стезе, ничего путного из этого не получилось.
К концу экскурсионного похода адмиральского катера по шхерам и бухтам этого приморского залива дорогая гостья еле держалась на ногах.
А ведь надо было еще с катера на причал сойти – а никак….
- А! Х... х... Ерунда! – произнесла певица, которую мотало из стороны в сторону, как парусник в крутой шторм, - меня флотские офицеры на руках вынесут….
И пристально посмотрела в сторону Евгения.
Пришлось Женьке Афанасьеву брать эту не очень легкую ношу на руки и переносить ее на берег. Отцепилась от Женькиной шеи певчая дамочка только тогда, когда Женя «грузил» ее в автомашину.
Последнее, как рассказала Люда, что она увидела в этот день на пирсе – это рука певицы, схватившая Женьку за воротник его кремовой рубашки, и затащившая его в адмиральскую «Волгу».
Концерты очень модной и популярной тогда певицы состоялись только через три дня.
А пить Людка так и не научилась.
P.S. Уезжая, певица попросила КомФлота, чтобы её в следующий раз встречал, как она сказала - ... этот капитан. Через три месяца Женька Афанасьев получил, досрочно, звание капитан-лейтенанта...
 

Фёдор...

(Нахимоза)
  8  Про кошек  2021-01-24  0  55
Предисловие:

Они - наши друзья... Но они, кроме дружбы, умеют еще царапаться и мстить...

      «Вызываю на дуэль!» …

      Кот Бегемот

За командиром на корабль притащился, неизвестно откуда взявшийся, кот.

Это был не кот. Это был котище – здоровенный, трехцветный, и, как потом оказалось, в большей степени умница и хам. Да – да, хам. Оказывается, коты тоже бывают хамами, да еще какими!

Он, поприветствовав флаг высоко поднятым хвостом и, не обращая внимания на вахтенных, проследовал по верхней палубе за командиром прямо в его каюту, оставшись в ней на правах «своего».

Командир перебрал кучу всяческих кошачьих и собачьих кличек и имен. Кот откликнулся только на имя – Федор.

Наверное, это был предок кота Матроскина, что у Э. Успенского, так как в описываемое время еще не существовало Простоквашино и его обитателей.

Федор слушался только командира и ходил за ним как привязанный. Видимо, он понял, что его хозяин является очень большим начальником, а это сулит независимость и регулярный флотский паек.

Сидит, это, командир на самом краешке своего кресла в своей каюте, а все остальное пространство командирского кресла занимает развалившийся Федор и, этак, по-барски, лапами отодвигает командира еще дальше.

Через некоторое время кот слезает с кресла, подходит к холодильнику и начинает стучать в его дверцу лапой – жрать хочет.

Командир поднимается с кресла, открывает холодильник и достает из него увесистый шмат мяса:

- Ну-с, неприкосновенный, чревожелательный кот, пожалуйте сюда.

Кот доволен, командир умиляется своему любимцу:

- Кушай, Федя, кушай. А там, глядишь и книга рекордов Гиннеса…

За все время пребывания на корабле, Федор поймал только одну крысу. Но, по всей вероятности, эта крыса была у крысиного сообщества «в Законе», и после ее гибели все крысы разбежались кто куда. На этот факт никто не обратил внимания, так как утопления корабля не боялись по причине нахождения его у стенки завода в ремонте.

А зря. Корабль, все-таки, потом утонул. Он утонул, как и его предок. Правда, не возле возле острова Цусима, а когда его притащили в бухту Труда, что на Русском острове, для разделки на металлолом.

Салют ему! Он умер, как и положено умирать кораблям – в море.

Но мы отвлеклись.

У помощника командира, в каюте, жила простая серая кошка, которую он ласково называл Кошарик. Это была очень ласковая кошка, она вполне соответствовала своему имени.

И вот Федор увидал Кошарика…

Все нутро Федора, включая и его кошачью душу, воспылало таким желанием Кошарика, что это резко отразилось на показателях боевой и политической подготовки корабля. Ни командир, ни вся команда не могли по ночам, да и днем, спокойно спать от Федоровых любовных серенад, плавно переходящих в истошный вой. А выл Федя, надо сказать, в четыре октавы, что та самая певица - великая Имма Сумак.

- Я не владею приемами повивальных барышень-старушек и не обладаю знаниями слесарей-гейнекологов. А еще скажите мне – что с детями делать? – жаловался, в кают – компании, помощник, - На основании изложенного, я запрещаю Кошарику выходить из дому. Он оберегал девственность Кошарика всеми известными ему способами, забывая об одном – основной инстинкт не спит, он бдит, он не подвластен замкам и запорам на воротах и дверях…

Вечер. В кают-компании офицеры пьют чай. Помощник спросил разрешения выйти из-за стола, дабы направиться в каюту кормить Кошарика.

По этому поводу механик выразился достаточно красноречиво:

- Из всех известных домашних животных, у меня приживаются только мухи. А тут – целая кошка. Это ж надо?!

Через несколько секунд из нижнего офицерского коридора раздался истошный, не то вопль, не то рев помощника.

Бежим в коридор и наблюдаем следующую картину: помощник, с отвисшей ниже пояса челюстью, застыл в позе «Богдана Хмельницкого», увидевшего на улицах Киева, приветствующих его вступление в город, детей Сиона.      
Видим и как Федор, загнавший Кошарика между трубопроводами, делает свое инстинктивное дело. Причем, морда Федора не выражала ни каких чувств, кроме требования к помощнику и всем остальным – выйти вон!

Помощник так и поступил – быстро куда-то исчез. Остальные сделали то же самое.

Федору больше никто не мешал обхаживать Кошарика – он почувствовал себя победителем, на его морде расплылась улыбка полнейшего удовлетворения. Но ретирада помощника ему дорого обошлась. Неожиданно для Федьки появился помощник и, прихватив того за шкирку, поставил ему йодный тампон под хвост.

Нам сразу стало понятно – каким образом товарищ Куклачев учит своих кошечек ходить по струнке на передних лапах…

Федор подпрыгнул, сделал в воздухе что-то напоминающее «мертвую петлю Нестерова», и на передних лапах помчался по трапу на верхнюю палубу. При этом он изрыгал такой поток кошачьего мата, что нам пришлось заткнуть уши. Выскочив на минные дорожки, Федя сообразил, что это то самое, которое может снять болевые ощущения с пятой точки. Он разбежался и покатился по минным дорожкам на своей заднице, благо дорожки были почищены и смазаны. Он скользил по ним как несся по ночным Васюкам сын турецкоподданного Остап Бендер. На его морде застыло блаженство.

Кот исчез в первый раз. Он затаил злобу и готовился мстить. И этот момент настал.

Как-то помощник, плотно пообедав, направился в свою каюту для исполнения «адмиральского часа», т.е. поспать. Но как только его лицо поравнялось со срезом люка, из-за крышки люка выскочил Федор и вцепился своими лапами в это самое лицо.

Из люка первым выскочил помощник, он зажимал на своем лице руками раны от когтей Федоровых лап, кровь и мат лились ручьями. Помощник, ничего не видя, натыкался на все, что встречалось на его пути – балки, переборки, барбеты… Его поймали возле лееров, иначе он вылетел бы за борт.

За помощником, не спеша, с видом победителя продефилировал Федор. Он шел с гордо, как боевой стеньговый флаг, поднятым хвостом. Он кораблем-победителем шел в родной порт – каюту командира.

В лазарете помощник дал клятву, замешанную на его собственной, стекающей с лица, крови:

- Я из него льва сделаю!

Корабль притаился, ожидая дальнейшего развития событий.

- Помощник, прошу Вас, меня в это дело не вмешивать. Это Ваши личные взаимоотношения с котом, - заметил мимоходом командир, проходя мимо лазарета, -

Да, вот еще что. Помощник, если Ваши, так называемые, «семейные» отношения ска-жутся на службе, я вынужден буду принять соответствующие меры воздействия…

Помощник, кривясь от боли, перебивает командира:

- На кого? На меня? Эттт-тт-оо все он, сволочь полосатая, рылллло свинячье!

Корсар хррренннов!

- Помощник, меры я приму в отношении нарушителя корабельных правил и плана боевой и, - делает паузу и поднимает вверх указательный палец, - политической подготовки, а к Феде, как Вы, помощник, можете догадаться, это не относится. Он, хоть и член мо-его экипажа, но читать не умеет. Все. Помощник, можете быть свободны.

Помощник, понурив голову, но с затаенным чувством мести, вышел из лазарета.

И тут началась скрытная, не то охота на львов, не то англо-бурская война, не то… сам черт не разберет какая война.

Помощник ставил капканы, силки, петли. Он расставлял сети, но кот был неуловим.

Все дело в том, что Федор не нуждался ни в деликатесах матросского камбуза, ни в щедротах кают-компании. А зачем? У Феди был командирский холодильник и командирский вестовой, он же приборщик каюты. Свежим воздухом можно было дышать и через иллюминатор, благо перед ним была полочка, на которой вполне вольготно могло располагаться все существо Федора.

Но… наступил роковой момент, когда кот дал промашку: Федя настолько уверовал в свою, для помощника, неуловимость, что, прогуливаясь по мостику и щурясь на солнышко, не учуял опасности с подветренного борта.

Развернулась и взвилась, брошенная помощником, японская капроновая сеть. Все, кот влип! Через час бесполезной борьбы с помощником и его боцманской командой, кот стал похож на африканского льва – ему оставили только пачки и кончик хвоста. Все остальное было острижено наголо.

Кот исчез во второй раз.

Помощник ходил победителем, словно он, а не адмирал Того, разбил русский флот у Цусимы.

- Помощник!...

- Товарищ командир! Это мои взаимоотношения с котом и вмешивать в них Вас я не желаю. По-моему, боевая и, - поднимает указательный палец вверх, - политическая подготовка не страдают. Я думаю, что заслужил уважения уже за то, что сдержал свое слово – я сделал не из мухи слона, но из кота льва!

Такое невнимание к исчезновению кота в дальнейшем вышло помощнику боком – он слишком рано почувствовал себя победителем.

На Дальний Восток пришла зима, заканчивался очередной год, наступило время годовых отчетов.

Помощник уселся за работу. Отчетов у него хоть пруд пруди – сколько съели крупы, извели кальсон и носков, сколько, сколько.... И еще много всего сколько.

Надо учесть исчезнувшие консервы и литры спирта, использованные для «промывки» офицерских и прочих глоток. Причем все это надо занести каллиграфическим почерком в специальные бланки отчетов, да, к тому же не в единственном экземпляре.

Помощник взмок и похудел. Наконец, он откинулся на спинку кресла и изрек:

- Все, дело сделано! Сей труд, - и пропел, - закон-н-н-чен!

Он еще раз внимательно просмотрел свои отчеты:

- Исключительно чистая работа, - прошептал помощник, потягиваясь, и бросая ручку с ученическим пером №11 в сторону.

С чувством исполненного долга, он отправился в гальюн, который располагался в каких-то десяти метрах от его каюты.

Он шел по коридору и напевал:

- Нам нет преград ни в море, ни на суше. Нам не страшны… и годовой отчет…

Его пение лилось плавно с постепенным усилением. Вскоре оно заполнило все коридоры офицерского отсека и перетекло в кают-компанию…

По возвращении из гальюна, помощник остолбенел, как Доротея, «увидев милого в пруду», от того, во что превращен его многодневный труд…

Корабль задрожал, как будто началось извержение вулкана. Из его недр несся рев и мат, которые изрыгал помощник.

В каюте на столе лежали жалкие остатки годового отчета, они были залиты водой и тушью, а на листах бланков, как улика, остались следы кошачьих лап.

Федор оставил свою личную «подпись» под годовым отчетом помощника командира.

Все, что смог произнести помощник в конце:

- Я… его,… эт-т-ту суку, …на рее вздерну! Падла хвостатая!

Эту клятву помощник не выполнил.

Через месяц командира перевели на другой корабль. Федор ушел с ним.

Как драгоценную дипломатическую почту, командир унес его в своем чемодане – все-таки, это был его кот, и он его по своему любил.

А что? За любовь всегда платили, платят и будут платить.

Кошарик же благополучно, на постели помощника, родила шестерых флотских, трехцветных котят. Их не утопили, а роздали на соседние корабли. Надо добавить, что за ними стояла очередь.

А Федор превратился в настоящего морского кота, т.к. корабль, на который назначили его хозяина, ушел надолго в Индийский океан.

Говорили, что в порту Бомбея корабль встречали не только официальные лица, но и большое множество индийских кошек…
 

ЭТАКАЯ САГА ОБ АРТИЛЛЕРИСТЕ ПО И ...

(Нахимоза)
  8  День ВМФ  2021-01-24  0  55
Предисловие:

И это было в жизни... Да, было...

    Леха был на нашем корабле командиром батареи главного калибра.
    Он носил на плечах лейтенантские погоны, хотя должен был бы носить на этих погонах звезд и поболе.
    Беда Лехи была в том, что он получал зарплату, отдавал долги и… пускался в «свободный полет», по поводу которого как-то раз заметил в кают-компании наш командир: «Это ж кем надо быть, чтобы обмывать шнурки к ботинкам или носки за 90 копеек, словно очередную звездочку или медаль на грудь?!…»

    А однажды, когда Леха потерялся перед выходом корабля в море (его полуживого на рейдовом катере доставили), командир разносил не его, что толку разносить тело, а большого зама – Вы куда смотрите, комиссар! Выгнать подлеца из комсомола к чертовой матери! Что значит – не комсомолец? Немедленно принять и еще быстрее выгнать, трепанг тебе в запазуху!!!!....
    После того, как в Лехином кармане заканчивались деньги, он являлся на корабль - гладил свою форму, чистил, до зеркального блеска, свои ботинки, и приступал к исполнению своих прямых обязанностей.
    А артиллеристом Леха был от Бога….

    Порой, когда надо было отправлять какой либо эсминец из бригады на призовые стрельбы, то на наш корабль являлся самолично Командир бригады, а случалось, что ему приходилось ехать на гарнизонную гауптвахту, и забирал Леху на эти самые стрельбы.
    А забирал комбриг Леху только по одной причине.
    - Вы уже этих призов нахватали, вон глянь, пять звезд на рубке, - говорил он нашему командиру, - пускай и другие будут Вас достойны. А Леху – верну….
    - Леха, - говаривал ему командир корабля, - ты бы хоть полгода продержался без своих «марафонских заездов». А я бы тебе звездочку старлейскую на погоны…. Стыдно ведь – комбат, а лейтенант.

    И однажды Леха завязал со своими загулами….
    Через четыре месяца батарея была признана лучшим подразделением в БЧ-2, а сама БЧ-2 лучшей боевой частью среди артиллерийских боевых частей всей бригады.
    Командир корабля чуть ли не из штанов выпрыгивал от радости.
    - Ну, что? – выговаривал командир замполиту Алексею Ивановичу Сырцову, - Что твой марксизм по этому поводу говорит, а? Я всегда говорил, что из Лехи получится достойный офицер, стоит только с ним по душам поговорить, увлечь, понимаешь ли… карьерным ростом. Ведь старший лейтенант получает побольше денежек, чем лейтенант. А? Марксист? Короче, я подготовил представление к очередному воинскому званию на Леху. Пусть порадуется….

    Леха и порадовался….

    Его нашли дня через три в одной из кают краболова «Кронид Каренов» среди сонма рыбачек – он сидел, как падишах, в руках у него были стакан и здоровенная крабовая лапа. Он раскачивался, словно в нирване, из стороны в сторону, при этом повторяя одну и ту же фразу: «Я – старший…. Я – старший…. Я – старший….»
    На столе перед ним стояла початая бутылка вьетнамского рисового рома, наполовину заполненная маленькими (лейтенантскими) звездочками.

    Он не стал старшим лейтенантом. Он стал смотрителем навигационных знаков в своем родном, одном из волжских, городов.
    Но еще долго на флоте помнили «Блестящего артиллериста, артиллериста от Бога» Леху….
 

УРОК ВЕЖЛИВОСТИ ИЛИ ЛЮБИМЫЙ СЫН ...

(Нахимоза)
  8  Вежливость  2021-01-22  0  54
Предисловие:

Герои этого произведения живы... Правда, судьба продавца-араба мне не известна...

      "... Ну, кто хочет еще комиссарского тела?.."
      Всеволод Вишневский

    В одном из артиллерийских дивизионов нашего корабля служил замполит. Весь личный состав, начиная от матросов и кончая высоким начальством, любили этого замполита.

- Кто посмеет, даже в мыслях, обидеть любимого сына нерусского народа, тот становится мне врагом на всю служ****ю жисть. И подвергнется осмотру на стоматологическом кресле в «камере пыток». Хе, я хотел сказать в кабинете нашего стоматолога, - грозил всем в кают-компании помощник командира, - вы плохо знаете, что такое помощник командира …

Коленька Лапин, наверное, был единственным представителем своего народа в великой когорте политических работников. Он родился в семье знатных оленеводов на тундровых просторах Чукотки, и гордился этим, а особенно своим дедом, Героем Социалистического труда.

Коленьку, а по другому его имя не произносилось, все ласково называли – «Лапа», он был маленького роста, а разглядеть его в строю можно было только по ушам. Это были знаменитые уши. Это были паруса, поставленные «бабочкой». На эти уши один раз даже наступили; это, когда он лежал на крыле мостика (надо же, - место нашел) и загорал. Вахтенный офицер вышел с секстантом «ловить солнце» и попросту его не увидел.

Так вот. Стоял наш корабль в Аденском заливе. С борта открывалась прекрасная панорама города, в который мы могли попасть только катерами либо баркасами.

Однажды, вернулся Лапа из города, и стал хвастаться покупкой:

- Вот, купил дедушке в тундру магнитофон. Японский. Только в толк не возьму – почему одна бобина крутится быстро, а вторая медленно? - и протягивает его нашему «Маркони» - радисту.

Тот осмотрел Лапину покупку со всех сторон и, обращаясь сначала к Лапе, а потом к доктору, произнес:
- Лапа! Тебе разрешили посетить магазин в разумных пределах. А в каких пределах посетил его ты? Док, как это у вас там называется? Диагноз?
И, повернувшись к Лапе, продолжил: Запомните, замполит, технические средства, особенно, электроника, не терпят гуманитариев. Это Вам не авторучка или конспект «Анти Дюринг». Это Вам – ТЕХНИКА! Короче, Николенька, - это диктофон. На него хорошо лекции или конспекты занятий записывать. Эта штука на политзанятиях руководителя элементарно заменить может – записал на пленочку урок, включил воспроизведение и гуляй смело. Диктофон твоим голосом, чтоб матросики его не забыли, бухтит. Матросики конспектируют, а ты пишешь текст очередного урока, политинформации или письмо на деревню - дедушке.
- Запиши на свою покупку добрые пожелания своим родственникам и отправляй свой голос на Чукотку, домой, - добил Лапу доктор.

- А музыка? А песни? – прошептал Лапа.

- Лапа! Диагноз твоей хренотени поставлен, - заключил радист, - так что готовь речь «нобелевского лауреата».

- Я, дедушке, - начал хлюпать носом Лапа, - подарок,.. в тундре ему скучно.

Он стал еще меньше ростом, а его знаменитые уши затрепетали как кливер-парус на шлюпке при повороте через фордевинд.

Слезы из глаз этого дитя Чукотского полуострова полились как воды Ниагарского водопада:

- Я, дедушке, - продолжал хлюпать носом Лапа, - а они… Ему там, одному,.. а они…

Собираем «военный совет в Аденском заливе».

Доктор:
- Надо менять! Совсем эти «арапы Петра Великого» распоясались. Ни хрр-рр-рена замполитов не уважают.

Лапа вытер слезы:

- Я согласен! А как?

Радист:

- Есть одна идейка, но надо звать Толю Шапкина, этого члена плеяды славных бомбардиров. Кстати, Лапа! Это твой начальник, вот ему и пушки в руки.

Толя со всеми согласился, что надо менять, но при этом задал «очень странный вопрос»:

- А как?

Было видно, что в его голове роятся мысли – здесь что-то замышляется,… а если замышляется, то что?.. и чем мне это грозит,… заграница ведь…

Радист, подобно Чапаеву, объясняет диспозицию «частей» и план «операции»:

- Значит так, уважаемые сээ-эээээры! Я, доктор и Лапа идем на берег. Да, кстати, Лапа, ты хоть помнишь, где покупал свой ящик?

- Ккк-ооо-нечно, - промямлил Лапа.

- Это хорошо, - продолжил радист, - Ага, а где трюмный? Где этот полиглот и любимец Рабиндраната Тагора? Без него нельзя. Нельзя! - с надрывом воскликнул он, - Нас могут не понять. А обязаны! Нет, нам без трюмного, ну, никак нельзя…

Пошли за трюмным. Того долго уговаривать было не надо. Трюмный, в душе, был большой авантюрист с развитым чутьем авантюриста. Он был из «питонов», из этих, так называемых, наследников адмирала Нахимова, нашедших себе приют на Петроградской набережной в городе Ленинграде рядом с крейсером революции "Авророй"...

Радист конкретизирует задачи в соответствии с планом «операции»:
- Толя, как только Лапа махнет тебе с берега платком, ты, Толя, начинаешь проворачивание своей материальной части. Что это означает, Толя, в данном контексте? А это, Толя, означает, что ты разворачиваешь подчиненную тебе, Толя, вторую башню главного калибра. И, эдак, легонько, начинаешь шевелить ее пальчиками, пушечками, значит. Мне сдается, что твои, Толя, шестидюймовки должны произвести на арабского продавца неизгладимое впечатление и еще неистребимое желание вернуть нашему Лапе денежку, а заодно подарить хороший магнитофон, а не говно.

У Толи, от услышанного, вытянулось лицо, зашевелились волосы, и участилось сердцебиение:
- Вы, ч-че, охренели? В иностранном порту пушками размахивать… Да, кто мне разрешит?

Трюмный его успокаивает (вот, что значит иметь за плечами Нахимовское училище):
- Толик, а ты у главбуха (командира артиллерийской боевой части значит) на плане одиночного боевого учения поставь резолюцию – «Утверждаю», и дело в шляпе. Тем более, что он сегодня после посещения интернационального клуба моряков,.. ха, ха, ха…

У Толи выражение лица приняло нормальное выражение, он даже повеселел:
- Ха, это хорошая мысль. Трюмач, как-нибудь дам тебе из пушки пальнуть. Ну, я побег оформлять план одиночного учения на боевом посту. Да, а во сколько начнем?

Доктор отреагировал не по-докторски:
- Слушай, Толик! Лети быстрее, пока я тебе клистир не поставил. Ты, что не врубаешься, что время – это ты, Толенька. Несешь визированную бумажку, и начинается операция «Флот - оленеводам Чукотки».

Лапа – только внимал, но план операции одобрил, кроме названия. Он предложил назвать операцию - «Флот – дедушке». И все с ним согласились.

«Главбух» содержимому плана одиночного боевого учения удивился, но поставил свою роспись под грифом «Утверждаю». Его, видимо, убедила фраза, которую выдал ему Толя:
- Пусть отдыхают империалисты! А мы всегда на боевом посту! Недаром наш бронепоезд, - в этом месте появилась подпись, и, не закончив фразу, Толик выскочил из каюты своего начальника.

«Группа захвата», как начали себя именовать уходившие на берег, отправилась с корабля.

Заходим в магазин.

- Что угодно, господа советские офицеры? – лицо продавца-араба ничего не выражало, кроме презрения, которое просматривалось сквозь заискивающую улыбку.

- Нам угодно, - начал доктор, - дать вам в морду, уважаемый. Трюмный, переводи. Переводи дословно, а то, кроме русского мата, они ни хрена не понимают по-русски. Нам угодно дать вам, уважаемый, в морду за оскорбление достоинства Советского морского офицера... Да, к тому же, представителя одного из уважаемых народов, населяющих великий Советский Союз! Ты что, сучий хвост, обезьяна говорящая, себе позволяешь? А, ну, гони свои вонючие динары на стол, а заодно и другой магнитофон. Лапа, выбирай.

Отодвигает продавца в сторону и указывает рукой Лапе на полки, заставленные различными моделями магнитофонов и магнитол.

Араб встрепенулся и кинулся к своим полкам:
- Ничего не знаю, а вас, вообще, впервые вижу. Ничего я вам продавать не собираюсь, так как русские офицеры – бедные офицеры. Вот у англичан, - бьет себя по карманам, - здесь тысяча и здесь тысяча, а у американцев – денег вообще не пересчитать.

Но тут его взгляд останавливается на Лапе. Уши у Лапы стали раздуваться, как капюшон у кобры... Араб его узнал...

- Ребята! Фас его! Тащи его на набережную. Я, ***, покажу ему англичан и американцев, – неожиданно для нас, громовым голосом скомандовал Лапа.

Взяли мы продавца за шиворот и потащили на набережную, благо она была напротив магазина.

- Смотри, харя немытая! Ты видишь вот этот маленький пароходик в 210 метров длины? – у Лапы прорвало красноречие, - Сейчас у этого ма-аа-ленького кораблика повернется вон та башенка с пушечками, и от твоего сраного магазина ни хрена не останется. Ты понял, дитя аравийского полуострова? Это я тебе говорю – дитя Чукотского полуострова! Сейчас ты нас увидишь всех в последний раз, а заодно и свой магазин. Доктор! Где платок?

- Товарищ лейтенант! – обращается к Лапе доктор, - можно подавать сигнал?

- Нет, я сам! – прокричал Лапа, и махнул, поданным ему, большим белым платком.

Следим за реакцией продавца-араба:
- Ну, внимательно смотри. Сейчас ты увидишь небо в алмазах, жопа! И заруби себе раз и навсегда то, что сейчас испытаешь, – прошептал арабу на ухо трюмный.

То, что мы увидели в следующий момент, даже нас заставило вздрогнуть.

На корабле, вдруг, начала разворачиваться вторая башня главного калибра. Она повернулась в сторону города и начала искать своими тремя шестидюймовыми стволами и араба, и его магазин. Стволы, словно пальцы на руке, ходят вверх-вниз. Причем, ходят в разнобой. Башня поворачивается то вправо, то влево. И все это действо происходит синхронно…

Но вот один ствол уставился на продавца-араба, второй и третий, приподнялись и замерли, уткнувшись прицелами, в его магазин. Создалось впечатление, что сейчас орудия произведут залп…

Лапа делает глотательное движение и в упор, уставившись на араба, выдавливает из себя:
- Ну, что? Махнуть еще разок платочком, арапчонок хренов?

Глядим, а араб с лица сбледнул, и стал сползать на землю – под ним растекалось большое мокрое пятно и от него, неожиданно, как-то противно запахло, словно его окунули в бочку с дерьмом.

На следующий день Лапа прибыл с берега с еще одним новеньким магнитофоном, доложив:
- На сей раз разумные пределы посещения этого магазина я забыл в каюте. Поэтому, диктофон я оставил в качестве боевого трофея. А, что? В учении все сгодится.

Вы спросите о судьбе араба-продавца? Она сложилась весьма своеобразно...
Если он не успевал закрыть свой магазин при приходе в порт наших кораблей, то нес такие убытки, словно его посетили полчища хана Батыя.

Зато он подружился с Лапой. Когда Николенька подходил к его магазину, то араб встречал его флотским приветствием, и сопровождал по торговому залу, как собака хозяина.
 

О Ваганьковском кладбище

(Нахимоза)
  10    2021-02-11  0  44
На парадные тренировки мы ездили с Хорошевки на Центральный аэродром (Ходынка) мимо Ваганьковского кладбища. Все бы ничего – кладбище, как кладбище. Что же нас так привлекло к нему?
      Справа от центрального входа стояла зеленого цвета «сторожка». А к стене этой самой сторожки был прибит фанерный, красного цвета флаг, на котором, в свою очередь,сверкала надпись следующего содержания: «Кладбище обслуживает бригада коммунистического труда»…
      Серега Полянский, прочитав эти слова, поперхнувшись, произнес: «Надо бы добавить еще объявление – Граждане! Похороны проводятся в порядке живой очереди!»
      Водитель автобуса чуть руль не бросил…
 

НЕДОБРАЯ БЫЛЬ О СКАЗОЧНОМ МУКЕ

(Олег ЛИЕВИЧ)
  18    2021-02-12  1  44
Любимому сказочнику Вильгельму Гауфу
      с уважением и юмором)))))

Как-то сказочный Маленький Мук
В нашу реальность шлепнулся вдруг,
Так испуган реальностью Мук,
Что издал он не сказочный звук...

Потерял контроль Маленький Мук,
Вышел из Мука не просто звук,
Стало вдруг не комфортно вокруг,
Повезло всем, что Маленький Мук!

- Брось печалиться, Маленький Мук, -
Успокаивать стал Мука друг,-
Не так страшен твой маленький "пук",
Если б не запах - это лишь звук...

Постеснялся признаться наш Мук,
Что не только, мол, запах и звук
Не сумел удержать в себе Мук:
Результаты не только вокруг...

Чтоб отмыть результаты от брюк,
Надо сотню немаленьких рук!
Хочешь Мука избавить от мук? -
Предложи свои руки, мой друг!
 

ПО ЗАКОНУ БОЖИЮ...

(Олег ЛИЕВИЧ)
  12    2021-02-18  2  48
Сначала прочтите, пожалуйста, это::
Жми сюда

    Бог, он же Абсолют, он же Универсум, он же Вселенская Воля, он же Мировой Дух пребывал в хорошем расположении Духа.
    Все, Всегда и Везде происходило или не происходило, или вообще буксовало строго в соответствии с Божественным Планом, разработанным и воплощенным Верховным Заказчиком, Единым Зодчим и Генеральным Подрядчиком в Триедином Лице.
    Галактики с заданной скоростью неслись в космосе навстречу своей Богоугодной Погибели.
    Звезды возникали и эволюционировали, тщеславные и амбициозные обзаводились личными свитами в виде планетных систем и угасали. Оптимистки превращались в цветных карликов или гигантов. Завистливые лопались от зависти – взрывались, а жадные и пессимистичные превращались в черные дыры. В их прожорливые и ненасытные орбиты сколько чего не кинь – все сожрут и не поперхнутся!
    Некоторые планеты пытались сдуру культивировать разумную жизнь, робко начиная с какой-нибудь «козявки примитивус» и нагло прогрессируя в «хомо придупкуса», чтобы спустя несколько миллиардов местных лет было кому планету-мать укокошить , как только местный «венец творения» научится держать дурную голову или умное оружие (неизвестно, что раньше).
    Так – быстро ли, медленно ли – угасали звезды большие и малые, со свитами и без, известные и не очень, молодые и старые, в Центре Мироздания и на его задворках!
    И никаких тебе ни аплодисментов, ни улюлюканья…
    Пыль космоса – песок для будущих «замесов».
    Ради этого будущего без будущего где-то в отдельных планетных впадинах, ямах и ложбинах булькал первичный химический бульон, формирующий будущие благородные аминокислоты из нынешней разнокалиберной космической дряни.
    Бог, как истинный и единственный Гений, восторженно-критично созерцал нерукотворный свой проект и убеждался, что тот «хорош весьма».
    Ничего не отвлекало Господа от Всего.
    И все не отвлекало от Ничего.
    Ничто и Никто не мешали Вселенскому Разуму "разумничать" по-вселенски…
    И преобразовывать ничтожное Ничто в возвышенное Нечто.
    А потом наоборот...

      P.S. Это есть глава из иронического романа "Всего лишь Бог", частично публиковавшегося в двух печатных изданиях в 2019-20 в Украине.
      Книга, дай Бог (если простит мою ироничность), выйдет в 2022 в Украине и России.
      Здесь хотелось бы представить некоторые главы в интерактивном режиме.
      Все зависит от читательской реакции основного населения града "Хохмодром", поскольку приезжие, заезжие,понаехавшие и просто залетные здесь голосовать не могут! :-)
      Жду мнений)

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Вебмастер