ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: лучшее из свежего: стр. 28

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: лучшее из свежего: Стр. 28  Раздел   Дата   Рец.   Оцен.   Посет. 
 

НА УШАХ

(Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич))
 Смешные истории  2017-04-18  0  4  731
Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич)

       НА УШАХ

======
Заместо эпиграфа из диалога молодой супружеской четы Крякоквакиных –
Гланды Николаевны и Онания Ивановича:

« – Онаний, а взаправду говорят, что женщины любят ушами,
а мужчины – глазами?
– Чушь!
– ???!!!
– Чушь несусветная!..
Да ты только представь мой глаз в твоем ухе!.. Представила?..
Ну и какое от этого самого удовольствие?!..»
======
Итак, эпиграф, пусть и абсолютно не в тему настоящего повествования, но есть... Можно, однако, и к сути?.. А к чему ж еще? Резон ль жевать бэушную мочалку?!..

А было сие в некоем царстве иль королевстве, иль в демократической республике, либо даже в империи, кою и называть-то поди-ка без надобности...
И залегала на той территории уймища социальной плодородности, на коей и испокон веков произрастает все самое хорошее... А может быть и не там... кустились и по сей день кустятся уникальные прекрасности? А вдруг и туточки – совсемочки рядышком!..
Итак, о том, что было... Совсем-совсем недавненько и... совсем-совсем непредсказуемо...

Жили-были да мед с ухою пили супруги Крякоквакины – Гланда Николаевна да Онаний Иванович... В строго-престрого засекреченном таежном городишке проживали, за огласку названия и географических координат коего и по сей час «О-о-ого-го-о-о!».. Короче, назовешь иль напишешь, и... И без промедления герметичный синтетический мешок с куриным пометом на башку по самые подлокотники!!!.. А то и... даж до самих коленных чашечек!!!.. Ужасть!!!.. Оттого и ужасть, потому как редко кто в этакой угарной зачехленности выживал!..

И вот... Однажды мэр энтого самого сверхсекретного микромегаполиса Ирод Петрович Изолентов изобре-ел(!) и внедри-и-ил(!!!) нечто э-э-этакое(!!), от коего население буквально начало вставать на уши!..
Изощрился он принять иль указ, иль постановление, в коем черным по белому иль... белым по черному было оговорено, что, мол, всякому проживальцу сего суперсекретного физико-химического городишки, вошедшему в сотню искуснейших ходоков на верхних конечностях, причитаются: златошвейно выполненная муниципальными дворничихами почетная грамота, мультиварка, копия шапки Маномаха, именные бронетрусы и... И стопроцентная надбавка к заработной плате либо ко всякому иному юридически обоснованному избюджетному пособию!..
Изощрился мэр, и... И народ кинулся тренироваться(!), изнемогая и надсажаясь неистово. А кому, собственно говоря, излишни умопомрачительные почести вкупе с удвоением денежного довольствия?!.. Никому... Разве что круглому дурачине!..

Пресс-секретарша мэра Эльза Правдоподобовна поначалу ехидненько похихикала, а потом... А потом трезвомысленно посоображала и... И с офигительным энтузиазмом начала изображать то, что от нее требовалось согласно обновленному трудовому договору!..
Неопису-у-уемо-о(!!!) на темечке пританцовывала! Несомненно, не в платьишке иль там в юбчонке, что выглядело бы совсем уж вызывающе и отвлекало бы мужской аппарат мэрии от дел насущных! Неопису-у-уемо-о... в широченных атласных шальварах кривлялась и даже умудрялась из вверхтармашечного положения давать интервью для исключительно внутригородского кабельного телеканала «Офигенно секретно»!..

Кабинет министров изначально принял инициативу провинциального мэра в штыки, заочно изматерив его всей кодлой до изжоги, проливного насморка и затяжной диареи...
Чуть позже, после того, как президент государства сказал: «Х... с ём – пущай ёкспериментируеть». Так вот, после сих слов начинание Ирода Петровича было признано не только не бесперспективным, но даже и многообещающим! И все без исключения министерские функционеры извинились за изначально имевшую место нецензурную брань по адресу дерзновенного реформатора. И даже экстренно вручили ему чемодан с премией имени легендарного отечественного фальшивомонетчика и заядлого мецената Кузьмы Троекокова!

Мэр на столь солидный куш приобрел в окрестностях городка недвижимость – семнадцатиэтажную дачу: шестнадцать подземных уровней и один наземный, замаскированный под гниль хибарную...
Закатив в воскресенье для узкого-преузкого круга родных, друзей и приближенных беспрецидентно феерическое подземное новоселье, в понедельник страдавший похмельным синдромом Ирод Петрович подписал указ, согласно коему: «...На злостных отлынивателей от ходьбы на верхних конечностях может накладываться штраф в размере до ноля целых и одной тысячной процента от уровня максимальной заработной платы мэра. Совершеннолетние же студенты, бомжи и безработные за подобный саботаж могут привлекаться к длительным принудительным работам по очистке от мусора улиц, переулков, дворов и центральной площади всеми любимого города...» О как!..
Как словом, так и делом: вскоре под присмотром велосипедной полиции в городе появились многочисленные бригады уборщиков, от зари до зари уныло затаривавших свои пластиковые тележки главным образом тем, что остается после бескультурного досуга современной молодежи и выгула домашних животных. На спине у всякого из штрафников отчетливо читалось: «Я – бяка!»

Тем временем строго секретные трудовые коллективы массово выдвигали вполне резонные инициативы по ускорению перехода на новую форму хождения.
Отдельные же выскочки из числа заядлых, но невезучих карьеристов самозабвенно предлагали свои концепции по передвижению, к примеру, ползком, на четвереньках, подбородках, животах, седалищах и даже... на молочных железах и эрегированных мужских половых органах! Нашлись и такие, кои скучковались под лозунгом: «Повернем вспять систему пищеварения: еда – через анал, продукты жизнедеятельности – из ухо-горло-носа!»...

Однажды под вечер, когда политические методы противодействия смутьянам потерпели фиаско, пригрохотали танки, бронетранспортеры и прочая боевая техника. Камуфлированные пассажиры сих громких транспортин повылезали наружу и продемонстрировали всем зрячим свои оголенные скорострельные автоматы!.. Народ сразу же усвоил суть намека и, ничуточки не возмутившись, либо рассосался по жилищам, либо принялся брататься с вояками, охотно снабжая их информацией о мракобесах, коей (козе понятно) на момент начала операции командование карательной экспедицией обладало в избытке!..

Добросовестные военнослужащие отловили большинство «шибко умных», скучковали их на территории огражденного сеткой-рабицей муниципального скотомогильника, где и... «всыпали им по первое число, вставили по пистону, накостыляли в пределах разумного, аргументированно поубеждали в неправоте, предложили постоять на бровях и показали, где зимуют раки!»...
Под занавес сего грамотно исполненного перевоспитательного мероприятия всяк из инакомысливших без колебаний дал подписку об безальтернативном одобрении мэровского способа передвижения и... И под свист и улюлюканье с несказанным облегчением припустил на все четыре стороны! Разумеется, не далее строжайше охраняемого периметра секретного физико-химического городка...

В ознаменование победы демократии всеобще публично обожаемый мэр Ирод Петрович Изолентов многократно выступил по городскому телеканалу «Офигенно секретно», обличая выпады отдельных идеологических экстремистов, дюже вредоносные для стремительного подъема и без того высоченного уровня жизни горожан! Телезрители, наслушавшись главного городского мужа, пусть даже и с неким превозможением себя, но в подавляющем большинстве уверовали в собственное незаурядное благосостояние и, как следствие, загордились и повеселели!..

Повеселел и Онаний Крякоквакин – кочегар цеха обжига термоядерных кирпичей – тридцатидвухлетний крепыш брюнетистой волосатости, постоянно опечаленный двумя недугами: необратимо прогрессирующей плешивостью темени и систематическим зудом лобка... Ага, повеселел, и зуд, плавно напрочь угаснув в вышеупомянутом месте, вкупе с неимоверным жжением вспыхнул в глубине межъягодичного ущелья! Точно так же, как в годы учебы в кочегарном колледже и в период армейской службы!
Передислокация чесательных манипуляций и их активизация не ускользнули от пристального внимания коллег по угольному огнетворчеству. Посудачив в курилке, мужики пришли к неутешительному выводу: «Если у кочегара зазуделась жопа, значит скоро выпадет на эту самую жопу какое-нибудь похабное приключение!»...
Заскочивший в кочегарку для подзаимки дрожжей и сахара телесно тщедушный младший технолог цеха Брагин, понаблюдав за яростным чесом сквозь брезентовые брюки, покумекал и жеманно произнес пожизненно женственным голоском:
– Она-а-аний, ну и чего через брезент-то че-ешешь? Стесня-яешься? А чего среди своих стесня-яться-то? Спуска-ай штаны-то да и чеши-и себе на здоро-овье на-аживо! А то дава-ай.., я-я прочешу-у! У меня ногти о-он како-овские вы-ымахали! Чего-то не стригу и не стригу-у-у, а все лакиру-ую да лакиру-ую!..
Крякоквакин смерил доброжелателя уничижительным взором и, страдальчески гримасничая, засеменил в направлении санузла.
– Она-а-аньюшка-а! – забыв про дрожжи и сахар, настырно погнался за ним младший технолог, – А ведь еще можно водочные клизмы делать! Для дезинфекции! А коньячные клизмы еще-е(!!) эффективней!..
А мы тут с мужиками решили бра-агу замути-ить, а дрожжей с сахаром не хвата-ает! Вот и засла-али меня к вам – в кочегарню – попопроша-айничать! – последние слова пришлись в дверь санузла, захлопнутую за собою изнемогающим от зуда Крякоквакиным...
– Она-а-анчи-ик!!! – базлал сквозь припорошенную сажей филенчатую преграду одержимый жаждой к целительству Брагин, – Э-это-о у тебя-я на не-ервной по-очве-е!!!
А ещ-ще-е-е ить мо-о-ожно-о... раскаленной головешкой или ку-уревом твою за-адницу прогре-еть!!.. Толчеными свежими муравьями с чесноко-ом и укро-опом можно натереть!!.. Иль возьми грецкий орех в скорлупе и засунь его в кишку поглу-убже!! На сколько самого длинного пальца хватит! На-а-а трое суток засовывай!.. Можешь заместо ореха... три-и-и(!!!) ореха, но только без скорлупы-ы, запихать!
Она-а-аньюшка-а!!! А лу-у-учше-е(!!!) всего-о(!!) е-ё-ё-ё навазели-инить(!) и-и-и-и-и.., – на сем фантазия младшего технолога иссякла, и он понуро поплелся выклянчивать сахар с дрожжами...

После обеда в курилке коллективно смотрели по телевизору очередное выступление мэра Изолентова, кой яростно клеймил «оголтелых оппортунистов, набравшихся наглости посягнуть на святое – на единственно верный курс, направленный на жизнедеятельность вниз головами»!..
Под финальные аккорды телепрограммы по отмашке старшего мастера смены все дружно поаплодировали...

Накидав в гигантские топки угля, вновь собрались в курилке, где уже волновалась смазливая лекторша из отдела культуры городской администрации. Чуть ли не сравниваясь мордашкой с багровостью своего делового платья и нервно поправляя очки-велосипеды, молодка продиктовала с мятой-перемятой шпаргалки практически то же самое, что и только что озвучил с телеэкрана мэр...
Когда дошло до вопросов, случился конфуз... Ассистент кочегара Осип Дохлятинов, задумчиво поморщившись и потрепав свою жидкую бороденку, вдруг прокричал:
– А мэр-то чего так?!! А ты-то, мамзель, чего так же как и он?!!
– К-к-кон-ны-крети-зируйте! – интуитивно чувствуя подвох, с трепетным заиканием попросила лекторша.
– Да я все... про то же самое, которое оно..! – соорудил словесный ералаш Дохлятинов.
– Про к-кы-какое?! – представительница мэрии сумбурно заелозила бюстом по торцу поставленной на попа бочки из-под дизтоплива, традиционно и до сей поры служащей ораторской трибуной.
– А чё ж это вы не по-людски к народу-то?! – обострил ситуацию Осип, – Чё ж это вы, значит, сами агитируете за то, чтобы мы на ушах ходили, а сами речуги толкаете с жопы да с пяток?!..
– Не х-хамите, г-гы-ражданин!! – с трудом поборов нешуточное смятение, выкрикнула лекторша, – Ещ-ще н-не х-хы-ватало, чты-тобы мэр перед ти-телезрителями кы-как последний кы-клоун на ти-темечке кы-ривлялся!!!
– Ага! – в мертвецкой тишине произнес дотошный Осип, – Ему, значит, на темечке стремно! А мы, значит, свои темечки об асфальт до дыр протирай да шеи вывихивай?!! ***-ядство какое-то, а не демокра-атия!!!
Лекторша, психанув до полной потери самоконтроля, пулей вылетела в дверь, распахнув ее лбом, попутно сбив с ног задумчиво прислонившегося к косяку Онания Крякоквакина и рассыпав по черномазому полу свои пластмассового жемчуга бусы!..
Пока кочегары скрупулезно собирали бусинки, Дохлятинова экстренно пригласили в комбинатовскую контору для собеседования на предмет его профпригодности... Забегая вперед, баламут не выдержал испытания и навсегда с позором был выдворен за заводские ворота...
Что касаемо лекторши... До сей поры сидит на кассе в привокзальном платном туалете...
Да-а-а! Отрадным же последствием падения Крякоквакина стало стремительное и абсолютное пропадание зуда в его многострадальной заднице!..

Когда страсти-мордасти подулеглись, когда бусинки были собраны, когда в дюже прожорливые топки была накидана очередная угольная порция... Вот тогда и... Вот тогда и посреди кочегарки в образованном коллективом смены круге выступил ведущий акробат городского цирка Граций Звездинский.
Обтянутый пурпурным трикотажем несказанно тонюсенький и невероятно гибкий шкет демонстрировал виртуозное хождение на руках и танцы-пляски на увенчанной замызганной шапкой-ушанкой голове, а облаченный в белоснежный фрак толстенный и одышливый господин комментировал телесные манипуляции...
– А пусть попробует из этого положения покидать лопатой топливо!! – не выдержал безмерно обрадованный пропажей зуда Крякоквакин.
– Гра-аций! – восторженно окликнул комментатор, вынимая из чехла совковую лопату с пришпандоренной к черенку парой желтых сандалий, – Продемонстрируй-ка!..
Граждане кочегары, мы предусмотрели вероятность подобной просьбы с вашей стороны, поэтому со своей стороны основательно подготовились, не щадя сил на реконструкцию лопаты и на длительные репетиции!..
Спустя минуту-другую акробат, сцепленный ступнями с инструментом посредством вышеупомянутых сандалий, пусть и неуклюже, но все же подкидывал в крайнюю слева топку угольную мелочь, семеня на руках и для передышек в качестве дополнительной опоры подключая защищенную уже упомянутой шапкой-ушанкой голову.
– Да-а-а! – вслух поразился престарелый кочегар-испытатель Болваний Сидорович Углеедов, – Э-этакое мастерство-о! Кто бы рассказал – ни за что бы не поверил! Э-э-эх-х, где мои годы молодые?! Сороковник бы сбросить, так я бы то-оже этак же!..
«А чего сбрасывать этот самый сороковник? – подумал вечно всем недовольный одутловатый шлаконос Михайло Зловонюченко, – Выпе-ендривается(!), будто летчик-испытатель на утреннике в деревенском детском садике. Оформился на пенсию – ну и ползи на отдых с производства(!!) – ну и освобождай место молодым. Нашелся незаменимый кочегар-испытатель. У меня тоже корочки испытателя(!), а я из-за этого старого пердуна шлак таскаю...»
– Гражданин хороший!! А можно спросить?! – тем временем обратился к наставнику акробата ветеран Углеедов.
– Спрашивайте! – отыскав взглядом Болвания Сидоровича, дозволил тот.
– А вот я тут поду-у-ума-ал..! – с пафосом произнес Углеедов, – А тележку со шлаком возможно ли вверх тармашками катать?!
– Хоро-о-оший вопро-о-ос-с.., – подперев кулаком подбородок, вслух озадачился теоретик производственной акробатики, – Вопро-ос.., конечно, хоро-о-оший! Но мы пока им не задавались...
– Ну чего?! – прервал раздумья Болваний Сидорович, – С телегою-то своего дистрофика не тренировали?!
– Да не-е-ет, – пытливо наблюдая за в поте лица лопатящим уголь подопечным, признался наставник, – Как-то... никак...
– А может пускай прямо сейчас и... того – попробует?! – кивая на акробата, только что вставшего на ноги и отстегивающего от них лопату, предложил неугомонный пенсионер.
– Граций! – вытерев рукавом белоснежного фрака пот с лица, обратился к подопечному тренер.
– Ну чё тебе еще(?), придурок, – озлобленно пробубнил под нос усталый акробат.
– Гра-а-аци-ий!! – с нескрываемым раздражением взирая на испачканный композицией пота с сажей и золой доселе белоснежный рукав, повысил голос наставник, – Ты меня слы-ы-ыши-ишь?!!
– Да слышу, слышу!! – нервно обернувшись, выпалил циркач.
– Иди-ка – покатай тачку из положения вниз головой! – последовал приказ.
– Придурок, – пробубнил Граций, но... повиновался...
Насмотревшись на натужные телодвижения акробата, в итоге все-таки сдвинувшего тачку со шлаком и прокатившего ее несколько метров, кочегар-испытатель Углеедов многозначительно поглядел на шлаконоса Зловонюченко и объявил во всеуслышанье:
– А я вот думаю, что у Михайлы Зловонюченко не хуже получится! Давайте-ка его коллективно подбодрим и обяжем освоить этакий способ ко дню-ю-ю... Ко дню, ко дню, ко дню... А хотя бы ко Дню моего рожде-ения!!! Думаю, за месяц натренируется!
«Гандо-о-он(!!!)», – перед выпадением в обморок успел подумать Зловонюченко...

Со следующей смены кочегары развили бурную деятельность по реформированию производственного процесса...
Первым делом получили со склада новехонькие лопаты, к черенкам которых немедля пришпандорили (на гвозди, а в подавляющем большинстве на шурупы) разнообразную обувку: от сандалий и тапочек до кирзовых сапог и ботинок.
Вторым делом для комфортности ходьбы и снижения износа усилили брезентовые рукавицы-верхонки лоскутами кошмы, подошвами от старой обувки и даже вырезками из автомобильных шин.
Третьим делом единодушно заказали через интернет-военторг на кодированный адрес котельной танковые шлемы, кои и были доставлены уже на четвертый день сквозь секретные фильтры службы безопасности городка.
Иные же смены подошли к вопросам экипировки менее рьяно, то не усиливая массово рукавицы иль приспосабливая в качестве защитных головных уборов старые строительные каски, металлические столовые миски либо и вовсе – обрезанные пластмассовые ведра, цветочные горшки и даже бэушные ночные вазы...

Спустя с неделю с начала усиленных тренировок энтузиазм передовой смены стал иссякать час от часу. И отчего? А оттого, что великий почин зашел в непробиваемый тупик: руки и шеи не выдерживали нагрузок, телеса и вистибулярные аппараты не обеспечивали равновесия, приливающая же к голове кровь провоцировала разнообразные мучительные недомогания! И это с учетом того, что тренировались исключительно менее чем тридцатипятилетние, а старшие выступали в качестве советчиков и вручную подстраховывали молодежь по ходу попыток исполнения трюков...
Ох и наматерились же!!! Более остальных насквернословил шлаконос Михайло Зловонюченко, под строгой опекой кочегара-испытателя Болвания Сидоровича Углеедова часами напролет пытавшийся встать, так сказать, на уши, ухватить босыми ногами рукояти тачки и сдвинуть ее с места... Так ни на йоту и не сдвинул, до упаду смеша созерцателей своих неуклюжих потуг.
Кстати, в итоге изнурительных недельных занятий четверо из состава смены угодили в травматологию с вывихами шейных позвонков и разнообразных суставов, а также с ушибами различной степени тяжести.

Пока то да се.., из-за отвлечения коллектива на акробатические занятия температура печей систематически выпадала из нормы в сторону снижения, вследствие чего термоядерные кирпичи выходили из цеха недообожженными!..
Когда из Центра термоядерного благоденствия, куда поставлялась вышеозначенная продукция, посыпались рекламации, кочегарный коллектив знатно пропесочили и строго-настрого наказали параллельно с наращиванием интенсивности тренировок по работе на верхних конечностях неукоснительно соблюдать технологические параметры обжигового процесса!..
Состав крякоквакинской смены, заполучив разнос по полной программе, побросал в кучу танковые шлемы и оснащенные обувкой лопаты, приуныл, призадумался и... Как заведено среди некоторых народов и народностей, громко посквернословил, поплевался и позволил себе с горя алкогольно расслабиться не отходя от рабочего места!..
В ту смену температура печей ни разочка не клюнула вниз! Более того, она зачастую перла и перла на чрезмерное повышение! Оттого и термоядерные кирпичи получились на диво отменными, поражая отдел технического контроля своим бесподобно мелодичным звоном!..

После той смены взбодренный коллективной пьянкой Онаний Крякоквакин, с наслаждением поболтавшись по осеннему городку и прикупив на давнишнюю заначку продуктов и по надувному красочному кочегару обоим сыновьям-малолеткам, добрался до двери своей квартиры на пару часов позже обычного.
Решив удивить домочадцев, попытался встать на голову и надавить на кнопку звонка носком ботинка, но ничего из этой затеи не вышло. Лишь ушибы локтя и затылка. Супруга ж – облаченная в белую футболку и малиновые штанишки упитанная и коренастая симпатюлька Гланда Николаевна – уловив доносившийся с площадки грохот падающего тела, приникла к дверному глазку и, узнав мелькнувший мужнин ботинок, суетливо отперла.
– А мы тут ждем-пождем папаньку, а он все не идет и не идет! – с поцелуями повиснув на супружеской шее, восторженно прощебетала Гланда, – О-о-о!! – воскликнула, уловив перегарный дух, – А папаня-то того – под хмельком! Айда закусывать! Я таки-и-их(!!!) пельме-еней налепи-ила!
– Откуда мясо?! – на шаге через порог удивился Онаний.
– А во-о-от! – протянула благоверная, – Места-а-а мясные надо зна-а-ать! Да это, того.., – замялась, – У Марковны под твою зарплату тысченку перехватила. Ты не против?
– Не против, не против, – притягивая супругу за талию и чмокая ее в лобик, добродушно произнес Онаний, – Перехватила, так перехватила... А я тут.., – замялся, пунцовея ушами и не ведая, как скрыть факт наличия заначки, – А я ту-у-ут... августовские задержанные премиальные получил! Набрал рыбьих консервов, пряников с конфетами.., тебе – бутылку «Кагора», себе – поллитру водки, а пацанам – по надувному кочегару!
– Ой какой ты у меня молоде-е-ец! – восторженно подпрыгивая и аплодируя, пуще прежнего возликовала Гланда, однако, спохватившись, приставила палец к губам и предостерегающе прошептала: – Тс-с-с, детишки спят...

Онаний, переодевшийся в такие же как и у Гланды белую футболку и малиновые штаны, нависнув над кухонным столом, уплетал испускающие пар пельмени.
– Ну как? – с бокалом «Кагора» облокотившись о столешницу и умильно взирая на мужа, поинтересовалась жена.
Он, старательно нажевывая, промолчал.
– Как пельмешки-то? – отпив чуточку винца, повторила попытку Гланда...
– Вот что-что, а пельмени у тебя всегда обалденные! – смачным глотком опростав рот, восторженно произнес Онаний, – Даже офигенней ресторанных!.. Свинина?
– Неа, – состроив хитрованский взгляд, произнесла супруга, – Отгадай с трех раз.
– Ну не баранина же! – констатировал глава семейства.
– Не она, – широко разулыбавшись, подтвердила слабая половина.
– И не говядина, – задумчиво произнес Онаний.
– Не она, – насадив на вилку пельмень, согласилась Гланда.
– Неужели кенгурятина?! – озарился догадкой он.
– А вот и мимо! – запив пельмень вином, возликовала она.
– Сдаюсь, – прозвучало в ответ.
– Дичь! – воскликнула Гланда, – У браконьера купила. И заметь, по бросовой цене! Сто девяносто девять рэ за кэгэ!
– Бобрятина иль... енотовидная собака? – торопливо отложив вилку, скорчил брезгливую мину Онаний.
– Сейча-а-ас, – насупилась Гланда, – Совсем что ли дура(?!), чтобы всякую дрянь покупать.
– Так что тогда? – осушив стопарь и занюхав хлебной краюхой, Онаний выказал крайнюю степень недоумения...
– Королевский осел! – самодовольно проглотив смачно пережеванный очередной пельмень и пустив ему вдогонку поток «Кагора», выпалила Гланда.
– Кто осел? – состроил недоуменную мину супруг.
– Ну не ты-ы-ы(!) же, – заверила супруга, – В пельменях мясо королевского осла. Их разводят в Кудыкаковском заповеднике. А браконьеры втихаря отстреливают и излишки тоже втихаря продают. Муж нашей бригадирши – Меднотазовой-то – из браконьерской шайки. Вот я через Меднотазиху и разжилась.
– Поня-я-ятно, – со вздохом облегчения возобновляя трапезу, произнес Онаний, – Королевский осел – ве-е-ещь!..
– Предлагали мраморную ишачатину, но я наотрез отказалась, – поделилась Гланда.
– Правильно, – уплетая за обе щеки, одобрил Крякоквакин, – Лучше уж утятина с лягушатиной, чем мраморная ишачатина...

Поужинав, от нехрен делать в обнимку смотрели подвешенный над холодильником телевизор. Транслировался балет «Утиное болото».
– Завтра в ночную смену? – спросила Гланда.
– Как обычно, – меланхолично массируя бюст супруги запущенной под футболку ладонью, откликнулся Онаний.
– Какой ты у меня хоро-о-оши-ий! – воспылала добротой благоверная.
– Угу, – вожделенно любуясь ляжками примы-балерины, блеснул краткостью муж.
– А ведь пра-а-авильно, что не стал вешать телевизор над газплитой. Сейчас бы уже до неузнаваемости закоптился, – прозвучало в качестве комплимента.
– Угу, – прозвучало в ответ.
– Она-а-аша! – с волнением обратилась Гланда, – А вам там – на работе – прививки от радиации делают?
– Угу, – пытаясь представить приму-балерину в голом виде, машинально подтвердил Онаний.
– И часто?
– Два раза в месяц.
– И куда ставят?
– В жопу.
– И больнючие прививки-то?
– Больнючие.
– А я чего-то за тебя совсем забоялась. Радиация-то смертельно опасна... И что, думаешь, прививки помогают?
– А то как? – пытаясь представить голую приму верхом на королевском осле, вопросом на вопрос ответил Онаний.
– Она-а-аша, – прильнув к супругу от головы до пят, прошептала на ухо Гланда.
– Чего-о?
– А почему ты титьки мои мнешь, а сношаться вроде как и не планируешь?
– Устал я. Сегодня вкалывали как про-оклятые.
– Онаш, а они – эти самые термоядерные кирпичи – сильно радиактивные?
– Что-о-о?!!! – аж подпрыгнув с табурета, взревел Крякоквакин, – Какие еще разэтакие термоя-я-ядерные-е кирпичи-и?!!
– Ну те. Ну которые вы там из своей кочегарки обжигаете, – испуганно отпрянув от супруга, промямлила Гланда.
– Не-е-ет там никакой термоядерности и никакой радиации!! – брызжа слюной, затрясся Онаний, одержимый лишь одним: как бы великую тайну термоядерного производства вернуть в лоно совершенной секретности!
И понесло-о-ось(!!!), дабы не разбудить детишек, на энергичном шепоте:
– Да последний дебил знает, чем вы там занимаетесь! – выпалила Гланда.
– Наш кирпичный комбинат, между прочим, выпускает обыкнове-е-енные огнеупо-о-орные кирпичи-и!
– Ага! Так я и поверила! Совсем что ли без соображения?! А на кой ляд вам тогда по два раза на месяцу прививки от радиации делают?!
– Это не прививки, а витамины!
– Брешешь?!
– Пес брешет, а я не пес, поэтому и не брешу!
– Не бре-е-ешешь?! А скажи-и-и-ка, окаянный, какого черта на эту утятину пялишься?!
– На какую еще утятину?!
– На ту-у-у, которая по телевизору в «Утином болоте» главную утку отплясывает! И-и-ишь как выгибается!.. Чего зенки-то бесстыжие выпучил?!.. Я ему и пельме-е-ени, и ма-а-аксиму-ум внима-ания! А он в моем же присутствии какую-то балеринку утястую глазищами намыливает!..

(Дабы прояснить суть предмета внутрисемейного спора... Так вот, засекречивание градообразующего кирпичного комбината а вместе с ним и города произошло не менее чем пару десятков лет назад. А поводом к сему послужило начало крупнейшей за всю историю человечества дезинформационной операции, затеянной Главным контрразведывательным управлением.
Угодил в оперативный план и раскинувшийся на берегах речушки Соплетечки глухоманский городишко Долгодрищенск, основанный в конце девятнадцатого века маститым путешественником Иваном Гнусовым, вынужденным на оном месте прервать свой пеший переход из-за одолевшего его мощнейшего и затяжного поноса...
Так вот, согласно широкомасштабному дезинформационному плану, Долгодрищенск многорядно обнесли современными заградительными сооружениями, создав глыбищи легенд, среди коих главенствующую роль играла передаваемая из уст в уста пустышка о якобы запущенных в производство неких термоядерные кирпичах.
Помимо сего, городишко удалили со всех вновь выпускаемых географических и политических карт, прикрыли маскировочной завесой «Антиспутник-17» и наделили секретным кодом «Дрищ 02-03». Легенды же взращивала мощная спецслужбовская структура, неусыпно державшая городок под многослойным колпаком...
В итоге глобальных пертрубаций производственная инфраструктура микромегаполиса не претерпела каких-либо существенных изменений, но горожане были уверены, что весь промышленный потенциал экс-Долгодрищенска мобилизован на службу отечественной атомной энергетике! Той же точки зрения придерживались и разведывательные коллективы подавляющего большинства государств планеты, не подозревая о том, что истинные термоядерные кирпичи для нужд Центра термоядерного благоденствия производятся без малого тысячей километров восточнее, а экологически чистая экс-долгодрищенская продукция идет главным образом на строительство жилья для отечественных физиков-ядерщиков!
Отсюда и комизм спора Крякоквакиных вокруг да около блефа о радиактивности термоядерных кирпичей...)

Под финиш полового акта придавленная Онанием к полу Гланда от переполнявшего ее удовольствия выла, скулила, извивалась и звонко хлестала с обеих рук по обнаженным ягодицам супруга!..
До оргазмической развязки оставалось совсем чуть-чуть, когда разбуженный шумом трехлетний карапуз Селиван вбежал на кухню и оторопел, расценив, что папаня обижает маманю! Ухватив с обеих ручонок увесистый утюг, дитенок раз несколько довольно-таки слышимо долбанул его подошвой по затылку пращура и гневно прокричал:
– Отс-пусьтии ма-а-амку-у, засьрья-я-яне-ець!!! Йей зе бойльно-о-о!!
– От-тпус-ка-а-аю-ю.., – со стуком лбом об пол простонал выбывающий из сознания Онаний...

Дети сладко спали в зальной комнате в обнимку с новехонькими резиновыми кочегарами. Взволнованная Гланда, охая и ахая, суетилась на кухне вокруг согбенного Онания, устанавливая на его теменную плешину дискообразную грелку с холодной водой.
Телевизор, как и прежде, являл балет «Утиное болото». Онаний косил глаз на экран, но прима уже не навевала абсолютно никаких эротических фантазий. И действительность-то просматривалась неполноценно – туманно и сумрачно.
– Я-я-я бо-ю-ю-юсь.., – начал было он.
– Ничего не бойся! – защебетала она, – Холод успокоит. Если к утру станет хуже, вызовем скорую. Голова – не жопа, завяжи да лежи.
– Я-я-я не о то-ом, – болезненно поморщившись, пояснил он, – Я-я-я про... него-о-о! – на сих словах взгляд Крякоквакина погрустнел пуще прежнего и красноречиво указал на его пах.
– А что с ним?! – догадавшись, о чем речь, несколько взволновалась Гланда.
– Д-ду-у-умается, все! Опал безнадежно! Психическая травма.
– Психологическая, – поправила супруга.
– Ага, – согласился супруг.
– Говорила же, что свет надо выключить! Говорила?
– Аг-га, говорила.
– А тут ребенок вбегает в освещенное помещение и сразу все видит! Было бы темно – не вышло б так.
– Ага, н-не вышло... б...
– Да не горюй ты по поводу своего пестика! Что ему доспеется?!
– Все. Доспелось. Нестоячка. С-сердцем чую... С-сердце не обманешь...
– Чепуху мелешь!.. Хоть на Селивана зла не держи. Он ведь меня защищал!
– От чего защищал?
– С его точки зрения, от зверских издевательств. Если хочешь, от пыток.
– Ага... Д-да за такие пытки добрые бабы мужиков на рука-ах но-ося-ят!
– Тише. Детей разбудишь.
– Да куда уже тише-то?..
– Онаня-я-яш, – окольцовывая руками шею супруга и накладывая свой бюст на его загорбок, прошептала на ухо Гланда.
– Ну чего-о-о еще-е? – нервно передернув плечами, ответствовал Онаний, – Опять сношаться приспичило?! Перетопчешься!
– Да перетопчусь, – подуспокоила женушка, – Я об другом... И чего это они балет этот крутят? А в программе его нет! Не случилось ли чего?
– Где? – состроив придурковатую мину, поинтересовался супруг.
– В Какманде-е! – явно съязвила Гланда, – В девяносто первом перед объявлением о государственном перевороте то ли по главному, то ли по всем каналам «Лебединое озеро» крутили. Бабушка часто об этом рассказывала, и дедушка о том же по пьянке гундосил.
Тогда, значит, балет «Лебединое озеро»; сейчас, значит, тоже балет, с той лишь разницей, что «Утиное болото»!.. Жу-у-утко(!) мне что-то, Онаний... Чую, стряслось нехоро-о-ошее!
– Да не нервничай, – подуспокоил после стопки водки мало-мальски подобыгавшийся муженек, – И это! Зря я про свою импотенцию наплел. Чую, начинает твердеть! Хочешь?
– Неа, – усмехнулась Гланда, – С прошлого раза сперва оклемайся...
Ну-у Селива-а-ан! Ка-ак он тебя-я-я!..

Онаний, закинув ладони под затылок, лежал в уютной постели. Гланда нежилась рядышком. Было темно и не грустно...
– Ну чего там у вас? – шепотом нарушила молчание она, – На ушах уже работаете?
– Нивкакую, – отозвался он.
– А чего так?
– Да как-то... так.
– Поня-я-ятно. А Налим Меднотазов-то – ну тот, у которого я мясо покупала... Браконьер...
– Ну?
– С ружьем в босых ногах на руках да на голове по лесам скачет. На базаре судачили, что в этаком виде от подраненного секача ускакал.
– Хм... Верится с трудом.
– С трудом, не с трудом, а живой...
Онаня-я-яш, а я сегодня день напролет пробовала стойку на голове делать...
– И чего?
– Титьки на морду выпадывают.
– И чего?
– Надо вверхтармашечные бюстгальтеры покупать. У них, видишь ли, бретельки не на плечи, а вокруг ляжек. Вещь. Первые партии неделю назад завезли.
– Дорогие?
– Не-е-ет.
– С получки куплю.
– Спасибо, Онаняша... А меня через месяц на экспериментальную вверхтармашечную кассу переводят.
– Хорошо.
– Чего хорошего-то?.. Работать только на голове, рассчитывать ногами, продукты перекантовывать ими же... Дольше трех смен никто не выдерживает. И обязательно нужен брючный костюм.
– Зачем?
– Ну представь меня на голове и в платье... Подол-то не из железа. Считай, все мое исподнее покупателю в харю.
– Брючный костюм... А брючную спецовку не выдают?
– Выдают... Но ты бы видел, какая она блеклая и не фасонистая.
– Ах, ну да-а-а... Так и быть, куплю-ю тебе новые штаны.
Онаний, а вот когда мы все станем ходить на ушах, тогда как трахаться-то будем?.. Тоже поди на ушах обяжут?
– Угу.
– Не представляю.
– И я.
– Чего-то не спится. Онаня-я-яш, айда на кухню. Выпьем, поедим, телевизор посмотрим. Может «Утиное болото» уже кончилось?..
Какой-то бесконечный балет. Поди ни по одному разу прокручивают?.. Точно, что-то случилось.
Айда что ли на кухню-то?
– Айда.
– Онаня-я-яш, а ко мне наш зальный администратор пристает.
– Морду набью.
– Так ему и надо.
– Не ему – тебе набью.
– За что-о-о?!
– Тише, детей разбудишь. Не «за что-о-о» тебе морду начищу, а для того, чтобы перед всякими зальными администраторами впредь сранделем не крутила. Айда на кухню.
– Айда...

Телевизор, как и прежде, выдавал балет. Музыка уже нешуточно раздражала нервные системы Крякоквакиных. Пришлось убавить звук...
Посидели, выпили (каждый свое), помолчали...
– Смотри-смотри! – встрепенувшись, Гланда энергично указала на экран, на коем выплясывал с десяток сцепившихся руками балерин, – Смотри-смотри! Это танец маленьких утей! Я его сегодня уже видела!
– Вчера видела, – кивая на показывающие половину первого часы, поправил Онаний, – Сегодня только что началось.
– Ну пусть, – скомпромиссничала Гланда, усердно потягивающая из бокала «Кагор», – Пусть и так. Но дело-то в том, что это проклятое «Утиное болото» крутят не по разу! Что-то серье-е-езное(!) стряслось. Боятся объявить.
– Угу, – кивком головы стряхнув накатывающую дрему, произнес Онаний...

Она сидела на полу, привалившись спиной к простенькой стиральной машине. Он возлежал рядом, подложив под затылок мешок с грязным бельем. Тупо пялились в беззвучный телевизор.
– Онаний, – приняв очередную кагорную дозу, нарушила тишину Гланда, – Я вот все думаю и думаю. О том времени, когда весь город встанет на уши... Слышишь меня?..
– Только тебя и слышу, – пробурчал супруг.
– Ведь, если такое сделается, многое в нашей жизни должно поменяться... К примеру, на всей одежде надо перешивать карманы. Если их не перевернуть наоборот, все ж из них будет высыпаться... Дверные глазки придется опускать к порогу...
– Перешьем, перенесем.., – пробубнил Онаний.
– Коньки надо будет отрывать от ботинок и приделывать к чему-то удобному для рук... А как кверху жопой рулить автомобилем?! Вот вопрос так вопрос!.. Опять же.., мотоциклистам придется ездить жопою вперед. А ведь на ней – на заднице-то – глаз нет! И шлем на нее не напялишь...
А представь кинотеатр, в котором над рядами одни задницы!..
– Пред-ста-а-ави-ил-л! Ха-ха-а-а! – захохотал Онаний, – И кинотеа-а-атр, и мотоцикли-и-исто-о-ов, и да-а-аж-же... ле-е-етчико-ов в самоле-е-ета-ах!..
– Онаний, но страшнее всего проблема прилива крови к голове! Это же не только вредно, но и смертельно опасно! Люди будут мереть как мухи от массовых кровоизлияний в головной мозг!
– Но ведь обещали же седативные таблетки от избытка внутричерепного давления, – блеснул медицинской терминологией полусонный кочегар.
– Нашим предкам обещали коммунизм, – привела контраргумент супруга, – Им была обещана не жизнь, а сказка! И что?..
Мы вчетвером чахнем в родительской двухкомнатной мини-метражке, которая даже мельче более-менее приличной однокомнатки. И никогда нам с нашими зарплатами не выбраться из этой конуры! Может возразишь?!..
Онаний в ответ на гландины размышления потупясь промолчал...
Внезапно трансляция балета прервалась, и на экране закрутился ролик с рекламой услуг похоронного бюро «Ангел Вася». Гланда, выхватив из ладони супруга пульт, сноровисто догнала уровень звука до двадцати шести, наполнив кухню траурной музыкой, служащей фоном для рекламного текста.
– Убавь, – поморщился Онаний, – Детей разбудишь.
– Ноль про-облем, – снижая цифирь звуковой линейки, произнесла супруженция, – Ждем. Немного осталось! Сейчас объявят!..
Да хоть бы не война! А то ведь наш Долгодрищенск в первую очередь разбомбят! Как-никак термоядерный объект!
– Сплю-юнь! – надсадным шепотом произнес супруг, – Накаркаешь.
Гланда принялась усердно сплевывать через левое плечо, пятная слюною стиральную машину...
Похоронная тематика сменилась продуктовой: в ролике «Веселый курощуп» престарелый бородач увлеченно запускал лапищу в куриные подхвостки. Птицы трепыхались и неистово кудахтали, а весельчак тем временем хвастался под бравурную музыку, что, мол, его яица самые крупные и экологически чистые!..
Наконец на экране появилась новостная заставка. Гланда напряглась и, обхватив колени руками, выгнула спину. Привстав, поднапрягся и Онаний...
Диктор и дикторша усердно корчили собственную моральную убитость...
– Уважаемые телезрители канала «Офигенно секретно», передайте всем, что нас постигла невосполнимая утрата.., – падшим голосом объявил новостник, после чего выдержал паузу, по ходу коей промакнул салфеткой свои обильно источающие слезы хитрованские очи.
– Глазенки-то половинками луковок натер, вот сырость и прет, – деловито прокомментировала Гланда, – Старый фокус.
– На ш-шестьдеся-я-ят пе-е-ерво-ом году-у жи-изни-и от на-ас-с безвре-е-еменно-о уше-ел-л.., – заныла дикторша...
Дабы не загружать текст сего повествования официозной сетиментальщиной, суть главной новости: помер мэр Дрища 02-03 Ирод Петрович Изолентов!
– Опу-пе-е-еть! – выдохнула в ответ на известие Гланда.
– Да и хер с ним! – с демонстративным цинизмом отреагировал Онаний...

Надо отметить, Изолентов покинул сей бренный мир скоропостижно и далеко-предалеко не благопристойно: захлебнулся собственной блевотиной в пьяном угаре на минус шестнадцатом этаже своей новой подземной дачи! Более того, ушлый судмедэксперт обнаружил в мэровской рвотной массе человеческую сперму.
Потому как кроме пары девиц из отдела народного образования, без исподнего наряженных в пионерскую форму, и троицы телохранителей на объекте никто не присутствовал, подозрение пало на последних...
Прибывший из столицы особо важный следователь потребовал идентификационной экспертизы, коя и была экстренно произведена, но... Сперма ни одного из охранников не оказалась идентичной с выделенной из мэровской рвотной массы...
Пошли дальше... В итоге дополнительных мероприятий было установлено, что в желудке мэра присутствовала сперма повара Кориандра Вафлина, без обиняков признавшегося в злом умысле: «Он – мэр – неоднократно оскорблял меня словесно и грозился поставить мою жену-красавицу на голову и всяко-разно поиметь ее в этом мучительном для организма положении!.. Вот я и в отместку на злые помыслы систематически приправлял мэрские салаты и другие холодные блюда своею собственноручно добывавшейся спермой, в чем и искренне раскаиваюсь!..»

Столица, ознакомившись с нелицеприятными первичными итогами, экстренно прислала самолетом Казимира Трепыхайло – маститого политолога, писателя-фантаста, журналиста и нейрохирурга в одном лице.
Покумекав, сей муж ученый предложил прострелить еще не совсем остывший труп Изолентова, грохнуть парочку телохранителей и обставить все как покушение, организованное одной из враждебных иностранных спецслужб... Столица поначалу сей план одобрила, но... Уже через четверть часа категорически зарубила, мотивировав решение тем, что... А ничем не мотивировав! Отматерили Трепыхайло по секретному каналу спецсвязи и строго-настрого наказали не молоть чепуху, а браться за ум!..
Сердечная недостаточность тоже не пролезла... Уж очень, по мнению столицы, затасканный приемчик!..

Пока Трепыхайло многовариантно легендировал кончину Изолентова, в овальном зале мэрии заседала похоронная комиссия. Председательствовал вице-мэр Макарий Синегноев – молодой карьерист, с энтузиазмом уже видевший себя в кресле усопшего!
Глава коммунального департамента Никита Хрущев предложил (ко всеобщему изумлению!) захоронить Изолентова вертикально головой вниз, в соответствии с его потугами по массовой переориентации населения городка.
Глава же департамента молодежной политики Иосиф Джугашвили категорически отверг сей вариант, мотивировав свою конфронтацию тем, что, мол, молодежь не правильно поймет!..
Связались со столицей. Оттуда дали добро на альтернативную традиционной ориентацию гроба. Хрущев возликовал, Джугашвили в сердцах стукнул своей курительной трубкой о край стола, ненароком выбив из нее шарик шаявшего табака, кой угодил в декольте главы городского казначейства Жанны Рублевской, своими попытками избавиться от очажка возгорания доставившей присутствовавшим массу феерического удовольствия...

Поздним вечером на главной аллее Долгодрищенского кладбища в свете софитов углубляли могильную вертикаль, в арматурном цехе кирпичного комбината ковали стальные венки, а похоронная комиссия обсуждала вероятность проведения поминок в неформальной обстановке на лоне природы (с траурными фейерверками, катанием наперегонки на ослах местного племенного ослозавода до ближайшей медвежьей берлоги и с выступлениями звезд провинциальной эстрады!)...
Пребывающий же в неведении народ в подавляющем большинстве дрых, набираясь во сне сил для грядущих трудовых свершений...

Ближе к полуночи столицей была наконец-то одобрена очередная легенда Казимира Трепыхайло, согласно коей мэр, проникнувшись пламенным милосердием к бездомной кошке, взобрался на дерево, дабы полакомить ее натуральной красной икрой и финским сервелатом... Но предательски подломившиеся сучья оборвали жизнь государственного мужа, душой и сердцем самозабвенно радевшего о согражданах и представителях животного мира!..
Там – в столичных властных эшелонах – посчитали, что этот вариант легендирования наиболее героический, за душу цепляющий и (что особенно ценно!) воспитывающий в электорате уважительное отношение к исполнительной и законодательной ветвям госвласти!..

Хоронили Ирода Петровича в промозглый осенний полдень...
Многие рыдали. Особо надрывалась нанятая мэрией дюжина африканских плакальщиц! Некоторые в знак солидарности с покойным пытались постоять у гроба на головах, что удавалось далеко не каждому...
Когда вертикально подвешенный к стреле подъемного крана гроб вошел в штольню, грянул траурный марш, под аккорды коего девчата из подтанцовки группы поддержки местного шахматного клуба «Конек-Горбунок», облаченные в черные мини-бикини, экспромтом энергично исполнили скорбную композицию...
Могильный холмик куполовидной формы украсила топорно выполненная из различных пород древесины композиция, представлявшая собой березу, по которой с угощением в левой руке к сидящей на макушке кошке взбирается покойный Ирод Петрович...
Пьяные прапорщики, выполнявшие салют из спаренных зенитных пулеметов, ненароком сбили с десяток грачей и самолет-разведчик сопредельного государства!
Выпущенный же из всеобщего внимания пилот-лазутчик, опустившийся на парашюте на огуречную гряду вдовой красавицы Лукерьи Лукьяновой, остался у нее до весны на правах нелегального иждивенца, впоследствии высматривая, вынюхивая и подслушивая в интересах внешней разведки своего извечно агрессивно настроенного лилипутистого государства...

Вице-мэр Макарий Синегноев, возомнивший было себя уже состоявшимся преемником упокоившегося Ирода Петровича, на радостях организовал на устроенных в окрестностях консервного завода поминках гонки на гидроциклах за местными русалками, в ходе коих, находясь в крепком подпитии, не справился с управлением и протаранил опору пересекающего речку Соплетечку железнодорожного моста...
Останки Макария уместились в закрытой модели двухведерного гробика...

Новым мэром псевдосекретного Дрища 02-03 был назначен варяг – бывший генеральный кондуктор столичного метрополитена пятидесятисемилетний Брехалий Полканович Гавгавкин.
Усевшись в главное городское кресло, сей руководящий деятель задумался на пару недель, по прошествии коих отменил постановление предшественника, понуждающее горожан к вверхтармашечному образу жизни. Народ облегченно вздохнул, с воодушевлением оставив в прошлом изматывающие тренировки и стремительно влюбляясь в новоиспеченного «отца родного и заступника»!..
По истечении еще пары недель мэр вызвал в кабинет привезенную с собой из столицы мускулистую пресс-секретаршу Людочку Иванушкину. Усадив ее в свое кресло и уютно устроившись на ее обтянутых кожей высокогорного аморала богатырских коленях, Брехалий Полканович многозначительно произнес:
– Мною выработана новая стратегия! Тепе-е-ерь то-о-олько ра-аком!
– Почему?! – встрепенулась молодка.
– Так надо! – твердогласно отчеканил Брехалий, – Так лучше!
– Ну раком... так раком, – нежно погладив шефа по шевелюре, проявила покорность Людмилка, – Мне не привыкать.
– Составляй указ, – похотливо разминая солидный пресс-секретарский бюст, велел Гавгавкин.
– Не въезжа-а-аю-ю.., – опешила Иванушкина, – На хера указ-то(?!), если по доброй воле и при взаимном согласии тайком от твоей Болонки.
– Конечно, мы-ы-ы с тобо-о-ой тайком и без указа по доброй воле и при взаимном.., – игриво ущипнув деваху за бочину, разулыбался мэр, – А чтобы весь город поставить раком, ну-ужен ука-аз!..
Будут у меня на четвереньках существовать. Мужиков научим задирать ногу и обссыкать из такой позы столбы. Собачий лай введем в школьную программу. Да-а-а(!!!), всех, саботирующих настоящую реформу, в принудительном порядке на благоустройство города!..
 

ПРЫГУНЦЫ.

(ЮРИК)
   2017-02-09  1  24  740

Вот были же времена, тогда ещё заводы строили.
Я и поехал на одну из таких строек маркшейдером, с самого начала, как говорится с нуля.
Село рядом, так небольшенькое, деревня прямо захудалая.
Но церковка уцелела, не снесли, руки наверное не дошли. Наряженная такая церковка, с батюшкой совсем не старым и попадьёю,совсем молодой..
Распределили нас по селу жить, кого где, расквартировали значится, по местным жителям, по одному, по два человека, домишки все маленькие.
Меня поселили к бабушке Матрёне, хорошая была старушка царство небесное. Ей тогда уже лет восемьдесят было, а уж сколь с той поры пролетело вспомнить страшно, да точно годов пятьдесят, юбилей прямо.
Клуб в том селе был,хоть и небольшой, но каждый день работал.
Кино по выходным привозили, не всегда правда, когда забывали привезти, так мы фильм Чапаев смотрели. У них якобы своя лента была,одна единственная,
а вот танцы, хоть каждый день.
Радиола в клубе большая стояла «Ригонда» кажется.
Пластинки всякие,около неё лежали, уж и не помню две или три, ставь и танцуй, коли желание есть.
А желаний в ту пору. прямо через край было. Молодёжь, не простая молодёжь с верою в светлое будущее. Если бы мне тогда показали чего мы добьёмся,так я бы сразу повесился не пережил бы этакое,без веры бы, смысла жить не было.
Уж и не помню почему, но в деревне той, женщин было в два раза больше чем мужиков, а тут мы приехали все молодые, задорные, грамотные, городские.
Буквально на третий день было ясно, что ночи почему то стали совсем короткие, на работе все позевали, видно было, что совсем не высыпались.
Вот и мне приглянусь девица, прямо кровь с молоком, доселе как вспомню её колени, так дрожь по телу, чертовски хороша, доярка передовая.
Так ещё и на баяне наяривала, только давай.
Не сказать, что очень молодая, но фигуристая, всё при себе,затоваренная.
Так вот мы с нею и притаптывали их сеновал,
чтобы сена на зиму побольше вместилось.
Как возьмёмся с вечера, так до самых петухов и притаптываем.
Ближе к выходным, мы тогда по месяцу работали.
Месяц работаем, месяц дома. Почувствовал я что дела мои плохи.
Сначала стало в лёгкую почёсываться, а после бани, совсем сил не стало от чесотки. Тут то я и выловил у себя в паху пару шестивёсельных, да шустренькие такие, живенькие.
Рублю дрова в бабкином дворе, а сам думаю и как же с таким добром я до дому поеду. Бабка Матрёна то моя и говорит мне, да загадочно так.
Я гляжу ты Степаныч (это она меня так уважительно называла, хотя я ей во внуки годился) оклиматизировался, вон как почёсываешься,
уж не до молодки какой добрался, ночами то дома не бываешь.
Так видно наградила она тебя.
Как наградила? А у самого зуд, хоть топором чеши.
Убью суку, от обиды проговорил я. А бабка моя и говорит мне.
Не скандаль, не ругайся. То "прыгунцы", а они у нас, почти у каждой бабы.
А как же быть то мне, ведь домой скоро ехать, а я с этаким добром.
Да не печалься, проблема то, не ахти какая.
Ты сходи на машинный двор, да бидончик солярки принеси, а я уж тебя вылечу. Дала мне бидончик, притащил я солярки.
Ближе к отъезду уложила меня бабка на кровать, клеёнку под меня постелила, руки и ноги к койке привязала.
Трусы с меня снимает, а меня мысли мучают и что же удумала старая.
Про солярку то я и забыл совсем, думал, она ей по хозяйству понадобилась.
Сняла трусы с меня, окунула тряпку в солярку и приложила к лобку,
только оконечность сверху оставила, якобы дышать.
Через пять минут я был готов на стену лезть.
Как они бедные всполошились там от солярки, ужас.
Лежал так часа три, бабка мне нет, нет да тряпку с соляркой меняла.
Под конец уснул выбившись из сил.
Проснулся, гляжу, а баб Матрёна мой лобок ножницами стрижёт.
Наутро, так как рукой сняло, только кожа потом как от загара лупилась.
А ты говоришь болезни,на каждую болезнь своя старуха, вон как лечились, закончил своё повествование Степаныч, и не спеша двинулся к дому.
 

ХОЗЯИН ???

(ЮРИК)
   2016-12-07  0  42  755

Странная вещь задумался Михалыч, увидев, как его петух старательно выгонял кур с огорода.
Он уже давно заприметил за ним характерные особенности своих действий в его отсутствие. Петух иногда и на жену Михалыча налетал ни с того, ни с сего.
Не зря она как –то ему сказала, что весь в хозяина, такой же придурок.
Правда с петухом она не церемонилась, запуская в него, чем ни попади.
С Михалычем всё было по другому, ему только иногда доставалось,
когда он на бровях возвращался с работы.
Вот и сейчас присев покурить на дальнем краю огорода,
он наблюдал как его Петя старательно выгонял кур с запретной для них территории. Куры они тоже кстати, как и бабы все совершенно разные, некоторые послушные, только услышав клёкот петуха быстро удалялись с огорода, а вот та рябая, она точно в другой жизни была сварливой старухой,
да и курицей она была уже далеко не молодой.
Она ну просто наотрез отказалась слушаться петуха, пока тот не догнав её, не исполнил свой петушиный долг.
Отряхнувшись после акта, она радостно кудахтая всё же покинула огород.
Осталась только одна молодка, которая словно не замечала петушиного гнева.
Она вовсе и не убегала от него, когда тот напал сзади и наступив на неё ногой, что-то долго по петушиному ей выговаривал и только потом взобравшись, долго пристраивался, чтобы как говорится та целиком прочувствовала свою ошибку взобравшись в огород.
Странное дело, но и молодка отряхнувшись после контакта громко кудахтая убежала в сарай. Петух же по хозяйски оглядев пустой огород с умным видом стал прохаживаться вдоль грядок и как показалось Михалычу,
по своему наводил порядок.
Во блин хозяин, в суп его что ли отправить.
Да нет хороший петух, да и один на сорок кур, тут вряд ли другой сможет управиться.
И каково было его удивление, когда он возвращаясь поутру с ночной смены,
увидел окровавленный пенёк. Петух без башки валялся в тазу.
-Ты что с ума сошла, зачем петуха зарубила?
Обратился Михалыч к своей половине.
-Да он сука, совсем сбрендил, пошла вечером корову доить, все куры уже на насести, а он с сарая на меня и запрыгнул.
Я его ведром смахнула, так он меня за ногу клюнул.
Вот я с вечера закрыла курятник, а утром поймала и отрубила ему башку.
Чей праздник у нас сегодня.
Забыл, что ли…. Эх ты….
Ведь сегодня двадцать пять лет, как я с тобой дуралеем живу.
 

Молодость как пришла, так и ушла ...

(Соломон Ягодкин)
   2017-03-23  9  12  662
Лучше бездарно что-то делать, чем талантливо не делать ничего, даже если за это и хорошо платят…

Люди стараются не думать, и наивно думают, что это им поможет не думать вообще...

Молодость как пришла, так и ушла, но кто же знал, что вслед за ней тут же наступает старость?..

Оторвал сам себе голову, а потом удивляется, что все оборачиваются вокруг…

В мире всегда есть те, кто хуже тебя, но гордиться этим могут только дураки…
 

Ахуи обитают в ЕС.

(павел (лукьяненко))
 О языках  2016-10-28  3  58  1231
Нет на свете родимей земли-
Тут в биляди живут ахуи.
Наступает вселенский прогресс-
Ахуи обитают в ЕС.

Что б сие. друзья, понять,
Нужно это прочитать-

Жми сюда
 

Гимн гимну - рознь!

(Лев Красоткин)
   2017-02-18  1  22  739
Только что по ТВ была трансляция награждения победителей чемпионата мира по биатлону в мужской эстафете. Наши ребята ПОБЕДИЛИ!!! Но радостное событие было омрачено организаторами чемпионата мира - австрийцами. Вместо гимна Российско Федерации они поставили "Славься!" Глинки! 😡😡😡 Но забыли австрияки, что комментирует чемпионат мира на Россию самый креативный во всей биатлонной тусовке человечище - Дима Губерниев! Пока клубилась неразбериха, он схватил стадионный микрофон, подбежал к пьедесталу и отдал девайс ребятам! И наши чемпионы спели гимн вживую. Получилось лучше, чем когда-либо! Сравнимым по масштабности можно считать только танец Родниной и Зайцева на Олимпиаде в полной тишине!!! Спасибо тупорылым австрийским организатором за столь приятные мгновения для русских людей!!! УРА!!!

    Два года назад в штатах америкосы не поставили гимн для наших хоккеисток на молодежном чемпионате мира. И чего они добились? Наши грянули а-капелло. Это было что-то!!! И запись имеется!
Жми сюда

 

Втёрся в доверие к Истории…

(Соломон Ягодкин)
   2017-03-05  3  16  587
Каждый кулик, знамо дело, своё болото хвалит. И поэтому он костьми ляжет, но осушить его не даст…

Народ всегда всё понимал, но никогда и вида не казал, за что власть любила его до последнего человека...

Втёрся в доверие к Истории, и остался в ней навсегда…

Самодержавие, тем более, самодержавие везде и во всём, это всегда власть воров. А теперь оглянемся на всю нашу Историю, и попытаемся понять, почему мы все до сих пор так живём…

Советский человек, само это понятие - исторический нонсенс, потому что возможен только или раб или человек, если только это не советский человек…
 

Святые места???

(ЮРИК)
   2017-01-09  2  32  655

Я родился на свет всего понемногу,
      По судьбе бродил, как хотел.
      Почему то всегда торопился в дорогу,
      Видно в ней свой видел удел.
      Это можно сказать эпиграф моей жизни.
Не знаю почему, но я всегда радуюсь, когда мне приходится покидать родные места
и мчаться по родной стране, любуясь её красотами и прелестями.
Но в этом рассказе я расскажу совсем о другом, о том как дети наши,
ещё совсем не познавшие взрослой жизни, могут выдать такую сентенцию,
от которой долго ржёшь, а потом всё поставив на место и осознав хочется горько плакать.
Как только у нас отцвела сирень, я по просьбе моей половины,
взялся повезти её на святые места.
Всего-то шестьсот километров, можно одним днём.
Вот мы и выехали среди ночи, далеко до рассвета.
А когда совсем рассветало, мы словно вернулись назад во времени,
во всех садах у них бурно цвела сирень.
Мои попутчики мирно посапывали, а я километр за километром,
уверенно двигался к назначенной цели.
Тут надо сказать, что нас было четверо, я с женой Ольгой,
наш сыночек Юрка пяти лет отроду и старшая сестра жены, тётя Лена.
По приезду я встал на парковке в тень и выпроводив путешественников в поход по святым местам,
вытянулся в машине и крепко уснул.
Спал я надо сказать очень крепко, видно святость мест на меня сильно подействовала.
Проснулся лишь тогда, когда мои путешественники, обойдя все места, вернулись в машину.
И тут от тёти Лены я услышал такое, что меня ввергло в саркастический хохот.
- Так-то мы бы ещё походили, но сыночек Ваш, дёргает меня за подол и говорит:
«Тёть Лен, тёть Лен, забирай мамку отсюда, а то у неё сейчас все деньги закончатся и мне на подарки не хватит».
Вот так расценил мой пятилетний сыночек всю святость тех мест.
 

Неизвестный Толстой

(Олег Сибирёв)
   2017-04-01  2  4  655

Бытует мнение, что Лев Николаевич Толстой вёл аскетичный и весьма праведный образ жизни.
      При этом он втихаря от всех курил, любил крепко выпить и играл в карты на деньги. Более того, под видом купца второй гильдии Безбородова устраивал в московских ресторанах пьяные дебоши с мордобоем, охмурял молодых гимназисток, да и вообще – плевать он хотел на все эти этикеты, общественную мораль и нравственность. Бывало, напьётся в ресторации «Метрополя» и как заорёт в угаре:
– Ну что, черти, не видели ещё голую правду Толстого?! Так вот нате!!! Смотрите!!! – и тут же демонстрировал ошарашенной публике свой обнажённый зад.

© Сибирёв О.А.
 

КОНЬЯК.

(ЮРИК)
   2016-11-28  1  42  902

Извините, что вовсе не смешная история, это как бы лирическое отступление от посыла:

Лев Красоткин:    +2      2016-11-26       Запишись к Купитману...


Жми сюда

Господи, Боже мой, как же всё-таки прав Купитман.
Не знаю почему, но я целиком солидарен с Иваном Натановичем.
Коньяк, это ведь самый божественный напиток.
И сколько я не пробовал, что –либо другое, в итоге всё вставало на круги своя.
Он как женщина, которую любишь, но по воле судьбы изменяешь ей,
шарахаешься из стороны в сторону, пробуя других.
А потом возвращаешься, понимая, что это самое дорогое, что у тебя есть.
И радуешься как ребёнок, что жизнь………
(Это честно говоря, не совсем пушистая, и далеко не покладистая стерва),
вновь позволяет тебе соприкоснуться губами с этим божественным напитком.
Вот вроде водка.
Тоже кстати напиток ничего и конечно более доступная, как женщина лёгкого поведения.
Но ведь от этой самой доступности, более часто соприкасаешься со злостно- всяческими и каверзными приключениями. От которых порой просыпаешься утром и думаешь, что лучше бы умер вчера, чем сегодня выслушивать (это в лучшем случае) о недостойном поведении, или впасть в длительные разборы, после вчерашнего обильного поглощения.
А к тому же похмельный синдром, это же нужно пережить этакое.
Иногда ведь и унитаз от этого гнетущего состояния становится начальником.
Неотложно - срочно вызывая на доклад, со всеми вытекающими…..      Жуть.
Нет, коньяк он конечно душевнее, да и цвет его, какой-то волнующе загадочный цвет янтаря.
И вы заметили, как солнечные зайчики играют лучиками в этом напитке.
Конечно зачастую в нашей стране можно напороться на всякого рода извращения,
которые именуются коньяком, но что же здесь поделать, коли так устроен мир.
Вот пишу, а самому хочется вскочить в автомобиль и рвануть за Кавказский хребет.
Сесть прямо под горой Арарат и любуясь солнечными бликами,
танцующими в налитом стакане полностью впасть в забытье, отрешась от мирских проблем.
 

ДНЕВНИК

(Donata)
 Про отдых  2016-09-14  6  59  1581

Вторник.

      Сегодня самый дурацкий день в моей жизни.
      Родители решили наказать меня и спихнули в лагерь для девочек. Лагерь для девочек? Кто такое мог придумать? Феминистки или лесби? Идиотки, по-моему, и те и другие! Плохо закончила восьмой класс? – вот получай общество ботанш на целых полмесяца. Ужас!
      «Знание — это то, что возвышает одного человека над другим!» Этот девиз встречается в лагере на каждом шагу, начиная с ворот и заканчивая спальнями, не иначе как для поднятия самооценки отдыхающих. Кстати, это особенно необходимо двум моим соседкам по домику.
      С самого заселения эти два побочных продукта эволюции в упор отказывались замечать меня. То ли они сговорились, то ли сие прописано в кодексе зубрилок: «Не общаться с нормальными людьми и одеваться исключительно в клетчатые рубахи и обвисшие джинсы»!
      Да, и катитесь вы на фиг сами в свою страну знаний!

      Среда.

      Чёрт, скука смертная!
      Похоже, эти две зубрилки настроили против меня всех своих собратьев, точнее - сосестер. Их подруги, которые приходят к нам в домик, чтобы обсудить книги или новости науки, тоже ни во что меня не ставят. Даже бровью не ведут, когда я начинаю им рожи корчить.
      Вот это выдержка, блин!

       Суббота.

      Сегодня произошло нечто из ряда вон. Никак я не ожидала такого от наших зубрилок. Эта «могучая кучка» неожиданно стала обсуждать вместо мировых научных исследований сверхъестественные явления. Я с удовольствием вытянулась на верхней кровати и обратилась в слух.
      Оказывается, два года назад в этом лагере жестоко убили одну девушку. Убийцу так и не нашли. И вожатые категорически отказывались говорить, в каком из домиков случилось убийство. Но наши зубрилки провели свое расследование и решили, что убийство произошло именно в нашем домике. Жуть какая!
      Самая старшая из девчонок, с сальными волосами, сказала, что знает, как сделать спиритическую доску и вызвать дух умершей. Правда, настоящую доску делают из гроба девственниц. Обалдеть! Свихнулись совсем на своей науке!
      Впрочем, это пугало с патлами успокоило всех, заверив, что изготовит бумажный вариант.

       Воскресенье.

      Как только стемнело, детективная четверка уселась за стол. Зажгли свечи, натащили какой-то сушеной травы. Меня, естественно, не пригласили. Но с верхней-то полки мне все было прекрасно слышно и видно. Эх, еще бы чипсов!..
      Зубрилки сцепили руки над спиритической картонкой, изрисованной по кругу буквами и цифрами. Пугало произнесло непонятное заклинание, похоже, на латыни, закончив постановочным голосом: «Дух умершей, приди!»
      Прямо в цирк не ходи!
      Затем они положили пальцы на блюдце.
      - Дух, ты здесь? – спросило Пугало.
      - Д…
      - А… - дружно читали они.
      Да только фигня все это. Пугало толкает блюдце, а другие дурочки верят.
      - Тебя убили? – новый вопрос.
      - Д…
      - А…
      - Сколько тебе лет?
      - Пятнадцать! – не выдержала я.
      Ой, что тут произошло! Они повскакивали, завопили как резаные и пулей вылетели из домика.

      Среда.

      Смена закончилась. Все разъехались.
      Меня опять никто не забрал…
 

Об отношении к русским в арабско ...

(Долгоносик Очумелый)
   2017-02-13  0  17  684
Дело было пару недель назад в Иордании. Чтобы проехать в знаменитую ПЕТРУ - одно из семи чудес света - автобусу с туристами приходится преодолевать несколько кордонов с автоматчиками и полицией. Безопасность тут не пустое слово. На одном из постов полицейские остановили автобус с французскими туристами на досмотр. Проверили у них документы. Даже багажный отсек открыли и что-то там просвечивали и осматривали.

Наш автобус с русскими туристами "А-ля Тагил" ждёт своей очереди.

Французов проверили, следующий автобус с польской группой. Тоже проверка документов, тоже отсек багажного отделения открыли, посмотрели, что он пустой почти. Было там несколько чемоданов небольших, видимо, с ночёвкой экскурсия у поляков. Пару чемоданов даже попросили открыть для проверки и поляки открыли. Наши туристы курят, и вот нам дают знак подъезжать на проверку. Мы залезли в наш автобус, я сижу на первом ряду сидений и вижу и слышу все, что происходит в зоне водителя. Расселись мы, автобус подъезжает к КПП. Об отношении к русским в арабском мире после нашего участия в Сирии.

Со стороны водителя подходит автоматчик в берете черном. Наш водитель - иорданец - окно открыл и поздоровался: "Салам Алейкум". Это первое, что я понял из всего их последующего короткого разговора. Водитель ответил на приветствие, отдал какие-то свои документы - наверное путевой лист - и эти два араба начали чего-то там балакать на своём. Я ничего не понял. Но потом автоматчик что-то спросил у водителя. Водитель обернулся слегка назад, как бы заглядывая в салон, и я услышал как он ответил полицейскому:
- Руссо.
Может быть. это слово как-то иначе звучало на арабском, точно не помню, но это было второе слово из всего разговора, что я понял. После того как водила ответил, полицейский на миг задумался, почесал чуток свой бритый висок под беретом, потом двинулся вдоль автобуса, заглядывая в российские физиономии туристов. А физиономии там были дай Боже. Половина с перепоя, только недавно прилетели на отдых. К тому же в арабском мире все знают о работе российских ВКС в Сирии. В общем, с русскими, типа, шутки плохи. И вот автоматчик вернулся к окну водителя, отдал документы шофёру и стукнув слегка по борту автобуса, отдал какой-то приказ, как я полагаю.

Автобус с российскими туристами проследовал дальше безо всякой проверки.
 

Поэта атаковал агрессивный крити ...

(Лев Красоткин)
   2016-11-12  6  44  925
Прочитал две истории в интернете. Осенила мысль - любое событие в нашей жизни можно интерпретировать с позиций поэта и критика. Попробовал прочитать следующим образом: слова "мужчина", "человек", "велосипедист" заменил словом "поэт". слова "сорока", "ящерица" - словом "критик". И всё получилось прям как в жизни!!!

ВЕЛОСИПЕДИСТА АТАКОВАЛА АГРЕССИВНАЯ СОРОКА

    Житель Пакенхэма (Австралия) во время поездки на велосипеде столкнулся с весьма досадной помехой. Агрессивная критик сорока, вероятно, посчитала, что поэт велосипедист вторгся на её законную территорию и принялась довольно жёстко защищать свои границы.



    На кадрах видно, как критик она летает кругами и раз за разом пытается схватить поэта мужчину за голову.



    Хотя сам поэт велосипедист пытался сохранять хладнокровие, как мог, всё-таки по выражению его лица видно, что неожиданная встреча со злобной критиком птицей весьма его раздражает. Даже попытка ехать быстрее не привела к ощутимым результатам — критик сорока оказалась проворнее. Остаётся надеяться, что в итогекритик птица всё-таки отстала от поэта человека.

РАЗОЗЛЁННАЯ ЯЩЕРИЦА НАБРОСИЛАСЬ НА ЧЕЛОВЕКА

    Очень злобная критик ящерица настолько разгневалась на поэта мужчину, что принялась его атаковать. Поэт Мужчина пытался отбежать от агрессивного существа и даже оттолкнуть его, но оно упорно преследовало его и в конце концов настигло.



    Как видно, несмотря на свой маленький размер, эта критик ящерица отличается на редкость боевым характером. Чтобы выглядеть ещё более грозно, нападавшая раздула свой капюшон и даже раскрыла пасть. Наконец, поэту мужчине надоело преследование, и он остановился, чтобы посмотреть, что будет дальше. Нимало этим не смутившись, критик ящерица принялась карабкаться по его ноге.



    Более того, она настолько осмелела, что добралась до живота поэта человека и при этом продолжала пугать его злобно раскрытой пастью. Что ж, можно посмеяться над маленьким существом, которое возомнило себя огромным монстром. С другой стороны, подобная решимость не может не вызвать хоть малую толику уважения.

Носясь в поэзии джедаем,
Свой профиль вознося и фас,
Мы вдохновенье поджидаем,
А критик поджидает нас!
 

ТИМУР АРКАДЬЕВИЧ

(ЮРИК)
   2016-12-06  0  41  710

(продолжение)      Жми сюда
вроде и не смешно, но бывает и так.

Ранним утром выехав из районного села, где я отдыхал у родственника.
Я увидел одинокую фигуру пожилого человека, который шел, не оглядываясь в попутном со мной направлении.
Эко подумалось, какая нелёгкая подняла его в столь раннее утро.
Включив правый поворот, я остановился чуть опередив шедшего человека.
- Вам куда?
- Туда, показал он вдоль по дороге.
-Так садитесь, подвезу, коли туда.
Меня как иглой пронзило любопытство, от такого загадочно-точного ответа.
Минуты три мы ехали молча, искоса взглянув на пассажира, я спросил.
- А величать Вас как?- и протянул руку.
- Степаныч я в деревне, а по документам Фёдор Степанович Сумароков.
- А что же так спозаранку? Выгнали что ли.
- Да нет, пока не дожил до такого.
Дом-то в селе я для дочки покупал, это потом она замуж вышла.
Да хорошо хоть ты остановился, а то я зимой все пятнадцать километров шёл и ни один гад, даже не притормозил.
Кое-как дополз, думал примёрзну к дороге, года.
Так нет всё таки нашёлся добрый человек, недалече от села уж, фермер наш подобрал. Мало довёз, так ещё и водкой угостил для сугреву.
Я опосля того походу, почти месяц отвалялся, простыл однако, старый стал.
А сейчас чего лето теплынь же, вот и вышел чуть свет,
вдруг думаю опять никто не остановится.
У зятя машина сломана, а уж просить и не стал никого, встал да и пошёл, чтоб дочку не теребить, у неё и без меня хлопот полно.
Дом у меня в деревне, бабка умерла в прошлом годе, вот я теперь в одного, горе мыкаю, поторопилась бабка -то, не могла ещё пожить.
- А я вот на речку вашу, рыбу половить.
Бывал я когда-то у вас в деревне речка-красавица.
Свояку некогда, а я вот думаю, дай старые места проведаю, когда-то там вместе рыбачили, красотища.
На въезде в деревню, на постаменте стоял видавший виды трактор, ярко выкрашенный «Беларусь».
- Это у нас памятник. Тимур Аркадьевич выставил, тот самый фермер, что загинуть зимой не дал, - подсказал мне селянин.
Он на этом тракторе, самые первые свои гектары кровные пахал.
Дядька его, друг мой, Николай хозяин этого самого трактора, жив ещё был.
А сейчас так Тимур у нас фермер зажиточный, вся деревня только на нём и держится. Все сельские хлопоты на себя взвалил.
Если бы не он, так от деревни бы, одни головёшки остались.
Детишек в школу районную джип его возит. Нашу-то развалили, за ненадобностью вроде как, руки чесались у них, ни дна ни покрышки.
Так хорошо хоть Тимур выручает.
Летом на всю деревню воду для полива из речки качает.
Своим рабочим ёмкости во дворах установил, мне тоже обещал.
Так я сам не ходил просить, у меня своя ещё хорошая, на мой век хватит,
что зазря человеку в глаза лезть. У него и без меня забот полон рот.
Обещал в этом году автобус купить, да и вообще золотой человек.
Хотя со своими тараканами.
Вот этот трактор к примеру, ведь удивил всю деревню.
По началу-то всем смешно было, он тогда ещё не здорово развернулся.
Сам постамент строил своими руками, на этом же тракторе камень для него из Ворониной балки подвозил.
Он до последнего никому не говорил, что это он такое затеял.
Долго гадали все, а уж когда из района примчался на свежевыкрашенном тракторе и на постамент его воздвиг. Опять тогда все посмеивались, а вот уже какой год стоит и все кто въезжают, смотрят и удивляются.
Говорят, гравюру в городе заказал, чтобы с торца с надписью.
Да он и напишет, что-нибудь этакое.
Пруд наш восстановил, плотину в позапрошлом году выправил.
Лет десять пустой стоял, а он пригнал скрепер с бульдозером.
Бульдозер наш конечно, его точнее, а скрепер, пригнал откуда то.
Так запрудили и обход правильно прорыл, не рвёт плотины,
оно так если с умом. Два года уже полнёхонький.
Плантация там теперича вдоль пруда, перец с баклажанами выращивает и огурцы там у него до самой осени в город сдают.
В пруд карпа пустил и толстолоба, карась наш местный, жёлтый озёрный что ли, голова маленькая, а сам круглый, да и линь, до двух кило попадается.
На удочку всем ловить разрешает, я вот опосля майских на закидушку,
на пять кило толстолоба вытянул.
Думал, он меня в пруд утянет, хорошо хоть подсачек под рукой оказался.
Рыба хорошо растёт, вода вольная, да и глубина-то в пруду аховая.
Зимой так ещё компрессором воздух под лёд качает. Молодец Тимурка.
Тут –то я и прилип к креслу.
Вспомнил я рассказ свой, лет двенадцать назад написанный.
- А он что ж, местный что ли?
- Конечно местный, агрономом смолоду в колхозе работал.
Потом его чуть не посадили, года три его в деревне не было, обиделся.
Говорят золото мыл на севере где-то, вот и намыл видно.
Нет, хотя думаю, если б намыл, то сам бы не корячился так.
А то первые три года всё сам батрачил, без продыху, я думал угробится, ан нет, не пал духом развернулся.
Свадьбу свою зимою на лошадях с санями отмечал.
Такого уж на селе лет сорок не было.
А он и в загс районный на санях с гармошкой, по всем правилам.
В районе около загса всех прокатил, фоток наделали уйму целую,
праздник прямо устроил.
Доселе в районе его свадьбу вспоминают.
Обоз прямо целый на санях и верховых - ряженных с десяток.
Где он только амуницию казачью нашёл, в папахах бородатые с саблями.
Сама свадьба у нас в клубе была, почитай вся деревня гуляла,
а по весне от того клуба рожки и ножки остались.
Не стал сельсоветчик ждать, чтобы Тимурка по осени за клуб рассчитался.
Продал пришлым каким-то, а те его за неделю развалили и весь до кирпичика вывезли.
Слава Богу цоколь монолитный не из кирпича, так остался,
а остальное вывезли до кирпичика.
А Тимур там плакат установил с надписью «здесь будет клуб».
По весне, как увидел тот плакат сельсоветчик, так недели и не прожил,
умер царствие небесное. А вот добрым словом так и вспомнить нечего.
Валил деревню, как будто сам неместный.
А мы ведь с ним по молодости на этих вот полях на тракторах,
в одной бригаде работали.
Это потом он в умники выбился, в партию вступил,
а у самого гнилья-то много оказалось.
Неужели ему эти копейки, так важны были. Да и школа, та тоже его рук дело.
Дочка там его директором была, а как только в район жить уехала,
так он и школу под нож.
Да чего там говорить, он и колхоз наш с председателем по ветру пустили.
Не за понюх табаку весь с молотка, ни дна им, ни покрышки.
Одним словом - людишки. Есть люди, а это говно-людишки.
Прости Господи, грешно о покойниках плохо.
- А чья же это вся техника на маш. дворе.
- Так всё там Тимурово, почитай каждый год, новое что-то покупает.
Я же говорил тебе, агрономом он был, видно ему это от Бога дадено.
Он и тогда пострадал, от того, что не стандартно всё делал.
А тут в первый год, как он с севера вернулся.
Прямо с неба свалился, вертолётом его привезли, прямо посередине села высадили, а он для деревни, как спаситель Божий, с неба.
По осени поле распахал, а весною семена гороха какого-то привёз.
«Нут» называется, у нас про такой продукт
никто ни сном, ни духом не слыхивал.
Злопыхатели, так прямо в лицо говорили ему, дурак мол что ль.
А он посеял. "Нут" этот самый, возьми и уродись,
говорят, во всей области первым вырастил.
Так вот за два года и помог ему, нут этот.
Можно сказать, что хозяина прямо с земли поднял.
Так ещё тыкву каждый год сажает.
В прошлом году гектаров триста ей Богу засеял, я её охранял.
Выйду бывало ночью, а тыква под луною блестит своими белыми боками.
Ей Богу, как каски немецкие по всему полю.
Семена от неё сдаёт куда-то за валюту.
А самой тыквой скотину по зиме кормит.
Там в свинарнике одних свиней голов триста, да и коров стадо не малое.
Опять же в магазине молоко деревенским людям бесплатно даёт.
Да и остальное всё там под запись у кого денег нет, рабочим своим конечно.
Года два табак сеял, но с табаком видно тяжеловато, зато у меня дома, до конца дней моих на чердаке, я по зиме нет- нет, да курю самокрутки, хорош табачок, терпкий всю душу выворачивает, без примесей.
А сейчас то, земелька ему почти вся отошла, что ж ей зря пустовать. так и пшеницу лет пять как сеет. У соседей не урожай, а у Тимура, с поля не свезти.
В этом году озимая хорошо уродила. Говорят, пекарню для деревни купил.
Непосидящий парняга, вот и везёт ему.
Под лежачий камень вода не течёт, а он не лежачий,
круглый год, как белка в колесе.
Вон видишь дом на бугре двухэтажный, это его.
Да и детишек трое уже, да похоже опять по-моему, баба на сносях, молодец Тимурка. Да и бабу молодец, породистую выбрал, из крепкой породы.
Бабка её бывало, через всю деревню деда пьяного на руках домой носила,
он с фронта весь в орденах вернулся, три Славы-танкист,
а вот после войны пил крепко, до самой смерти, как сорвётся так на месяц.
Ой разболтался я что то. А ты если рыбы поймать хочешь, так вот по этой дорожке за бугром, там и пруд наш, лови, никто слова не скажет.
С рыбалки назад ехать будешь, заезжай до меня, чаю попьём,
да и табачком угощу.
Дом-то мой вона стоит,- он указал пальцем на дом в три окна.
А ты вот здесь остановись, не съезжай с дороги, я уж отсель сам доберусь......
 

Свобода, ясный перец, дисциплини ...

(Соломон Ягодкин)
   2017-03-11  2  9  565
Хожу на работу, как на праздник, а работать по праздникам, это самый большой грех...

Я отрицаю всё, на чём хоть в малейшей степени лежит печать стадности. А стадо, в свою очередь, искренне отрицает меня, так что у меня с ним полное взаимопонимание…

Свобода, ясный перец, дисциплинирует, а если я, по натуре своей, свободный разгильдяй?..

Все пошли пить, и я пошёл пить, чтобы по трезвости не лишиться головы...

Нет, с таким, как Пилат, я бы в разведку не пошёл…
 

ТИМУРКИНО СЧАСТЬЕ

(ЮРИК)
   2016-12-04  1  36  712

- А слабо тебе Вадик, меня в деревне из вертолёта высадить? Ящик ставлю.
- Да за ящик мы тебя можем и до дверей донести. Только мы сегодня не летим.
- А когда? Расстроившись, осведомился Тимур.
- Ящик сегодня, а полетим завтра.
- Если вам сегодня ящик, так вы и завтра не полетите.
- Не, завтра график, завтра нельзя не лететь.
Ну, так что ставь, а завтра мы тебя прямо около школы и высадим.
Заманчиво, думал Тимурка. Больше двух лет он не был в деревне, а тут раз и на вертолёте, да все деревенские девки вечером его будут. Они и вертолёта-то вблизи ни разу не видывали, а он видишь, прилетел один, вертолёт как бы специально ему предназначенный.
Эх, шляпу ещё купить желательно с полями широкими.
- Ну что там у нас с ящиком,- заинтересованно спросил Вадик.
- Берём. Только мне бы ещё шляпу с широкими полями.
Вадик, усмехнувшись, взглянул на брата.
- Что спектакль устроить хочешь?
- А почему бы и нет. Просто « Возвращение блудного сына».
- А оно тебе надо?
- Не понять тебе Вадик, не жил ты в деревне. Обо мне неделю бабы судачить будут, а то, что же это я, на поезде ночью, как вор должен приехать.
Мне стыдиться нечего, да и вдруг влюбится, какая. Жениться пора уже, тридцатник, а городскую я не хочу, не кровь, а пиво с никотином.
А там глядишь, степенная подвернётся.
-Да откуда там степенные, все что поумней в городе, а дура к чему тебе?
-Дура, не дура, а кровь с молоком, мне баба здоровая нужна,чтобы ребятишки большие,да красивые получились. Сам же знаешь, сколько я потерял, из-за своего небольшого роста, а если бы не турник, так бы и был недомерком, сейчас хоть вещи себе в нормальном магазине покупаю, а то вон братишка, тот в детском мире затоваривается.
Они зашли в большой супермаркет и, Тимурка выбрал себе огромное «сомбреро».
Вадик смотрел на него и улыбался, он всё время улыбался от Тимуркиных поступков. В мозгах словно побежали картины из их недалёкого детства.
Вадик был двоюродным братом Тимурки и почти каждое лето из своего детства, жил в деревне в гостях у тётки, сестры матери.
Вся деревня звала тётку,"Тимура-мать". Он вспомнил, как однажды совсем небольшенький Тимур начитавшись о корриде, решил поиграть с колхозным быком, представляя себя тореодором.
Он долго успешно дразнил быка красным платком, отпрыгивая в сторону.
Но в одном из па, сплоховал и бык с огромным удовольствием, поднял его на рога и, приподняв над собою, бросил его в навозную кучу. Долго тогда Тимурка лежал в больнице в райцентре, а мать, приходя в больницу, всем говорила, что она Тимура-мать. Так и прилипло к ней, это странное прозвище.
-Знаешь Вадик, а в этом магазине два года назад Надька работала.
-Какая Надька?
-Да невеста твоя первая. Помнишь, как я Вас от вертолёта спасал.
Надо же, а теперь ты сам вертолётчик.
Вадик вспомнил сразу ту, о которой говорил Тимурка, он на всю жизнь запомнил тот летний день, когда он и ещё три маленьких сверстницы отправились в поход на Козлиную гору. Ну, гора это конечно громко сказано, просто этот холм был главенствующим над всеми окрестностями. Они только уселись завтракать на самой вершине холма.
Вдруг откуда ни возьмись, как в сказке про Змея-Горыныча, сначала около, а потом прямо над ними завис большой тёмно-зелёный вертолёт. Он помнил тот страх, который сорвал их с места и они с ужасом побежали в сторону деревни. Вертолёт мгновенно опередил их и опустился впереди почти до самой земли, путь в деревню был отрезан, они кинулись к реке, и вдруг из-под берега реки выскочил Тимур на мотоцикле.
Треск старого «Минска», целиком заглушил вертолётный гул.
-Вы чего? Спросил Тимур, остановившись около испуганных детей.
-Да там вон погляди, прямо над нами вертолёт,- бормотал испуганный Вадик.
Тимур чуть не повалился со смеху.
-Ты чего? Испуганно переспросил Вадик и оглянулся.
Вся детская любовь к Надьке, у Вадика прекратилась в одну секунду.
Картина была просто ужасающей. Волосы у ревущей Надьки торчали в разные стороны, но самое страшное, это сопли. Никогда Вадик больше не видел такого количества соплей. Всё лицо Надьки было покрыто обильным слоем, как бы маска вперемежку с пылью и слезами, оно было грязно-зелёным.
- Чего ржёшь, как дурак,- заступился за подружку Вадик.
Я сам испугался, представляешь, он прямо над нами.
- Не бойтесь, это геологи, да и улетели они уже.
С той поры и решил Вадик стать лётчиком, мощь нависшего над ними брюха вертолёта заворожила и помогла родиться мечте.
Он глянул на шагающего Тимура и снова заулыбался. Перед глазами снова побежала картина из детства. В ту пору у пятнадцатилетнего Тимура был мотоцикл, раза в два превышающий возраст хозяина. Этот мотоцикл давно просился в утиль, но Тимур с его дядькой, вдруг решили вдохнуть в него вторую молодость. При огромной помощи дяди Коли и нескольких новых деталей мотоцикл ожил, и оседлав его, Тимурка носился по деревне и окрестностям окуривая их, сизо-голубым дымом вылетающим из трескучей выхлопной трубы.
Только вселилась в мотоцикл вместе с новыми запчастями, одна незначительная каверза, почему-то он иногда, начал заводиться в обратную сторону, и вместо того, чтобы ехать вперёд, он начинал двигаться назад.
- Вот Тимур, не знаю, что с ним, но только если после запуска продребезжит тикстартер, так значит, он назад завёлся. Заглушишь, а потом снова заведёшь,- обучал племянника дядя Коля. Тимурка слушал, и с понимающим видом кивал головой, оказалось, что слушал плохо.
Примчавшись на поляну, где дети играли в лапту, Тимурка остановился, поставил на подножку своего коня и влюблено начал протирать его бархатной тряпочкой. Не участвующие в игре дети, окружили чудо-коня и его хозяина.
-А на что поспорим, что ты с места на заднем колесе, не тронешься,- обратился к Тимурке придурковатый Васька–голубятник.
Твой драндулет сразу развалится.
-Да одна вонища, от этого пердулета,- поддержал Ваську один из его братьев.
-С третьей скорости, на заднем, легко,- ответил обидчикам, Тимурка.
-Может, поедешь для начала подремонтируешься, или как?
-Нет, нечего мне его ремонтировать, сейчас.
Тимурка быстро нахлобучил шлем, с важным видом одел очки, и несколько раз дрынькнув, завёл мотоцикл.
Тикстартер после запуска звонко продребезжал.
Не обратив внимания, гордый Тимурка уселся в седло и как бы весь слился в одно целое со своим скакуном. Несколько секунд он яростно перегазовывал, предупреждая скакуна о резком старте, потом сбросил газ и включил третью скорость. Резко крутанув ручку газа, Тимурка рывком отпустил сцепление.
Скакун очень резво рванул назад, а несчастный гонщик, открыв пробку бака своими мужскими достоинствами, под грохот толпы ребятишек скорчился на земле от страшной боли.
-Вадик, ну как я в шляпе?
-Что в шляпе, что без шляпы, какая разница.
- Скучный ты человек Вадик, нет у тебя интереса жизненного.
Напьёшься вот сегодня и вся радость, а жить-то с выдумкой надо, с изюминкой, чтобы люди тебя не забывали.
А то проживёшь жизнь, а вспомнить нечего, так прожил, впустую.      -Да у тебя уж точно будет, что вспомнить.
Ты расскажи мне,за что тебя из колхоза выперли.
-Ты не думай, не виноват я был.
Просто нашли крайнего, но всё равно потом признали, что прав был Тимур.
Председатель помнишь, у нас старый был, всего в верха добиваться ездил, а здесь бардак перестроечный, в верхах ничего, никому, всем по барабану, а солярку сожгли, всё снег на полях удержать хотели, а его в ту зиму, задерживай, не задерживай, а всё равно не было.
Ну, это одна сторона, время сеять, председатель видит, что дело застопорилось, взял и свалил на курорт, лечиться якобы.
Главный инженер за него, а тут случись у того запой.
Так вот и остался я один на один с посевной и техникой без горючего.
Взял да и выменял солярку на семенное зерно, а два поля отходами засеял. Закончил посевную, как всегда в первых рядах, тут мой Степаныч заявляется.
В районе ему напели видно, или шофёр по дороге, тот долго не думая, собирает собрание и меня, как врага народа, за вредительство, приговорили к высшей мере, выгнали.
Был бы расстрел, расстреляли бы точно.
Я когда уезжал с деревни, еду мимо полей, а мои отходы уже всходить начали, так и уехал тогда. А после уборки мать писала, что пришёл председатель, премию принёс, и отходов две тонны выписал.
Уродили те поля в тот год, а я золото мыл, по их милости.
А сейчас вот и колхоза нет, и с деревни народ побежал, а меня всё в деревню тянет, не могу я Вадик на стороне, все разъехались, а я вот вернусь, паи у меня остались, у дяди Коли трактор есть.
Бог даст, в следующем году посеем, а там видно будет.
-Дурак ты, Тимурка, и вся деревня, скажет, что дурак.
Такие деньги на севере зарабатывал, а сейчас, зачем всё это тебе.
- Не зуди, ящик купили, так вот завтра меня в деревне высадите, а там я уж сам как-нибудь. Наутро похмельные вертолётчики с пасмурными лицами, и не менее похмельные буровики собрались на лётном поле. Один Тимурка был в радостном настроении.
Не нашёл в своей жизни Тимурка ничего хорошего в алкоголе и почти никогда не пил, так если рюмочку за компанию.
Сборы оказались недолгими, как–то натружено взревел вертолёт.
Вахта быстренько забралась на борт и уже через несколько минут огромная стрекоза, с надрывом оторвавшись от земли, взяла курс.
Менее часа нужно было вертолёту, чтобы долететь до Тимуркиной Родины, вот они знакомые холмы, как бы приближающиеся к вертолёту, вот она крохотная речушка, заросшая камышом, с проблёскивающими плёсами, в которых водились огромные щуки и не менее огромные сомы.
От вида деревни у Тимурки, что-то засосало под ложечкой.
Вот я и дома смотрел он в иллюминатор, предвкушая купленную посадку.
Вертолёт завис над школой и медленно с особой важностью приземлился.
Из кабины в салон выбрался улыбающийся Вадик и открыл запертую дверь.
-Ну, давай братуха, удивляй. Матери привет, буду в настроении, как-нибудь залечу.
Тимурка выбрался по лестнице, ступил на землю, и сделав несколько шагов от вертолёта обернулся, чтобы помахать пилотам.
В это время командир резко прибавил обороты, и вертолёт медленно стал отрываться от земли. С Тимурки тут же сорвало его новую шляпу, и не успел он глазом моргнуть, как оказалась его «Сомбреро» посередине огромной лужи. Тимурка было рванулся догонять, но тут же сообразил, что насмешит весь народ.
Он лишь с досадой махнул рукой, и гордо двинулся в сторону своего дома.      270509г.
 

Пурим

(Борис Гуревич)
   2017-03-13  1  4  576
В ночь с пятницы на субботу в травмотологию был доставлен Барак Обама. В честь еврейского праздника Пурим он нарядился в Дональда Трампа. Вышел на улицу и получил чем-то тяжелым по голове. До самого утра врачи старались определить у пострадавшего черепномозговую травму, но не смогли...!
 

Что там, - жучки-паучки!..

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2017-02-05  1  16  682
... я со своим детишками...
И про то:
Почему белочка кушает мухоморы? -
говаривал...
И про то:
Отчего лосям нельзя
нюхать гадкий бензин? -
объяснял...
И про:
пьяный
африканский плод Марулы,
от которого слоны колдыбятся, -
рассказывал...
И про ядовитых токсических жаб...
И про силу банана,
и про загадочные свойства
водяного перца...
Про караваны
европейских кораблей в Азию
за жемчужиной пряностей -
Мускатным орехом
и орехом Опийным -
бриллиантом Британской Короны...
И про Сому, и про Амброзию...
Про тайное сакральное
"Состояние Изменённого Сознания", -
поведал...
Про символику
Мира и Мака...
Про Б-га, немного...
 

Зависть мёртвых…

(Соломон Ягодкин)
   2017-02-20  2  14  703
В больнице скопилось так много больных, что лечить их не было уже ни времени, ни сил. Так что больницу пришлось закрыть до поступления в неё здоровых…

Говорил что думал, чем совершал двойной грех перед своей и чужими головами. А безгрешным, им, известное дело, рай не только на небе, но и на земле…

Тупая животная жизнь обывателя, ей позавидовали бы многие, у кого не было уже хотя бы такой…

Чувствовать не умел, и это спасало его от многих ошибок, кроме главной: зачем тогда рождаться на свет?..

Играл в открытую, то есть карты противников видел прежде своих, за что потом не раз получал переломы, в том числе и открытые…
 

От судьбы не уйдёшь

(ermolai-mogutniy)
   2017-01-14  2  24  649
А вот был такой случай, можно сказать притча.
Была в нашем классе девочка. И была она настолько
мала ростом и худа, что дали ей прозвище " Муха".
Понятно, прозвище это ей не понравилось, чем она
была сильно обеспокоена. А одноклассникам только веселей,
дразнили её ещё больше. Ежедневно жаловалась она
классному руководителю- бесполезно. До директора
дошла- аналогично...
Прошли годы, вышла замуж.
И стала по фамилии Мухамедъярова.
От судьбы не уйдёшь !
 

«Маленький народец».

(Фигароша)
   2017-02-15  1  13  671
Путешествуя во сне, в ночь на 4 января, в какой-то момент я оказался в пустынной местности, попал на дорогу вымощенную детскими рисунками. Яркие цветные картинки то на листках бумаги, то прямо на прямоугольных камнях. Веселая приятная дорога. Вдали, дорога поднималась на пригорок, и в этом месте вижу, ползет толпа людей, и как то сразу стало понятным, что это они сделали эту дорогу, это они ее разрисовали.   «Маленький народец», почему-то сразу пришло название этому сообществу. Они ползли по дороге и за ними оставались рисунки. Одетые в яркие веселые наряды, сперва, мне показалось, что это дети. Но подойдя поближе, почти догнав их, я понял, что ошибся. Некоторые оторвались от своего занятия, подняли головы, и повернулись в мою сторону. На меня смотрели взрослые, пожилые лица.
-А мы состарились,- услышал я ответ на свой немой вопрос.- Как так?
      Глянув на таблички и рисунки, которые они оставляли после себя, то увидел уже не рисунки, а надписи: «Требуем жилья», « Дайте нам квартиры», « Требуем воды», «Требуем …», «Просим…», «Требуем …» и так далее. И цветная дорога из детских рисунков превратилась в унылую, серую дорогу покрытую требованиями и прошениями.
      Покидая этот мирок, напоследок обернулся.
Все также «Маленький народец» полз по дороге, выписывая свои требования, не пытаясь предпринять, каких либо действий к претворению своих просьб.

4.01.2011
 

Первая палка

(Федор Летучев)
   2016-10-10  5  54  1029
Дело было естественно летом, в тот год Алёша должен был пойти в школу в первый класс. Родители планировали продержать его под присмотром в детском саду вплоть до сентября. Но Алёша, почувствовав себя вполне взрослым и самостоятельным ребёнком, в начале лета заявил своим родителям, что с детским садом он решил расстаться пораньше. Пару раз даже сбежал из сада для убедительности своих намерений. После чего, родители своему первенцу возражать не стали, и предоставили его самому себе под надзором (умыть, накормить) «старенькой мамки». Старенькой мамкой Алёша (и последовавшие за ним два его брата) называл свою бабушку. Впоследствии сократив это словосочетание до одного прилагательного – «Старенькая», ставшего существительным с большой буквы. Средний брат родился, когда Лёшке было два с половиной года. А младший брат родился, когда первенцу было почти пять лет. Два последних внука настолько занимали Старенькую, что Алексей автоматически становился в семь лет самостоятельным ребенком.

Что стоит деревенскому пареньку заиметь удилище, когда складной нож всегда при нём. Если за ореховым хлыстом надо ещё сходить в лес, то ивовый хлыст вот он рядом, почти около каждого пруда растёт. С материалом для поплавков тоже трудностей не было, гусиные перья можно было легко найти, опять здесь же, около воды. Труднее было с леской и крючками. Там, где Лёшка родился и вырос, эти вещи можно было приобрести только в определённый момент времени и в определённом месте. Такая возможность наступала тогда, когда по главной улице села на конной повозке проезжал старьёвщик – татарский дед Исай.

В сундуке у деда Исая много чего было интересного в обмен на ветошь. К этому времени, глиняные обливные цветной глазурью свистки Лёшку мало интересовали. А разноцветные воздушные шарики деду Исаю было рекомендовано оставить для соседки – одногодки Томки. Конечно, пластмассовые пистолеты, стреляющие стрелами с присосками, метко попадающими в лоб приятелю, вещь хорошая и нужная, это вам не самодельные деревянные игрушки. Хотя, деревянным пистолетом тоже можно в лоб приятелю, но уж очень больно, кода получишь в ответ им же. За свои пластмассовые пистолеты дед Исай заламывал неподъёмную цену. Лёшкин приятель Серёга променял на такой пистолетик новое красное – атласное одеяло. Радость этого приобретения его домочадцы с ним не разделили, а даже очень всё наоборот. Старьёвщик по улице проезжал один раз в неделю. Где ему на каждый день набрать тряпья, вот он и ездил с такой периодичностью.

В очередной проезд старьёвщика, за отцовскую рваную фуфайку и почти новые стёганые ватные штаны Алёша выменял пять крючков и два десятка «размахов рук» лески, от начала левой до плеча правой, такой был условный метр у деда Исая. Крючки у деда Исая были разные, трёх размеров точно были. На самом большом крючке оставалось место для третьего, после того, как на него было насажено два немалых «выползка» – дождевого червя. Этот размер крючка был на карпа и на щуку. Крючок на карася размещал на себе хорошего жирного навозного червя. Все крючки, размером меньше этих, дед Исай называл «заглотыши». Леска была универсальная - «хрен порвёшь руками», это где-то 0,5 мм в диаметре. Короче, выбор рыболовных товаров у деда Исая был небогатый. А что делать, это вам не специализированный рыболовный магазин, это всего лишь универсальный ларь на гужевом транспорте. Крючки Алексей взял разные, потому как не знал ещё, какую рыбу будет ловить. А леску взял ту, какая была.

На первую рыбалку Алёша собирался вместе с приятелем Серёгой. Удочки смастерили вместе под руководством его старшего брата. Серёгин брат был старше дошколят лет на восемь, и рыбаком был уже продвинутым. Лёшкину леску он забраковал сразу (слишком толстая), забрав её себе на закидную донку. Вместо капроновой лески, он оснастил удочки юных рыбаков хлопчатобумажными нитками десятого номера. Крючки «заглотышы» сгодились. В качестве поплавков были использованы пустотелые части гусиных перьев, а для отгрузки были использованы свинцовые дробины.

Лёшка с Серёгой пошли на рыбалку втроём. Увязалась за ними соседка Томка, куда ж без неё. В непосредственной близости от селения, в летнее время река - место оживлённое. В дневное время суток ребятня школьного возраста всегда там: кто рыбачит, а кто купается, кто из самопала стреляет, а кто просто печёт картошку и курит отцовскую «Приму». Первой пойманной рыбой юных рыбаков была верховка, местные рыбаки её ещё называли синтёй. Ловили верховку на мякиш сайки. Сайка – это белый хлеб, спечённый дольками вместе, мягкий, пушистый и очень вкусный. Верховки Алёша тогда наловил много, не без помощи старших ребят конечно. Но он вместе с Томкой был рад и просто складывать серебристых рыбок в ведёрко, в то время, как более взрослые пацаны по очереди ловили его первой удочкой. Нет, Алексей тоже пробовал ловить под дружным руководством старших, но как-то всё затягивал с подсечкой. Видя, что у них получается лучше, он не возражал, когда они азартно таскали верховок его удочкой. Да и чего было возражать, ведь рыбок он складывал в свое ведёрко.

Вот так в Алексее проснулся дикий инстинкт добытчика. Вспоминая и рассказывая эту историю, он как тогда ощущал во рту горьковатый вкус тех маленьких серебристых рыбок, которых Старенькая поджарила вперемешку с куриным яйцом, а он с Томкой дружно уплетал их прямо со сковородки.

Да простит меня сексуально озабоченная публика (шутка). Ну а если всё-таки кого-то смутило название рассказа, то поясню, на рыболовном сленге «палкой» принято называть удилище. Чаще всего, это название применимо к спиннинговым удилищам. Но, кое-кто так называет все удилища, без исключения (и для маховой ловли, и для матчевой ловли, и многие другие). Отсюда и название рассказа, первая удочка –> первая палка.

(Из серии: «Непридуманные истории»)
 

Митрофаново решение…

(Соломон Ягодкин)
   2017-02-11  5  13  725
Так как без депутатов было уже никак нельзя, в депутаты назначали только тех, кто ничего другого не знал и не умел, и, тем самым, гарантировал верное служение своему несчастному народу...

Известно, что никакое село не стоит без праведника. Его надо только отловить и в самом крепком амбаре изолировать, чтобы он из села никуда не убёг...

Когда Митрофанушка наконец-то стал Президентом всей Святой Руси, он всех географов страны отправил на Колыму составлять карту тамошних лесоповалов...

Любой коллективизм, это всегда - насилие. Так было, начиная ещё со временем Коммунизма пещерного, и так будет до Коммунизма электронного...

Наверху - звери, внизу - животные, а вы хотите эту извечную гармонию разрушить введением в неё людьми?..
 

НА ЮБИЛЕЕ

(Алик Кимры)
   2017-02-19  0  12  662

- Я очень извиняюсь Сёме,
Что делаете в этом доме?
Когда звучат гимнЫ и марши -
Скажите, кто вы юбилярше?

- Ну, нахожуся в этом доме
Официально приглашенным.
Смотрите бейдж на мой рубаха:
Любовник от второго брака.
 

ЮРИДИЧЕСКОЕ ПАРИ

(Алик Кимры)
   2017-02-01  1  16  682

Гудели в кабаке два адвоката.
Хоть были и не очень-то поддаты,
Но, опустоши́в с водкой стопари,
Сцепились до горячего пари.

И обратились с просьбой к метродотелю,
А есть ли случаем в его портфеле
Российский "Уголовный кодекс" -
Мы тут друг с дружкой истину находим-с.

Пока они сражались над вопросом,
Пришёл метродотель с пустым подносом
Сперва их это таки огорчило,
Но адвокатам метродотель сказал учтиво:

- Нет "Кодекса", но босс наш любит правду -
Сегодня за обед платить не надо.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер