ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: лучшее из свежего: стр. 3

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: лучшее из свежего: Стр. 3  Раздел   Дата   Рец.   Оцен.   Посет. 
 

Кормушка-игрушка

(Uri Pech)
 Смешные истории  2019-05-23  0  14  114

У подъезда бабуля поставила пластиковую круглую крышку от торта, наполненную на четверть хлебными крошками и измельчёнными свежими объедками. Птички тоже любят покушать и прилетают к нашему дому по расписанию. На бабушкино лакомство первыми накинулись несколько проголодавшихся голубей. На подхвате тут же завертелись шустрые воробьи. А под финал традиционной трапезы у опустевшей прозрачной кормушки приземлились три вороны. Зачищенная крышка вкусно пахла. Вороны по разу её клюнули и убедились, что пластик абсолютно не съедобен. Но важные птички не поспешили улетать в иное потенциально хлебное место, а немного посоветовавшись решили сыграть в футбол. Правила игры были просты. Первая подходит к одноразовой кормушке, на всякий случай раз клюёт по донышку и лапкой отдаёт точный пас второй подруге. Вторая ворона выставленной вперёд лапкой притормаживает крышку и перепасовывает третьей вороне. Игра продолжалась с неподдельным азартом минут пятнадцать. Матч оборвал безобидный лай выскочившего на прогулку шпица. Футболистки недовольно каркнули и улетели встречать лето.
______
Белая Ворона Жми сюда
 

ДМБ- 6 – Ловись рыбка…

(Юра Харьковский)
 Про армию  2019-04-07  0  13  191
В нашей хозроте, где я служил, каждое утро, после подъёма, вся рота шла к коровнику и таскала сено, в качестве утренней зарядки. Таскали в любую погоду, так как коровы кушать хотят каждый день. Процесс был организован так: На большой рыбацкий невод, 10Х10 м. грузились прессованные тюки сена со стога и вся рота, за лямки тянула её волоком по снегу на коровник. Бурлаки на тундре, не дать, не взять. До коровника от стога было метров 200 по снежной целине. В тот день, о котором пойдёт речь, дула пурга. Не то чтоб сильная, но снежная. Не видно было на три метра вперёд. Всё было как всегда: Пришли, загрузили, приволокли. Только почему-то в этот раз тащилась сетка по снегу особенно тяжело и мы выбились из сил, пока достигли цели. Причина стала ясна, когда мы сняли последний тюк и подняли сетку. Под ней лежал какой-то мужик с пропитой красной рожей. Судя по тому, что его рот издавал какие-то нечленораздельные звуки, мужик был жив. Как мы потом узнали с его слов, он шёл с хорошей гулянки, из гостей домой, но так сильно устал, что решил передохнуть возле стожка, который показался ему уютным. Мужик непременно бы замерз, если бы мы случайно не зацепили сеткой его за ногу и не приволокли с собой. Идти он не мог и мы оттащили его в комнату доярок, где сердобольные женщины растёрли его спиртом и дали парного молока для восстановления сил. Мужик очухался, обвел всех мутным взглядом и спросил: "Где я?" Ему объяснили, но вместо слов благодарности, он пошарив по карманам заявил, что его обокрали. У него мол в кармане была бутылка и её спёрли наглые солдаты. Мы у мужика ничего не брали, он её видно потерял, но доказать ему это было невозможно. Он кричал: "Да вы знаете салаги, что я лётчик, майор Чалый, уважаемый и боевой офицер! Я вас всех сгною! На "губу" отправлю! Вы мне сапоги целовать будете и т.д. Слушать его бред у нас не было времени, подходило время завтрака, а опаздывать было нельзя. Поэтому мы просто ушли, бурно и обиженно обсуждая всю дорогу скотскую реакцию офицера на своё спасение. На утреннем разводе дежурный по роте доложил командиру роты майору Лысенко об утреннем происшествии. "Чалый? - удивился майор, - да какой он к чёрту лётчик и боевой офицер. Это зам. по тылу в нашей части, тот ещё алкаш. Он ещё на коровнике? Ну, я ему устрою!" И майор, не долго думая, поднял трубку телефона и направил на коровник дежурный патруль. Как мы потом узнали, "боевого лётчика" посадили на гауптвахту на 10 суток, за "низкий моральный облик, позорящий звание Советского офицера". Как говориться - "не плюй в колодец"!
 

Одной рукой, затем второй.

(ЮРИК)
   2019-05-02  3  27  147
По мотивам произведения
"Совет Полине"   Дмитрий Васильевич.



+2 тебе
Но загадка для меня,
Как тут ценится ***ня?
А.Н.Чаров, 2019-05-02 10:01:37
      Оценка: 0      Ваша оценка:
      

    Re: Сове ...   
Не моя поверь вина,
мы пока не измеряли
как тут ценится ***ня,
но я к ней вполне лоялен.
______
      
Дмитрий Васильевич, 2019-05-02 10:34:57
      Оценка: +6      Ваша:
      

Рядом со мною на пассажирском сидела крепко поддатая женщина среднего возраста. Про таких говорят, что она как лошадь, да нет больше, как конь. Её огромно-натруженные руки почему то не находили себе места, скорее это была женщина - труженица. Разговор был совсем ни о чём, я уже точно и не помню, но в употреблении почему то несколько раз мелькнуло слово «***ня». Не удивляйтесь, но мы с ней были не в Эрмитаже, весь разговор происходил ночью в такси.
Вдруг она как-то загадочно посмотрела на меня и напрочь ошеломила вопросом. А ты можешь сказать, что такое ***ня.
Так то я вообще бывалый парень, но от неожиданности вопроса я чуть не встал в ступор, но тут же собрался с мыслями и ответил. Ну скажем к примеру это что-то совсем незначительное. Может быть ответила она, но в моём понимании ***ня, это вот когда я одной рукой взялась(имеется ввиду мужской половой орган), потом второй, а вот что сверху осталось, это и есть эта самая ***ня. Я посмотрел на её огромные ладони и чуть не заржал. Вот такая вот, она самая. Ещё мне подумалось, вот это аппетиты и как такое отрастить.
 

Невинно пострадавший

(Malyutka)
   2019-06-15  2  6  75
Решили мы с Витькой провести время за дружеской беседой. А почему бы и нет? Сбегал я быстренько в магазин, принёс бутылку водки, чтоб разговор наш, так сказать, ладным вышел. Метод, между прочим, испытанный. Устроились мы в палисаднике под кустами малины. Очень даже удобно устроились: тут тебе и защита от палящего солнца, и закусочка из ягод, и со стороны дороги, что недалече проходит нас не заметно. А лишние глаза совершенно ни к чему, ведь в городке, где живём сплетен хватает без наших с Витькой времяпрепровождений. Мало ли, что болтать будут, поскольку многие прохожие к таким посиделкам относятся плохо, и каждый норовит замечание сделать. За собой бы лучше смотрели. Вредные у нас люди, тут и к бабки не ходи!
После первой стопки курить захотелось, а сигарет, как назло, ни у меня, ни у Витьки. Вот невезуха! Ну не бежать же мне второй раз в магазин, в самом-то деле? Поэтому так Витьке и сказал, что, мол, моя водка, а твоё курево. Денег, правда, как всегда, у него не оказалось, от того и вышел дружок на дорогу стрельнуть сигарет, а вернулся только с небольшим бычком! Вот же зараза, а ещё другом называется! Я к нему со всей душой, пол литра вон принёс, а он? Дальше ещё хуже дело пошло, вспоминать тошно.
Взглянул, значит, на маленький окурок, и так тоскливо стало, аж невмоготу! А Витька совсем обнаглел - претензии начал предъявлять да кричать, что, дескать пока ходил, я почти всю водку и вылакал. Ну надо же такую чушь нести, зла не хватает. Совсем совесть потерял, ведь в бутылке ещё добрая четверть осталась. Пришлось попытаться успокоить его подзатыльником, но не со зла, а, ради справедливости. Как правило, такое раньше помогало, но не в этот раз. Не ожидал, что Витька, сволочь, ответит мне ударом кулака, да так больно, а потом и пуще прежнего станет орать. Крики, видать, услышали с дороги прохожие и наряд вызвали. Ну, ладно, дебошира забрали, а меня-то за что? Я же пострадавший, и синяк под глазом тому свидетель.
 

Первый троллейбус

(Uri Pech)
   2019-05-12  1  19  118

Это произошло в ту, ещё не совсем забытую эпоху, когда городской электротранспорт в Воронеже был суперпопулярен и демократичен. Мизерная цена проезда дифференцировалась прямо-пропорционально скорости и манёвренности горэлектротранса: трамвай - 3 коп., троллейбус - 4 коп., метро, которого в нашем городе до сих пор нет, - пятачок.
Ранним майским утром я отправился, по давно забытой причине, к какому-то бюрократу среднего звена. Оделся соответственно жизненной ситуации - строго: светлый верх, тёмный низ. Усы и очки от настроения (ни моего, ни начальства) не зависели, но придавали солидности в комплекте с актуальным кожаным дипломатом.
Жил я на расстоянии прямой видимости с балкона на троллейбусную остановку. Бывалый "рогатый" № 1 в час пик подрулил, набитый на все 300%. Я, по-товарищески немного поднажав, оказался по стойке смирно на задней подножке. Двери захлопнулись, и троллейбус продолжил свой путь из пункта А к пункту Б. Пассажиры, привыкшие к давке, ехали молча. Суровое молчание ненавязчиво нарушало лёгкое постукивание разболтанного поручня.
На следующей остановке стало чуть-чуть посвободнее, у техникума выскочило несколько пацанов. Вместо мальчишек вдруг прыгнула на подножку трогающегося троллика щупленькая, скромно одетая женщина и ухватилась за этот открученный поручень. На ходу двери защёлкнулись, троллейбус вильнул и ...
И на меня испуганными глазами выставилась загнанная бытом пассажирка с вырванным с корнем поручнем в худеньких ручонках. Моя накрахмаленная сорочка вместе с однотонным галстуком, усами, очками и прижатым к груди строгим дипломатом произвели на попутчицу гипнотическое воздействие. То, что кто-то оторвал старый поручень, всем пассажирам было наплевать. Женщина торопливо оглянулась, покраснела и вдруг стала передо мной громко оправдываться:
- Я не виновата! Он сам оторвался!
Решив сердобольно успокоить шокированную "вандалку" , я чётко и уверенно сказал:
- Не волнуйтесь. Да, я такого отродясь не видал, чтобы хрупкая женщина и на раз вырвала увесистый поручень...
Она, приняв меня за незнакомого начальника, робко промямлила:
- Он сам...
- Да успокойтесь вы! Я же пошутил. Сам заметил при входе, что поручень держится на соплях. Если что, я подтвержу, что вы ни при чём.
Гражданка смущённо улыбнулась. На переезде троллейбус остановился, пропуская заводской локомотив. Пассажиры терпеливо застыли в ожидании. На наш диалог никто не обращал внимания. И тут меня понесло, я продолжил шутливое собеседование:
- Женщина, если бы у меня в дипломате вместо документов лежал разводной ключ с гайками, то мы бы прям сейчас прикрутили эту проклятую кочергу намертво. И есть ещё один нюанс…
Улыбка снова исчезла с её безмакияжного лица. А я продолжил развивать фантастическую легенду:
- Дело в том, что я не один год регулярно езжу этим троллейбусом и великолепно знаю водителя. Он прекрасный многодетный семьянин. И если такой уважаемый водитель вернётся в депо без поручня, то его лишат премии, а, возможно, и хуже... По статье уволят человека с работы.
- Что же мне делать?!
- Как что? Всё элементарно. На следующей остановке отдадите водителю поручень, он его прикрутит, законтрогаит. И всё будет хо-ро-шо.
Шлагбаум не спешил подниматься. Локомотив запаздывал. Троллейбус стоял. Всем всё было всё равно.
И тут, почувствовав в моём лице уверенную поддержку, женщина приосанилась и стала проявлять неожиданную инициативу. «Зачем дожидаться следующей остановки, коли мы и так стоим», - решила она и обратилась к рядомстоящему :
- Мужчина, передайте пожалуйста водителю! – и сунула недоумевающему товарищу в руки несчастный поручень.
- Зачем??? - промычал потревоженный, приподняв седоватые брови.
Моя «протеже» с завышенной самооценкой стала пересказывать чушь про многодетного водителя, премию и т.д и т.п. Удовлетворённый подробной пояснительной седобровый деловито кивнул и стал рекомендовать поручень дальше.
Просвистел локомотив. Троллейбус тронулся. Кочерга медленно, но уверенно стала приближаться к водительской кабине. У остановки «Цирк» я вышел из троллейбуса и с любопытством подбежал к передней двери. В это время меланхоличный здоровяк настойчиво постучал в стекло водительской кабины. Водила раздражённо заорал: «Чё надо?!» Верзила пробубнил: «Это вам!» Взбешённый троллейбусник высунулся в салон, схватил поручень и треснул им по лбу молодого человека.
Я прервал наблюдение финала троллейбусной эстафеты. И продолжил свой путь пешком.
С той поры стараюсь никого не разыгрывать даже 1 апреля.
 

Мир спасёт атеизм…

(Соломон Ягодкин)
   2019-06-13  2  6  73

Одни верят и воруют, а другие не верят и не воруют, причём и тем и этим при этом – благостно...

С верующими людьми хотя бы всё ясно, а вот с неверующими ясно далеко не всё, и здесь без всё той же Святой Инквизиции никак не разобраться. Вот она, на редкость бойкая старушенция, до сих пор и разбирается, Нюрнберга на неё нет...

Мир спасёт атеизм, когда всех своих богов мы наконец-то отправим на заслуженный отдых, а сами пойдём вперёд с головой, направленной вперёд, а не назад, в наше божественное прошлое…

В Бога не верил, но церковную десятину исправно платить, сказывалась былая партийная дисциплина...

Уж если Василий Иванович вот уже почти что сто лет на том свете работает вентилятором, что же тогда говорить тогда о Всевышнем, без которого вот уже столько тысячелетий не обходится ни один общественный пук?..

Фото Алексея Кузнецова
 

І м'яти її у тісто

(Ицхак Скородинский)
   2019-06-15  1  5  72
Кожному натурникові – скульпторку на пам'ять!
І м'яти її, м'яти, м'яти, м'яти.
Щоб пухнастою стала…
 

Госпиталь

(Ashmedai)
   2019-06-17  0  2  59
Была как то игра компьютерная. Называлась «Госпиталь». Суть игры: дается корпус здания, некоторая сумма денег. Задачи: нанять персонал, строить различные кабинеты, палаты, технические помещения. Персонал – доктора, медсестры, секретарша и уборщики обслуживают пациентов. Здания были разных размеров и форм, поэтому стандартные кабинеты, встраиваемые в них, зачастую образовывали довольно хитрую систему проходов. Кроме кабинетов нужно было устанавливать скамейки, аппараты с напитками, радиаторы отопления и кадки с цветами (для того, чтобы привлекать пациентов). Эти дополнения также способствовали труднопроходимости клиентов. Это была игра. В реале, любая уважающая себя больница игре не уступает. Человеку с клаустрофобией там вообще делать нечего. Движение посетителей лечебниц похоже на персонажа С. Фарады из фильма «Чародеи», с той лишь разницей, что плутающих по лабиринтам множество. Задача осложнена тем, что многие врачи ведут прием не с 9 до 18, а по самым различным графикам, причем, зачастую, не каждый день. А что поделать? Сердечная благодарность медведанутому правительству за «оптимизацию». Клиники, как и врачей, посокращали. Логика, определенная (кремлевская), в этом конечно есть: Раз свободно подняли пенсионный возраст на 5 лет, значит продолжительность жизни россиян настолько же, если не больше увеличилась, а их здоровье укрепилось. Тем более, что вредные иностранные продукты, предназначенные населению, успешно давят бульдозерами. Значит и лишние врачи без надобности. Кроме того, обновленная система ЕГЭзированного образования в перспективе наштампует мегаспецов. Забавно только то, что к врачам записываться приходится, порой даже за месяц. Причем, ладно бы, к стоматологу. К хирургу или травматологу без записи не попасть. Стоят, опираясь на родственников и палочки несознательные старички и старушки с переломами, а медсестра, иногда выходя из кабинета, сквозь зубы доходчиво объясняет, что перелом ноги/руки/копчика нужно было планировать за месяц. Наличие остеопороза – отягчает вину травмированного: легче было предвидеть проблему. Шутки шутками, но одна пожилая женщина в больничной очереди рассказывала про свою соседку, записавшуюся на томографию за 3 месяца. В общем, пропустила она свою очередь. Две недели не дожила до нее. Но это все мелочи, дорогие сограждане, не так ли? Ведь самое главное, чтобы рейтинг сами знаете у кого, не падал.
 

Прославился.

(ЮРИК)
   2019-04-01  2  38  180
Сижу я на лавке, смотрю на ледоход.
Льдины по Волге медленно плывут, степенно.
Как- никак, а в последний путь, весна наступила.
Сижу значит смотрю и так задумался, прямо и не заметил, как ко мне на лавочку дама подсела, лет тридцати и в шубе заячьей. Я как увидел её, так сразу сердечко ёкнуло, дама странная какая в шубе, весна а она в шубе, да таких шуб заячьих, я уже лет двадцать не видывал.
Посмотрел на неё, а она повернулась ко мне и долго так в глаза мои смотрит, а глаза у неё синие, синие, а глубина в них такая что затонуть можно.
Я даже смутился от глаз её.
Красиво- то как льдины плывут, - проговорила дама.
Да красиво, - согласился я.
А вы не хотите прославиться?
Это как? От неожиданности заданного вопроса спросил я.
Тут дама распахнула шубу, а под шубой ничего, а кожа белая, белая и колени округлые, красивые очень.
Тут я прямо в эротический транс впал.
Что вы сказали, не отрывая глаз, глуповато спросил я.
Прославиться не хотите? - опять проговорила она.
И опять эти сине - голубые бездонные глаза, напрочь выбили меня из разума.
А слава здесь причём, может вы мне расслабиться предлагаете.
Так это можно, а прославиться это как.
Она заманчиво, как –то уж очень нежно проговорила.
Вот сейчас мы с вами расслабимся, а там и слава придёт, я вам обещаю.
Так что идёмте же, или как?
Тут уж я не смог устоять, как тут устоишь, такие глаза, колени и груди, глаз не оторвать, аж слюна потекла, только шуба смущала.
А где?- опять задал я бестолковый вопрос.
Ну конечно не здесь, пойдёмте, тут совсем недалеко, только что-то купить надо. Мы зашли в магазин и я как истинный джентльмен предложил даме выбирать, а сам шёл сзади и катил тележку, в которую дама складывала всякую снедь и выпивку, расплачивался конечно же я.
Потом мы вошли в подъезд и лифтом поднялись на один из этажей.
В лифте она опять распахнула шубу и с каким –то заманчивым вожделением прижалась ко мне.
Губы наши сомкнулись в страстном поцелуе.
И вот мы в квартире.
Я как истинный мачо по быстрому открыл бутылку, она же сбросила шубу и я практически ослеп от вида её молодого, шикарного тела.
Мы выпили и тут же вошли в спальню, где нас ждала огромная кровать.
Она повалилась на спину и стала приглашать меня к себе.
Быстро раздевшись, я прилёг рядом.
И тут в дверь постучали.
Дама вскочила и накинув халатик проговорила,- а вот и Слава пришёл.
Я же вам говорила, что Слава придёт.
В дверях стоял огромный самец, как мне показалось чемпион по боям без правил.
Ну, кто тут Славу хотел?
Что будем пробовать, или ты так просто свалишь.
Он подошёл ко мне вплотную и каким-то неуловимым движением двинул по печени.
Адская боль пронзила всё моё тело.
Я начал падать куда-то далеко, далеко и не знай от боли, не знай от предчувствия безрадостной экзекуции, проснулся весь в испарине.
Господи, так это сон.
Вот так прославился, во приплелось и надо же, слава богу во сне.
А на дворе начиналось утро нового дня, и этот день был первое апреля.
С праздником!
 

Подмена

(Ирина Зуенкова)
 О невесте  2019-04-02  1  29  704

Невесту спер со свадьбы бывший парень,
Сказав, что без нее ему не жить.
И вот, пока жених в хмельном угаре,
Решил отец дочурку подменить.

Сидел, как мышь, прикрыв лицо фатою,
Пока жених от водки не обмяк.
Но, вдруг, вскочил. С женою молодою
Он станцевать надумал краковяк.

Схватив ,, молодку'' в жаркие объятья,
Шепнул: ,,Откройся мужу, Гюльчатай!"
Тут, кстати, между ними влезла сватья:
- Скромна жена твоя, на ус мотай.

Поддал еще. Занюхал водку луком,
Глазами поискал куда бы лечь,
Но тут увидел женушкину руку
С наколкой волосатой - щит и меч.

Растяпу жаль, его "хватил кондратий".
С тех пор не пьет и больше не женат.
Сказал, что был пять раз женат - и хватит.
Мужик свободной жизни очень рад.
 

Человек есть Бог!..

(Соломон Ягодкин)
   2019-06-14  5  4  74

Говоря с Богом, люди говорят прежде всего с самими собой. А Бог, если только он не болтун и не сплетник, в этой интимной беседе всяко не помешает, если только потом и дальше будет тактично молчать...

Народу требуется очередной Бог? Нет вопросов, только закажите, ну а дальше сами знаете: вечером - деньги, утром - Бог...

Человек есть Бог! А все остальные боги, это не более чем извечные самозванцы…

Что отличает каждую религию, так это её бесконечная пошлость. И тогда станет понятна тяга к религии любой толпы...

Ты можешь хоть в водолазном костюме свой ежедневный променад совершать, но почему так должны ходить и все остальные, даже если это ваш общепризнанный религиозный дресс-код?..

Фото Алексея Кузнецова
 

ДМБ-1 – Наколка

(Юра Харьковский)
 Про армию  2019-03-11  0  24  298

Мои не выдуманные истории

Когда я первый раз посмотрел комедию ДМБ, то подумал, смешно! Но те, кто служил, могут рассказать истории и похлеще и посмешнее, причём всё это, чистая правда, произошедшая в жизни. Не была исключение и моя служба, хотя подозреваю, мне особенно повезло на смешные истории. Ну, такой уж я по жизни, что мне на "приключения" везёт. Жалко будет, если эти истории умрут вместе со мной, поэтому я решил поделиться ими с вами. Итак – история первая:

      Меня призвали из г.Алма-Ата и вместе с другими призывниками из нашей команды, получившими направление на Чукотку в г. Анадырь, привезли на ж.д. вокзал. К перрону подогнали пассажирский состав, следующий по маршруту Ташкент-Фрунзе-Алма-Ата в Серышево(Амурская обл.), откуда самолётом нас должны были доставить в Анадырь. Мы были последними в списке, поэтому поезд уже на две трети был заполнен призывниками из регионов Чуйской долины, славящейся, как известно, своими необъятными полями дикой конопли. Состав гудел, как потревоженный улей, из вагонов раздавался заливистый смех, песни под гитару и другие звуки, больше напоминающие свадьбу, чем команду призывников. Причина этого веселья стала ясна в первые же часы нашего пути. Ушлые ребята из региона Чуйской долины по уши были упакованы коноплёй и гашишем, которые и давали им оптимизм и прекрасное настроение. И такими ребятами вагоны были набиты, как сельди в бочке. С целью экономии, в каждое отделение плацкартного вагона селили по 10 человек. Кто не успел занять пассажирские полки спали на багажных. То есть ехали по 100 парней в каждом вагоне, коих было всего 15. Итого полторы тысячи обдолбаных и бесшабашных пацанов, которые решили, что время в пути – это их последний шанс пожить весело, до принятия присяги. И если до прибытия в Алма-Ату сопровождающие командиры хоть как-то поддерживали видимость дисциплины, то после уже справиться не могли. На первой же станции Актогай, где поезд сделал плановую остановку, неконтролируемая толпа молодых, буйных и голодных призывников просто смела с перрона все продуктовые товары, экспроприаровав их у местных бабушек и с прилавков торговых лотков. После этого наш поезд останавливался только в чистом поле, куда на грузовиках подвозились продукты питания под усиленной охраной.
Через месяц мы были на месте в гарнизоне Серышево, Амурской обл., где была крупная авиабаза "Украинка". Большую часть призывников отправили дальше в гарнизоны Дальнего Востока, а сотню счастливчиков оставили на месте. Отсюда нас должны были самолётом доставить в пос.Угольные Копи под Анадырем, на базу дальней авиации – место нашей службы. Но то ли погода была нелётной, то ли самолёта не было, но мы ещё целый месяц торчали в этом медвежьем углу. Поселили нас в здании старой полуразрушенной школы, где не было даже туалета. В память о нём осталась только полная дерьма заросшая травой, выгребная яма на улице, куда, время от времени ночью, проваливались, выходящие "до ветра" будущие защитники Родины. "Травка" давно закончилась и от безделья народ стал заниматься всякими глупостями, типа а не сделать ли мне "наколку" в память о службе на Крайнем севере, благо нашёлся "крупный специалист" в этой области - Вася, который заверял, что его клиентами, были чуть ли не воры в "законе". Где-то в военторге были куплены иголки и чернила. Дело оставалось за малым - найти художника и тему, поскольку "мастер" тату заявил, что он только "набивает", а рисовать не умеет, что уже вызвало смутные подозрения у будущих потенциальных жертв. Первым испытательным полигоном, по причине своей сельской дремучести стал Жолан Кунанбаев, здоровый, под два метра ростом казах, плохо говорящий по-русски, с забытого богом аула. Жолан с гордостью заявил, что его имя с казахского переводится, как "удачливый"! Но мы его, для простоты, просто звали Жора.
Жора, ну очень хотел наколку на северную тематику. Просматривая валявшиеся в углу старые учебники, я наткнулся на картинку, где был нарисован белый медведь на льдине. Картинка Жоре, очень понравилась и он начал слёзно просить меня её нарисовать на его предплечье. Рисовать я умел только по клеточкам, но Жора был на всё согласен и пообещал мне с первого денежного перевода десятку за труды. Работа закипела и через час, была признана удачной, всеми зрителями, наблюдавшими от безделья за процессом. "Мастер" нанёс тату и все стали с нетерпением ждать результата, составив список очерёдности на наколку. Через 10 дней опухоль у Жоры спала и дружный хохот зрителей вызвал подозрение у Жоры, что с его медведем что-то не так. В осколке старого зеркала, куда он посмотрел, вместо белого медведя на льдине, отражалась жирная, волосатая свинья, стоящая в луже. Я, тут же, отчётливо увидел, как моя честно заработанная за рисунок десятка, тонет в луже вместе со свиньёй. Жора был в шоке! Он бегал и кричал, что он мусульманин, что грязная свинья оскорбляет его религиозные чувства и требовал привести "мастера" для удаления этого позора. Васю еле нашли под одной из кроватей, куда он забился от страха перед грозным двухметровым Жорой. На его счастье, Жора был очень добродушным человеком, он не хотел никого бить, а просто просил убрать наколку. Вася, понурив голову, честно признался, что сделать это не сможет и вообще наколки не выводятся. Всё, что мог сделать Жора, это замотать тряпкой руку, чтоб никто больше не видел его позор. Но худшее для него ещё было впереди. Через две недели нас, наконец-то, доставили к месту службы и после карантина и принятия присяги, стали распределять по ротам. Командиры старались брать к себе солдат по профилю. Когда настала очередь командира хоз.части, он спросил есть ли повара, сантехники, электрики? Были и те и другие. По котлам я был единственный специалист и был определён в кочегарку при столовой, повезло. А вот специалистов животноводов на коровник и свинарник не нашлось. Всем оставшимся солдатам командир приказал раздеться до пояса. Он пояснил, что свинарник и коровник снабжают молоком и мясом офицерскую столовую и поэтому надо быть особо бдительным в плане здоровья и в частности кожных болезней, при выборе кандидата на эту должность. Обведя задумчивым взглядом оставшихся в строю солдат, он остановил его на Жоре: "В принципе вот такой бугай мне и нужен, потому как работа тяжёлая. А что это у тебя рука замотана, не язва там какая-нибудь? Ну-ка размотай." Жора с грустью в глазах снял повязку с руки. "Оба-на. – воскликнул командир, да тебя мне сам Бог послал, вон и свинья у тебя на плече наколота." Так Жорес - "удачливый", стал свинарём. От судьбы, как говорится, не уйдёшь!
 

История тринадцатой песни

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2019-06-04  0  7  82
Борис-Борисыч - человек грассированно-жеманный, но и богемный в хорошем смысле. Снеся себе Нирвану на почве портвейна и ганджи, он начинал свою творческую деятельность с громкой самиздатовской сказки «Посадил дед Конопку». По ту пору полушабашной юности, он страшно собой гордился, но молчал, когда при нём читали этот шедевр на подпольных творческих междусобойчиках. А с годами он проветрил свой чердак какими-то не идентифицированными отечественным законодательством эфирами и стал молчать про авторство из-за стыда. Но зато сколько он песен к тому времени напридумывал!.. Тьму! И кругом полунамёки и ссылки к полузапрещённым практикам постижения Истины!.. Кругом лица и переклички с бардами ушедшей эпохи трагических судеб… В общем, харизмой Борис-Борисыч обзавёлся жирной как тамбовский окорок.
Впрочем, в тот день что-то с харизмой у нашего героя не задалось. Ныла она, надсадно и горестно. Борис-Борисыч ехал куда-то в сторону Калуги и уныло слушал завывания Александра Вертинского про бананово-лимонный Сингапур, лилового негра и прочие эти виньеточно-опереточные построения смыслов. Доехав до поворота в какое-то Краснознамённое село и до плача по Вере Холодной с её мёртвыми пальцами, Великий гуру-рок заметил придорожный трактир, за которым раскинулась шишкинская берёзовая роща. Борис-Борисыч припарковался у обочины, взял свой рюкзак со стразиками, плеер с наушниками, и вошёл в заведение. Стиль скорее напомнил музыканту его полушабашную юность. Но это и вдохновляло.
- А «Три топора» есть? – вкрадчиво спросил он.
- Чернушка-то? – ответил на чистом русском чистый Акутагава Рюнеско. – А как же? – Имеется в наличии.
А ещё в наличие был отличный шашлык, домашние пироги и прочие ничтяки. Оказались в трактире и комнаты для постояльцев. Борис-Борисыч твёрдо вознамерился умыкнуть себя на недельку от общества в этом Кришнаугодном месте, и заплатил потомку великого Басё (впрочем, скорее всё же, Хайяма) вперёд. Спать ему, хотя и крепко разомлевшему от винных паров, положительно, не хотелось. Так, и завалился в китайском гостиничном халате на металлическую кровать под войлочным ковром с набивной картинкой «Петя и волк ведут политический разговор о Ленине». И включил плеер, куда ещё месяц назад накачал аудиокниг какого-то Пепси-Колова. Их ему на почту Вадимыч прислал. Слушай, мол, любезный друг и наслаждайся. Там, дескать, и про тебя писано. А про что книга-то, спрашивал у кореша Борис-Борисыч. Но тот лишь смайлик прислал в ответ и грозное имя Чапаев добавил после ЗЫ.
«Занятно!», - подумал наш герой, погружаясь в мир Пустоты…
Шесть дней он возливался дешёвым портвейном, слушал Глас Новый в озвучке некоего DrLutz, и возводил свой очередной Многоярусный Мир. Временами Борис-Борисыч рыбачил у поленовского прудика с окунями. Благо, у азиата нашлись две простые русские удочки. А вечерами трудился над новым альбомом «Great Усть-УГ». Он успел написать все 12 песен, куда вошли и такие, как с ног пронзительная композиция «Емельян Кутузов пришёл с войны» и душенагибающая тема «Эдемская зона ВАЛААМ». А на день седьмой, понял Борисыч, что утомился он от браги государевой и охота ему что-то совсем уж для души. И он обратился к хозяину трактира с прямым вопросом: «Есть?». Наследник Авесты улыбнулся и вручил постояльцу увесистый камень по сходной цене. В общем, потянул наш дед конопку и айда опять Пепси-Колову внимать через голос докторский. А надо сказать, новые грани воздвигнутого Града Вавилонского внутри сознания борискиного были барду приятны и угодны. И услышал он притчу небывалую, да соцреалистическую про Ultima Тулеева – новейший симулякр борхесовского поручика Ки-Хота. И проникнувшись благодарностью написал пронзительный привет хорошему чуваку Вите Пепси-Колову. Песню так и назвал «Человек из Кемерова» или «В Петушках моя любовь». Впрочем, второй вариант не прижился. А песня Витьке понравилась потом, когда он её на каком-то закрытом тусняке услышал из динамиков. Ну ещё бы, кроме него, Витьки-то, никто и не понял смысл сакрального послания. Это ж, как в контексте древнерусской тоски, - Пароль: "Ultima Тулеев!". Ответ: "Воистину из Кемерова!".
А Борис-Борисыч, опять наполнился небесным эфиром и писал новые альбомы, словно хотел перебрать все известные религиозно-философские доктрины. Харизма его расправилась и тучнела день ото дня. «Жизнь прекрасна», - вздыхал он, утомлённый Солнцем Парижа и заказывал бокал армянского коньяка.
ЗЫ:
А песен из сборника «Great Усть-УГ» Борис-Борисыч не пел никому, кроме двойника Харуки Мураками, в трактире которого теперь бывал на каждый День Победы.
 

Посылка

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2019-06-08  0  6  69

Валентина Васильевна была матерью-одиночкой.
Всю жизнь она растила своего Вадика с особым тщанием,
аки крест Богом наложенный.
Кто его отец она не знала и сама.
Алиментов не было по всем понятиям бытия.
Валентина работала на нескольких работах, чтобы дать своему мальчику всё.
Он ел, пил, одевался и имел даже сверх тех благ,
что его ровесники из весьма обеспеченных семей.
Любой каприз Вадика претворялся в жизнь.
Единственное на чём стояла мама-Валя – это священный долг перед Родиной-Матерью.
И вот Вадим ушёл исполнять эту самую штуку
в одной из бесславных воинских частей.
Каждый день она писала ему письма в сети ВКонтакт, на старенький смартфон.
Каждый день он звонил ей и плакал о нелёгкой
(просто даже невыносимой) армейской службе.
А она в конце каждого месяца слала ему посылки.
За полгода этого материнского снабжения,
Вадик получил, согласно своим слёзным Заявкам:
последнюю модель Ай-Пэда,
множество коробок с разными сортами китайского чая,
который только и мог пить Вадюшенька,
3-хлетний набор для мужской цирюльни
(парфюмерию, ванные и прочие интимно-гигиенические принадлежности и приборы),
полный комплект гражданской одежды на случай культурных походов в самоволку,
и бессчётное количество балабаса,
начиная с дорогущих сладостей, и заканчивая мясными деликатесами.
А ещё мама Валя каждый месяц пополняла солдатскую карточку –
на случаи съёма гостиницы, на взятки командирам,
на пополнение всяких балансов, на письменные принадлежности
(Вадишенька начал писать роман, а делать это в Ай-Пэде было неудобно),
ну и на другие задумки, коих у солдата было множество.
Нынешнюю посылку Валентина Васильевна собирала как в тумане –
спешно и бестолково.
Накануне позвонил любимый малыш и попросил срочно выслать следующее:
кассету и батарейки к его последней модели Шикк,
ещё несколько наименований парфюма и средств
по уходу за телом, одеждой и обувью,
целый список разных марок конфет,
новые носки и трусы,
и ещё какой-нибудь вкусной колбаски.
Отпросившись с работу, всю половину следующего дня
Валентина потратила и беготню по магазинам.
Оставался только лот с колбаской,
когда женщина вошла в магазин «Мясная лавка гурмана».
Вывешенная на специальной подставке на прилавке,
колбаска выглядела привлекательной уже в силу своего странного ценника.
Но огромной жёлтой открытке было написано небывало щедрое предложение:
«Эта экологически чистое Салями,
приготовлено в семейных скотобойнях вольных жителей Фарерской автономии,
будет праздником вашёго краткого пребывания в этом мире!".
При этом цена за одну вакуумную упаковку в 350 граммов заморского деликатеса
была самой большой в ассортименте магазина.
Валентина Васильевна засомневалась:
«А хороша ли сия непроверенная покупка?
А вдруг мальчику не понравится
или, того хуже, у него будет на это аллергия,
или, совсем уж плохо, колбаса окажется некачественной?».
Сама мать никогда ничего фарерского не ела.
Более того, она вообще в последние лет 15 не ела ничего мясного,
надо было дать полноценное питание мальчику…
И всё же она взяла две упаковки.
Труднее всего было тогда, когда пришёл черёд уложить в посылку последнюю покупку.
Сердобольная Валентина Васильевна вела с собой серьёзный диспут.
Аргументы были противоречивы и очень возмутительны:
А если всё же мальчику не придётся в пору?
А может стоит предварительно попробовать?
А какой в этом смысл, если отправлять уже сейчас?..
А посылать ли эту колбасу вообще?..
Она никак не могла примириться с тем, что объест своего ребёнка...
Она уговаривала и отговаривала себя так долго,
что ей позвонили с работы и уведомили,
что её выпрошенное время закончилось и придётся писать объяснительную,
а там, скорее всего, и лишение премии будет…
Валентина Васильевна очнулась от внутреннего диалога
и сделала простую арифметическую функцию:
положила одну колбасу в посылку, а вторую забрала домой.
Этим вечером она наконец-то ела мясное за многие годы.
«Вкусно-то как! -
Думалось ей, зажмуренной, после очередного кусочка.
– Вадичке, наверное, очень понравится!..»
 

Чтоб два раза не ходить...

(Лев Красоткин)
   2019-04-03  3  22  167
Часто вспоминаю, как меня, молодого необстрелянного курсанта семнадцати лет от роду, только-только поступившего в военный институт, за две минуты научил жизни мой курсовой офицер.

    Есть в армии такое понятие - парко-хозяйственный день, ПХД. Приходим такие с обеда, нас строят и дальше всё как в фильме "Операция "Ы": куча покупателей, разбирают народ - кого траншею копать, кого аудиторию уч****ю красить. Самым "талантливым" доверяют выпуск "боевого листка".

    И вот первый мой ПХД - разнарядка на "боевой листок". Захожу в канцелярию, чтобы попросить фломастер. Диалог с моим курсовым - старшим лейтенантом:
- Товарищ старший лейтенант! Мне для выпуска "боевого листка" нужен фломастер.
- Не вопрос. Говори, что ещё нужно, чтоб два раза не ходить.
- Ну, это, карандаш бы ещё.
- Не вопрос. Что ещё, чтоб два раза не ходить.
- Ээээ, линейку бы ещё.
- Тоже не вопрос. Всё?
- Всё.
- Пошёл на х.й!

 

Молодым надо быть в молодости…

(Соломон Ягодкин)
   2019-04-25  6  22  163

Люди судорожно чем попало заполняют свою жизнь, за что жизнь на них смертельно обижается, а потом и уходит от них совсем прочь...

В старости каждый год жизни надо, как на войне, считать за три: один год реальной жизни, и два года той жизни, которая прошла где-то мимо тебя...

Молодым надо быть в молодости, тогда это будет хотя бы не так смешно...

Чем меньше человеку есть чем жить, тем меньше у него остаётся времени от жизни успеть всё урвать, и этим хоть как-то заполнить свой жизненный вакуум...

Самый опасный человек, это примитивный человек, потому что это самая заразная среди людей болезнь...

Фото Алексея Кузнецова
 

Дэвушка, хочу тебя танцевать!

(Юра Харьковский)
   2019-05-03  0  18  114

Подошел очередной отпуск и я решил проведать бывших однокашников, с которыми четыре года грыз "гранит науки" в г.Усть-Каменогорске, цели моего путешествия. Нашу неординарную встречу с моими друзьями и бывшими однокурсниками Вадиком Качаловым и Володей Шушаковым, я описал в предыдущем рассказе "Пожарный инспектор", где мы договорились сходить в ресторан и отметить это событие. В советское время вечером в ресторан было не попасть. Ресторанов мало, желающих много, поэтому мы заранее заказали места и собрались в назначенный час. Вечер "выпускников" проходил весело и беззаботно, до тех пор, пока возле столика администратора, по соседству с нами, не нарисовался колоритный кавказец в кепке аэродроме. "Мэста ест?" – спросил он и тут же полез в карман, заранее зная ответ. Достав оттуда пачку красненьких десяток, начал их класть по одной на столик администратора, приговаривая, - Мэста ест? Мэста ест? Мэста ест? Женщина за столиком с невозмутимым видом каждый раз отвечала, - нет, - но не кричала и не звала милицию на помощь, просто терпеливо ждала. Где-то на третьем десятке, когда уже весь ресторан привстал со своих мест, в ожидании развязки, администратор подняла трубку зазвонившего телефона и, демонстративно громко, на весь зал сказала: "Что ж вы нас так подводите, значит, я аннулирую заказ. " После этого она деловито сгребла десятки и торжественно объявила: "Вам крупно повезло, теперь, мэста ест." Подведя кавказца к столику, где красовалась табличка "Столик заказан", сняла её и вальяжно удалилась прочь. Свой кусок хлеба с маслом и, подозреваю, с икрой, она сегодня заработала. В кабак ввалилась весёлая компания из ещё одного джигита и двух развязанных девушек, явно не "ударников коммунистического труда", вернее они, конечно, ударно трудились, но по-своему, совмещая приятное, с полезным. Через час активных возлияний и бурного веселья за столиком кавказцев, один из них встал и подошёл к нашему столику. Не церемонясь, он взял за руку жену Вовы Татьяну, миниатюрную и симпатичную девушку и заявил: " Дэвушка, хочу тебя танцевать!" А дэвушка не хотела. Она вырвала руку и заявила, что с незнакомыми мужчинами не танцует это раз, при муже, кроме того, – это два, а с лицом кавказской национальности тем более, - это три. Но он не унимался и продолжал приставать. Сложилось такое впечатление, что он просто не замечает, что кроме девушки за столом сидит ещё три парня, которые могут за неё постоять. На его лице читалось полное пренебрежение и презрение к этим слабакам, которые ему – сыну гор, и в подмётки не годились. Не знаю как Вадик, а я просто считал, что первым должен заступиться муж Вова, а уж потом я бы его поддержал. Но Вова, мягкий, интеллигентный парень, только тихо увещевал чернобрового наглеца, на что тот никакого внимания не обращал. Я понял, что пора вмешаться и громко сказал: "Слышь, джигит, тебе, твоих двух подруг мало, что ты пристаёшь к нашим девушкам? – Слюшай, кацо, это две - шлюхи, а мне приличный дэвушка хочэтца! - И он выразительно поднял вверх указательный палец! Хочэш давай мэнятся, даю двух за одну вашу. – Слушай, вскипел я, да ты совсем обнаглел, вали отсюда по хорошему, пока я ментов не вызвал! – Кавказец презрительно скривился, - вот вы, рюсские все трюсы, у вас мюжчин нет. Давай выйдем и, по мюжски решат вопрос будэм!" Я, конечно, понимал, что один на один мне с этим, крепким от природы, парнем, не сладить, но и оскорбления прощать, я был не намерен. Ребята дружно стали меня отговаривать не связываться, но я уже всё решил для себя. Зачем мне потом мысленно маяться и испытывать позор труса. Будь что, будет, не впервой. Я и в школе, и в армии, хоть и был битым, но умел постоять за себя. Мы вышли, ребята вслед за нами. На улице моросил противный дождь и были лужи. Рядом стояло дежурное такси и любопытный водила вышел с сигаретой понаблюдать бесплатный цирк. Возле уличной урны на тротуаре, кавказец резко развернулся и схватил меня за пиджак. Я сразу почувствовал мёртвую хватку удава! Но, на моё счастье, подскочила жена Вовы, Татьяна и с визгом вцепилась в волосы противника. От неожиданности кацо ослабил хватку и я вырвался из его цепких лап. Оттолкнув Таню, он попытался ухватить меня за ногу. Но я был на "стрёме" и увернулся от захвата. Он борец, понял я, хочет меня завалить и взять на болевой приём, чтоб я униженно просил прощения. Я быстро наклонился и тоже сделал вид, что хочу схватить его за ногу, джигит отпрыгнул назад, прямо к урне и от моего лёгкого толчка, перевернулся через неё. А по близости раздался звук милицейской сирены. Это опытный администратор, сразу вызвала ментов, видя начало конфликта. Я крикнул ребятам, что б возвращались в кабак и прыгнул в такси. - Шеф, вперёд! Плачу червонец за пять минут езды. – Таксист всё понял и нажал на газ. Мы сделали "круг почёта" вокруг квартала и остановились в ста метрах от ресторана, наблюдая, как ушлого "дитя гор" упаковывают менты. Дождавшись их отъезда, я вернулся к столику, где меня, как победителя, встречала наша компания. И всё бы ничего, но тут Таня обнаружила, что у неё нет на пальце обручального кольца. Видно оно у неё свалилось, когда она ухватила кавказца. Мы вышли все на улицу и стали искать "иголку в стоге сена". Везде грязные лужи и не факт, что оно лежало в одной из них. Но, "ищущий, да обрящет" и мы, о чудо, таки на ощупь нашли его в одной из луж. Больше уже ничто не помешало нам весело закончить эту памятную встречу.
 

Адаптация

(Ashmedai)
   2019-06-08  0  2  70
Год 2004. Небольшой поселок на Урале. Основное учреждение – ОИК (объединение исправительных колоний). Как и в любом учреждении в штате есть бухгалтера, экономисты, нормировщики. В то время еще не окончательно было убито производство, следовательно, были и инженеры.
Конец месяца, проведено «снятие остатков пилопродукции» на лесобирже, сидим в бухгалтерии и закрываем месяц. Естественно, разговоры не только о работе, но и на отвлеченные темы. Наша нормировщица Людмила Николаевна, женщина немного старше 50 лет завела тему о том, что в русской речи слишком много иностранных слов. В смысле, что можно было бы обходиться и чисто русскими выражениями. Довольно спорное утверждение, чем я и не преминул воспользоваться:
– Людмила Николаевна, не всем иностранным словам можно подобрать соответствующую замену, не говоря уже о том, что значительная часть современного русского языка была в свое время заимствована.
– Ерунда! Все можно назвать по русски.
– Пример привести?
– Приводи!
– Как заменить русским словом «куниллингус»?
– Что?
– Куниллингус.
– А что это?
– Не могу объяснить точно, женская тема. Спросите у Марины.
Марина в то время носила сержантские погоны и работала секретарем в нашей колонии. Девушка толковая и достаточно продвинутая, в том числе и в плане сексуального просвещения.
Людмила Николаевна набрала номер Марины и спросила, что же означает это иностранное слово. По телефону Марина объяснять почему-то не стала, пообещав зайти и рассказать через несколько минут. Этих минут мне хватило, чтобы собрать свои бумаги и, сославшись на срочность отбыть в жилую зону. Решение было очень правильным. Ближайшие две недели мимо кабинета Людмилы Николаевны я ходил очень осторожно.
 

Дружба за деньги. Часть шестая.

(Кручко Игорь)
   2019-05-28  1  8  95

Часть шестая. Марихуана, кони, люди


      Уперев лоб в оконное стекло, лениво рассматривал двор. Местные мужики, поставив бидончик с пивом на столик, хлестко резались в домино. Тетя Роза за что-то отчитывала мастера точного удара молотком – великого и неповторимого сапожника Малевича. Детвора резвилась, поджигая тополиный пух… Огромная лохматая собака выгуливала худенькую девочку-подростка…
      Настроение было так себе: за эти дни, прошедшие после посещения дома Рона и знакомства с его сестрой, мне пришлось отбить несколько «атак» со стороны Рамоны – она, во что бы то ни стало, решила устроить мою личную жизнь! Пару раз навестил соседку Лену, но на мои настойчивые звонки творческая личность не отвечала. Понаблюдав еще несколько минут за внешним миром, решил заняться неотложными домашними делами. Полил вечно колючие кактусы, а в персональную тарелку черепахи положил ломтики яблока и вздохнул с облегчением – с домашними делами на сегодня было покончено!
      Летучий Голландец был обнаружен в своем любимом логове – под моей кроватью. Судя по внешнему виду, он пребывал в философском настроении: голова была втянута в панцирь. Я, не смотря на активное сопротивление рептилии, протер ее от пыли и опустил на пол.
      – Знаешь, а тебя ждет вкуснятина! – для большей убедительности облизал губы.
      Услышав о еде, черепаха, не медля ни секунды, помчалась в сторону кухни.
Заложив руки за спину, от нечего делать, прошелся по квартире, особенно обращая внимание на «потаенные» углы комнат. Остановился возле зеркала, пытаясь рассмотреть в нем свою физиономию. Когда это не удалось, то на припавшей пылью, зеркальной поверхности, нарисовал смешного человечка. Находившись вдоволь, лег на кровать и стал созерцать паутину на светильнике. Она подтолкнула меня к решительным действиям: я взял телефон и набрал номер.
      – О-о-о… Ты, наконец, позвонил! – томный голос девушки приятно «мурлыкал» мне в ухо. – Что, пришло время для свидания со мной?
      – Я понял, что мы просто созданы друг для друга, аленький цветочек! Скажу честно, крепился, как мог… все эти недели после нашей последней встречи!
      – Бедняжка!
      – Кстати, у тебя очень сексуальный голос, Оля!
      – Неужели? Никогда не замечала!
      – Слушая его, я пришел к выводу, что тебе необходимо…
      – Пожалуйста, без намеков! Иначе, квартиру будешь убирать сам, а фирма «Аленький цветочек» больше никогда не будет производить влажную уборку для такого неотесанного буратины, коим ты являешься! – засмеялась моя старая знакомая. – Ладно, пошутили и хватит! Когда можно начинать наводить блеск в берлоге?
      – Хоть, через час! Да, забыл тебе сказать, что кактусы уже политы и черепаха накормлена!
      – У меня сразу от сердца отлегло! Прямо гора с плеч! Вся работа, требующая неимоверных физических усилий, уже проделана!
      – Видишь, какой я работящий мужчина!
      – Да, это истинная правда! За тобой трутням просто не угнаться!
      Пообщавшись еще пару минут в таком духе с Олей, я только положил трубку, как сразу раздался телефонный звонок. «Наверное, Оля!» – решил я и принялся снова дурачиться в трубку: – Але! Со мной опять будет мурлыкать породистая киска Оля?
      – С тобой будет разговаривать Рон обыкновенный. Без роду и племени! – грустно добавил он. – Чем занимаешься?
      – Паутину рассматриваю.
      – Долго будешь рассматривать?
      – Нет, через час приедет знакомая наводить порядок в квартире.
      – Давай, прогуляемся. Например, в приморский парк…
      – Да чего там делать – сплошные деревья, трава и скамейки… Люди с собаками.
      – Там таблички есть о запрете выгула собак! Сам видел!
      Я немного подумал и решил, что пока Оля будет наводить порядок, можно принять предложение Рона и подышать свежим воздухом.

***


      Мы молча сидели на скамейке и, от нечего делать, разглядывали мимо проходящих граждан. В основном это были пожилые люди, неспешным шагом прогуливающиеся аллеями парка. Одна группка, очень смахивающая на «любителей ночных скверов и разбитых фонарей» примостилась прямо напротив нас. Через некоторое время, в воздухе, насыщенном озоном, мой нос уловил острый специфический запах, похожий на запах горящей веревки. Легкий летний ветерок распространял в округе терпко-тошнотворно-сладковатое амбре марихуаны. Раз за разом вдыхая, и через раз выдыхая, я сначала размечтался о заморских странах. Затем, мысли, словно сорвавшиеся с привязи дикие лошади, поскакали в совершенно другую сторону. У меня начались интересные видения. Вроде бы я зашел в огромный дом и стал бродить по его пустым коридорам…

      Открыв двери, ведущие в очередной коридор, я чуть было не попал под разгоряченного коня! На нем сидел всадник с головой! Он спрыгнул с лошадки и, звеня шпорами, подошел ко мне.
      – Ковбой Рон! – представился он, пожав крепко мою руку.
      – Очень приятно! А меня зову…
      – Мне не до фамилий! Сейчас просто нет времени! Надо спешить! Садись на коня и скачи быстро в актовый зал. Там живет один человек. Его нужно предупредить о том, что враг не дремлет! Вот, возьми этот маленький мешочек. Тебе пригодиться! – и он проложил мне его на ладонь.
      – Что это? – ничего не понимая, спросил я у хозяина лошади.
      – Это овес! Путь неблизкий, подкормишь его, да и сам перекусишь по дороге! Смотри, конь дикий, необъезженный! К тому же нет седла, и лошак постоянно косит лиловым глазом! – предупредил коровий пастух меня об опасностях.
      Но я смело ему заявил: – Нас, мустангинеров… Мустангисистов! Карамба! Как-то не так! Может быть, мустангистов? Скорей всего – мустангэров? Наверное, правильней будет – мустангманнов! Или все же – мустангльеров? Черт с ним, с названием! Так вот, нас, какой-то дикой кобылой не запугать! – и бодро вскочил на коня. – Рон, а ты сам откуда будешь, если что?
      – Если что, то я из Магадана! – подкручивая ковбойские усы, ответил владелец мустанга.
      Я чуть не свалился с коняки:
      – Ты, беглый каторжник? Как же тебе удалось проскакать через всю эту территорию? Вообще-то я тебя понимаю. Это сладкое слово «Свобода»… Оно, кого угодно и куда угодно может завести!
      Реакция на мою словесную тираду у мистера Рона была довольно неожиданной:
      – Неоткуда я не убегал! Живу там!
      Услышав ответ, я не удержался и, все-таки, свалился с дикого сына прерий.
      – Тебе что, адреналина не хватает? Прыгнул бы пару раз с парашютом и продолжал бы себе жить спокойно на побережье какого-нибудь теплого моря. Или ты, может, не можешь обходиться без вечной мерзлоты?
      Коровий пастух задумчиво проговорил:
      – Родину не выбирают! И вообще, нечего тут сусоли рассусоливать! Садись и скачи! Время не терпит!
      – А как же ты? – спросил я, опять взбираясь на палку с лошадиной головой. Мой вопрос повис без ответа в воздухе, весь пропитанный конским потом. Рон ударил мустанга по крупу и тот, выпучив глаза и издав страшное ржание «и-го-го», рванул с места галопом.

      Я несся по прерии, еле уклоняясь от колючек кактусов из которых гонят текилу (мне могут закинуть упрек в том, что в прерии эти кактусы не растут. Не правда! Просто надо знать текильные места!) Завидев меня, огромные животные, поджав хвосты и испуганно мукая (бизонихи), и недовольно мыча (бизоны) бросились врассыпную (тактика у них такая, чтобы не поймали!).
      Свежий ветер с запахом марихуаны бил приятно в лицо. Одно беспокоило, что я не знал, когда появиться этот актовый зал, и вообще, в правильном ли направлении скакало это обезумевшее деревянное животное. Но нас, мустанганисистов… Бли-и-и-ин! Объездников? Святая Магдалена! Объездисистов? Объездистов? Объездонов? Боже, спаси и сохрани! Как же, все-таки, правильно будет? Может, объездманнов? Мама мия! Объездунов? Просто можно свихнуться! Объездителей? Или будет правильней – объездельгильеров? Еле выговоревел это слово. Ладно, нас объездолошар ничем не испугаешь, ешкин кот!
      Видение исчезло и оказалось, что я, на всех парах, мчусь по коридору барака. Люди, испугано жались к стенке и крутили у виска пальцем. Наверное, таким образом, они хотели предупредить меня о том, что мой конь сошел с ума.
      Я кивал им головой и кричал:
      – Знаю, знаю!
      Впереди показались какие-то огоньки. Мустанг перешел на шаг и дружелюбно заржал.
      – Ага! – подумал я, – он, наконец, понял и смирился с тем, что из селюка сделали элегантную лошадь. Соскочив с палочки, которая заканчивалась лошадиной головой, я привязал ее к вбитому в стенку, кольцу. Достал из кармана мешочек с овсом, высыпал его перед присмиревшей лошадкой и, стряхнув дорожную пыль, открыл дверь в актовый зал… и сразу упал на пол: сильный запах чеснока прямо сбил меня с ног!
      Затем, послышался голос: – Чего это вы тут хухры-мухры разводите?

/продолжение следует/
 

БОББИ ХУД и прочая...

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2019-06-06  0  5  78
(Введение)

Было ли имя мальчика Бобби Худа настоящим или являлось аватарой –
не известно.
Как не смолкает до сей поры и спор:
а был-ли, собственно, сам-то мальчик?
А вот он-то сам, как-раз, ничего по этому поводу не пояснял,
но в прессе фигурировал именно что под Ником - «Бобби Худ».
Те официальные документы по многочисленным делам его,
которые могли бы пролить истинный свет на явление –
найти не представляется возможным по целому ряду причин.
Сам мальчик Бобби Худ, называл себя последним идейным полит-технологом,
однако доподлинно известно,
что осуществлял он свои действия исключительно за деньги.
Опять же, со слов самого персонажа, –
он идентифицировал себя как "Профессионального хулигана".
Да не простого, а реального. Так, чтобы и "в законе", и во вне ея.
Промысел его носил подчёркнутый юридический характер.
Бобби зарегистрировал ИП «Рога в копыта»,
составил бизнес-план,
написал видеоблог-проект «Культурные перфомансы и их разоблачения»,
который отправил в творческую коллегию вражеского медиа-холдинга «ВВС»,
откуда и получил грант на много миллионов фунтов-стерлингов.
На него работали два юриста с учёными степенями,
два отставных спецназовца с убеждениями на лице,
и несколько женщин с разными профессиями, темпераментами и целями задач.
А вокруг плавал дешёвый офисный планктон
и не смолкало электронное слово государево.
(Продолжение следует...)
 

Судебная логика

(Ashmedai)
   2019-05-31  1  6  70
Кому-нибудь кроме меня интересно, чем руководствуются судьи, вынося приговоры? Лично я, прочитав по долгу службы множество приговоров, логики в них нашел мало. В качестве примера сравню два приговора:
1. Сергей Федорович И., кличка Дед. Суть преступления: Употреблял с одним собутыльником спиртные напитки, поругались. Сам Сергей роста был небольшого, что называется «метр с кепкой». Взял он табуретку и приложил оппонента по голове, отчего тот внезапно устал и прилег отдохнуть. Его доставили в больницу, откуда на следующий день выписали. Полтора месяца оттабуреченный жил, как ни в чем не бывало: бухал почти каждый день, дровишки на зиму готовил, а потом, внезапно умер. После этого, Сергея взяли под стражу, судили и приговорили по п. «е, ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (убийство с особой жестокостью) к двадцати годам лишения свободы.
2. Рудольф Рудольфович И. топором лишил жизни своего оппонента, разрубил на четыре части и спрятал их в разных местах заброшенного дома. Наш суд, самый гуманный в мире, вынес ему шедевральный приговор по ст. 108 УК РФ (превышение необходимой самообороны) и, с учетом недоотбытого наказания по предыдущей судимости (полтора года) частичным сложением назначил к отбыванию три года четыре месяца лишения свободы.
Не берусь судить судей, мне просто интересно, чем они руководствуются, вынося подобные приговоры?
 

Корова

(Ashmedai)
   2019-05-09  1  8  106
– А хде корова моя?
– Семеныч, так тебя, почитай, 15 годов не было.
– Все так. А корова то хде?
– Побойся бога, Семеныч, 15 годов, это тебе не фунт изюму.
– Не фунт, так корова то хде?
– Семеныч, ты в чем более силен: В технике, али ботанике?
– Знамо дело, в технике.
– Сломалась твоя корова…
 

Хождение за три моря с Афанасишн ...

(Зиночка Скромневич)
   2019-04-29  2  18  128

1.
Всю сознательную жизнь я мечтала полапать живого индуса – не Махатму Ганди на портретах из газет, а живого индийского юношу. Уж из миллиарда я смогу выбрать пару одухотворенных Буддой черных глаз, классический профиль и стройное шоколадное тело с изысканными манерами, и уж найду, где подстелить соломки, чтобы плюхнуться с ним в нирвану. Отпустите меня в Гималаи!

Нашла в рекламе туры в Индию, пришла в агентство. Предложили распрекрасный тур «Золотой треугольник» плюс Гоа, по кусачей цене. Но если ехать вдвоем, стоимость падала раза в полтора. Однако Фира, моя бессменная тур-подруга, оказалась как назло в пучине очередного кровавого романа. Пришлось скрести подруг по сусекам. Но все дряни как одна ушли в отказ, это я им еще припомню! Отказаться же от экскурсий по архитектурным красотам зимой, когда нет удушающей жары, а потом окунуться в тридцатиградусный Индийский океан, я уже не могла. Ну не могла!

Будь проклят тот день, когда я позвонила Ванде Афанасьевне и та с радостью согласилась! Это моя землячка, преподша, у которой я в универе еще писала диплом. С тех пор из кандидатки она доросла до докторессы, а из похотливой монашки превратилась в уродливую старую деву-аббатису. При плоской аки доска груди изобилие тела у нее наблюдалось в районе талии и в области живота – райжиртрест и облжирторг. Сильная сутулость, слабое зрение и вечно потная жопа свидетельствовали о титанических диссертационных усилиях. Химка из жиденьких седых волос напоминала гэдээровских старушек на выгуле, а пол-портрета занимал увесистый шнобель с искривленной носовой перегородкой, отчего голос был редкостно гнусав.

Обычно жертвами ее похоти становились таджики со стройки и азеры с рынка. Как всякая выбившаяся в люди девка из белорусской деревни Ванда выдавала себя за шляхетку и натужно щеголяла аристократическими манерами. На гастарбайтеров производило неизгладимое впечатление приглашение в дорогой пивбар, где она угощала самым дешевым пивом, а бокал держала как чашечку кофе, оттопырив мизинчик. Затем она вела к себе, где, развивая тему своего благородного происхождения, случайно включала порновидео. Когда уходящая натура просила денег, в Афанасьевне просыпались высокие моральные принципы, и она со всей шляхетской гордостью и спесью выкидывала вымогателя как использованный презерватив. Наверно поэтому я несколько раз встречала ее то в кровоподтеках, то с дефицитом передних имплантантов.

За день до вылета Ванда радостно сообщила, что тоже получила все документы и… что едем мы втроем.

- Как это?!
- Нам согласилась составить компанию моя давняя подруга Аглая Никитишна.
- На хера?! – вырвалось у меня.
- Во-первых, втроем веселее, а во-вторых, стоимость отелей и трансфера будем делить не на двоих, а на троих - экономия.
- А где ты видела номера в тургостиницах на троих?
- Ничего, нам поставят третью койку или раскладушку.
- Не нам, а ей! Еще очереди в сортир мне не хватало!
- Зиночка, ты напрасно настраиваешься на негатив. Аглая Никитишна – прелестное создание, к тому же доктор исторических наук, - прогнусавило из смартфона.

Мля, еще одна докторесса на мою голову!

2.
В аэропорту я увидела «прелестное создание». Тщедушная пухлявая пигалица, с такой же химкой, только фиолетового оттенка, и с оранжевыми шамкающими губами. Из распахнутой мутоновой шубы выглядывали платьице в прелестно-убогие розочки и кривые тонкие ножки в телесных носочках и босоножках из коллекции «тетя Сара наконец выбросила на помойку перед отбытием на пмж». Но к грудям она прижимала сумку... Louis Vuitton®! Как сказал бы Невзоров, она вышла выгулять сумочку и шубку. Выражение лица при этом как у всесезонных бабок у подъезда — любопытство и подозрение во всех смертных грехах в одном флаконе.

Когда в Дели ночью поселялись в отель, поселянка Аглая неожиданно заявила, что курить в номере категорически нельзя, потому что у нее астма. На мою тумбочку она положила старообрядческую Библию. Из природной вежливости я не стала ее смахивать на пол, а использовала как подставку под бокал виски. Полночи прокурила на лоджии, наслаждаясь звездным южным небом и бризом, и спотыкалась о её гребаную раскладушку.

На утро в ресторации первым и последним аборигеном, заговорившем с нами по-русски, оказался гид Аравинда, что в переводе с его медоточивого языка означало «лотос». На лотос это пузато-усатое было похоже как я на подснежник. «Сишас мы поедем смотреть дуарэц прэзидэнта». В ответ на шевеление усов-тычинок мои кошелки оживились и побежали краситься и подмывать пестики.

По дороге к построенному англичанами дворцу в колониальном стиле, стоя в пробках и высунувшись из минивэна, чтобы глотнуть свежих диоксинов, мы наслаждались местным колоритом. На обочинах черные свиньи рылись в горах мусора, коровы аккуратно клали лепешки на проезжей части, какой-то старичок в хламиде присел, опорожняя кишечник у входа в парк. Мимо проносились тук-туки, в которых на места для четырех набивалось штук пятнадцать особей. Во мне вскипала гордость за мою страну, где в «газель» больше двадцати не влезало. Ванда и Аглая увлеченно обсуждали актуальные темы пенсионных льгот для ветеранов труда и скидок по социальной карте москвича.

В ресторации на обед был шведский стол с индийской спецификой. За каждым иностранцем ходил приставленный бой и возле блюд из утонченной смеси перцев и мелких посторонних добавок типа курицы говорил «spicy» или «not spicy», чтобы белые человеки не сдохли на месте с сожженными внутренностями. Однако и «not spicy» в рот взять было невозможно, так что от голода спасал лишь сладкий стол да припасенное в чемодане сало. За столом колежанки Ванда и Аглая сравнивали тарифные ставки для кандидатов и докторов в универе.

Красный форт в Агре запомнился тем, что Ванду Афанасьевну покусали макаки, которым она пожадничала банан. Я в это время кормила бурундучков с руки и строила глазья охранникам, поэтому ничем не могла помочь. Макакам.

У храма Тадж-Махал (кто махал, кому махал, не разобралась, но красиво) мы потеряли в толпе Аглаю Никиничну, которую обнаружили уже на выходе, в бусах из вялых желтых цветов и счастливой, с мешком дешевых сувениров, на которые ее как лохушку развели по тройной цене.

В крепости Амбер, куда из-за крутизны горы подняться можно только в люльках на спинах слонов, кошелки со скрипом и охами залезли на самого большого, а меня посадили в пару с арабским недошейхом. Он был в черном биште из верблюжьей шерсти, а на бородатой головке сидел бело-красный ихрам, опоясанный обручем игаль. Бедняжка косился на мою грудь и сильно потел то ли от возбуждения, то ли от испуга вывалиться из люльки на крутых виражах слоновьей тропы. Его амбре при этом перебивал запахи погонщика и слона вместе взятые, так что было не до красот, а в мозгу крутилось бессмертное из Шекспира «Пьетро, мой веер!»

Наконец, на крепостной площади, финишной точке каравана, все мы царственно «вышли из такси», и тут я услышала громкие душераздирающие тирады погонщика, который рулил слоном с Аглаей и Вандой. Ни слова нельзя было понять, но по накалу, интонациям и жестам в сторону подруг можно было догадаться, что матерный язык присущ не только русскому. Их счастье, что он не слазил со слона, а то бы стоматологи озолотились. Оказалось, что девушки вместо чаевых щедро наградили его посеревшей от возраста шоколадной конфетой «Мишка на севере», растекшейся на жаре.

В Джайпуре гид отвез нас в огромную сувенирную лавку. Судя по сладким улыбкам, от которых у кошелок слипались промежности, Аравинда рассчитывал на неслабую комиссию. И чутье не подвело его: Аглаю развели на колечко с рубином, а прижимистая Ванда отделалась мраморной вазой. А мне, сидящей с трижды каменным лицом трехликого Шивы, бесплатно налили пинту рома, чтоб не лезла не в свое собачье дело.

3.
На этом месте кончается поэзия, и далее заструится эротическая проза. Поэтому слезная просьба к тургеневским девушкам, учительницам советской школы и пердунам в семейниках не читать, во избежание обмороков, инфарктов, непроизвольных семяизвержений, а также слюно- и моченедержаний.

В Гоа нас поселили в бунгало четыре звезды, зато под пальмами, хотя и на три не тянуло. Впрочем, четвертой звездой там был шоколадный бармен дравидийской расы с ослепительно белоснежными зубами и упругой попкой, который уже после обеда, пока кошелки обнюхивали окрестности, оказался в моей постели.

И тут меня постигло горькое женское разочарование в виде шести сантиметров толщиной в палец... Коитус отменялся по неуважительным причинам. Оставался орал – и то из уважения к древней культуре. Уж я дула-дула, напрягая фибры, а надула всего-то дирижаблик из Детского мира. Пришлось полезть в чемодан, где случайно между флягой коньяка и салом завалялся шоколадный страпон, при виде которого черные глазки забегали в поисках укрытия, белоснежные зубки закусили пухлую губку до крови, а тонкие ручонки вцепились в спинку кровати, пытаясь унять тремор. Напоила девственника коньяком, успокоила ударом старообрядческой Библии по голове и привязала к кровати. Прощался он с благодарными слезами и убегал походкой уточки, то и дело оглядываясь. Но я не стала догонять.

Вечером для Аглаи притащили третью кровать, которую по моему указанию бои поставили у сортира. Отдельный шкаф для ее мутоновой шубы принести отказались. Чтобы не слышать возмущенного кудахтанья, я вышла на променад и угодила в лавку сезонных торговцев из Кашмира. Когда красовалась перед зеркалом в пашминах – шалях из пуха горных козочек, - то почувствовала всем телом нетерпеливые взгляды обоих продавцов. Соколы, орлы! У одного штанина вздулась по колено. Сразу так закружилась голова, что чуть дошла до подсобки и рухнула на тюки мягкой шерсти. Всем девкам мира на заметку: у Кашмира в штанах кошмар! Но не смертельный, если аккуратно и по очереди.

Назавтра я проспала завтрак и вышла на пляж пополудни. Мои докторессы возлегали на шезлонгах в ожидании опыления. Их завлекательные цветки трепетали между широко расставленных ног. Но пчелы почему-то пролетали мимо, и лишь тоскливые навозные мухи одаривали их корыстными взглядами. К вечеру на фоне местных и приезжих разноцветных индеек и павлинов они смотрелись как пара ощипаных, облитых кипятком и вываляных в песке куриц.

Сердце мое сжалось от жалости, и я отвела их в кашмирскую лавку. Соколы долго о чем-то спорили на своем языке, после чего выдали вердикт на ужасном английском: по сорок баксов с каждой. Опытная Ванда настаивала на двадцатке. Аглая, вообразив, что она Элизабет Тейлор, встала в позу «меня что, на помойке нашли?»

- Милочка, ты не забыла глянуть в зеркало? – резонно заметила Ванда.
- А что, помада размазалась?
- Да нет, просто иногда нужно смотреть и понимать, что красота страшная сила, и чем старше, тем она страшнее.

Сошлись на тридцати плюс мне комиссия в виде пашмины.

- Девочки, да хранит вас Вишну, - напутствовала я.

На тюках кошелки отказались категорически. За свои кровные им хотелось экзотики: морского бриза, пальм, пения ночных птиц, стрекота насекомых и большой чистой любви под звездным небом.

Посреди ночи профурсетки вернулись хмурые, на меня смотрели исподлобья, только утром удалось их растормошить. Оказалось, что долго бродили с кавалерами по ночному пляжу, распивая дешевый местный ром и рассказывая на пальцах кашмирцам, какие они вип-персоны, пока не нашли укромные кусты. Только встали в позы, опершись на вожделенные пальмы, только спустили шорты, только начали зазывно причмокивать сфинктеры..., как проехала то то ли патрульная, то ли уборочная машина с прожекторами, и перепуганные кашмирцы трусливо растворились в тропической ночи.
- А эта идиотка бабло вперед дала, причем за двоих, - возмущенно прогнусавила Ванда.
- Отстань, у меня депрессия. Я толстая и одинокая!
- Да какая же ты толстая? Где? Покажи.
- Может, тебе еще показать, где я одинокая?
- Одиночество, милочка, - вмешалась я, — это когда тебя некому забрать из морга. Все остальное — это так, временные трудности... Ну что, пойдем к кашмирцам бабки возвращать? Louis Vuitton® не сперли в суматохе?
- Цела, я ж ее в зубах держала, когда... Пойми, Зиночка, мне ж не денег жалко, мне за державу обидно!

Ностальгия по родным пенатам неизбежно привела разговор к любимой работе, со стряпанными за деньги диссертациями, липовыми рецензиями, купленными оппонентами и коварными интригами. Когда же речь зашла о взятках, которые докторессы упорно называли эвфемизмом «пожертвования», Ванда, та еще католичка, вознамерилась замолить грех и стала искать в путеводителе подходящий костельчик. Но, лицезрев фотку местного ксендза, поморщилась и, препутав нас с Иисусом Иосифовичем, принялась исповедываться, исходя слезами, слюнями и соплями. Особых проклятий удостоился папаша Климент, развязавший, по ее причитаниям, разнузданную травлю детолюбов. Аглая в такт зашамкала вялыми староверческими губами, проклиная то ли взяточников, то ли алчных трусливых кашмирцев. Консенсус однако был найден в гневном вопле дуэтом, когда я, окрепшая духом после уговоренной бутылочки коньяка, ляпнула, что РПЦ - отстой, а Гуня – унылое гуно. «Тише, дура! Вдруг кто услышит!» - выкрикнули патриотки хором.

4.
Получив архитектурно-пейзажные, кулинарные и сексуальные удовольствия, я как туристка со стажем задумалась об оздоровительной программе, потому что изнывать в пляжном пекле не в характере моей деятельной натуры. Благо в отеле предоставлялись услуги аюрведического массажа.

На приеме у доктора меня сразу стали раскручивать на десять сеансов. Но узнав, что массировать будут тетки, как у них это принято, я наотрез отказалась по гендерным показаниям. Тогда после долгих колебаний к моему телу приписали трех юношей-стажеров, один из которых сносно говорил по-английски. Но он был прыщав и толстоват. Второй был красавчиком, но созерцал меня вежливо-постным гейским взглядом. А третий, высокий, сухопарый и бородатый, просто пожирал глазами. Он оказался из южного штата Керала и говорил только на языке малаялам.

- Трусы снимать? – Спросила я скромно перед тем, как вознестись на скользкий и блестящий от масла стол.
- Ну... – замешкался толстяк, - мужчины обычно снимают, потому что все будет в масле.

Надо было сюда припереться хотя бы для того, чтоб увидеть, как краснеют темнокожие щеки! Поль Гоген отдыхает. Не берусь судить, видели ли они живую вагину, но от вида обнаженной белой госпожи бошки у них явно сносило. Меня обливали теплыми маслами, посыпали пеплом и сушеными травами, массировали в шесть рук от макушки до пяток. При этом двое стыдливо старались увернуться, чтобы не показать свой стояк. А белая госпожа лежала, бесстыже распластав конечности как лягушка, которая царевна, и, когда дотягивалась, лениво и с хохотком хватала за выпуклости их промасленных шорт. Опытные руки редко промахивались, а их смущенно-пугливые взвизгивания до сих пор стоят в ушах сладкой музыкой из индийского кино.

На другой день после массажа я решительно заявила, что подскочило давление и что меня следует проводить в душевую и помочь отмыться. Толстяк взял было меня под руку, но я недвусмысленно поманила пальцем бородатого. В душе жестом заставила его раздеться и, оценив достоинство, написала на его ладони номер нашего бунгало и время встречи.

Не успела выпроводить кошелок на ужин, как явился, чистенький и весь в белом. Я почти влюбилась и отдалась без увертюр. Вот кто настоящий доктор, который излечил меня от женской тоски – доктор куни-лингуистических наук, нет, академик! После трех заходов я зауважала штат Керала и даже выучила слово «малаялам».

Кошелки-падальщицы почуяли добычу и раньше обычного приперлись в бунгало. Вот я им открыла! На все замки и цепки заперла и прыгнула на четвертый заход. Видеть потом их завистливые рожи – удовольствие не сравнимое с сексом, но все же. Тем более, что за девять сеансов с продолжением вместо ужина я похудела на шесть килограммов!

К концу тура Ванда и Аглая решили наверстать упущенное с гидом. Они зажимали его по углам, даже при людях и несмотря на жалобные крики несчастного о жене и шести детях. О том, как они его изнасиловали, сучки воды в рот набрали. Но уверена, что явно не по Камасутре, а на грани уголовного кодекса. Когда сели в самолет, они дружно заказали виски и достали мятые-рваные половинки его трусов, которыми и занюхали благородный напиток со счастливыми лицами. Догадываюсь, что это было покруче прибавки к пенсии и льготы по налогу на недвижимость.

Так что, дамы, в Индию и еще раз в Индию! А если оплатите тур скромной Зиночке, буду самым распрекрасным гидом и научу похлеще всяких докторов наук, куда, когда и с кем не надо ехать.
 

Пионерлагерь Таёжный-1

(Юра Харьковский)
   2019-05-11  0  15  88

В заполярном городе Норильск дети, как никто другой нуждались в хорошем отдыхе. Посудите сами – Норильск это самый северный в мире город, расположенный за полярным кругом, где очень мало солнца и, практически нет лета. Поэтому нас, детей севера, ежегодно, в конце мая, на всё лето, отправляли в городской пионерлагерь "Таёжный", расположенный на реке Енисей, возле деревни Курейка (Туруханский р-н.) Сначала нас везли на поезде по самой северной в мире железной дороге, до порта Дудинка. А затем ещё, целую неделю 400 километров, вверх по течению живописнейшего бассейна Енисея, на пассажирском теплоходе, прямо до лагеря. Мой рассказ будет о событиях 1961 года, когда только что, в космос полетел Гагарин. Со мной в лагерь ехала и моя старшая сестра Лиля, которая тоже, наверное, всё это помнит. Мне тогда было 8 лет, ей 11. Наконец, мы прибыли на место и дети с парохода, спустившись по трапу на причал, с интересом оглядывали живописные окрестности. Лагерь располагался на огромной поляне, где между вековых сосен, стояли красивые разноцветные спальные корпуса, напоминающие древнерусские терема. Самые нетерпеливые и недисциплинированные, и я в их числе, побежали в туалет. Кто по нужде, а те, кто постарше, покурить, на теплоходе это строго запрещалось. И вот они - первые и самые яркие впечатления от встречи с лагерем: Забежав в туалет, мы увидели какого-то мужика, который стоял к нам спиной и, упёршись лбом в стену туалета, вроде как, справлял нужду. Я стал пи́сать, а один из старших ребят подошёл к мужику и, похлопав его по плечу, спросил: "Дядя, закурить не найдётся?" Мужик медленно отвалился от стенки туалета и навзничь упал на спину, лицом вверх. На нас смотрело страшное, без глаз, изъеденное червями, чёрное лицо. Мы, в страшном ужасе и с дикими криками, выскочили и побежали прочь, крича на ходу: "Там мужик мёртвый!" К туалету побежал наш физрук и, быстро выйдя оттуда, заявил: "Ничего страшного, это беглый зек, от голода ласты склеил." Вокруг нашего лагеря, тоже были лагеря в большом количестве, но, отнюдь, не пионерские. Там трудились на лесозаготовках советские заключённые, многие из которых бежали, предпочитая смерть в тайге, непосильному труду и медленной смерти в лагере. Телефона в лагере не было и, физрук сказал, что сбегает в Курейку, вызовет милицию. Наш лагерный физрук – это было что-то. Крепкий высокий мужчина, с лицом героя голливудского боевика. И он действительно был таким. Он, молодец, всегда и везде был первым, везде был вовремя и оказывал первую помощь, что спасло за лето не одного ребёнка. Да, да, ребята, отдых в нашем пионерлагере, был, по-настоящему, опасен. Но я это осознал много позже, по прошествии долгих прожитых лет, а тогда, всё это казалось естественным и будничным. Нас распределили по отрядам и корпусам и началась весёлая, полная приключений, лагерная жизнь. По утрам нас будили звуки горна и барабана, а также щебет лесных птиц. В первый же день, все дети были проинструктированы о строгом соблюдении правил внутреннего распорядка, которые, без преувеличения, можно было назвать инструкцией по технике безопасности. Вот, кое-что, из того, что я запомнил: 1 – Никогда не покидать пределы лагеря без сопровождения взрослых и специального разрешения. 2 – В случае появления на территории лагеря подозрительных лиц, не вступать с ними ни в какие контакты и сразу же сообщать об этом взрослым сотрудникам. 3 – В ночное время не покидать спальные корпуса без сопровождения взрослых. 4 – Не купаться самовольно в реке, холодная вода и сильное течение опасны. 5 – Не есть в лесу вокруг лагеря грибы и ягоды, много ядовитых. Ну и т.д. Действительно, на территорию лагеря иногда по ночам забредали медведи, мы видели их следы на земле утром. И купаться нам разрешали только в очень тёплые дни, строго по отрядам, в бассейне, который создавался живой, полукруглой цепочкой, взявшихся за руки взрослых, стоящих по пояс в воде. А по-другому, было нельзя, так как Енисей, река глубокая и быстрая. Изредка по нему проплывали большие пассажирские речные теплоходы, на которых играла музыка и, тогда, мы всем лагерем вываливали на берег, прыгали, кричали и радовались. Для нас, детей, это было событие. И вот как-то раз, я крутился на большой лагерной карусели, которая была быстрой и высокой, не уступая во многом своим парковым собратьям. Карусель, в целях безопасности была окружена высоким 3-х метровым забором, из которого по всему периметру торчали не загнутые гвозди. И, в это время, появился очередной теплоход. Вся ребятня, в радости, рванула на берег, а я в отчаянии крутился на этой проклятой карусели и рисковал пропустить очередное шоу. Надо было срочно что-то делать, иначе я рисковал не попасть на этот праздник жизни. Недолго думая, я отстегнул ремень безопасности, встал на ходу в полный рост на сидение и, оттолкнувшись от него, полетел навстречу своей мечте. Центробежной силой меня резко бросило спиной на забор и я повис на трёх гвоздях, торчащих из забора. Я ничего не понял и не почувствовал боли, а просто оттолкнувшись ногами от него, спрыгнул и побежал на берег. Ура, успел! Я прыгал на берегу от радости, а вокруг меня собралась толпа притихших детей, которые, что-то кричали и показывали рукой на мою спину. Подбежавшая вожатая, побледнела и упала в обморок, при виде того, как из дыр на моей спине били три фонтанчика яркой алой крови. Подбежавший физрук, обмотал меня своей майкой и бегом, на руках понёс в медпункт. Проткнулся я, как видно, удачно. Рентгена в деревне не было, везти меня в крупные города, никто бы не стал. Всё было в руках Божьих и мой ангел-хранитель, не подкачал. Внутренние органы оказались не задеты. Всё зажило быстро, как на собаке и уже через день я бегал, как ни в чём не бывало с другими ребятами.
 

Холуйство, это тоже своего рода ...

(Соломон Ягодкин)
   2019-05-18  0  8  88

Холуй, это добровольный раб, и уже поэтому от рабства его не освободит никто, потому что свобода для холуя, это сплошная мука, хуже любых цепей…

Холуи-профессионалы, если есть такая профессия, значит и мастера этого дела должны быть, чтобы профессия эта не спилась и не окочурилась вконец...

Холуйство, это тоже своего рода спорт: кто первый до хозяйской ручке добежит, тот и победитель. И как награда, самая сладкая косточка с барского стола…

Холуи всегда первыми чувствуют, когда песенка Хозяина света, и срочно начинают разучивать другую…

Если ты постоянно окружён своими холуями, значит что-то холуйское и в тебе тоже есть...

Фото Алексея Кузнецова

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер