ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: лучшее из свежего: стр. 34

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: лучшее из свежего: Стр. 34  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

ЛЕТО.. ИЮНЬ.. ФЕСТИВАЛЬ КИНОТАВР ...

(Лена Донская-Новгородская)
 94  Про кино  2016-05-16  5  2577

Нежным прибоем плещется море,
Стая дельфинов резвится в просторе,
В воздухе - запах пьянящий магнолий;
Будут вручаться награды за роли..

Зрителей ряд, бурно бьющих в ладошки,
Гордо шагаю по "Красной дорожке"..
Вот, Бондарчук - от меня слева где-то,
Нежно воздушные шлёт мне приветы,

Справа мне машет рукой Дима Дюжев,
Я хороша - на мне платье из кружев;
Сзади Ярмольник свистит: - "Как делишки?"..
- "Лёня, стихов есть уже на три книжки!"

Крики толпы и щелчки фотокамер,
Верник в улыбке расплылся и замер..
Так ослепительны зубы - прожектор,
Я - кувырком.. прямо в зрительский сектор!

Стаса Садальского рядом фигура:
- "Вернику в рот посмотрела? Ну, дура!"
Ржали Боярский, Стоянов с Кобзоном:
- "Взгляд отводить надо! Он, как Горгона!"

Тут же на камеру снять все всё рады..
Лёжа кричу: - "Не снимайте! Не надо!"
Вдруг, просыпаюсь в кровати от крика..
Дома.. И нервно будильник так пикал!
 

СЛЕЗА - БУЛЫЖНИК СТУДЕНТКИ

(Алик Кимры)
 14  Слёзы  2017-04-06  0  799

На моём курсе в Киевском ИСИ училась прекрасная девушка с кукольной внешностью. Когда же она пришла на экзамен, я с трудом её узнал: землистое лицо, тусклые глаза, синеватые губы...
Я всполошился:
- Вы что, заболели?
- Нет, на экзамены не макияжусь!
-?!?!
- Буду плакать, косметика растечётся.

До слёз вопросами я её доводить не стал, а сразу поставил "государственную" и отправил. А сам подумал:
- Вот так она раз 50 всплакнёт на экзаменах, а через 5 лет Родина получит инженера-строителя, у которого дома будут падать уже при землетрясении в 0,01 балла по 12-тибальной шкале Рихтера.
 

Свидетель

(Кузьма Швеллер)
 145  О любви  2016-01-16  7  3079

      Durimar Karabasovich
      Ещё одна лав-стори Жми сюда

Она была почти ещё красива,
И он там пасся вольно на меже.
Они сошлись, как два локомотива,
Как чемодан с авоськ
Читать дальше >>
 

СКАЗКА ПРО ВАНЮ №4 (продолжение ...

(Лель Подольский)
 6  Смешные истории  2017-04-24  0  837
Обещался я опять Вам про Ваню рассказать всё, что сам сумел узнать, и ни капли не соврать. Ну уж это как ведётся – обещал, значит придётся. Мой рассказ очередной и печальный, и смешной, и совсем, почти, без врак (а совсем без врак никак). Пусть узнает целый свет, нынче в том секрета нет: с нимбом-то над головой

         КАК ИВАН ПРИШЁЛ ДОМОЙ.

-1-

Кто мне сможет рассказать,
Кем примат способен стать,
Если волю дать таланту,
Или просто не мешать?
У кого готов ответ:
В чём «двуногого» секрет?
Тут возможны варианты,
А возможно, что и нет!

С пальмы гоминид упал,
Хвост нечаянно сломал,
Палку камнем заостряет –
Значит, человеком стал.
Дальше – больше, мозг растёт,
Он науку создаёт,
Колесо изобретает,
Паровоз и самолёт.

В шаг с наукой (как же без?)
По Земле идёт прогресс.
И у всех в подобном деле
Свой незримый интерес:
Кто – что нового узнать,
Кто – деньжат побольше взять,
Кто – суметь, что не сумели,
А кто – на Луну слетать.

Где прогресс идёт волной,
Там, порой, бывает сбой.
Он бывает что споткнётся
На безделице какой.
А бывает что шагнёт –
Чуть штаны себе не рвёт.
И тогда бежать придётся,
Тем, кто в след ему идёт.

Мой Читатель дорогой,
Поспешай-ка ты за мной.
Как в театре до антракта
В действо окунись душой!
Вновь о Ване говорим:
Нимб его неизлечим,
И придётся Ване как-то
Обживаться дальше с ним.

Экстрасенсы - доктора,
Физики – профессора
Разобраться не сумели.
Знать, Ваньку́ домой пора!
То, что смог в КБ узнать,
Обещал в себе держать,
Дал подписку в спецотделе
Ничего не разглашать.

Цупа и весь институт
Ваню «до дверей» ведут
По тоннелю с песняка́ми,
Даже транспарант несут,
Словно праздник небольшой.
Кто за Ваню рад душой,
Ну а кто-то со слезами
Волочится за толпой...

Ваня над собой несёт
Экранирующий зонт,
Чтобы нимб был неприметен,
Не пугался чтоб народ…
Коль до дома у́йма миль,
Выделен автомобиль,
Что бы нимб в пути был све́тел,
Чтоб не оседала пыль.

Ване слава и почёт -
Даже выделен эскорт.
Довезут его с комфортом
Аж до дома, до ворот.
Стали Ваню провожать
Цупа вышел речь сказать:
«В коллективе нашем тёртом
Будем Ваню вспоминать!

Каждый среди нас – талант!
Мы ж науки авангард!
Оказалось - не по силам
Нам Ванюшин бриллиант!
Хочешь - смейся, хочешь – плачь.
Нужно всем мозги напрячь,
Что б наука победила
Ряд поставленных задач!

Ваня, милый! Дорогой!
Не держи зла за душой
И носи нимб как награду
Над своею головой!
Мы тебя не посрамим –
Мы «безнимбье» запретим!..»
В общем, развернул тираду,
Хоть записывай за ним.

А потом рукой махнул,
Ваню в губы лобызнул.
Говорили очевидцы:
«Цупа аж слезу смахнул».
Все почали целовать
Ваню, руку пожимать,
Одним словом, суетиться.
Неохота отпускать!

Но всему всегда свой срок…
Вот в машину сел Ванёк,
Сам себя не понимает:
«То ли клоун, то ль пророк?
Что меня в деревне ждёт?
Примет как родной народ?»
Ваня горестно вздыхает,
По щеке слеза течёт…

-2-

В городе забав не счесть,
Там Макдональдс даже есть,
Где-то даже стадионы,
И пивных не перечесть.
А для тех, кто потрезвей –
Краеведческий музей,
И театры, и салоны:
Только успевай глазей

Развлечений на селе –
Оскользнуться на говне,
Если лошадь обосрётся.
Вот пожалуй что и все.
Труден русский сельский быт.
Сам себя народ смешит:
Кто напьётся, кто дерётся,
А кто с девкою лежит.

Ну а если там иль тут
«Кинофильму» привезут,
Тут уж сельские страдальцы
Все танцуют и поют.
А ещё забава есть:
От дороги рядом сесть,
Загибать посменно пальцы,
Чтоб машины все учесть…

У дороги, в выходной,
Девки стайкой небольшой
Собралися посудачить
Обо всём между собой.
Кто-то семечки грызёт,
Кто соломинку жуёт.
А иная смотрит, значит,
Что как хлопец подойдёт?

А машина, коль промчит,
Островок девчат гудит:
Что за цвет, какая марка,
Кто там за рулём сидит.
Развлекаются. И вот
Видят: «Батюшки, эскорт! -
Многим сделалось аж жарко,
- Прямо на деревню прёт!

Странный выбрали маршрут!
«Лимузин» уж больно крут,
Не иначе президента
На экскурсию везут!»
Где чего уж им понять,
Ну, давай вослед бежать:
Может к ним интеллигенты
Жён приехали искать?..

Группируется эскорт
Возле Ваниных ворот.
Вылезает из машины
Огромадный чёрный зонт…
(Мой читатель, мы вдвоём
Знаем, кто там под зонтом.
Но девчонкам наши спины
Не расскажут ни о чём!)

Кто под зо́нтом – не видать,
Остаётся лишь гадать,
Что это за гости к Ване,
Что за городская знать?..
Но как вышел гражданин,
И закрылась дверь за ним –
Так исчез эскорт в тумане.
Вот тебе и «знатный чин».

- Девки, что там за дурдом?
- Да мы сами не поймём!
- Ни дождя, ни града не́ту,
Что за ду́рень под зонто́м?!
- Может это за Ванько́м?
- Может выкупил кто дом?
- Тут не разгадать секре́ту,
Может, ближе подойдём?

Девки к Ване семенят,
Да во все глаза глядят -
Мужика узрить чужого,
Это ж праздник для девчат:
- Вам чего тут, гражданин?
- Вы чего это один?
- Только Вани нету дома,
Ежли Вы пришли за ним

Ваня девок услыхал,
Зонт от головы убрал -
Чтоб они его узнали.
Ярче солнца засиял.
Улыбается стоит,
Нимбом над башкой блестит.
Девки разом замолчали -
Их блестящее манит.

А как вы́знали Ванька́,
Врассыпную драпака́.
Да кричат на всю округу:
- Нам вернули «дурака»!
Вон он у ворот стоит!
Ярче солнышка горит
Над башкою нимб по кругу!
И костюмчик ладно сшит!

…У Ивановых ворот
В пять минут собрался сход.
Нимб вольтметром проверяли:
«Вольтанёт» - не «вольтанёт».
«Что ж ты это, паразит,
Так сменил в столице вид?»
Хохотушки – хохотали,
Плаксы – плакали навзрыд…

-3-

Если ты в бою погиб,
Или чей-то прототип,
То тогда тебе, возможно,
И уместен будет нимб.
Ну а если ты, земляк,
Скажем, в прошлом был дурак,
Тут уж с нимбом будет сложно,
А точней сказать - никак!

Как в селе такому жить?
Каждый норовит чморить,
Тянет к нимбу сигарету:
«Разрешите прикурить!»
Сто́ит в магазин зайти,
Враз: «А ну-ка посвети!
Не хватает чтой-то све́ту
Мне двугривенный найти!»

Только Ваня за порог,
Тут же де́ток табуно́к,
Пальцем тычут без опаски,
Смехом рвут себе пупок:
- Дядя, вы смешите кур!
- Надевайте абажур!
- Пожалейте наши глазки
От подобных процедур!

И Иван, чего скрывать,
Редко «в людях» стал бывать.
Норовит всё больше дома
Сочинять, изобретать.
В одиночку кое-как
Ставит во дворе ветря́к.
Лук укропом опыляет,
Прививает к груше мак.

Труд над ленью верх берёт.
Ваня трудится. И вот -
В Нидерланды шлёт тюльпаны
Сорта нового «Полёт».
А ему в ответ заказ:
«Семена, мол, ждём от Вас.
Мы на них имеем планы.
Сорт - ну просто экстра-класс!»

Ваня даром не сидит,
Он ваяет и творит.
С вертикальным взлётом лодку
Для рыбалки мастерит,
Нимбом светит и поёт.
А ни то ещё возьмёт,
«Отрезвляющую водку»
В Роспотребнадзор пошлёт.

А ему шлют: «так и так,
Опохмелочный коньяк
Не могли бы Вы придумать,
Или от глистов табак?»
- Чего тут изобретать?!
С коньяком табак смешать -
На похмелье можно плюнуть,
И гельминтов не догнать!

А народ Ванька чморит:
Обзывает да хамит.
То ли нимб им солнце застит,
То ли зависть говорит.
Прежде было ладно как:
Все умны, а он дурак.
А теперь такие страсти,
Будто Ваня злейший враг!

-4-

Местный же протоирей
Оказался всех хитрей
Посадил строчить депеши
Всех церковных писаре́й.
Патриарху самому
Отписал всё по-уму:
Дескать «сам я был опе́шен,
Чуть не тронулся в уму́.

Появился сам собой,
Толь пройдоха, толь святой.
Вроде и дурак наш местный,
А вот нимб над головой.
И куда его девать:
Привечать, иль проклинать?
У меня умо́к то тесный,
Самому не угадать.

Мы молебен не поём -
Директиву «сверху» ждём.
Что там слышно в «высших сферах»
Вот об этом обо всём?»
Патриарх даёт ответ:
«Телефакса «сверху» нет.
Дурак с нимбом без промеров
И для нас самих секрет!

Пусть покажет но́ров свой!
Ты креще́нскою водой
Постарайся изловчиться
Сбрызнуть нимб над головой.
Нимб начнёт коль затухать –
Значит «в шею» будем гнать,
Ну а ярче разгорится –
К святым будем причислять!

Вот такой тебе наказ.
И проинформируй нас».
Поп рванулся к Ване смело
Мигом исполнять приказ.
Как Владыко говорил,
Он Ванюшу окропил…
Только нимбу что за дело –
Светит также, как светил!

- Ну и как тут угадать?
И о чём «наверх» писать? –
Так священник рассуждает,
- Нет уж, лучше обождать!..
Мой читатель, мы вдвоём
Давай тоже обождём
Как всё жизнь пораскидает.
А потом уж соберём…

-5-

Ваня пруд в саду отрыл,
Да карасика пустил.
Приспособил под теплицу
Списанный в колхозе «ЗиЛ».
Починил мотор, и вот,
Поливает огород
Не колодезной водицей -
Из пруда её сосёт.

Из лебёдки да из вил
Культиватор смастерил,
И от удочки колено
К интернету подключил.
Старый медный таз припёр,
И пристроил на забор,
Что-то в таз впаял от фена,
Да и смотрит «Триколо́р»

А народ в селе гудит,
Про Ивана говорит:
- Что случилось с дурале́ем,
И чего он мастерит?
Те, кто был побольше смел,
За плетень к Ваньку глядел.
Дескать: мы так не умеем,
Да и ты так не умел!

- Ты бы нам порассказал,
Где мозги свои держал?
Или где мозги другие
Ты в столице откапал?
- Я, простите, не дурак,
Тайны открывать «за так»!
Евро, доллары какие
Положите мне в рюкзак.

Вот тогда и расскажу,
Чего надо подскажу,
Хочешь – ноутбук настрою,
Хочешь – плитку уложу.
- Ты, Ванюша, на-ка вот,
Разгадай, сперва́, кроссворд.
С твоей «светлой» головою
Одолей хотя б за год!

Ваня газетёнку взял,
В две минуты разгадал
Тот кроссвордик, над которым
Дед Фомич полдня́ страдал.
- Ты Ванюша не понти́,
Ты – дурак, как ни крути! -
Задымил дед «Беломором»:
- Хитрый, мать твою ети́!

Ну а ежли не шельме́ц,
То придумай огурец,
Что б со вкусом ананаса,
И звенел как бубенец.
- Называться будет он,
Как и ты, дед - «мудазвон».
- Ты поту́хни, биомасса!
- А ты не суйся на рожон!

Я помочь тебе могу
Хоть с косьбою на лугу!
Но давай уж издеваться -
Что бы больше ни гу-гу!
Всё, дед, кончился «дурак».
Хошь – не хошь, а будет так!
А кто будет упираться,
Будет огребать «в пятак»!

Дед Фомич аж рот открыл,
Что сказать хотел, забыл.
Он бы в обморок свалился,
Да Егорка подхватил.
А Иван уже в ражу́:
- Земляки, вы, я гляжу,
Видите – я изменился.
А про вас вот не скажу!

Я гляжу, вам так милей,
Ежли кто один дурней.
Вы ж готовы изгаляться
До кровавых до соплей!
А мозги проснуться в ком,
Он уже не вхож в ваш дом!
Вы уж будете стараться,
Чтоб остался дураком!

Чем я вам не угодил?
Тем, что но́не не дебил?
Что от нимба вас воротит?
Дурнем всеми был любим!
Я ж теперь с мозго́й в ладу!
Я ж сгодиться в чём могу.
Что ж вы, как змея в болоте?
Что ж ко мне вы, как к врагу?

Изумляется село:
- Эко Ваню прорвало,
Вот урезал, так урезал,
Ажно челюсти свело!
- Как он нас тут всех уел,
Своей «лекцией» поддел!
- И без этого «лигбеза»
Видно, что он поумнел!

- Да и мы не дураки!
Поглядите, земляки,
Как он с Фомичом схлестнётся,
Прям на пастбище быки…
Всё село молчит и ждёт,
Как Фомич в себя придёт.
Как он с Ванею сойдётся,
Кто кого вперёд прибьёт?

А Фомич стоит молчит,
Желваками шевелит,
В гневе ноздри раздувает,
Но на Ваню не глядит.
А потом махнул рукой
И сказал: «Прости, родной!
В жизни всякое бывает».
И направился домой.

Вот такой апофеоз
Дед деревне преподнёс.
Плюнул в души он селянам,
Пхнул мечты их под откос.
Возмущается народ:
«Вот всегда так не везёт!
Нету праздников крестьянам,
Только водка и спасёт!»

И Иван стоит молчит,
Землякам в глаза глядит,
Не сказать, что бы озлоблен,
Но заметно, что сердит,
И до злобы – один миг…
Из толпы несётся крик:
- Никакой он там не «гоблин»,
А нормальный наш мужик!

Ты, Иван, не заводись,
Ежли с нимбом – то светись.
Ну а коль умом разжился,
То и с нами поделись.
Мы же обещаем впредь
В дурь, как прежде, не переть.
Раз уж ты домой явился,
Давай вместе песни петь.

-6-

Стойким будь, когда всерьёз,
Сильно умственно возрос.
Был - плохой, теперь – хороший,
А с хороших больше спрос.
Если ухватил за гуж -
Не стони, что ты не дюж!
Раз уж нацепил калоши –
Глупо сторониться луж!

Ну и Ваня, что есть сил,
Помогал, коль кто просил,
Даже Фомичу в сарае
Нимбом по ночам светил.
Бабкам лыка мог надрать,
Детям сказку рассказать,
Бабам, кто не понимает,
Дату родов рассчитать.

Мужикам взаймы мог дать,
Карбюратор перебрать,
Починить комод дубовый,
Или новый сострогать.
Помогает Ваня всем
С перепайкой микросхем…
Если ты самый толковый,
Нету никаких дилемм.

Ваня ловок, Ваня хват,
Он в деревне нарасхват.
Время славы скоротечно,
К Ване в очередь стоят.
Всё, что Ваня создавал,
Он селянам продавал,
Не за дёшево, конечно,
Но и восемь шкур не драл.

В саду Ванином кусты
Все плодами налиты́,
Деревенские гурманы
Набивают животы…
Хорошо село живёт:
От арбузов соки пьёт,
Да в Голландию тюльпаны
Сорта "Ваня" продаёт.

По субботам наш Ванёк
Сам с товаром за лоток:
- Покупай односельчане
То, что для себя берёг!..
Ваня выбрит и завит,
Пиджачок Карденом сшит -
У Ванька теперь в кармане
Не звенит уже – шуршит…

В общем, дело у Ванька –
Два вершка до потолка,
Подрастает значит дело.
Видно лёгкая рука.
Ну ещё и светлый ум,
Полон самых разных дум.
Ваня действует умело.
Он один даст фору двум!

-7-

Как-то торг Иван ведёт,
А по рынку поп идёт.
- Радуйся, Ванюша, чуду, -
Сладким голосом поёт.
- Жертвуй всё, что только есть –
Снизошла Благая Весть.
За тебя молиться буду,
Всех молитв не перечесть!

Нам убогим «ох» и «ах»!
Ваня! Ажно патриарх
Дал своё распоряженье
Чтить тебя в святых рядах.
Это ж, Ваня, Благодать!
- Мне на это наплевать.
У меня вот размышленье,
Как гвоздику распродать.

Ты вот покупай давай,
А с фигнёй не приставай.
Цвет на солнце быстро вянет,
Ты торговле не мешай.
- Ваня! Экий ты чудной!
Слейся с Церковью душой!
Про тебя весь мир узнает,
Ты теперь уже Святой!

В честь тебя храм назовём.
Будешь сторожем при нём.
Сам распишешь все иконы.
- Да я даже не крещён…
- Хоть обрезанный какой!
У тебя ж над головой -
«Генеральские погоны»,
Это оборот такой.

Мы же с нимбом, Вань, твоим
Всех католиков затмим.
Римский Папа будет плакать!
- Сам вот и тягайся с ним.
Ну зачем «святым» мне быть?
Ваши «тёрки» разрулить?
Ваших споров полумрака
Нимбом мне не осветить.

Я и так весь на виду.
Много так чего могу.
Хочешь, выстрою часовню,
Колокольню возведу?
Просто денег могу дать.
Бизнес-то зачем терять?
Ни к чему мне к Богу в ровню!
Вы ж затеете распять!

Поп на Ванин нимб воззрел,
Даже как-то оробел
Сопоставить очень сложно,
Где-то, видимо, пробел:
Нимб над Ванею горит -
Но что Ваня говорит?!
Это ж просто невозможно
Что за гадости творит!

- Ваня, ты меня убил! –
Поп Ивану говорил,
Скуфью будто бы папаху
На затылок заломил.
- Это как так может быть,
Ты святым не хочешь слыть?
Это что я патриарху
Теперь должен доложить?

- А вот так и передай,
Мол к Ваньку не приставай!
Вон возьми какую бабку,
Да святой изображай!
Мне нимб в бизнесе нужо́н,
Больно помогает он.
Он мне заменяет взятку,
И гарантии, пардон.

- Бизнес может твой взлететь!
Что партнёры будут петь,
Когда к нимбу в дополненье
Рясу на тебя надеть?
Так что ты, Иван, давай,
Обороты поднимай!
Это ж для тебя спасенье.
Тут не бизнес – просто рай!

- Больно сладко, поп, поёшь!
Да процент, небось, возьмёшь?
Думал, дашь в аренду рясу,
И на бабки разведёшь?
Мне ведь ряса ни к чему,
При моём-то при уму.
Под чужие-то запасы,
Поп, не подставляй суму!

- Ой, Ванюшенька, окстись!
Правой веры не дичи́сь.
Приходи-ка в храм к обедне,
Да за душу помолись.
Ты пока в отлучке был
О душе-то позабыл!
Я ж крестил тебя намедни,
Вспомни как водой кропил.

- Слушай, местный поп Гапон,
Я ведь вызову ОМОН.
Ты бросай свои «аги́тки»,
И иди отсюда вон.
Не тянись ко мне в карман.
Мне мой нимб не Богом дан
Я насчёт «по морде» - прыткий,
Закачу так не щелбан!..

Получается Ванёк
Свет души не уберёг,
Перед ним служитель культа,
Ну а он его распёк,
Неотёсанный мужлан.
Эрудит, но хулиган.
Да, мозги не катапульта,
А скорее лишь таран…

Словом из Ванька святой
Скажем прямо – никакой.
Даром, что звездой в стакане
Светит нимб над головой…
Вот такой вышел конфуз,
Как подпорченный арбуз.
Лишь обузою для Вани
С православием союз.

Настоятель дал обет:
Ване в церковь ходу нет.
Ополчился на Ивана
Весь церковный «худсовет»:
Нимба раз не отобрать,
Хоть анафеме предать.
Чтоб отбить у хулигана
Мысли церковь отторгать.

Но Ивану дела нет
На пресвитерский совет,
Он благое состоянье
Поднимает, как атлет:
Он из хлопка майки шьёт,
Да в Китай с Вьетнамом шлёт,
Благо Ваниным стараньем
Хлопок как бурьян растёт.

Сколотил Ванёк артель
Из сельчан, кому не лень
Зарабатывать руками,
И работать каждый день.
Закупил станки, сырьё.
Всё «с нуля», а не старьё.
Не с гнилыми ж парусами
Дело открывать своё…

-8-

Бизнесменов на Руси -
Только в списки заноси.
Лишь бы получить кредиты,
У кого ни расспроси.
Правда много есть и тех,
У кого в делах успех -
Это бывшие бандиты
И их жертвы (смех и грех).

Те, кто просто понаглей,
Изворотистей и злей,
Кто не брезгует в колоду
Всунуть лишних козырей.
Честный бизнес – это бред,
Его в мире просто нет.
Действуй прибыли в угоду –
Главный в бизнесе секрет.

С нимбом в бизнесе Иван
Как в пустыне караван –
Каждой линией понятен,
Как ладошка для цыган.
И доступен для воров,
Для дельцов и шулеров.
Как не будь ты аккуратен,
Всё же наломаешь дров.

Не подставят, так сожгут,
Иль товар твой уведут.
Бизнес, если он «по-русски»,
Беспощаден, зол и крут.
Средь волков по-волчьи выть,
Среди змей – змеёй юлить,
Ну а если двери у́зки –
Надо в них бочко́м входить!

Ваня с нимбом врать не смел,
Или просто не умел.
И в один «прекрасный» вечер
Оказался «не у дел».
Нет ни нимба, ни деньжат,
Лишь одни долги висят,
Да холодный лижет ветер
На рябине виноград.

Нимб Ваньку помочь не смог,
Обанкротился Ванёк,
Где подставили Ивана,
А где просто был «кидок».
У Ивана крепок дух -
От житейских оплеух
Нимб был вместо талисмана.
Но потом и нимб потух

Нимб гореть сам перестал,
Или кто его украл,
Я, к кому ни обращался,
Ничего не разузнал.
Кто чего мне говорит.
Кто: «Завёлся паразит!»
А один вообще заврался:
«Нимб по-прежнему горит,

Просто он невидим стал…»
Я от бредней тех устал.
Словом, ничего конкретно
Я о нимбе не узнал.
Я б у Вани расспросил,
Кабы с ним знаком я был…
А гадать впустую – тщетно,
Как летать, когда бескрыл.

То, что деньги растерял,
Ваня вовсе не страдал,
А без нимба так, пожалуй
Он счастливей даже стал.
Ваня стал, каков и был:
Не сказать чтобы дебил,
И не гениальный малый,
Но мозгою шевелил.

Как-то к Ване местный поп
Забежал, унизить чтоб.
Дескать, Бог он шельму метит.
Ну а Ваня ему в лоб:
- Это верно ты сказал,
Знать Всевышний наказал.
Раз мне больше нимб не светит -
Я на лампочки попал...

Вот такой вот он Иван:
Ни пройдоха, ни смутьян,
Не герой, как на экране,
Но совсем не хулиган.
В общем он один из нас!
И на этом кончен сказ.
Рассказать ещё про Ваню?
Это можно… В другой раз.
 

У ЗЛОГО ШУТНИКА СПРОСИЛИ

(Злой шутник)
 58  Экономика  2016-12-12  2  5344
- Что мы будем делать после того, как в 2017 году будет полностью исчерпан     резервный фонд Российской федерации ?

- То же, что и в  2016 году!

- В смысле?

- В том смысле, что так-же будем грустить о хорошей жизни.

- Мы будем густить, а вот олигархи и чиновники будут искать новые источники дохода.

Ответил Злой шутник.

Ответ на вопрос " Как будем жить после удвоения ВВП" тут:
Жми сюда
 

Лы.., лы.., лы.., лы.., Лошадь!

(бобр бобровый)
 16    2017-04-07  0  760
Как, вы не знаете что означает слово «Лошадь»? Да это же проще простого, в год Петуха как раз самое оно, «Ян» без «О», обычный разбойничий приём; «Ян» бросает «О» через бедро, кидок одним словом. Но «Лошадь» это не просто приём, это ещё фигура, «Рыба» в партии домино. Данная фигура имеет разновидности и может выглядеть по-разному не теряя при этом сути, так из истории нам известна Троянская Лошадь, там «игроки» находились внутри фигуры и подарили себя защитникам крепости, и всё Game Over. У Федуарда Червивого к примеру,есть свои основания уважать Mon Cher.)) В эту игру можно поиграть и более безобидным способом, как в Слона, где игроки запрыгивают друг на друга, только в нашем случае это действие будет выглядеть несколько иначе, игроки везущие на спинах других игроков останавливаются и сбрасывают наездников, когда кто-то из наблюдающих или везущих скажет «Лошадь!» Игра Окончена, так как фигура рассекречена. В литературе также встречается подобное действие, в сказке о Попе и его работнике Балде. Если бы поп толоконный лоб увидя Балду сказал стоп,ты коня между ног нёс, потому овёс,то ничего бы и не случилось, не пришлось бы от щелка прыгать до потолка. Всегда надо успеть сказать: «Слава Богу ты пришла...» и нажать кнопку окончания.
Подошли мы вроде как и не заметно к продолжению сказки о работодателе и Балде с рабочим названием Балда 2 или возвращение джедая.)))

Жил был работодатель
По базару товар пихатель
Всё было хорошо
Да время овоща пришло
Стало совсем туго
Пошёл искать старого друга.
Привет служивый Балда
С работой совсем беда
-Приди, подсоби чуток
-Лы..,лы.., улыбнулся браток
Подсоблю ,помогу а чё?
Лы..,лы.., лы.., за тобой должок
Стал Балда к работе
Всех склонил к охоте
Бригадир ленивый стоял
Балда его легонько обнял
Затрещали кости
Чуть не лопнул от злости
Уволился сразу
Долой с глазу
Нанял Балда людей
Дело пошло веселей
Одни пошли
Другие пришли.
Отстегнул кому надо
Ушёл товар со склада.
Работодатель вздыхает
Выручку считает
Да уж больно всё складно
Не было б потом накладно.
А Балда верёвки крутит
Свои дела мутит
Люди теперь его
Товар почти на него
Ждёт Балда дня дурака
Решил проучит простака.
Подошёл срок
Говорит, где должок?
Теперь это моя тема
Уходи и ты зема.
Работодатель стал чесать лоб
Говорит Балде: стоп
Знаю я одно средство
Прекратить с тобою соседство.
-Лы ,лы, лы, что за средство
Неужели со мной кокетство?
Дальше мы уж не в том формате
Чтоб позволить сказать о мате.
«Лошадь!» много тут в этом звуке
Балда обмяк, опустил руки.
Он хотел бы шутить
Он хотел бы смеяться до колик
Стать свиньёй, и ещё может быть кое-что
Но не смог разглядеть
В драбодан обжравшийся кролик
Те копыта
Что скрыты под женским пальто.
 

ЖЕРТВЫ БАНАНА

(Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич))
 6    2017-04-11  0  837
Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич)

      ЖЕРТВЫ «БАНАНА»

По весне случилось это. В начале мая...
Отправился я на одолженном у Дормидонтыча мотоциклете с коляскою березовки посочить...
Ехал-ехал.., сочил-сочил...
Снова ехал и сочил...
Мо-о-оре-е-е(!!!) насочил в поте лица и жопы...
И вдруг дормидонтычев «ИЖак» заглох и встал как вкопанный на самом непроходимом бездорожье...
Как ни прыгал я на заводильной педали... Бестолку!.. Даж не чихнул треклятый... ни единым из своих двоих цилиндров...

Прихватив трехлитровую банку и пару бидонов березовки, пошел было домой. Ан тут же наткнулся на некую охренительно чудную конструкцию... Прям в ею же изуродованных кустах лежала... Бела-пребела, блескуча, формою выпрямленный банан напоминавшая, ошишительно громадна и вонявшая чем-то синтетически токсическим.., сходным с ароматом дезодоранта «Мечта свиновода» в смеси с обыкновенными ацетоном и керосином. Вонь эта придала бодрости и надежд на «СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ!!!»...
«Э-э-этот явно свалившийся с небес явно космический металлолом сделает меня офиги-и-и(!!!)тельнейше зажиточным! – смозговитил я, – А всех, кто мне подсобит, сделает победнее, конечно же, меня, но тоже не хило обеспеченными!..
Даже по самым скромным прикидкам, при толковой продаже «банана» мне можно будет пару лет посуществовать бездельно и припеваючи!.. Тонны на полторы титана, как-никак, потянет!..»
Чуть отойдя от токсического угара, я довольно-таки всерьез поубавил финансовый аппетит: «Пусть и не озолочусь, но бэушную «Ниву-Шевроле» куплю беспроблемно!.. Без малейшего сомнения, косми-и-ические-е(!!!) технологии! По всей видимости, агрегат какой-то не последней важности от чего-то ракетного в нашу тьмутаракань на мое счастье отвалился!.. Круглейший идиот таковской удачей не попользуется!..»

«Е-е-есь-сь у меня такая херня-я-я!!! – взбудоражился разбуженный мною из глубоченного опьянения тракторист Невменяйло, – Тройной трос! Он любую хренотень выдержит!»...
И мы поехали на резиновоколесном и полноприводном «МТЗ» за тем «бананом», дабы отбуксировать его волоком в металлоскупку Андрея Меднотазова и заполучить ответно прили-и-и(!!!)чнейшее(!) финансовое вознаграждение... Отправились вчетвером, царствие им – троим-то – небесное... Земля им пухом...

По прибытии на место падения половина нашего коллектива, маемая похмельным синдромом, в результате бурных дебатов пришла к выводу, что «банан» – не что иное как цистерна с ближайшего к нашей деревне ликеро-водочного комбината...
Мне эта версия показалась фантастической и не выдерживавшей никакой критики. Я во все горло многократно аргументировал свое сомнение: мол, промышленные емкости с выпивкой не приспособлены стартовать из цехов и летать в атмосферном пространстве туда-сюда-обратно!..
Мужики же, категорически проигнорировав мои доводы, принялись вывинчивать из «банана» пробочки, открывать крантики и дегустировать остатки разнообразных жидкостей обонятельно и на вкус...
В конце концов, нанюхавшись и нализавшись разнообразной отвратительнейшей влаги, безуспешно помараковав над украшающими неопознанный объект иностранными буквами с цифрами и поохав над закопченным (без малейшего сомнения!) ракетным соплом, мои соратники мало-помалу угомонились, склонившись к моей версии о космолетном происхождении средства нашего обогащения...

Первым, усомнившись в том, что «банан» из титана, заблевал Павлик. На полпути к обещанному мною СЧА-А-АСТИЮ-Ю(!!!) мужика раскупорило... Мы так поняли, что от сомнительности... вывернуло... Яснее выражаясь, заблевал мужик от отсутствия идейной правильности...
Невменяйло, транспортируя «банан» юзом, напряженно управлял трактором и... не блевал...
Вторым заблевал Леха Сеноедов, находившийся за рулем брошенного мною, но с грехом пополам коллективно заведенного мотоцикла... Мы так поняли, что от солнечного перегрева мужика опростало...
Третьим заблевал я... Все решили, что от жажды к наживе...
Четвертым заблевал тракторист Невменяйло.., возложив вину за сие расстройство пищеварения на зажеванный за завтраком явно несъедобный салат с болотными устрицами, якобы сконструированный супругой впопыхах и не в здравом рассудке... Мужики, помараковав, пришли к единодушию, что у самого Невменяйло неладно с рассудком...

Последним заблевал приемщик металла Андрюха Меднотазов. Прям на весы проходимца после вскрытия «банана» газорезкой вывернуло!..
Но принял, отблевавшись-то, драгоценную находку... Принял... Правда, заплатил (царствие ему небесное) не по справедливости, а по-скудски – по цене обыкновенного алюминия... Думается, не менее чем где-то в десятки раз стоимость скукожил... Боженька ему простит. О-о-он(!!!) сейчас судья ему – покойничку... В субботу, кажись, сороковой день как околел скупердяй...

Выжил только я... Обитаю в онкологии... Под капельницею существую... Эмчээсники говорили, что от того «банана» фонило как от аварийного реактора Чернобыльской АЭС... Похоже, что не брехня!..
Соседи по палате обзывают меня либо «Фокусимой», либо «Хиросимой», либо... Еще «Изотопом» дразнят... Последний псевдоним мне нравится больше остальных...

Намедни в который уж раз проведовали представители Следственного комитета. Как обычно, настырно интересовались историей с «бананом». Я выложил все начистоту и подписал протокол... Угостили апельсинами и посулили до пятилетки общего режима(!).., правда, без конфискации имущества...
Фээсбэшники, тоже наугощавшие апельсинами, обещали больше – вплоть до пожизненного!..
А мне плева-ать!!! Я ж онкологически стопроце-ентный и абсолютно бесперспекти-ивный – я ж не жиле-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-ец!!!......
Но, братцы и сестренки, как бальзам на душу...... Я ж причастный к КО-О-ОСМОСУ-У-У!!!!!!...... Я ж почти КОСМО-НА-А-А-А-АВТ!!!!!!......
 

У Злого шутника спросили

(Злой шутник)
 52    2016-12-07  4  1003
У Злого шутника спросили:

- Как все будут жить дальше, после удвоения ВВП?

- За всех не ручаюсь, но большинство в два раза хуже

- Это ещё почему?

- Олигархов станет в два раза больше

- Ну и что, на всех хватит, ведь ВВП удвоится!

- ВВП - удвоится, олигархи удвоятся и аппетиты олигархов тоже удвоятся.

Ответил Злой шутник.

-
 

Но было же, было.

(Ицхак Скородинский)
 14    2017-03-25  0  617
..

Недосказать, недопрощаться...
недовозникнув — умереть.

Глеб Горбовский

И недо этого уменья, поражавшего давно, предавно всех нас книгой Долина...
Куда оно делось, в каких растворилось пучинах?
Ведь когда я ставлю название этой книги с указанием фамилии автора, то мне предлагают купить единственный экземпляр её у букинистов, или...
Прослушать это.
Вероника Долина - Песня про манную кашу — видео...

Я это не просто так. Во времена, когда в СССР нечего было выпить и закусить, нам втюхали таки идею о том, что, вот, мол, прервалась связь времён в поэтическом мире, что даже Сергея Александровича не все прочитали, не говоря уже о Гумилёве и Мандельштаме.
А теперь?
Сонм ярчайших русских поэтов поэтов двадцатого века недо, недо, недо...
А природа, как доказал гениальный наш Торричелли, даже в искусственно созданных ею завихрений внутри черепных коробок недомутировавших до точки приматов, точно что, не терпит пустоты, и...
Так же, как и мы, нынешние старики, недочитавшись гениев, изобретали свои поэтические велосипеды, повторяя по наитию то, что уже было написано, так и интелнезависимая молодёжь, в количестве давно превысившем шестизначную цифру участия в поэтических интернет сообществах, иногда слово в слово повторяет то, что кануло в Лету совсем, совсем недодавно...

«А теперь наступило последнее в жизни:
отвыкать от себя, превращаться в туман
и рассеяться утром над милой отчизной,
израсходовав правду в душе и обман.»

Смешно...
До слёз.
 

НА УШАХ

(Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич))
 4    2017-04-18  0  814
Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич)

       НА УШАХ

======
Заместо эпиграфа из диалога молодой супружеской четы Крякоквакиных –
Гланды Николаевны и Онания Ивановича:

« – Онаний, а взаправду говорят, что женщины любят ушами,
а мужчины – глазами?
– Чушь!
– ???!!!
– Чушь несусветная!..
Да ты только представь мой глаз в твоем ухе!.. Представила?..
Ну и какое от этого самого удовольствие?!..»
======
Итак, эпиграф, пусть и абсолютно не в тему настоящего повествования, но есть... Можно, однако, и к сути?.. А к чему ж еще? Резон ль жевать бэушную мочалку?!..

А было сие в некоем царстве иль королевстве, иль в демократической республике, либо даже в империи, кою и называть-то поди-ка без надобности...
И залегала на той территории уймища социальной плодородности, на коей и испокон веков произрастает все самое хорошее... А может быть и не там... кустились и по сей день кустятся уникальные прекрасности? А вдруг и туточки – совсемочки рядышком!..
Итак, о том, что было... Совсем-совсем недавненько и... совсем-совсем непредсказуемо...

Жили-были да мед с ухою пили супруги Крякоквакины – Гланда Николаевна да Онаний Иванович... В строго-престрого засекреченном таежном городишке проживали, за огласку названия и географических координат коего и по сей час «О-о-ого-го-о-о!».. Короче, назовешь иль напишешь, и... И без промедления герметичный синтетический мешок с куриным пометом на башку по самые подлокотники!!!.. А то и... даж до самих коленных чашечек!!!.. Ужасть!!!.. Оттого и ужасть, потому как редко кто в этакой угарной зачехленности выживал!..

И вот... Однажды мэр энтого самого сверхсекретного микромегаполиса Ирод Петрович Изолентов изобре-ел(!) и внедри-и-ил(!!!) нечто э-э-этакое(!!), от коего население буквально начало вставать на уши!..
Изощрился он принять иль указ, иль постановление, в коем черным по белому иль... белым по черному было оговорено, что, мол, всякому проживальцу сего суперсекретного физико-химического городишки, вошедшему в сотню искуснейших ходоков на верхних конечностях, причитаются: златошвейно выполненная муниципальными дворничихами почетная грамота, мультиварка, копия шапки Маномаха, именные бронетрусы и... И стопроцентная надбавка к заработной плате либо ко всякому иному юридически обоснованному избюджетному пособию!..
Изощрился мэр, и... И народ кинулся тренироваться(!), изнемогая и надсажаясь неистово. А кому, собственно говоря, излишни умопомрачительные почести вкупе с удвоением денежного довольствия?!.. Никому... Разве что круглому дурачине!..

Пресс-секретарша мэра Эльза Правдоподобовна поначалу ехидненько похихикала, а потом... А потом трезвомысленно посоображала и... И с офигительным энтузиазмом начала изображать то, что от нее требовалось согласно обновленному трудовому договору!..
Неопису-у-уемо-о(!!!) на темечке пританцовывала! Несомненно, не в платьишке иль там в юбчонке, что выглядело бы совсем уж вызывающе и отвлекало бы мужской аппарат мэрии от дел насущных! Неопису-у-уемо-о... в широченных атласных шальварах кривлялась и даже умудрялась из вверхтармашечного положения давать интервью для исключительно внутригородского кабельного телеканала «Офигенно секретно»!..

Кабинет министров изначально принял инициативу провинциального мэра в штыки, заочно изматерив его всей кодлой до изжоги, проливного насморка и затяжной диареи...
Чуть позже, после того, как президент государства сказал: «Х... с ём – пущай ёкспериментируеть». Так вот, после сих слов начинание Ирода Петровича было признано не только не бесперспективным, но даже и многообещающим! И все без исключения министерские функционеры извинились за изначально имевшую место нецензурную брань по адресу дерзновенного реформатора. И даже экстренно вручили ему чемодан с премией имени легендарного отечественного фальшивомонетчика и заядлого мецената Кузьмы Троекокова!

Мэр на столь солидный куш приобрел в окрестностях городка недвижимость – семнадцатиэтажную дачу: шестнадцать подземных уровней и один наземный, замаскированный под гниль хибарную...
Закатив в воскресенье для узкого-преузкого круга родных, друзей и приближенных беспрецидентно феерическое подземное новоселье, в понедельник страдавший похмельным синдромом Ирод Петрович подписал указ, согласно коему: «...На злостных отлынивателей от ходьбы на верхних конечностях может накладываться штраф в размере до ноля целых и одной тысячной процента от уровня максимальной заработной платы мэра. Совершеннолетние же студенты, бомжи и безработные за подобный саботаж могут привлекаться к длительным принудительным работам по очистке от мусора улиц, переулков, дворов и центральной площади всеми любимого города...» О как!..
Как словом, так и делом: вскоре под присмотром велосипедной полиции в городе появились многочисленные бригады уборщиков, от зари до зари уныло затаривавших свои пластиковые тележки главным образом тем, что остается после бескультурного досуга современной молодежи и выгула домашних животных. На спине у всякого из штрафников отчетливо читалось: «Я – бяка!»

Тем временем строго секретные трудовые коллективы массово выдвигали вполне резонные инициативы по ускорению перехода на новую форму хождения.
Отдельные же выскочки из числа заядлых, но невезучих карьеристов самозабвенно предлагали свои концепции по передвижению, к примеру, ползком, на четвереньках, подбородках, животах, седалищах и даже... на молочных железах и эрегированных мужских половых органах! Нашлись и такие, кои скучковались под лозунгом: «Повернем вспять систему пищеварения: еда – через анал, продукты жизнедеятельности – из ухо-горло-носа!»...

Однажды под вечер, когда политические методы противодействия смутьянам потерпели фиаско, пригрохотали танки, бронетранспортеры и прочая боевая техника. Камуфлированные пассажиры сих громких транспортин повылезали наружу и продемонстрировали всем зрячим свои оголенные скорострельные автоматы!.. Народ сразу же усвоил суть намека и, ничуточки не возмутившись, либо рассосался по жилищам, либо принялся брататься с вояками, охотно снабжая их информацией о мракобесах, коей (козе понятно) на момент начала операции командование карательной экспедицией обладало в избытке!..

Добросовестные военнослужащие отловили большинство «шибко умных», скучковали их на территории огражденного сеткой-рабицей муниципального скотомогильника, где и... «всыпали им по первое число, вставили по пистону, накостыляли в пределах разумного, аргументированно поубеждали в неправоте, предложили постоять на бровях и показали, где зимуют раки!»...
Под занавес сего грамотно исполненного перевоспитательного мероприятия всяк из инакомысливших без колебаний дал подписку об безальтернативном одобрении мэровского способа передвижения и... И под свист и улюлюканье с несказанным облегчением припустил на все четыре стороны! Разумеется, не далее строжайше охраняемого периметра секретного физико-химического городка...

В ознаменование победы демократии всеобще публично обожаемый мэр Ирод Петрович Изолентов многократно выступил по городскому телеканалу «Офигенно секретно», обличая выпады отдельных идеологических экстремистов, дюже вредоносные для стремительного подъема и без того высоченного уровня жизни горожан! Телезрители, наслушавшись главного городского мужа, пусть даже и с неким превозможением себя, но в подавляющем большинстве уверовали в собственное незаурядное благосостояние и, как следствие, загордились и повеселели!..

Повеселел и Онаний Крякоквакин – кочегар цеха обжига термоядерных кирпичей – тридцатидвухлетний крепыш брюнетистой волосатости, постоянно опечаленный двумя недугами: необратимо прогрессирующей плешивостью темени и систематическим зудом лобка... Ага, повеселел, и зуд, плавно напрочь угаснув в вышеупомянутом месте, вкупе с неимоверным жжением вспыхнул в глубине межъягодичного ущелья! Точно так же, как в годы учебы в кочегарном колледже и в период армейской службы!
Передислокация чесательных манипуляций и их активизация не ускользнули от пристального внимания коллег по угольному огнетворчеству. Посудачив в курилке, мужики пришли к неутешительному выводу: «Если у кочегара зазуделась жопа, значит скоро выпадет на эту самую жопу какое-нибудь похабное приключение!»...
Заскочивший в кочегарку для подзаимки дрожжей и сахара телесно тщедушный младший технолог цеха Брагин, понаблюдав за яростным чесом сквозь брезентовые брюки, покумекал и жеманно произнес пожизненно женственным голоском:
– Она-а-аний, ну и чего через брезент-то че-ешешь? Стесня-яешься? А чего среди своих стесня-яться-то? Спуска-ай штаны-то да и чеши-и себе на здоро-овье на-аживо! А то дава-ай.., я-я прочешу-у! У меня ногти о-он како-овские вы-ымахали! Чего-то не стригу и не стригу-у-у, а все лакиру-ую да лакиру-ую!..
Крякоквакин смерил доброжелателя уничижительным взором и, страдальчески гримасничая, засеменил в направлении санузла.
– Она-а-аньюшка-а! – забыв про дрожжи и сахар, настырно погнался за ним младший технолог, – А ведь еще можно водочные клизмы делать! Для дезинфекции! А коньячные клизмы еще-е(!!) эффективней!..
А мы тут с мужиками решили бра-агу замути-ить, а дрожжей с сахаром не хвата-ает! Вот и засла-али меня к вам – в кочегарню – попопроша-айничать! – последние слова пришлись в дверь санузла, захлопнутую за собою изнемогающим от зуда Крякоквакиным...
– Она-а-анчи-ик!!! – базлал сквозь припорошенную сажей филенчатую преграду одержимый жаждой к целительству Брагин, – Э-это-о у тебя-я на не-ервной по-очве-е!!!
А ещ-ще-е-е ить мо-о-ожно-о... раскаленной головешкой или ку-уревом твою за-адницу прогре-еть!!.. Толчеными свежими муравьями с чесноко-ом и укро-опом можно натереть!!.. Иль возьми грецкий орех в скорлупе и засунь его в кишку поглу-убже!! На сколько самого длинного пальца хватит! На-а-а трое суток засовывай!.. Можешь заместо ореха... три-и-и(!!!) ореха, но только без скорлупы-ы, запихать!
Она-а-аньюшка-а!!! А лу-у-учше-е(!!!) всего-о(!!) е-ё-ё-ё навазели-инить(!) и-и-и-и-и.., – на сем фантазия младшего технолога иссякла, и он понуро поплелся выклянчивать сахар с дрожжами...

После обеда в курилке коллективно смотрели по телевизору очередное выступление мэра Изолентова, кой яростно клеймил «оголтелых оппортунистов, набравшихся наглости посягнуть на святое – на единственно верный курс, направленный на жизнедеятельность вниз головами»!..
Под финальные аккорды телепрограммы по отмашке старшего мастера смены все дружно поаплодировали...

Накидав в гигантские топки угля, вновь собрались в курилке, где уже волновалась смазливая лекторша из отдела культуры городской администрации. Чуть ли не сравниваясь мордашкой с багровостью своего делового платья и нервно поправляя очки-велосипеды, молодка продиктовала с мятой-перемятой шпаргалки практически то же самое, что и только что озвучил с телеэкрана мэр...
Когда дошло до вопросов, случился конфуз... Ассистент кочегара Осип Дохлятинов, задумчиво поморщившись и потрепав свою жидкую бороденку, вдруг прокричал:
– А мэр-то чего так?!! А ты-то, мамзель, чего так же как и он?!!
– К-к-кон-ны-крети-зируйте! – интуитивно чувствуя подвох, с трепетным заиканием попросила лекторша.
– Да я все... про то же самое, которое оно..! – соорудил словесный ералаш Дохлятинов.
– Про к-кы-какое?! – представительница мэрии сумбурно заелозила бюстом по торцу поставленной на попа бочки из-под дизтоплива, традиционно и до сей поры служащей ораторской трибуной.
– А чё ж это вы не по-людски к народу-то?! – обострил ситуацию Осип, – Чё ж это вы, значит, сами агитируете за то, чтобы мы на ушах ходили, а сами речуги толкаете с жопы да с пяток?!..
– Не х-хамите, г-гы-ражданин!! – с трудом поборов нешуточное смятение, выкрикнула лекторша, – Ещ-ще н-не х-хы-ватало, чты-тобы мэр перед ти-телезрителями кы-как последний кы-клоун на ти-темечке кы-ривлялся!!!
– Ага! – в мертвецкой тишине произнес дотошный Осип, – Ему, значит, на темечке стремно! А мы, значит, свои темечки об асфальт до дыр протирай да шеи вывихивай?!! ***-ядство какое-то, а не демокра-атия!!!
Лекторша, психанув до полной потери самоконтроля, пулей вылетела в дверь, распахнув ее лбом, попутно сбив с ног задумчиво прислонившегося к косяку Онания Крякоквакина и рассыпав по черномазому полу свои пластмассового жемчуга бусы!..
Пока кочегары скрупулезно собирали бусинки, Дохлятинова экстренно пригласили в комбинатовскую контору для собеседования на предмет его профпригодности... Забегая вперед, баламут не выдержал испытания и навсегда с позором был выдворен за заводские ворота...
Что касаемо лекторши... До сей поры сидит на кассе в привокзальном платном туалете...
Да-а-а! Отрадным же последствием падения Крякоквакина стало стремительное и абсолютное пропадание зуда в его многострадальной заднице!..

Когда страсти-мордасти подулеглись, когда бусинки были собраны, когда в дюже прожорливые топки была накидана очередная угольная порция... Вот тогда и... Вот тогда и посреди кочегарки в образованном коллективом смены круге выступил ведущий акробат городского цирка Граций Звездинский.
Обтянутый пурпурным трикотажем несказанно тонюсенький и невероятно гибкий шкет демонстрировал виртуозное хождение на руках и танцы-пляски на увенчанной замызганной шапкой-ушанкой голове, а облаченный в белоснежный фрак толстенный и одышливый господин комментировал телесные манипуляции...
– А пусть попробует из этого положения покидать лопатой топливо!! – не выдержал безмерно обрадованный пропажей зуда Крякоквакин.
– Гра-аций! – восторженно окликнул комментатор, вынимая из чехла совковую лопату с пришпандоренной к черенку парой желтых сандалий, – Продемонстрируй-ка!..
Граждане кочегары, мы предусмотрели вероятность подобной просьбы с вашей стороны, поэтому со своей стороны основательно подготовились, не щадя сил на реконструкцию лопаты и на длительные репетиции!..
Спустя минуту-другую акробат, сцепленный ступнями с инструментом посредством вышеупомянутых сандалий, пусть и неуклюже, но все же подкидывал в крайнюю слева топку угольную мелочь, семеня на руках и для передышек в качестве дополнительной опоры подключая защищенную уже упомянутой шапкой-ушанкой голову.
– Да-а-а! – вслух поразился престарелый кочегар-испытатель Болваний Сидорович Углеедов, – Э-этакое мастерство-о! Кто бы рассказал – ни за что бы не поверил! Э-э-эх-х, где мои годы молодые?! Сороковник бы сбросить, так я бы то-оже этак же!..
«А чего сбрасывать этот самый сороковник? – подумал вечно всем недовольный одутловатый шлаконос Михайло Зловонюченко, – Выпе-ендривается(!), будто летчик-испытатель на утреннике в деревенском детском садике. Оформился на пенсию – ну и ползи на отдых с производства(!!) – ну и освобождай место молодым. Нашелся незаменимый кочегар-испытатель. У меня тоже корочки испытателя(!), а я из-за этого старого пердуна шлак таскаю...»
– Гражданин хороший!! А можно спросить?! – тем временем обратился к наставнику акробата ветеран Углеедов.
– Спрашивайте! – отыскав взглядом Болвания Сидоровича, дозволил тот.
– А вот я тут поду-у-ума-ал..! – с пафосом произнес Углеедов, – А тележку со шлаком возможно ли вверх тармашками катать?!
– Хоро-о-оший вопро-о-ос-с.., – подперев кулаком подбородок, вслух озадачился теоретик производственной акробатики, – Вопро-ос.., конечно, хоро-о-оший! Но мы пока им не задавались...
– Ну чего?! – прервал раздумья Болваний Сидорович, – С телегою-то своего дистрофика не тренировали?!
– Да не-е-ет, – пытливо наблюдая за в поте лица лопатящим уголь подопечным, признался наставник, – Как-то... никак...
– А может пускай прямо сейчас и... того – попробует?! – кивая на акробата, только что вставшего на ноги и отстегивающего от них лопату, предложил неугомонный пенсионер.
– Граций! – вытерев рукавом белоснежного фрака пот с лица, обратился к подопечному тренер.
– Ну чё тебе еще(?), придурок, – озлобленно пробубнил под нос усталый акробат.
– Гра-а-аци-ий!! – с нескрываемым раздражением взирая на испачканный композицией пота с сажей и золой доселе белоснежный рукав, повысил голос наставник, – Ты меня слы-ы-ыши-ишь?!!
– Да слышу, слышу!! – нервно обернувшись, выпалил циркач.
– Иди-ка – покатай тачку из положения вниз головой! – последовал приказ.
– Придурок, – пробубнил Граций, но... повиновался...
Насмотревшись на натужные телодвижения акробата, в итоге все-таки сдвинувшего тачку со шлаком и прокатившего ее несколько метров, кочегар-испытатель Углеедов многозначительно поглядел на шлаконоса Зловонюченко и объявил во всеуслышанье:
– А я вот думаю, что у Михайлы Зловонюченко не хуже получится! Давайте-ка его коллективно подбодрим и обяжем освоить этакий способ ко дню-ю-ю... Ко дню, ко дню, ко дню... А хотя бы ко Дню моего рожде-ения!!! Думаю, за месяц натренируется!
«Гандо-о-он(!!!)», – перед выпадением в обморок успел подумать Зловонюченко...

Со следующей смены кочегары развили бурную деятельность по реформированию производственного процесса...
Первым делом получили со склада новехонькие лопаты, к черенкам которых немедля пришпандорили (на гвозди, а в подавляющем большинстве на шурупы) разнообразную обувку: от сандалий и тапочек до кирзовых сапог и ботинок.
Вторым делом для комфортности ходьбы и снижения износа усилили брезентовые рукавицы-верхонки лоскутами кошмы, подошвами от старой обувки и даже вырезками из автомобильных шин.
Третьим делом единодушно заказали через интернет-военторг на кодированный адрес котельной танковые шлемы, кои и были доставлены уже на четвертый день сквозь секретные фильтры службы безопасности городка.
Иные же смены подошли к вопросам экипировки менее рьяно, то не усиливая массово рукавицы иль приспосабливая в качестве защитных головных уборов старые строительные каски, металлические столовые миски либо и вовсе – обрезанные пластмассовые ведра, цветочные горшки и даже бэушные ночные вазы...

Спустя с неделю с начала усиленных тренировок энтузиазм передовой смены стал иссякать час от часу. И отчего? А оттого, что великий почин зашел в непробиваемый тупик: руки и шеи не выдерживали нагрузок, телеса и вистибулярные аппараты не обеспечивали равновесия, приливающая же к голове кровь провоцировала разнообразные мучительные недомогания! И это с учетом того, что тренировались исключительно менее чем тридцатипятилетние, а старшие выступали в качестве советчиков и вручную подстраховывали молодежь по ходу попыток исполнения трюков...
Ох и наматерились же!!! Более остальных насквернословил шлаконос Михайло Зловонюченко, под строгой опекой кочегара-испытателя Болвания Сидоровича Углеедова часами напролет пытавшийся встать, так сказать, на уши, ухватить босыми ногами рукояти тачки и сдвинуть ее с места... Так ни на йоту и не сдвинул, до упаду смеша созерцателей своих неуклюжих потуг.
Кстати, в итоге изнурительных недельных занятий четверо из состава смены угодили в травматологию с вывихами шейных позвонков и разнообразных суставов, а также с ушибами различной степени тяжести.

Пока то да се.., из-за отвлечения коллектива на акробатические занятия температура печей систематически выпадала из нормы в сторону снижения, вследствие чего термоядерные кирпичи выходили из цеха недообожженными!..
Когда из Центра термоядерного благоденствия, куда поставлялась вышеозначенная продукция, посыпались рекламации, кочегарный коллектив знатно пропесочили и строго-настрого наказали параллельно с наращиванием интенсивности тренировок по работе на верхних конечностях неукоснительно соблюдать технологические параметры обжигового процесса!..
Состав крякоквакинской смены, заполучив разнос по полной программе, побросал в кучу танковые шлемы и оснащенные обувкой лопаты, приуныл, призадумался и... Как заведено среди некоторых народов и народностей, громко посквернословил, поплевался и позволил себе с горя алкогольно расслабиться не отходя от рабочего места!..
В ту смену температура печей ни разочка не клюнула вниз! Более того, она зачастую перла и перла на чрезмерное повышение! Оттого и термоядерные кирпичи получились на диво отменными, поражая отдел технического контроля своим бесподобно мелодичным звоном!..

После той смены взбодренный коллективной пьянкой Онаний Крякоквакин, с наслаждением поболтавшись по осеннему городку и прикупив на давнишнюю заначку продуктов и по надувному красочному кочегару обоим сыновьям-малолеткам, добрался до двери своей квартиры на пару часов позже обычного.
Решив удивить домочадцев, попытался встать на голову и надавить на кнопку звонка носком ботинка, но ничего из этой затеи не вышло. Лишь ушибы локтя и затылка. Супруга ж – облаченная в белую футболку и малиновые штанишки упитанная и коренастая симпатюлька Гланда Николаевна – уловив доносившийся с площадки грохот падающего тела, приникла к дверному глазку и, узнав мелькнувший мужнин ботинок, суетливо отперла.
– А мы тут ждем-пождем папаньку, а он все не идет и не идет! – с поцелуями повиснув на супружеской шее, восторженно прощебетала Гланда, – О-о-о!! – воскликнула, уловив перегарный дух, – А папаня-то того – под хмельком! Айда закусывать! Я таки-и-их(!!!) пельме-еней налепи-ила!
– Откуда мясо?! – на шаге через порог удивился Онаний.
– А во-о-от! – протянула благоверная, – Места-а-а мясные надо зна-а-ать! Да это, того.., – замялась, – У Марковны под твою зарплату тысченку перехватила. Ты не против?
– Не против, не против, – притягивая супругу за талию и чмокая ее в лобик, добродушно произнес Онаний, – Перехватила, так перехватила... А я тут.., – замялся, пунцовея ушами и не ведая, как скрыть факт наличия заначки, – А я ту-у-ут... августовские задержанные премиальные получил! Набрал рыбьих консервов, пряников с конфетами.., тебе – бутылку «Кагора», себе – поллитру водки, а пацанам – по надувному кочегару!
– Ой какой ты у меня молоде-е-ец! – восторженно подпрыгивая и аплодируя, пуще прежнего возликовала Гланда, однако, спохватившись, приставила палец к губам и предостерегающе прошептала: – Тс-с-с, детишки спят...

Онаний, переодевшийся в такие же как и у Гланды белую футболку и малиновые штаны, нависнув над кухонным столом, уплетал испускающие пар пельмени.
– Ну как? – с бокалом «Кагора» облокотившись о столешницу и умильно взирая на мужа, поинтересовалась жена.
Он, старательно нажевывая, промолчал.
– Как пельмешки-то? – отпив чуточку винца, повторила попытку Гланда...
– Вот что-что, а пельмени у тебя всегда обалденные! – смачным глотком опростав рот, восторженно произнес Онаний, – Даже офигенней ресторанных!.. Свинина?
– Неа, – состроив хитрованский взгляд, произнесла супруга, – Отгадай с трех раз.
– Ну не баранина же! – констатировал глава семейства.
– Не она, – широко разулыбавшись, подтвердила слабая половина.
– И не говядина, – задумчиво произнес Онаний.
– Не она, – насадив на вилку пельмень, согласилась Гланда.
– Неужели кенгурятина?! – озарился догадкой он.
– А вот и мимо! – запив пельмень вином, возликовала она.
– Сдаюсь, – прозвучало в ответ.
– Дичь! – воскликнула Гланда, – У браконьера купила. И заметь, по бросовой цене! Сто девяносто девять рэ за кэгэ!
– Бобрятина иль... енотовидная собака? – торопливо отложив вилку, скорчил брезгливую мину Онаний.
– Сейча-а-ас, – насупилась Гланда, – Совсем что ли дура(?!), чтобы всякую дрянь покупать.
– Так что тогда? – осушив стопарь и занюхав хлебной краюхой, Онаний выказал крайнюю степень недоумения...
– Королевский осел! – самодовольно проглотив смачно пережеванный очередной пельмень и пустив ему вдогонку поток «Кагора», выпалила Гланда.
– Кто осел? – состроил недоуменную мину супруг.
– Ну не ты-ы-ы(!) же, – заверила супруга, – В пельменях мясо королевского осла. Их разводят в Кудыкаковском заповеднике. А браконьеры втихаря отстреливают и излишки тоже втихаря продают. Муж нашей бригадирши – Меднотазовой-то – из браконьерской шайки. Вот я через Меднотазиху и разжилась.
– Поня-я-ятно, – со вздохом облегчения возобновляя трапезу, произнес Онаний, – Королевский осел – ве-е-ещь!..
– Предлагали мраморную ишачатину, но я наотрез отказалась, – поделилась Гланда.
– Правильно, – уплетая за обе щеки, одобрил Крякоквакин, – Лучше уж утятина с лягушатиной, чем мраморная ишачатина...

Поужинав, от нехрен делать в обнимку смотрели подвешенный над холодильником телевизор. Транслировался балет «Утиное болото».
– Завтра в ночную смену? – спросила Гланда.
– Как обычно, – меланхолично массируя бюст супруги запущенной под футболку ладонью, откликнулся Онаний.
– Какой ты у меня хоро-о-оши-ий! – воспылала добротой благоверная.
– Угу, – вожделенно любуясь ляжками примы-балерины, блеснул краткостью муж.
– А ведь пра-а-авильно, что не стал вешать телевизор над газплитой. Сейчас бы уже до неузнаваемости закоптился, – прозвучало в качестве комплимента.
– Угу, – прозвучало в ответ.
– Она-а-аша! – с волнением обратилась Гланда, – А вам там – на работе – прививки от радиации делают?
– Угу, – пытаясь представить приму-балерину в голом виде, машинально подтвердил Онаний.
– И часто?
– Два раза в месяц.
– И куда ставят?
– В жопу.
– И больнючие прививки-то?
– Больнючие.
– А я чего-то за тебя совсем забоялась. Радиация-то смертельно опасна... И что, думаешь, прививки помогают?
– А то как? – пытаясь представить голую приму верхом на королевском осле, вопросом на вопрос ответил Онаний.
– Она-а-аша, – прильнув к супругу от головы до пят, прошептала на ухо Гланда.
– Чего-о?
– А почему ты титьки мои мнешь, а сношаться вроде как и не планируешь?
– Устал я. Сегодня вкалывали как про-оклятые.
– Онаш, а они – эти самые термоядерные кирпичи – сильно радиактивные?
– Что-о-о?!!! – аж подпрыгнув с табурета, взревел Крякоквакин, – Какие еще разэтакие термоя-я-ядерные-е кирпичи-и?!!
– Ну те. Ну которые вы там из своей кочегарки обжигаете, – испуганно отпрянув от супруга, промямлила Гланда.
– Не-е-ет там никакой термоядерности и никакой радиации!! – брызжа слюной, затрясся Онаний, одержимый лишь одним: как бы великую тайну термоядерного производства вернуть в лоно совершенной секретности!
И понесло-о-ось(!!!), дабы не разбудить детишек, на энергичном шепоте:
– Да последний дебил знает, чем вы там занимаетесь! – выпалила Гланда.
– Наш кирпичный комбинат, между прочим, выпускает обыкнове-е-енные огнеупо-о-орные кирпичи-и!
– Ага! Так я и поверила! Совсем что ли без соображения?! А на кой ляд вам тогда по два раза на месяцу прививки от радиации делают?!
– Это не прививки, а витамины!
– Брешешь?!
– Пес брешет, а я не пес, поэтому и не брешу!
– Не бре-е-ешешь?! А скажи-и-и-ка, окаянный, какого черта на эту утятину пялишься?!
– На какую еще утятину?!
– На ту-у-у, которая по телевизору в «Утином болоте» главную утку отплясывает! И-и-ишь как выгибается!.. Чего зенки-то бесстыжие выпучил?!.. Я ему и пельме-е-ени, и ма-а-аксиму-ум внима-ания! А он в моем же присутствии какую-то балеринку утястую глазищами намыливает!..

(Дабы прояснить суть предмета внутрисемейного спора... Так вот, засекречивание градообразующего кирпичного комбината а вместе с ним и города произошло не менее чем пару десятков лет назад. А поводом к сему послужило начало крупнейшей за всю историю человечества дезинформационной операции, затеянной Главным контрразведывательным управлением.
Угодил в оперативный план и раскинувшийся на берегах речушки Соплетечки глухоманский городишко Долгодрищенск, основанный в конце девятнадцатого века маститым путешественником Иваном Гнусовым, вынужденным на оном месте прервать свой пеший переход из-за одолевшего его мощнейшего и затяжного поноса...
Так вот, согласно широкомасштабному дезинформационному плану, Долгодрищенск многорядно обнесли современными заградительными сооружениями, создав глыбищи легенд, среди коих главенствующую роль играла передаваемая из уст в уста пустышка о якобы запущенных в производство неких термоядерные кирпичах.
Помимо сего, городишко удалили со всех вновь выпускаемых географических и политических карт, прикрыли маскировочной завесой «Антиспутник-17» и наделили секретным кодом «Дрищ 02-03». Легенды же взращивала мощная спецслужбовская структура, неусыпно державшая городок под многослойным колпаком...
В итоге глобальных пертрубаций производственная инфраструктура микромегаполиса не претерпела каких-либо существенных изменений, но горожане были уверены, что весь промышленный потенциал экс-Долгодрищенска мобилизован на службу отечественной атомной энергетике! Той же точки зрения придерживались и разведывательные коллективы подавляющего большинства государств планеты, не подозревая о том, что истинные термоядерные кирпичи для нужд Центра термоядерного благоденствия производятся без малого тысячей километров восточнее, а экологически чистая экс-долгодрищенская продукция идет главным образом на строительство жилья для отечественных физиков-ядерщиков!
Отсюда и комизм спора Крякоквакиных вокруг да около блефа о радиактивности термоядерных кирпичей...)

Под финиш полового акта придавленная Онанием к полу Гланда от переполнявшего ее удовольствия выла, скулила, извивалась и звонко хлестала с обеих рук по обнаженным ягодицам супруга!..
До оргазмической развязки оставалось совсем чуть-чуть, когда разбуженный шумом трехлетний карапуз Селиван вбежал на кухню и оторопел, расценив, что папаня обижает маманю! Ухватив с обеих ручонок увесистый утюг, дитенок раз несколько довольно-таки слышимо долбанул его подошвой по затылку пращура и гневно прокричал:
– Отс-пусьтии ма-а-амку-у, засьрья-я-яне-ець!!! Йей зе бойльно-о-о!!
– От-тпус-ка-а-аю-ю.., – со стуком лбом об пол простонал выбывающий из сознания Онаний...

Дети сладко спали в зальной комнате в обнимку с новехонькими резиновыми кочегарами. Взволнованная Гланда, охая и ахая, суетилась на кухне вокруг согбенного Онания, устанавливая на его теменную плешину дискообразную грелку с холодной водой.
Телевизор, как и прежде, являл балет «Утиное болото». Онаний косил глаз на экран, но прима уже не навевала абсолютно никаких эротических фантазий. И действительность-то просматривалась неполноценно – туманно и сумрачно.
– Я-я-я бо-ю-ю-юсь.., – начал было он.
– Ничего не бойся! – защебетала она, – Холод успокоит. Если к утру станет хуже, вызовем скорую. Голова – не жопа, завяжи да лежи.
– Я-я-я не о то-ом, – болезненно поморщившись, пояснил он, – Я-я-я про... него-о-о! – на сих словах взгляд Крякоквакина погрустнел пуще прежнего и красноречиво указал на его пах.
– А что с ним?! – догадавшись, о чем речь, несколько взволновалась Гланда.
– Д-ду-у-умается, все! Опал безнадежно! Психическая травма.
– Психологическая, – поправила супруга.
– Ага, – согласился супруг.
– Говорила же, что свет надо выключить! Говорила?
– Аг-га, говорила.
– А тут ребенок вбегает в освещенное помещение и сразу все видит! Было бы темно – не вышло б так.
– Ага, н-не вышло... б...
– Да не горюй ты по поводу своего пестика! Что ему доспеется?!
– Все. Доспелось. Нестоячка. С-сердцем чую... С-сердце не обманешь...
– Чепуху мелешь!.. Хоть на Селивана зла не держи. Он ведь меня защищал!
– От чего защищал?
– С его точки зрения, от зверских издевательств. Если хочешь, от пыток.
– Ага... Д-да за такие пытки добрые бабы мужиков на рука-ах но-ося-ят!
– Тише. Детей разбудишь.
– Да куда уже тише-то?..
– Онаня-я-яш, – окольцовывая руками шею супруга и накладывая свой бюст на его загорбок, прошептала на ухо Гланда.
– Ну чего-о-о еще-е? – нервно передернув плечами, ответствовал Онаний, – Опять сношаться приспичило?! Перетопчешься!
– Да перетопчусь, – подуспокоила женушка, – Я об другом... И чего это они балет этот крутят? А в программе его нет! Не случилось ли чего?
– Где? – состроив придурковатую мину, поинтересовался супруг.
– В Какманде-е! – явно съязвила Гланда, – В девяносто первом перед объявлением о государственном перевороте то ли по главному, то ли по всем каналам «Лебединое озеро» крутили. Бабушка часто об этом рассказывала, и дедушка о том же по пьянке гундосил.
Тогда, значит, балет «Лебединое озеро»; сейчас, значит, тоже балет, с той лишь разницей, что «Утиное болото»!.. Жу-у-утко(!) мне что-то, Онаний... Чую, стряслось нехоро-о-ошее!
– Да не нервничай, – подуспокоил после стопки водки мало-мальски подобыгавшийся муженек, – И это! Зря я про свою импотенцию наплел. Чую, начинает твердеть! Хочешь?
– Неа, – усмехнулась Гланда, – С прошлого раза сперва оклемайся...
Ну-у Селива-а-ан! Ка-ак он тебя-я-я!..

Онаний, закинув ладони под затылок, лежал в уютной постели. Гланда нежилась рядышком. Было темно и не грустно...
– Ну чего там у вас? – шепотом нарушила молчание она, – На ушах уже работаете?
– Нивкакую, – отозвался он.
– А чего так?
– Да как-то... так.
– Поня-я-ятно. А Налим Меднотазов-то – ну тот, у которого я мясо покупала... Браконьер...
– Ну?
– С ружьем в босых ногах на руках да на голове по лесам скачет. На базаре судачили, что в этаком виде от подраненного секача ускакал.
– Хм... Верится с трудом.
– С трудом, не с трудом, а живой...
Онаня-я-яш, а я сегодня день напролет пробовала стойку на голове делать...
– И чего?
– Титьки на морду выпадывают.
– И чего?
– Надо вверхтармашечные бюстгальтеры покупать. У них, видишь ли, бретельки не на плечи, а вокруг ляжек. Вещь. Первые партии неделю назад завезли.
– Дорогие?
– Не-е-ет.
– С получки куплю.
– Спасибо, Онаняша... А меня через месяц на экспериментальную вверхтармашечную кассу переводят.
– Хорошо.
– Чего хорошего-то?.. Работать только на голове, рассчитывать ногами, продукты перекантовывать ими же... Дольше трех смен никто не выдерживает. И обязательно нужен брючный костюм.
– Зачем?
– Ну представь меня на голове и в платье... Подол-то не из железа. Считай, все мое исподнее покупателю в харю.
– Брючный костюм... А брючную спецовку не выдают?
– Выдают... Но ты бы видел, какая она блеклая и не фасонистая.
– Ах, ну да-а-а... Так и быть, куплю-ю тебе новые штаны.
Онаний, а вот когда мы все станем ходить на ушах, тогда как трахаться-то будем?.. Тоже поди на ушах обяжут?
– Угу.
– Не представляю.
– И я.
– Чего-то не спится. Онаня-я-яш, айда на кухню. Выпьем, поедим, телевизор посмотрим. Может «Утиное болото» уже кончилось?..
Какой-то бесконечный балет. Поди ни по одному разу прокручивают?.. Точно, что-то случилось.
Айда что ли на кухню-то?
– Айда.
– Онаня-я-яш, а ко мне наш зальный администратор пристает.
– Морду набью.
– Так ему и надо.
– Не ему – тебе набью.
– За что-о-о?!
– Тише, детей разбудишь. Не «за что-о-о» тебе морду начищу, а для того, чтобы перед всякими зальными администраторами впредь сранделем не крутила. Айда на кухню.
– Айда...

Телевизор, как и прежде, выдавал балет. Музыка уже нешуточно раздражала нервные системы Крякоквакиных. Пришлось убавить звук...
Посидели, выпили (каждый свое), помолчали...
– Смотри-смотри! – встрепенувшись, Гланда энергично указала на экран, на коем выплясывал с десяток сцепившихся руками балерин, – Смотри-смотри! Это танец маленьких утей! Я его сегодня уже видела!
– Вчера видела, – кивая на показывающие половину первого часы, поправил Онаний, – Сегодня только что началось.
– Ну пусть, – скомпромиссничала Гланда, усердно потягивающая из бокала «Кагор», – Пусть и так. Но дело-то в том, что это проклятое «Утиное болото» крутят не по разу! Что-то серье-е-езное(!) стряслось. Боятся объявить.
– Угу, – кивком головы стряхнув накатывающую дрему, произнес Онаний...

Она сидела на полу, привалившись спиной к простенькой стиральной машине. Он возлежал рядом, подложив под затылок мешок с грязным бельем. Тупо пялились в беззвучный телевизор.
– Онаний, – приняв очередную кагорную дозу, нарушила тишину Гланда, – Я вот все думаю и думаю. О том времени, когда весь город встанет на уши... Слышишь меня?..
– Только тебя и слышу, – пробурчал супруг.
– Ведь, если такое сделается, многое в нашей жизни должно поменяться... К примеру, на всей одежде надо перешивать карманы. Если их не перевернуть наоборот, все ж из них будет высыпаться... Дверные глазки придется опускать к порогу...
– Перешьем, перенесем.., – пробубнил Онаний.
– Коньки надо будет отрывать от ботинок и приделывать к чему-то удобному для рук... А как кверху жопой рулить автомобилем?! Вот вопрос так вопрос!.. Опять же.., мотоциклистам придется ездить жопою вперед. А ведь на ней – на заднице-то – глаз нет! И шлем на нее не напялишь...
А представь кинотеатр, в котором над рядами одни задницы!..
– Пред-ста-а-ави-ил-л! Ха-ха-а-а! – захохотал Онаний, – И кинотеа-а-атр, и мотоцикли-и-исто-о-ов, и да-а-аж-же... ле-е-етчико-ов в самоле-е-ета-ах!..
– Онаний, но страшнее всего проблема прилива крови к голове! Это же не только вредно, но и смертельно опасно! Люди будут мереть как мухи от массовых кровоизлияний в головной мозг!
– Но ведь обещали же седативные таблетки от избытка внутричерепного давления, – блеснул медицинской терминологией полусонный кочегар.
– Нашим предкам обещали коммунизм, – привела контраргумент супруга, – Им была обещана не жизнь, а сказка! И что?..
Мы вчетвером чахнем в родительской двухкомнатной мини-метражке, которая даже мельче более-менее приличной однокомнатки. И никогда нам с нашими зарплатами не выбраться из этой конуры! Может возразишь?!..
Онаний в ответ на гландины размышления потупясь промолчал...
Внезапно трансляция балета прервалась, и на экране закрутился ролик с рекламой услуг похоронного бюро «Ангел Вася». Гланда, выхватив из ладони супруга пульт, сноровисто догнала уровень звука до двадцати шести, наполнив кухню траурной музыкой, служащей фоном для рекламного текста.
– Убавь, – поморщился Онаний, – Детей разбудишь.
– Ноль про-облем, – снижая цифирь звуковой линейки, произнесла супруженция, – Ждем. Немного осталось! Сейчас объявят!..
Да хоть бы не война! А то ведь наш Долгодрищенск в первую очередь разбомбят! Как-никак термоядерный объект!
– Сплю-юнь! – надсадным шепотом произнес супруг, – Накаркаешь.
Гланда принялась усердно сплевывать через левое плечо, пятная слюною стиральную машину...
Похоронная тематика сменилась продуктовой: в ролике «Веселый курощуп» престарелый бородач увлеченно запускал лапищу в куриные подхвостки. Птицы трепыхались и неистово кудахтали, а весельчак тем временем хвастался под бравурную музыку, что, мол, его яица самые крупные и экологически чистые!..
Наконец на экране появилась новостная заставка. Гланда напряглась и, обхватив колени руками, выгнула спину. Привстав, поднапрягся и Онаний...
Диктор и дикторша усердно корчили собственную моральную убитость...
– Уважаемые телезрители канала «Офигенно секретно», передайте всем, что нас постигла невосполнимая утрата.., – падшим голосом объявил новостник, после чего выдержал паузу, по ходу коей промакнул салфеткой свои обильно источающие слезы хитрованские очи.
– Глазенки-то половинками луковок натер, вот сырость и прет, – деловито прокомментировала Гланда, – Старый фокус.
– На ш-шестьдеся-я-ят пе-е-ерво-ом году-у жи-изни-и от на-ас-с безвре-е-еменно-о уше-ел-л.., – заныла дикторша...
Дабы не загружать текст сего повествования официозной сетиментальщиной, суть главной новости: помер мэр Дрища 02-03 Ирод Петрович Изолентов!
– Опу-пе-е-еть! – выдохнула в ответ на известие Гланда.
– Да и хер с ним! – с демонстративным цинизмом отреагировал Онаний...

Надо отметить, Изолентов покинул сей бренный мир скоропостижно и далеко-предалеко не благопристойно: захлебнулся собственной блевотиной в пьяном угаре на минус шестнадцатом этаже своей новой подземной дачи! Более того, ушлый судмедэксперт обнаружил в мэровской рвотной массе человеческую сперму.
Потому как кроме пары девиц из отдела народного образования, без исподнего наряженных в пионерскую форму, и троицы телохранителей на объекте никто не присутствовал, подозрение пало на последних...
Прибывший из столицы особо важный следователь потребовал идентификационной экспертизы, коя и была экстренно произведена, но... Сперма ни одного из охранников не оказалась идентичной с выделенной из мэровской рвотной массы...
Пошли дальше... В итоге дополнительных мероприятий было установлено, что в желудке мэра присутствовала сперма повара Кориандра Вафлина, без обиняков признавшегося в злом умысле: «Он – мэр – неоднократно оскорблял меня словесно и грозился поставить мою жену-красавицу на голову и всяко-разно поиметь ее в этом мучительном для организма положении!.. Вот я и в отместку на злые помыслы систематически приправлял мэрские салаты и другие холодные блюда своею собственноручно добывавшейся спермой, в чем и искренне раскаиваюсь!..»

Столица, ознакомившись с нелицеприятными первичными итогами, экстренно прислала самолетом Казимира Трепыхайло – маститого политолога, писателя-фантаста, журналиста и нейрохирурга в одном лице.
Покумекав, сей муж ученый предложил прострелить еще не совсем остывший труп Изолентова, грохнуть парочку телохранителей и обставить все как покушение, организованное одной из враждебных иностранных спецслужб... Столица поначалу сей план одобрила, но... Уже через четверть часа категорически зарубила, мотивировав решение тем, что... А ничем не мотивировав! Отматерили Трепыхайло по секретному каналу спецсвязи и строго-настрого наказали не молоть чепуху, а браться за ум!..
Сердечная недостаточность тоже не пролезла... Уж очень, по мнению столицы, затасканный приемчик!..

Пока Трепыхайло многовариантно легендировал кончину Изолентова, в овальном зале мэрии заседала похоронная комиссия. Председательствовал вице-мэр Макарий Синегноев – молодой карьерист, с энтузиазмом уже видевший себя в кресле усопшего!
Глава коммунального департамента Никита Хрущев предложил (ко всеобщему изумлению!) захоронить Изолентова вертикально головой вниз, в соответствии с его потугами по массовой переориентации населения городка.
Глава же департамента молодежной политики Иосиф Джугашвили категорически отверг сей вариант, мотивировав свою конфронтацию тем, что, мол, молодежь не правильно поймет!..
Связались со столицей. Оттуда дали добро на альтернативную традиционной ориентацию гроба. Хрущев возликовал, Джугашвили в сердцах стукнул своей курительной трубкой о край стола, ненароком выбив из нее шарик шаявшего табака, кой угодил в декольте главы городского казначейства Жанны Рублевской, своими попытками избавиться от очажка возгорания доставившей присутствовавшим массу феерического удовольствия...

Поздним вечером на главной аллее Долгодрищенского кладбища в свете софитов углубляли могильную вертикаль, в арматурном цехе кирпичного комбината ковали стальные венки, а похоронная комиссия обсуждала вероятность проведения поминок в неформальной обстановке на лоне природы (с траурными фейерверками, катанием наперегонки на ослах местного племенного ослозавода до ближайшей медвежьей берлоги и с выступлениями звезд провинциальной эстрады!)...
Пребывающий же в неведении народ в подавляющем большинстве дрых, набираясь во сне сил для грядущих трудовых свершений...

Ближе к полуночи столицей была наконец-то одобрена очередная легенда Казимира Трепыхайло, согласно коей мэр, проникнувшись пламенным милосердием к бездомной кошке, взобрался на дерево, дабы полакомить ее натуральной красной икрой и финским сервелатом... Но предательски подломившиеся сучья оборвали жизнь государственного мужа, душой и сердцем самозабвенно радевшего о согражданах и представителях животного мира!..
Там – в столичных властных эшелонах – посчитали, что этот вариант легендирования наиболее героический, за душу цепляющий и (что особенно ценно!) воспитывающий в электорате уважительное отношение к исполнительной и законодательной ветвям госвласти!..

Хоронили Ирода Петровича в промозглый осенний полдень...
Многие рыдали. Особо надрывалась нанятая мэрией дюжина африканских плакальщиц! Некоторые в знак солидарности с покойным пытались постоять у гроба на головах, что удавалось далеко не каждому...
Когда вертикально подвешенный к стреле подъемного крана гроб вошел в штольню, грянул траурный марш, под аккорды коего девчата из подтанцовки группы поддержки местного шахматного клуба «Конек-Горбунок», облаченные в черные мини-бикини, экспромтом энергично исполнили скорбную композицию...
Могильный холмик куполовидной формы украсила топорно выполненная из различных пород древесины композиция, представлявшая собой березу, по которой с угощением в левой руке к сидящей на макушке кошке взбирается покойный Ирод Петрович...
Пьяные прапорщики, выполнявшие салют из спаренных зенитных пулеметов, ненароком сбили с десяток грачей и самолет-разведчик сопредельного государства!
Выпущенный же из всеобщего внимания пилот-лазутчик, опустившийся на парашюте на огуречную гряду вдовой красавицы Лукерьи Лукьяновой, остался у нее до весны на правах нелегального иждивенца, впоследствии высматривая, вынюхивая и подслушивая в интересах внешней разведки своего извечно агрессивно настроенного лилипутистого государства...

Вице-мэр Макарий Синегноев, возомнивший было себя уже состоявшимся преемником упокоившегося Ирода Петровича, на радостях организовал на устроенных в окрестностях консервного завода поминках гонки на гидроциклах за местными русалками, в ходе коих, находясь в крепком подпитии, не справился с управлением и протаранил опору пересекающего речку Соплетечку железнодорожного моста...
Останки Макария уместились в закрытой модели двухведерного гробика...

Новым мэром псевдосекретного Дрища 02-03 был назначен варяг – бывший генеральный кондуктор столичного метрополитена пятидесятисемилетний Брехалий Полканович Гавгавкин.
Усевшись в главное городское кресло, сей руководящий деятель задумался на пару недель, по прошествии коих отменил постановление предшественника, понуждающее горожан к вверхтармашечному образу жизни. Народ облегченно вздохнул, с воодушевлением оставив в прошлом изматывающие тренировки и стремительно влюбляясь в новоиспеченного «отца родного и заступника»!..
По истечении еще пары недель мэр вызвал в кабинет привезенную с собой из столицы мускулистую пресс-секретаршу Людочку Иванушкину. Усадив ее в свое кресло и уютно устроившись на ее обтянутых кожей высокогорного аморала богатырских коленях, Брехалий Полканович многозначительно произнес:
– Мною выработана новая стратегия! Тепе-е-ерь то-о-олько ра-аком!
– Почему?! – встрепенулась молодка.
– Так надо! – твердогласно отчеканил Брехалий, – Так лучше!
– Ну раком... так раком, – нежно погладив шефа по шевелюре, проявила покорность Людмилка, – Мне не привыкать.
– Составляй указ, – похотливо разминая солидный пресс-секретарский бюст, велел Гавгавкин.
– Не въезжа-а-аю-ю.., – опешила Иванушкина, – На хера указ-то(?!), если по доброй воле и при взаимном согласии тайком от твоей Болонки.
– Конечно, мы-ы-ы с тобо-о-ой тайком и без указа по доброй воле и при взаимном.., – игриво ущипнув деваху за бочину, разулыбался мэр, – А чтобы весь город поставить раком, ну-ужен ука-аз!..
Будут у меня на четвереньках существовать. Мужиков научим задирать ногу и обссыкать из такой позы столбы. Собачий лай введем в школьную программу. Да-а-а(!!!), всех, саботирующих настоящую реформу, в принудительном порядке на благоустройство города!..
 

СТЕП И СТЕПЬ.

(ЮРИК)
 46    2016-12-10  4  971
Ближе к сорока годам Володька совсем образумился.
Хотя и не было в его жизни особых вывихов, но две отсидки, могли бы и крест поставить на нормальной жизни человека, но Володька уже как десять лет жил и радовался на свободе.
Жена, две дочери, Запорожец, всё как у людей.
Он вообще-то никогда не был злобным бандитом, да и вообще был не плохим человеком. Работал он правда чабаном смолоду, но это никак не говорит о каких-то плохих качествах человека.
Первый раз в тюрбму попал как обычно по пьянке.
Украли на закусь колхозного барана прямо со скотного двора.
Итак бы может бы всё и прокатило, как всегда, но собаки притащили свежую шкуру почти к самым дверям колхозной конторы.
А так как зять у тётки Дарьи - уборщицы, в той самой конторе, был местным участковым. Она-то и сунула его носом в эту самую шкуру, и сказала, что его бездельника, выгонят вскорости и тогда он будет сам баранов пасти.
Озадаченный нравоучением тёщи участковый по следам волочения, нашёл баранью голову с метками, так незадачливых воров и взяли прямо с горячей бараниной.
Геройский парень Володька и двинул за паровоза, взяв на себя совершённое преступление, так как подельники были с более грязными биографиями и сами понимаете, когда группой лиц.
И обошлось быть может, всё дело штрафом, но в райотделе в это время была областная комиссия, которая и сделала из Володьки-ковбоя, первоходка на зону.
Вот и отъехал он всего лишь на годок из родного села.
Когда вернулся, рассказывал про лесосеку, про лес, про места красивые и тут же сам говорил.
Степь наша, она всё равно во сто крат лучше, бескрайняя, необъятная.
Сяду на холме и часами смотреть могу, любуюсь, глаз не оторвать.
Во второй раз он угодил уже по –серьёзному, но ещё более бестолковому делу и опять же, за этих клятых баранов.
Короче на пастбище помешались бараны из двух отар, а когда чабаны их стали делить, разделили по быстрому на глаз.
Которые в одну сторону пошли Володькины, а остальные Мусы.
А случись ближе к зиме Мусе запить, он и закрыл свою отару в кошаре.
А загулял так, что три дня к баранам никто не подходил.
Отара и задохнулась, конечно не вся, голов двести.
И надо же было так получиться, что в задохнувшихся штук сто двадцать из Володькиной отары. Тут комиссия, пересчёт, у Володьки баранов по счёту больше чем должно быть, да почти на сто голов, из них часть с метками другой отары. Вот и получилось так, что якобы не у Мусы, а у Володьки отара задохнулась.
По меткам разобрали, у Володьки голов не хватает.
Куда дел, ясно куда своровал якобы, то что Володька доказывает, что они у Мусы в отаре, никто его не слушает, да и дохлых вывезли на скотомогильник.
В итоге у Мусы шестеро детей, а у Володьки, чего там баба на сносях первенцем. Ерунда мол, если любит дождётся, так и отъехал Володька на трёху. Без виноватого никак нельзя было, говорят и Муса к судье ходил, за Володьку заступиться хотел, а ему сказали, чтоб вторым собирался, так Муса испугался и больше головы не высовывал.
А Володька, так и отсидел три года, потом всем говорил, что в морфлоте служил, тогда в мор. флоте по три года служили.
И привёз Володька из этого самого мор. флота танец-степ, который он исполнял, так прямо в загляденье. А исполнял он его практически всюду, где только покрытие позволяло, у него это как бы коронкой стало, всё с приплясом, да пританцовыванием.
Талант открылся. Его даже на свадьбы и торжества приглашать стали, лишь бы сплясал, а он и не отказывался.
И чабан вроде по жизни, а вот как даст, даст, да с переборами.
Мало ковбоем был, это оттого, что всё лето в шляпе ковбойской ходил, так вот ещё и чечёточником. Ни один праздник в доме культуры не проходил без Володькиного номера. Долбил так, аж люди языками щёлкали.
Большое будущее ему пророчили, не случись перестройка.
Так и остался Володька у своей отары, хотя и отара с каждым годом таяла, пока и колхоз совсем не загнулся.
 

ДУРА НЕ МОЖЕТ БЫТЬ КРАСИВОЙ…

(Соломон Ягодкин)
 17    2017-03-18  4  772
Дура не может быть красивой, есть возражения?..

Мужчине нужно то, что есть, а женщине то, чего нет. Поэтому мужчина делает открытия, а женщина - покупки...

На то у мужа и жена, чтобы он вот так холостяком и не помрэ...

Нельзя пилить постоянно хотя бы уже потому, что даже у самого терпеливого бревна в конце концов может лопнуть терпение...

Хотя трактор и мужского рода, но он тоже, когда заведётся, прёт напролом...

Если склока становится основой семейной жизни, то тогда склочников в семье тоже должно быть как минимум двое, а то склока будет уже не та…

Намазюканной женщине раньше времени своё очарование смывать нельзя, ей такая правда о себе нужна меньше всего…

Из косметического салона девушки выходили строго по паспорту, чтобы не перепутать себя с другими…

Лучшая косметика - это книги, тогда вашему прекрасному макияжу никакая мочалка не страшна…

Девушка росла-росла, и незаметно превратилась в бабушку. А всё от прекрасной женщины как-то прошло мимо неё...

Навязчивая мысль о своей красоте уродуют даже самую красивую женщину. А потом она ещё удивляется, почему все нормальные мужики шарахаются от неё как от Бабы Яги, даже если ей до бабушки по жизни ещё плестись и плестись...

Ладно, силиконовая грудь, но силиконовые мозги, это уже явный перебор...

Когда женщина наконец-то разделась, то оказалось, что она – всё та же баба, как и все остальные, ну абсолютно ничего такого эдакого, чтобы не как у всех…

Знойная женщина, ан нет, чтобы ещё и выпить предложить…

Каждой женщине для счастья нужен свой знакомый товаровед. Но идеальный вариант, когда он при этом ещё рисует и пишет стихи…

Подлинно красивой женщине никакая стиральная машина не страшна: выйдет из неё ещё краше и стройней…

Вечно оставаться секс-бомбой нельзя, наступает до боли грустная пора, когда хочешь не хочешь, а всё же приходится разоружаться...

Молодая дура, в ней даже что-то есть, но куда всё это девается потом?..
 

Говорили ни о чём…

(Соломон Ягодкин)
 14    2017-03-15  4  685
Лишите людей мобильников, и им будет нечего сказать друг другу, а так говорят, говорят, и всё наговориться не могут...

Реалист, это тот, кто на четвереньках, кто как та черепаха, на которой, знамо дело, держится весь мир…

Говорили ни о чём, а ещё о чём можно говорить, когда говорить не о чем...

Умный человек, он по глупости своей думает, что и все остальные люди тоже умны, и поэтому всегда оказывается в дураках…

Не все люди могут быть умными, а раз не все, то и никто!..
 

В ТРИ СТРУИ

(Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич))
 13    2017-03-13  2  812
Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич)

    В ТРИ СТРУИ

В лаборатории было (как обычно) зябко. Пусть и терпимо, но притормаживающе пытливость мозга. Поэтому, побрюзжав по адресам нерадивых кочегаров и явно экономящего топливный гель руководства, белохалатно обмундированная бригада химиков-трансформаторов на старте рабочего дня (как обычно) усосалась в бытовку, тайком от скупердяистого начальства оснащенную мощняцким электрообогревателем. Четверке отъявленных мыслеголиков (как обычно по утрам) до зуда в затылках не терпелось комфортно поразумничать...

– А я бы все-таки не делал ставку на конвульсивную субстанцию! – накрывая семерку пик одномастным с нею тузом, зычно разглагольствовал Пашка Холеров – самый молодой из исследователей, с игральными картами в руках крестообразно обсиживающих украшенный немытой посудой и объедками стол, – Конвульсия, коллеги, не может продолжаться вечно. С конвульсией долго не живут... О-о-оп-па-а! – на сем триумфальном вскрике пашкина бубновая дама (последняя из раздачи) хлестко шлепнулась на одномастного с нею валета, подкинутого плешивым, рыжебородым, очкастым и вечно зевающим бригадиром Вась-Васем Чудиловым, – Ну чего-о-о(?!), шеф. Подставля-яй дистиля-я-ято-о-ор!!! – неистово возликовал Холеров.
– Мошенничаешь(?), холера тя бей, – сняв очки и покорно подставляя сизый носяра под шлепки карточной колодой, беззлобно проворчал потерпевший фиаско Вась-Вась...
– Ты-ы-ы э-это-о-о, – нервно потирая свой синюшный носик-пипочку и с содроганием взирая на экзекуцию, натужно просипел доходяжно стройный среднелеток Сан-Саныч, – Мухлюешь(?), сопляк... Так тебе никогда карьеру не сделать... Надо ж старшим по рангу хоть через раз проигрывать. Суб-бордина-а-ация...
– А с каких анализов ты взял(?!), что мухлюю, – вышибив из огромных ноздрей Чудилова по тягучей сопле, звонкоголосо справился Пашка.
– А с таки-их.., – задумчиво ковыряя в ухе мизинцем, внес в беседу свою скромную лепту четвертый – Корнелий Незабудько.
– С каких «таких»? – на полную отмашь финишно хлестанув колодой по густо-прегусто налившемуся кровью чудиловскому носу, выдохнул Пашка.
– А почему у нас у всех на носах гематомы, а у тебя нет? – брезгливо соскребая чайной ложечкой со своего халатного отворота прилетевшую от чудиловского носа соплю, просипел доходяжный Сан-Саныч, – Только не надо лапшить на уши, будто везет...
– Ну, конечно же, не везет, – расслабившись после душещипательной экзекуции, томным гласом вымолвил Пашка, – У вас во время игры что в головах?..
– Если скажешь «опилки», я не прощу, – прикладывая к разогретому экзекуцией шнобелю мокрый носовой платок, проворчал Чудилов.
– А й промолчу про опилки! – лукаво подмигнув Корнелию Незабудько, Пашка интонационно продемонстрировал свое не хило приподнятое настроение, – Когда вы – наставнички мои горелуковые – играете, формулы из своих зашлакованных мозгов не выкидываете. А я удаляю. Вот в чем и залог моей победы!
Ну если не хотите синячными носами фигурировать... А давайте(!)... переориентируем ставки. Что, в самом деле, шаблонить?.. Можно ведь состязаться и на пощечины, и на подзатыльники, и на щелбаны, и на выкручивание ушей, и на розги из нихромового шиповника. В конце концов.., сейчас в моде пенделя.
– А вот этого не надо, – трепетно заерзал костлявым седалищем сипатый Сан-Саныч, – На пенделя я категори-и-ически(!) не согласный.
– А ты, Сан-Саныч, отчего почти без голоса? – наигранно-озабоченно справился Пашка, – Опять перед едой шипы с кактуса не удалил?
– Не-ет, удали-ил, – под всеобщий пересмех просипел Саныч, – Анги-и-ина... у меня...
– Мужики-и! – эвристически взвизгнул Пашка, – А давайте скинемся на перцовку! На лечение сан-санычевой ангины! Все равно ведь сегодня пятница.., а завтра суббота!.. Я слетаю!
– На чем, голубок, полетишь-то? – саркастически проворчал Чудилов, – Третьего дня как свой махокрыл об березу раскокал.
– Я! Я дам(!) ему свой турболет, – суетливо выкидывая на стол миллионорублевку и ключи от транспортного средства, просипел Сан-Саныч, – Мужики, добавляйте на мою, будь она неладна, ангину...
– Ну что-о ж.., – водружая очки на законное место и выкладывая на стол титановую банкоматную карту, раздумно пробормотал Чудилов, – Да-а-а... Оно, может.., и к лучшему... Только ты-ы-ы(!), сопляк, сан-санычев турболет не раскокай... Как-никак, жена подарила... И не какая-нибудь что попаловская... жена, а моя-я-я(!), едрит ее за ногу...
– То-оже(!) мне подарок, – просипел Сан-Саныч, – Нищим милостыню солидней подают! Отлетала на нем две тысячи с гаком часов.., искорежила, а потом, видите ли.., мне подарила.
Лети-и, Холеров, смело-о! Если что катастрофическое, гландами клянусь, сожалеть не о чем!..

Когда возлежавший на лавках и напольно коллективчик, употребив наличность спиртного до капли, находился уже на богатырском алкогольном передозе, а выпить все хотелось и хотелось... Вот тогда, скопировав низвергнутую на спину указующую в светлое будущее статую Ульянова-Ленина, бригадир Чудилов немощно прохрипел: «Х-холеров... П-павлик... С-сынок... Спо-олзай в лаб-бро-раторию. Там у меня в колбе н-номер с-семнадцать... из шкафчика н-номер три... с-спирт...»

Когда лежачий коллективчик уже мало-мальски оклемывался от постпраздничного синдрома, в подсобку с поясами полуспущенных брюк и трусов в трясущихся кулачках ворвался накоротко отлучавшийся Сан-Саныч. По перекошенной физиономии можно было предположить, что его только что долго и мучительно убивали!
– М-му-жи-ки-и-и!!! – истерично топоча ногами, сипато провизжал новоявленный неадекват.
– Чего-о-о? – привставая, простонал более остальных трезвомысленный Чудилов.
– Я в три струи-и-и попи-и-иса-ал! – зарыдал Сан-Саныч, – Одна-а по це-е-ентру ун-нита-а-аза, а две-е-е по бока-а-ам-м – ми-имо-о!..
– Поздравляю.., – задумчиво потирая лысину и пытливо всматриваясь в пах неистово возбужденного коллеги, меланхолично произнес Чудилов, – И чему тут удивляться(?).., если у тебя в наличии три писюльки. Нечему удивляться.., – на сих словах бригадир осекся и принялся лихорадочно расстегивать свою ширинку.
– М-мужики-и-и!!! – продолжал базлать словно на раскаленных углях пританцовывающий Саныч, – Я в три-и-и(!!!) струи-и попи-и-иса-ал!..
– А-а-а!!! – диким зверем взревел проинспектировавший свои гениталии Чудилов, – Ё-ё-ё-ё-ё-пть! – переведя ошарашенный взор на стоящую на столе опорожненную колбу, он рывком развернулся к распростертому на полу Пашке Холерову, – Я тебя за како-о-ой(?!!!) ко-олбою посыла-ал!
– За той, которая со спиртом, – недоуменно хлопая глазками, пролепетал центр бригадирского внимания.
– Но-омер?! Но-о-омер!! – безуспешно пытаясь подняться, неистовствовал Чудилов.
– Угомонился бы ты, Васильич, – попытался урезонить Павлик, – Базлаешь будто кот на кастрации. И без тебя голова как электрочайник...
– Како-о-ой но-омер ко-олбы (?!!), за которой я тебя-я посыла-а-ал-л! – не внял увещеваниям Чудилов.
– А я помню номер твоей колбы? – ответил вопросом на вопрос не понимающий своей вины самый младший из химиков, – Твои-и колбы? Твои. Вот ты их номера и заучивай...
– Я-я-я тебя-я-я.., – осекшись на уже ослабленном звуке, Чудилов припадочно задергал головой и раздраженно швырнул на стол залитые слезами очки, – Я тебя-я, сучо-онок, посла-ал за колбой но-омер семна-а-адцать(!), а ты-ы, сучо-онок, припе-е-ер ко-олбу-у но-омер се-е-емь!
– Мужики-и-и!!! – так и не прекращая демонстрацию трехпенисной комбинации, на грани голосового срыва вновь взвыл худосочный Сан-Саныч, – Я в три-и-и(!!!) струи-и попи-иса-а-ал!
– Ого-го-о-о! – узрев соловелым взглядом неформат основного полового признака коллеги, хохотнул Пашка, – Змей Горыныч трехголовый...
Ну ваще-е-е... Шварцнегер!.. Даже и не подозревал, что ты этак уникальный. Не зазря, видать, тебе жена Васильича турболет подарила...
– Не было у него такого, – пресек размышления вслух Корнелий Незабудько, поднятый воплями в шатко-сидячее положение, – Я с ним в бане мылся. Не было у него этой мутации. Это у него, скорей всего, как... осложнение после ангины.
– Да как-ка-ая-я псу под хво-ост анги-и-на-а?!! – отдышавшись после предыдущей психопатической бури, вновь забушевал Чудилов, – Э-э-этот щено-ок, – истерично дергающаяся бригадирская рука указала на недоумевающего Павлика, – Э-э-это-от тупо-о-ой ублю-юдок(!!!)... притащил нам вместо колбы с этиловым спиртом под номером семна-адцать(!)... ко-олбу под номером се-емь(!), в кото-о-орой экспериментальный, стереофункциональный, высококонцентрированный раствор трансформатора первичных половых при-и-изнаков млекопита-ающих!
– И чего теперь? – очумело помотав головой, поинтересовался Корнелий Незабудько.
– А ничего-о-о.., – широченно разведя руками, с издевкой процедил поникший Чудилов, – Смотри-и-ите, граждане, в свои штаны-ы-ы...
– Ё-ё-ё-моё-ё-ё!!!... – Ма-амочки-и-и!!!... – Ка-ак жи-и-ить?!!!... – Ката-стро-о-оф-фа-а-а!!!.., – спустя времени чуть, наперебой взревели Корнелий Незабудько и Павлик Холеров...
 

НИ О ЧЁМ.

(ЮРИК)
 20    2017-02-26  1  875

Так то я считаю всё хорошо в моей жизни, только вот думаю,
что компьютер в башке, или засорился, или так скажем перегрузился что ли,
а может и вирус подловил
Вот к примеру только подумаю слово сказать,
или фамилию какую-то, а раз и забыл, прямо беда.
Пока вспомню, а оно уже и ни к чему слово это,
порой раз и скажешь его не ко времени, ляпнешь вроде так.
Все посмотрят странно, может уже и дураком считают некоторые.
Умных то я и сам вокруг себя редко вижу - народ…
А народ он наш вроде и не дурак вовсе, а и умным назвать нельзя.
Как наш народ живёт, умные так не живут.
Как наш народ, только дураки и живут.
Пословица есть такая по ходу армянская,
может и не армянская, не в том суть:
«Если ты такой умный, почему тогда такой бедный»
Так вот или дураки одни вокруг, или альтруисты и бессеребренники.
Да так -то вроде мало все на таких похожи, а все кажется из-за денег готовы глотки друг, другу перегрызть.
Тут вот в памяти анекдот и возник:
Стоит мужик просит Господа, чтобы жизнь его получше была.
Тут небо над ним разверзлось и оттуда лик господний говорит ему.
Давай желай что хочешь, заслужил, всё исполню, только знай,
что у твоего соседа в два раза больше будет.
Задумался мужик, а потом взял и сказал:
Выколи мне Господи один глаз.
Вроде ему жить станет лучше, если у соседа обоих глаз не станет.
Дурак вроде сказать, нет, далеко не дурак, но и умным не назовёшь.
Вот так и живём, вместо того, чтобы помочь ближнему.
Мы грызём друг друга изнутри, что за порода такая,
так и не поймёшь сразу, менталитет что ли такой - Российский.
Да вообще многое понять нельзя. Вот к примеру ещё такое.
Работает завод, зарплата мизер, но завод работает,
производит важные детали для нужд страны
и вдруг один из рабочих начинает выступать,
говорит, что слишком маленькая зарплата и за такую зарплату, ему якобы стыдно даже работать.
Администрация в ответ предлагает ему взять и уволиться.
Он уходит, понурив голову. А те за кого он переживал,
в том числе и за себя конечно, как бы злорадствуя,
потихоньку вонюченьким язычком шепчут:
так и надо, ишь видите ли умник - развыступался.
А кто-то вообще радуется, вот слава Богу уволили,
я хоть сына, или племянника на его место определю.
А когда он устроит родственника, то шепнёт ему:
Ты тут не больно выступай, а то вот возьмут и выгонят.
Вроде как помог устроиться, а куда, да в рабство.
Родственнику ещё меньше платить будут и так повсюду.
Вместо того чтобы организованно провести забастовку,
или акцию протеста, у нас всё вот так.
Ни в коем случае не призываю к революциям, это кровь, болезни, голод,
но договариваться надо уметь, работать за достойную оплату труда.
Зато в закоулках у нас такие речи произносятся, такие герои поболтать,
а где надо говорить, так там засунут язык в жопу и молчат.
Вот и есть такая песня у В. Асмолова:
«Нам бы сдвинуть бетонные горы,      
Но традиции свято храня,
Мы заводим опять разговоры,
И бушует река болтовня»
Горько такое осознавать, но такое в нашей стране повсеместно.
А власти, они словно понимая это,
продолжают глумиться всё дальше и дальше.
Отобрали бесплатное жильё - хорошо.
Отобрали бесплатное лечение - отлично.
Бесплатное обучение - вообще клёво, а к чему обучать-то,
вдруг умники какие выведутся,
а быдлом необразованным и управлять сподручнее.
Своих то деток обучают, слава Богу у них есть деньги на это.(один из таких всемогущих, доченьке на Манхеттене квартиру за восемьдесят миллионов у.е. купил, не знаю выучилась ли бедная)
Дорог нет, зато штрафов и налогов уйма -
«пусть платят и будут платить» - слова великого,
не будем трепать его очень известную фамилию.
Уже почти повсеместно отняли восьмичасовой рабочий день.
Пусть вкалывают, не до мыслей будет всяческих.
Да и выходные надо отнять, нечего на отдых тратить прожиточный минимум.
Не голодают, значит могут трудиться - замечательно.
Ой, что-то в натуре с моим компьютером в башке,
всякое приплетается, а зачем???
 

Любое покорение мира…

(Соломон Ягодкин)
 12  Водка и вино  2017-02-08  3  1262
Самое крепкое единство, это единство тех, кто ничего не знает и ничего не умеет, тем более, если они все назовут себя всё и всех объединяющим прекрасным словом "Народ"!..

Пьяные бюджеты, слава богу, пока что никто не отменял, поэтому пускай народ наш пьёт себе и дальше. А мы будем строго следить, кто в его славных рядах – не патриот…

Любое покорение мира всегда начиналось с покорения собственного народа, а дальше, уже вместе с ним…

Когда наконец-то разрешили, народ по всей стране с радостью стал стучать на всех тех, кто не пил. Тем более, что гонорар за трезвую голову тоже шёл в бутылках, не выливать же добро, раз уж до краёв налито…

Сначала народ наш перестаёт пить, потом начинант думать, а нам это – двойной урон...
 

Песок в шортах

(PartyIsntOver)
 75  Про девушек  2016-09-21  12  1542
   ( полная версия ...)
      
      Она была не просто хороша, она была из космоса. Ресницы, волосы, аккуратные, прижатые ушки, шея, пальцы, стройные икры, форма щиколоток, каждая деталь и подробность ее тела казалась законченным шедевром какого-то неземного Творца. Она появилась у нас на втором курсе, как говорили, переводом из другого города,потому что в нашем её отец получил назначение. Только мне это все представлялось специально придуманной легендой, для того, чтобы скрыть ее прямое отношение к инопланетным мирам .

      Мне тогда все, связанное с ней, представлялось загадочным. Если она слушала что-то в наушниках, то это могла быть лишь ей одной известная музыка звезд. Если что-то читала, то это непременно должен был быть некий античный автор в подлиннике,   и пусть на обложке красовалось " Основы электротехники", это же просто часть хитроумного плана для прикрытия тайны.

      И конечно же я о ней мечтал! Правда мечты мои далеко не всегда были благородно -возвышенными, что, впрочем, вполне нормально для обычного самца земного происхождения, тем более самца в активный период полового созревания. Глупо было бы это отрицать. А если еще точней, то в грёзах все естественно начиналось со стартов межгалактических кораблей, безрассудно-смелых совместных выходов в открытый космос и аварийных высадок на неизведанные планеты, но заканчивалось неизменно одним и тем же. Причем это "одно и то же" вовсе не происходило в целях продолжения рода вымирающих цивилизаций.

      Но мечты мечтами, а сблизиться никак не удавалось. Не то, чтобы я был робок или неопытен, напротив, даже, можно сказать, слыл эдаким сердцеедом и ловеласом. Но тут ситуация была особая, так что все известные и проверенные мной до сих пор методы и подкаты выглядели жалко и бесперспективно. Не знаю сколько бы я еще изводил себя бесплодными иллюзиями, если бы не одна спасительная случайность.

      В тот день, находясь мысленно где-то на Андромеде, моя марсианка опрокинула на меня в институтском буфете свой кофе. "Ах, какая жалость! У них же больше нет обезжиренных сливок..." - огорчилась она. Не уловив никакого подвоха в сути её огорчения, я, совершенно счастливый, как молодой олень во время гона, помчался в ближайший гастроном, чтобы срочно купить то, без чего её высокоорганизованный организм мог погибнуть в жестоких земных условиях.
   
      Так мы стали практически неразлучны. Практически, потому что ночевали мы все же в разных местах. Я тогда был еще слишком молод и полон честолюбивых надежд и вовсе не планировал устраивать свою жизнь так, чтобы ночевать с кем-то узаконено. И хотя я был влюблен в нее до беспамятства, совершенно был не готов к тому, что марсианки могут быть настолько целомудренны и капризно-самолюбивы, как дети. Единственное, что дало мне хоть какую-то надежду реализовать свою страсть , а заодно и спастись от изводящей боли в причинных местах после страстных поцелуев, ни во что далее не переходящих, так это ее неожиданное признание в том, что секс до брака и по взаимной любви она в принципе допускает, но при одном условии - это должно случиться в какой-то исключительно романтической ситуации и обстановке.... О, да! Эврика! Вот оно!
   
      Однако, тут надо было подойти крайне изобретательно. Теплый океанический берег под звездным небом, президентский люкс с пенящимся "Кристаллом" и видом на водопад, заснеженное горное шале с медвежьей шкурой у пылающего камина и прочие киношные штампы исключались сразу ввиду полного отсутствия денег. Более того, наша с родителями малогабаритная двушка даже в самых смелых фантазиях ну никак не походила на кабину звездолета. Ореол романтической любви в душе при свечах развеял мой приятель-молодожен, в силу жилищных условий практиковавший этот вид интимной близости уже давно. Но, соединив звезды, огонь и воду, я в итоге придумал единственно возможный, как мне казалось, выход - секс на пляже у костра!
   
      И вот , стащив у отца ключи от роскошного лимузина марки "Москвич 2141" ,   в вечерних сумерках я помчал свою возлюбленную на берег местного водохранилища, ошалевший от собственной гениальности и предвкушения.
   
      Сразу оговорюсь, если кто-то из читателей вздумает вдруг повторить мой чертовски находчивый план, пусть продумает сразу несколько важных деталей. Основное, абсолютное и необходимое условие , на выбранном вам пляже не должно быть песка, ну то есть вообще! Ведь и по сей день во многом темная история создания коктейля с аналогичным названием "секс на пляже" говорит, что изначально эта смесь водки, персикового шнапса, апельсинового и гранатового сока называлась "песок в шортах". Правда, на месте его изобретателей я не был бы столь дипломатичен в названии. Нет, ну вы только подумайте! Что же может быть общего между сексом и, пардон, шортами? Это раз. А два...Скажу технически, песок все же материал скорей абразивный, а никак не смазочный.
   
      Еще желательно , чтобы этот пляж был максимально изолирован от сторонних вторжений и по нему не бродил по ночам кто попало. Но при этом не засекречен настолько, что у берега могла вдруг бросить якорь какая-нибудь пиратская шхуна в самый неподходящий момент. Или, как в нашем случае, явиться милицейский патруль!

      Все наши старания , надо признать все же совместные, изображать идиллию, не позволяя царапающему песку, леденящему бризу от воды, назойливым насекомым, ошметкам пробки в вине, потому что я забыл штопор, и прочим прозаическим мелочам сбивать нас с главного, были бесповоротно обрушены ярким светом фар. Ощущение крайней неловкости и абсурда довел до пика подошедший к нам мент, своей пошлой ухмылочкой обративший нас из восторженных влюбленных в вульгарно совокупляющихся кроликов.
   
      Дальше были какие-то судорожные одевания, нелепые оправдания, проверки документов, цена вопроса, а попросту говоря - взятка сотрудникам при исполнении. И длинная дорога обратно в гробовом молчании...
      
      Каждый думал о своем. О чем думала она, я примерно догадывался, а может быть мне только казалось, что догадывался. Попытки понять женские мысли вообще дело безнадежное. Уверен я был лишь в одном - музыка её звезд в эти минуты звучала полной какофонией. Мои же мысли были предельно ясны и банальны. Мне предстоял крутой разговор с предками о фактически угнанной мной машине, долгий период безденежья, так как вся мои наличность утекла в ментовские карманы, а еще конец ночным мечтаниям о наших с ней полетах в космос. Вот не была бы она напичкана всей этой романтической чепухой, на которую я повелся и все лишь испортил. И оказалась бы она не с небес, а с Земли! Скорее всего мы бы сейчас не ехали вот так, как две безмолвные тушки в отдельно взятом авто, а дружно бы хохотали, смакуя детали случившегося, изображая у кого какое было при этом выражение лица, или что мы при этом говорили, и много еще чего забавного... И это было бы не рухнувшим небосводом, а нереально смешным приключением, которое бы нас только еще сильней сблизило, а не раскидало по разным галактикам.
 

Рога

(Иванка)
 40    2017-01-12  4  888
На днях случайно на улице встретила Ивана, мужа моей бывшей подружки. "Бывшей" я стала сразу после её замужества. Ну, "потому что нельзя быть красивой такой". Слишком хорошо друг друга знаем. Когда-то мы, ох, как вместе с ней... Ладно, это совсем другая история.
Разговорились с Иваном про то, сё, кто как Новый год запомнил, он мне анекдот рассказал на тему мужа из командировки. Отхохотавшись, я у него спрашиваю:
- А как ты думаешь, у тебя рога есть?
Иван, проводя ладонью по темени:
- Не знаю, они мне не мешают...
 

Молодость как пришла, так и ушла ...

(Соломон Ягодкин)
 12    2017-03-23  9  740
Лучше бездарно что-то делать, чем талантливо не делать ничего, даже если за это и хорошо платят…

Люди стараются не думать, и наивно думают, что это им поможет не думать вообще...

Молодость как пришла, так и ушла, но кто же знал, что вслед за ней тут же наступает старость?..

Оторвал сам себе голову, а потом удивляется, что все оборачиваются вокруг…

В мире всегда есть те, кто хуже тебя, но гордиться этим могут только дураки…
 

СЛУЖЕБНЫЙ ОБМАН.. (кино-комикс)

(Лена Донская-Новгородская)
 70  Про кино  2016-10-15  0  1502


- Новосельцев, что вы написали в своём отчёте? Ерунда какая-то!
- Это не ерунда, а статистика некоторых профессий...
- Где вы взяли эти данные?
- Ну, не с потолка же, Людмила Прокофьевна, из проверенных источников!



- Новосельцев, Вы с ума сошли! Вы утверждает, что эти профессии существуют, но это же абсурд.. Вот, что Вы написали в отчёте.. Цитирую:
Человек, стоящий в очереди! В СССР, во время дефицита, такая профессия была бы весьма востребованной. Появилась она, как ни странно, в благополучной Великобритании. Предприимчивые люди, узнав о том, что, по статистике, британцы за всю жизнь проводят в очередях, в общей сложности, целый год, решили создать фирму, которая предоставляет услуги по стоянию в очереди. Специально обученный человек, за 40 долларов в час, выстоит за вас очередь на что угодно. Поскольку тезис "время - деньги" действительно актуален, пользоваться такой услугой не роскошь, а чистая экономия.
Собеседник! Токио считается одним из самых густонаселенных мегаполисов в мире. По состоянию на 1 августа прошлого года, в этом городе проживало более 13 миллионов человек. При этом, менталитет японцев таков, что они часто чувствуют себя одинокими. Это послужило причиной того, что здесь появились профессиональные собеседники. Их задача – сидеть в специальных будочках, в наиболее оживленных районах Токио и выслушивать всех желающих. Накипело? Достало начальство? Хочешь пожаловаться или выпустить пар? За определенную плату у тебя всегда будет собеседник! Согласно статистике, за неделю, 1 такой специалист выслушивает не менее 10 000 клиентов.
Торговец мечтами... Любой каприз, за ваши деньги. Главное, чтобы каприз укладывался в рамки закона. Кто-то мечтает познакомиться за 193 дня со 193-мя девушками из разных государств. Кому-то хотелось бы пожить в средневековье или изучить актерское ремесло. Компания из Чикаго занимается воплощением в жизнь практически любых фантазий... минимальная стоимость услуги – 150 000 американских долларов. А ценового потолка нет.
Нюхатель подмышек... В крупных компаниях, новые образцы дезодорантов, уже давно испытываются следующим образом: десяткам участников эксперимента наносят дезодорант в область подмышек, а специально обученные люди, в течение дня, контролируют изменения запаха. Собственным носом!



- Прекратите издеваться надо мною и нашим управлением!



- Как отчёт, Толя?
- Пока не знаю.. Мымра не в духе!



- Новосельцев, Вы хотели занять место начальника отдела?
- Да, Людмила Прокофьевна.. есть такие планы!
- Я посоветовала бы вам должность стоящего в очереди..
- За колбасой?
- За должностью начальника отдела легонькой промышленности! Зайдите ко мне через пару часов..



- Новосельцев, поработайте ещё над отчётом! Я не могу показать его министру в таком виде!
- Неужели министры читают наши отчёты?
- Да! И потом делают соответствующие выводы..



- Ужас! Доработал отчет... Артист ритуальных услуг! И смех, и грех. Новосельцев пишет, что это современная, обновленная версия бабок-плакальщиц. Были такие профессионалки в древней Руси – их приглашали на похороны повыть, создать траурную атмосферу. Слово "артист" означает, что сегодня плакальщик и речь толканет, при необходимости, и расскажет душещипательную историю, типа: Да мне усопший жизнь спас!



- Знаешь, что я сейчас делаю? Ни за что не догодаешься! Я осваиваю профессию "собеседник"... Прочитала в отчёте Новосельцева! Я в рабочее время могу свободно подрабатывать! Это же моё любимое дело - поболтать! Надо расклеить объявления с номером рабочего телефона и дать рекламу!



- Как мне будут оплачивать? Я об этом ещё не подумала..



- Надо взять мымру в долю... Премиями она заведует!



- Людмила Прокофьевна, Вы хотите зарабатывать больше?
- Хочу, Вера! А как?



- Я буду трындеть весь день по телефону, а вы будете посылать курьера по адресу с квитанцией!
- С какой квитанцией?
- С квитанцией из нашей бухгалтерии... Бабло пополам!
- Я подумаю, Вера!



- Придётся взять в долю Шуру... Она же числится в бухгалтерии, кажется...



- Шура, Вы числитесь в бухгалтерии?
- Да... А что?
- Есть возможность заработать... Прочитайте, я там всё написала...
- Людмила Прокофьевна, но нас же уволят по статье или даже посадят по статье... Это же использование служебного времени в коммерческих целях... Надо заручиться поддержкой министра! А стоять в очереди может подруга Новосельцева.. Она там часто стоит во время обеда, а бланками я её обеспечу для отчётности!
- Это та.. в жутких розочках?
- Она самая! Рыжова!



- Зарплата маленькая, Шура.. Вот и приходится целыми днями искать что-то подешевле..
- У меня к вам есть деловое предложение!



- Как лучше преподнести это министру? И кто будет курьером?



- Удивительно! Министр сразу согласился.. А курьером пусть будет Новосельцев.. Его так и хочется послать куда-нибудь с такими отчётами!
 

Волки!

(Ксения К.)
 57  О деревне  2016-11-04  3  2449
Вот опять мы с Любой тропкой
С фермы, две бредем кулёмы.
По осенней няше топкой,
Месим глины-чернозёмы.

Заразительно зевает,
Кутая в сосенки рыло,
И ночной колпак вздевает
Красномордое Ярило.

Съели из карманов семки,
Разжевали сплетни-толки.
Заведя за спину зенки,
Вскрикнула я резко: "Волки!"

Любку  ветром сдуло точно,
Чешет прочь во все лопатки.
По тулупу лупят смачно
Комья грязи из-под пятки.

То закидывая башню,
То сгибаясь, как в припадке,
Ржу я, видя как по пашне,
Люба скачет без оглядки.

Воротилась Люба молча,
Хрясь - мне по щеке влепила!
Я опешила, рот скорчив -
Оплеуха отскочила.

Успокоились мы сразу,
Взялись как всегда под ручку.
Той пошли всё тропкой грязной,
Но уже совсем не скучной.

Дурака видать издалека
Жми сюда
 

ПРЫГУНЦЫ.

(ЮРИК)
 24    2017-02-09  1  815

Вот были же времена, тогда ещё заводы строили.
Я и поехал на одну из таких строек маркшейдером, с самого начала, как говорится с нуля.
Село рядом, так небольшенькое, деревня прямо захудалая.
Но церковка уцелела, не снесли, руки наверное не дошли. Наряженная такая церковка, с батюшкой совсем не старым и попадьёю,совсем молодой..
Распределили нас по селу жить, кого где, расквартировали значится, по местным жителям, по одному, по два человека, домишки все маленькие.
Меня поселили к бабушке Матрёне, хорошая была старушка царство небесное. Ей тогда уже лет восемьдесят было, а уж сколь с той поры пролетело вспомнить страшно, да точно годов пятьдесят, юбилей прямо.
Клуб в том селе был,хоть и небольшой, но каждый день работал.
Кино по выходным привозили, не всегда правда, когда забывали привезти, так мы фильм Чапаев смотрели. У них якобы своя лента была,одна единственная,
а вот танцы, хоть каждый день.
Радиола в клубе большая стояла «Ригонда» кажется.
Пластинки всякие,около неё лежали, уж и не помню две или три, ставь и танцуй, коли желание есть.
А желаний в ту пору. прямо через край было. Молодёжь, не простая молодёжь с верою в светлое будущее. Если бы мне тогда показали чего мы добьёмся,так я бы сразу повесился не пережил бы этакое,без веры бы, смысла жить не было.
Уж и не помню почему, но в деревне той, женщин было в два раза больше чем мужиков, а тут мы приехали все молодые, задорные, грамотные, городские.
Буквально на третий день было ясно, что ночи почему то стали совсем короткие, на работе все позевали, видно было, что совсем не высыпались.
Вот и мне приглянусь девица, прямо кровь с молоком, доселе как вспомню её колени, так дрожь по телу, чертовски хороша, доярка передовая.
Так ещё и на баяне наяривала, только давай.
Не сказать, что очень молодая, но фигуристая, всё при себе,затоваренная.
Так вот мы с нею и притаптывали их сеновал,
чтобы сена на зиму побольше вместилось.
Как возьмёмся с вечера, так до самых петухов и притаптываем.
Ближе к выходным, мы тогда по месяцу работали.
Месяц работаем, месяц дома. Почувствовал я что дела мои плохи.
Сначала стало в лёгкую почёсываться, а после бани, совсем сил не стало от чесотки. Тут то я и выловил у себя в паху пару шестивёсельных, да шустренькие такие, живенькие.
Рублю дрова в бабкином дворе, а сам думаю и как же с таким добром я до дому поеду. Бабка Матрёна то моя и говорит мне, да загадочно так.
Я гляжу ты Степаныч (это она меня так уважительно называла, хотя я ей во внуки годился) оклиматизировался, вон как почёсываешься,
уж не до молодки какой добрался, ночами то дома не бываешь.
Так видно наградила она тебя.
Как наградила? А у самого зуд, хоть топором чеши.
Убью суку, от обиды проговорил я. А бабка моя и говорит мне.
Не скандаль, не ругайся. То "прыгунцы", а они у нас, почти у каждой бабы.
А как же быть то мне, ведь домой скоро ехать, а я с этаким добром.
Да не печалься, проблема то, не ахти какая.
Ты сходи на машинный двор, да бидончик солярки принеси, а я уж тебя вылечу. Дала мне бидончик, притащил я солярки.
Ближе к отъезду уложила меня бабка на кровать, клеёнку под меня постелила, руки и ноги к койке привязала.
Трусы с меня снимает, а меня мысли мучают и что же удумала старая.
Про солярку то я и забыл совсем, думал, она ей по хозяйству понадобилась.
Сняла трусы с меня, окунула тряпку в солярку и приложила к лобку,
только оконечность сверху оставила, якобы дышать.
Через пять минут я был готов на стену лезть.
Как они бедные всполошились там от солярки, ужас.
Лежал так часа три, бабка мне нет, нет да тряпку с соляркой меняла.
Под конец уснул выбившись из сил.
Проснулся, гляжу, а баб Матрёна мой лобок ножницами стрижёт.
Наутро, так как рукой сняло, только кожа потом как от загара лупилась.
А ты говоришь болезни,на каждую болезнь своя старуха, вон как лечились, закончил своё повествование Степаныч, и не спеша двинулся к дому.
 

ВЕРБОВЩИК

(Алик Кимры)
 47  Про воров  2016-11-03  2  1407

Сюжет из прошлого, вполне для современного фильма

Ещё в Украинской ССР по долгу службы в головном НИИ автоматизированных систем в строительстве я был главным координатором САПР в республике. Отвечал за работу в этой области более чем 150 проектных и научно-исследовательских институтов, вузов и т.п.

В частности, в Днепропетровске у меня было два основных подшефных института - один принадлежал горсовету, другой ведомственный, числился за богатым министерством. В обоих институтах было по отделу САПР, численностью примерно по 25 человек. Они между собой тесно сотрудничали, правда, начальник одного отдела Ещенко каждый мой приезд жаловался на ушлого коллегу Гуменюка, что тот некорректно решает проблему дефицита кадров: уводит у него специалистов.

Я как мог увещевал Гуменюка, тот винился, обещал прекратить переманивания. И так повторялось каждый мой приезд, и в очередной раз Ещенко пожаловался, что Гуменюк увёл у него ещё двух программистов. Я попытался его успокоить:
- В конце концов, ведь не жену увёл!
- И жену увёл!
-Я опешил:
- В отдел, как специалиста?
- Нет, к себе домой. Как женщину.

Следующая наша встреча с Ещенко произошла уже в Киеве. Пожаловался на очередной увод специалиста.
- И ффсё?
- Если бы всё! Увёл у меня дочку. Мы с женой, когда разводились, договорились: она забрала собаку, а мне оставила кота и нашу дочь-студентку - ей ближе к институту.
- А как же увёл дочку? Сколько лет ему и девушке?
- Да нет, как увёл - поженил своего сына на моей дочке при полном попустительстве бывшей супруги...

Спустя какое-то время мы снова пересеклись, то ли в Киеве, то ли в Днепропетровске. Я уже даже не спрашивал Ещенко об очередных уводах. Он сам сказал:
- Всё, супостат увёл у меня квартиру!
- Бывшая жена отсудила, что ли?
- Нет, дочка родила, молодые перехали ко мне, а меня Гуменюк увёл к себе.

Мы теперь живём втроём как Маяковский с Бриками. Всё чин-чинарём, составили и блюдём графики дежурств у внука, выноса мусора и исполнения супружеского долга. А специалистов у меня больше не уводит, ещё и своими делится. В конце концов теперь оба отдела САПР - наше общее семейное достояние.

... Так может с этого им бы надо было начинать? Без всех этих многолетних хлопот!
 

Втёрся в доверие к Истории…

(Соломон Ягодкин)
 16    2017-03-05  3  663
Каждый кулик, знамо дело, своё болото хвалит. И поэтому он костьми ляжет, но осушить его не даст…

Народ всегда всё понимал, но никогда и вида не казал, за что власть любила его до последнего человека...

Втёрся в доверие к Истории, и остался в ней навсегда…

Самодержавие, тем более, самодержавие везде и во всём, это всегда власть воров. А теперь оглянемся на всю нашу Историю, и попытаемся понять, почему мы все до сих пор так живём…

Советский человек, само это понятие - исторический нонсенс, потому что возможен только или раб или человек, если только это не советский человек…
 

Неизвестный Толстой

(Олег Сибирёв)
 4    2017-04-01  2  725

Бытует мнение, что Лев Николаевич Толстой вёл аскетичный и весьма праведный образ жизни.
      При этом он втихаря от всех курил, любил крепко выпить и играл в карты на деньги. Более того, под видом купца второй гильдии Безбородова устраивал в московских ресторанах пьяные дебоши с мордобоем, охмурял молодых гимназисток, да и вообще – плевать он хотел на все эти этикеты, общественную мораль и нравственность. Бывало, напьётся в ресторации «Метрополя» и как заорёт в угаре:
– Ну что, черти, не видели ещё голую правду Толстого?! Так вот нате!!! Смотрите!!! – и тут же демонстрировал ошарашенной публике свой обнажённый зад.

© Сибирёв О.А.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер