ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: лучшее из свежего: стр. 42

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
Стихи на ДЕНЬ ГЕРОЕВ
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: лучшее из свежего: Стр. 42  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

О БОЖЕСТВЕННОМ

(Алик Кимры)
 27  Смешные истории  2016-03-01  0  677

«О Боже, какой мужчина, я хочу от тебя сына.
И я хочу от тебя дочку, и точка, и точка!»

Песня певицы Натали, слова Р.Зименс

Праздник в детском садике. Детки повыступали на сцене, потом – произвольная программа с играми и угощениями. Один мальчонка годков 5, видать, из религиозной семьи, бегал и распевал песни про Бога и, подойдя к ровеснице, моей двоюродной внучке Стефании, спросил:
— А ты знаешь песни про Бога?
Стеша:
— Только одну.
— Какую? Можешь спеть?
— О Боже, какой мужчина…
 

СЕЛА КОШКА НА ТАКСИ...

(Лена Пчёлкина)
 70    2015-12-01  4  1228
Урок пения в шестом классе «б», сегодня, как и обычно, начался с проверки домашнего задания. Но не успела я отшлифованным за год работы в Пильшинской сельской школе изящным жестом раскрыть журнал и сурово произнести противную (бррр!) прокурорско-учительскую фразочку: «Отвечать будет…», как меня опередил басовитый голосок самого разгильдяистого хлопчика Андрюшки Барабанова:
- Елена Семёновна, покыркайте на скрыпочке...
- Елена Се-мё-нов-на, ну, чего Вам стоит, ну покыркайте...   
Лукавое веснушчатое лицо его выражало затаённую надежду, авось, да пронесёт, и не спросит его ента вредная училка. Подумаешь, пение ... И на фиг оно сдалось. Вот трактор завести, да по полю, да ровнёхонько, как батя показывал…

Все крамольные Андрюшкины мысли я легко читала на его простодушной рожице.
Ну, да, совсем недавно сама была такой же вольной-подневольной пташкой. И в свои девятнадцать отнюдь не забыла школярские отвлекающие маневры-приёмчики, когда на уроках музыки в педагогическом училище мы вот так же старались увести нашего любимого преподавателя Якова Иваныча подальше от необходимости продемонстрировать, как хорошо мы разучили вальс Комаровского...

Эх, Андрюша, послушал бы ты, как тонко и изящно вела свою партию наша подружка-красавица Люся Андреева. Начинала она с подходцем, издалека:
- Як Иваныч, Як Иваныч, расскажите, как там Ваша сессия?
Яков Иванович - талантливый скрипач-самоучка, заочник консерватории в неполные пятьдесят, Яков Иванович, который на своей трогательно худой шее держал-содержал не только дородную жену Анну, но и пятерых отпрысков (мал-мала меньше), ещё не отошёл от очередной сессионной нервотрёпки.
- Девочки, всё сдал! На четвёрки!
- Урррааа!

От Як Иваныча немного попахивало спиртными парами. Но мы, шестнадцатилетние пацанки, нашего учителя жалели и не подавали виду, что заметили его «подшофэ».      
- А что Вы играли на экзамене? – продолжила тянуть время Люся.
- Як Иваныч, поиграйте, поиграйте! - тут уж из засады выскочили все остальные скрипачки, и те, кто назубок выучил домашнее задание, и кто «просачковал» в отсутствие учителя.   
И что с нами, симпапусиками-студенточками сделаешь...

Як Иваныч бережно расправлял на левом плече потертую бархотку, натирал канифолью смычок, прижимал к себе скрипку (кажется, она была достаточно старой, может быть, и раритетной), и мы, облегченно вздохнув, уносились вместе со звуками в какую-то неведомую высь, где у нас рвалось из груди сердце и перехватывало дыхание.

Но я - не Яков Иваныч... Да, и мне до него - ой, как далеко... Так что, ведём урок в соответствии с планом.
- Ну, что же, Барабанов, сам напросился. А повтори-ка, дружочек, то, что мы записывали с вами на прошлом уроке... Из чего состоит скрипка, помнишь?
Андрюша нехотя выползает из-за парты, вертит по сторонам ушастой головой, ловит спасительную подсказку.
- Нижняя дека, верхняя дека, - шепчет Тося Панкратова.
(А ты у нас, Тосенька, тоже будешь сейчас отвечать, - проговариваю про себя я маленьким язычком... Подсказчику - первый кнут!)
- Так, Андрей, смелее!
- Ну, как там... Нижняя дырка, верхняя дырка...
Андрюха, довольный, что уловил подсказку, улыбается во весь рот.
Класс грохает от смеха, на все лады повторяя: "нижняя дырка, верхняя дырка"...

- Охо-хо-нечки, - как любит повторять моя квартирная хозяйка баба Сюня, - и чё ж это деется?      
- Ну, хорошо, посмеялись, и достаточно... Тося, повтори-ка распевание:
«До-ре-ми-фа-соль-ля-си,
Села кошка на такси,
Заплатила пять рублей
И поехала в музей.
А котята прицепились
И бесплатно прокатились…»

Урок пения идёт почти плану, но шумно и весело. Разучиваем: «То берёзка, то рябина, куст ракиты над рекой, край родной, навек любимый, где найдёшь ещё такой…».
 

Парик

(Марат Князов)
 15    2016-04-22  0  674
На свою беду, Тарас был лыс. Точнее плешив, той редкой плешью, которая выедает шерсть с затылка и темени, но оставляет венок бесполезной поросли над ушами и шеей. И ещё чуб. О, этот жалкий чуб! Чуть его запусти, и Тарас становился похож на хохла, которого сильно поколотила жинка. Да потаскала за оселедец, очень тот повредив и сдвинув с макушки на нос. А стриженным, чуб смотрелся, как вытертый лобок из порнухи. Мерзость, а не чуб.

Тарасу посоветовали носить "боярскую шляпу". Он взял такую, чтобы шла под джинсы. Не снимал её целую весну. Встречные девушки ему улыбались, и всё такое. Но потом, когда стали улыбаться пенсионерки и даже дети, Тарасу пришлось оглядеть себя в специальное зеркало. Плешь выросла, и стала видна из-под "боярки". Причём с правого боку, даже сильнее, чем сзади. Голова походила на Арарат, до середины поросший ёлками и чем-то ещё. Выше, подобно сверкающим снегам белела лысина, а на макушке, ноевым ковчегом угнездилась шляпа.

"Вот же блин!", — подумал Тарас и обратил взор на восток. Ферганская тюбетейка навырост, закрыла решительно все неэстетичные виды. Однако череп под ней потел. В жару, проступившая соль портила национальную вышивку, и было похоже будто Тарас носит на голове миску с салатом. Пришлось докупать тюбетеек сразу до осени, из расчёта "полшапки в день". Следующая тюбетейка, с первым же потом, полиняла. Весь её мистический орнамент перебрался на лысину. У зеркала, Тарас снова упомянул блин. А когда выяснилось, что отмыть рисунок шампунем не получилось, просто выругался.

Тарас бросился в интернет. Там порекомендовали жидкость для чистки микроволновок, после которой ферганские узоры сменились большущими чириями. Оглядев их, доктор выписал Тарасу мазь и больничный, а врачевание интернетом и тюбетейки, настрого запретил.

Пустынными закоулками возвращался Тарас домой. Голова его напоминала человеческую весьма отдалённо, но не будем об этом. Он опустил глаза и что-то бормотал одними губами. Наверное жаловался господу или на господа. Хотя кому пожалуешься на господа? Но тот пожалел его без всяких жалоб, едва не ткнув плешью в бетонный столб. Причём в самое объявление, на котором было крупно напечатано "Парики от 50 рублей" и телефон. Буквы были стилизованы под арабскую вязь. Цена ошеломляла. "Так-так-так!", — замельтешило в плешивой голове. "Дешевле, чем тюбетейки. Если ноские, за те же деньги можно накупить до пенсии! Но почему дёшево? Китайские? Контрафакт? Радиация? А доктор? Ох, блин, не вляпаться, только бы не вляпаться", — думал Тарас, набирая номер.

Оказалось париками торговал частник. И близко. Уже через пару минут Тарас стучал в толстую, металлическую дверь на последнем этаже. Он решил, что вот-вот увидит настоящий подпольный цех. Ему представлялись, то ряды швейных машинок, за которыми трудились невзрачные китайцы, то перевёрнутые трёхлитровые банки с напяленными на них париками. Но открывать не спешили. Кто-то, за дверью, разглядывал посетителя в глазок и вроде бы похохатывал. Стало неловко и Тарас собрался уйти, когда дверной глазок зашевелился, попятился, и провалился, оставив вместо себя дыру примерно с рубль.
— Извини, бро. Ну ты Кинг-Конг. — послышалось оттуда.
— Так потому и пришёл. — сказал Тарас, стараясь не выказать обиды.
Теперь смех сыпанул так звонко и бессовестно, что оставалось только пнуть дверь ногой. И Тарас пнул.
— Вы чего там, блинов объелись?!
— Тихо, тихо, — загнусил голос, — суй бабло.
— Куда?
— В глазок.
— А товар?
— Сначала бабло.
Становилось ясно, что всё это развод, но Тарас разозлился. "Ну, вот и повод ментов вызывать", — решил он, после чего достал из кармана полтинник, сложил его в "восьмеро" и пропихнул в дыру.
— В следующий раз сверни трубочкой, — сказали с той стороны.
— А что будет и следующий раз?
— Товар чёткий, бро.
— Да где он?
— Ща, ща, бро, готовлю.
За дверью действительно возились и даже чиркнули спичкой.
— Принимай, бро.
Тарас опасливо заглянул в дырку. Ничего не было видно, но тянуло оттуда смачно.
— Да не глазом, бро! Ртом.
— Эй, ты там хоть чуть, при памяти? — спросил Тарас.
— Некогда базарить, бро, — заторопил голос, — лови свой пАрик.
И тут же, словно сказочный змей из древней норы, из пустого глазка высунулся сизый дымок. Он вылезал наружу неторопясь, был густым и плотным. И умным. И вкусным. И достаточно остывшим, чтобы не закашлять. Тарас гостеприимно подержал его в себе и решил выпустить. Но тот не вышел.
— Рот-то закрой, бро.
В глазок наблюдали.
— Хватит тебе на первый раз. Товар бомба.
Тарас хотел объясниться, но ничего не получилось, потому что в глотке пересохло.
— Презент от фирмы, бро. Держи.
Из глазка показался кончик чего-то яркого. Тарас дёрнулся было губами, но вовремя понял, что это тряпка. Он вытянул из двери нарядную бандану.
— Носи, нехер людей пугать. И вот ещё. Залечи башку и сбрей оттуда пух этот цыплячий. Загарчика хапнешь, не хуже Дизеля сделаешься. Давай, бро. Звони.
И глазок втиснулся на своё законное место.

Тарас спустился этажом ниже очень довольный. Долго и неуклюже он возился с банданой. Наконец, повязал её узлом вперёд и вышел из подъезда. Сразу на самую центральную улицу. И продолжил свой путь, вышагивая по ней уверенной и пружинистой походкой Дизеля.
 

Вопль души – 515

(Соломон Ягодкин)
 4    2016-05-19  0  632
Материальное восприятие идеального, это и есть религия, а иначе говоря, типичный бред сивой кабылЫ...
 

Тургенев и Достоевский

(Олег Сибирёв)
 33    2016-03-05  12  861

Как-то после очередной случайной встречи со Львом Толстым, у Достоевского напрочь отшибло память.
      Идёт он по Петербургу весь «потерянный» как вдруг возле Исаакиевского Собора к нему подбегает Тургенев с мадам Виардо и начинает трясти его за руку.
– Поздравляю Вас, Фёдор Михайлович! – начал Тургенев, – Это успех! Совершенный успех!!! Ваши «Братья Карамазовы» это что-то необыкновенное!!! Я в полнейшем восторге!!!
      Так, подумал Достоевский, это хорошо – значит, зовут меня Фёдор Михайлович, а фамилия, судя по всему, Карамазов.
– Милостивый государь! – решительно произнёс Достоевский, желая продолжить разговор, – А вы кто такой будете? Что-то я вас не припоминаю!
– Что?! – удивлённо воскликнул Тургенев, – Ах, ты мерзавец!!!
      Через пару секунд Достоевский уже лежал на мостовой, а мадам Виардо испуганно кричала:
– Ivan Sergueevitch!!! Pourquoi avez-vous tué le grand Dostoevsky?!!! *

* (Иван Сергеевич!!! Зачем вы убили великого Достоевского?!!!)

© Сибирёв О.А.
 

Вопль души – 492

(Соломон Ягодкин)
 12    2016-04-26  2  704
Халтура в искусстве страшна ещё и своей доступностью, когда поневоле начинаешь верить, что если всем нравится, значит, это искусство и есть…
 

Простая история

(Петр)
 16    2016-04-22  1  703
За рекой, за реченькой,
Утречком, да ранешком ,
Две простых овечечки
Ждали двух баранушков.
Закатилось солнышко
Тихо у реки...
Не пришли...По горлышку-
И на шашлыки.
 

Вопль души – 503

(Соломон Ягодкин)
 8    2016-05-08  1  685
Апеллировать только к высокому, ну а тем, кто где-то там, в самом низу, им что, театр совсем не нужон?..
 

СОБАКА НА ОДИН СЕЗОН

(Алик Кимры)
 21    2016-04-02  0  671

1991. Обычно все щенята моего белого королевского пуделя Атоса Второго быстро разлетались по клубной подписке. Как положено, в полуторамесячном возрасте. Но в этот раз у хозяина сучки - очередной жены Атоса, прекрасной Виолетты, две девочки засиделись на выданьи до критического возраста в 2,5 месяца.

Хозяин решил продать их на киевском Птичьем рынке, и попросил меня привести папу Атоса - для живой рекламы. Я согласился, тем более, только прошла собачья выставка, пес был пострижен, нач`сан, да в «иконостасе» - загляденье.

Может, я перестарался, но большинство покупателей желали приобрести папу, а не его юных дочерей, хотя милашки были необыкновенные. Видать, сказывалась привычка советских людей требовать товар с витрины.

Когда осталась последняя сучечка, подошел крутой, модно небритый (со щетиной трехдневной давности) грузин с роскошной блондинкой и стал домогаться Атоса, предлагая немалую сумму. Я ему поясняю, что пёс не продается, да ему уже 9 лет. Зачем старая собака? Вот, бери молоденькую..

Покупатель объяснил, что пудель ему нужен только на один сезон: он работает фотографом на пляже в Гелленджике, и все захотят сфотографироваться с таким красавцем.

Я поинтересовался дальнейшими творческими планами фотографа, связанными с судьбой пуделя:
- А что ты с ним будешь делать, когда окончится сезон?
- Как что? Виганю!
- Извини, а эта,- спросил я, указав на блондинку,- тоже до конца сезона?
- Эту? Что ты! Эту я могу вигонять сичас. Мария, уходи!

И тут же он схлопотал смачную пощёчину... Выдержав паузу (не устану повторять - как важны паузы в стихах, любви, спекуляции, хоккее!), грузин, потирая небритую щеку, негромко передумал:
- АСТАВАЙСЯ!


------

И ещё в тему - "Женщина на один сезон"
Жми сюда

 

НОВОЕ СЛОВО

(Алик Кимры)
 18    2016-04-08  0  684

«А я узнала много новых слов –
И "суккулентный", и "аморфофаллус"

Такая_но_не_фся «Новые слова»
Жми сюда

Сыну 2 с хвостиком. Живём на даче. Прибегает возбуждённый:
- Папа! Там Петька говолит новое слово! – и ведёт меня к ровеснику Петьке. Тот стоит под нашим забором в сползших мокрых колготках. Сползших под тяжестью нового содержимого. И через каждые 10-15 секунд громко вещает осипшим голосом:
- Помогите! ... Помогите!

Подхватываю Петьку под мышки и на вытянутых руках, страхуя себя от содержимого петькиных колготок, заношу терпилу в его дом, сотрясаемый могучим храпом дедушки. Сражённого наповал батареей пивных бутылок. Подношу Петьку обкаканной попой к самому носу дорогого дедушки. Тот сначала морщится, потом просыпается. Унюхав знакомое амбре, спросонок бросается к кроватке и приходит в ужОс: пропал внук! Я вручаю ему пропажу и объясняю, где нашёл. Дед в шоке: Петька впервые сам вылез из кроватки, добрался до соседей и употребил нужное слово, которое до того вряд ли знал.

По-любому, в критической ситуации, Петька выбрался из клетки-кроватки, возможно, попытался реанимировать деда, когда же это не удалось, вышел к народу. А мой отрок освоил новое для себя слово, задно существенно пополнив скромный словарный запас.
 

ПУСТЬ СИЛЬНЕЕ ГРЯНЕТ БУРЯ!

(Олег Индейкин)
 75  О школе  2015-09-01  7  3102

1 сентября - День Знаний


ПУСТЬ СИЛЬНЕЕ ГРЯНЕТ БУРЯ!

Сколько забавных случаев было у меня в школьной жизни!
Расскажу об одном из них, который я не могу забыть до сих пор…
…Классным руководителем нашего дружного класса была Мария Николаевна Томилина.
Она вела у нас русский язык и литературу.
На одном из уроков литературы нужно было рассказать наизусть
«ПЕСНЮ О БУРЕВЕСТНИКЕ» Максима Горького.
Мы все съёжились. По притихшим в классе ученикам стало ясно,
что никому не хотелось выходить к доске и с запинками горько читать песню Горького
о гордой птичке.
Но лицо Марь Николавны сияло, и её радужная улыбка,
говорившая о хорошем настроении учительницы, предвещала надежду,
что сегодня Марь Николавна «заваливать» двойками
никого не будет. Так и вышло.
К доске был вызван Вовка Буянов – круглый отличник, гордость класса
и школы. Никто не сомневался, что Вовка Буян где-то ошибётся и не получит пятёрку.
Он очень хорошо для своего школьного возраста читал стихи, делал это «картинно»,
артистично и красиво.
«Над седой равниной моря ветер тучи собирает…»
собрав сурово брови к переносице, продекламировал Вовка.
«Между тучами и морем гордо реет Буревестник, чёрной молнии подобный…»
взгляд Вовки стал ещё суровее, и глаза вместе с вытянутой рукой
устремились по направлению к потолку, когда из уст Буяна вырвалась
фраза «То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит,
и — тучи слышат радость в смелом крике птицы…»

И когда Вовка почти выкрикнул «В этом крике — жажда бури!...» мы поняли,
что жажда нашего отличника получить очередную пятёрку в журнал была куда больше
жажды той самой бури.
Наслаждаясь безошибочным, эмоциональным и даже, можно сказать, позёрским чтением
своего любимчика, Марь Николавна восхищённо смотрела на Вовку и гордо улыбалась.
А Вовка невероятно экспрессивно продолжал читать классика, демонстрируя нам
новые «кульбиты» своего артистического дарования.
«Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утёсах...» — прочитал Буян
и резко поменял мимику лица с торжественно-суровой до шутливо-глупой.
Такой актёрский ход Вовки не оставил равнодушным класс, и по стройным рядам
школьных парт пробежали ухмылки и смешки, которые эстафетой передались
и Марь Николавне.
«Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем!...»
теперь уже резко поменяв выражение лица с игриво-залихватского
до сосредоточенно-гордого, продолжил Вовка, не смотря на то,
что ухмылки и смешки начали уже превращаться в смех,
который «очагами» то и дело вспыхивал в разных уголках класса.
Торжественный монолог в исполнении Вовки Буянова подходил к финалу.
«Буря! Скоро грянет буря!...» — войдя в раж, выкрикивал Вовка и страстно махал кулаком
правой руки, как Ленин с броневика.
В сжатом кулаке Буяна явно не хватало помятой фуражки,
но ораторский пыл его был не слабее революционного пыла вождя
мирового пролетариата.
Марь Николавна уже открыла классный журнал, намереваясь поставить
нашему непревзойдённому чтецу пятёрку, как Вовка,
резко выкинув обе руки вверх, торжественно выкрикнул
завершающую фразу:
«Пусть сильнее грянет буря!..»
И-ииииии!!!.. в этот момент с высокого потолка отвалился
здоровенный размером с таз и толщиной сантиметра четыре кусок
штукатурки и с грохотом упал на парту прямо мне на руки,
которые я вытянул вперёд.
В классе началось что-то невообразимое!...
Громкий смех, хохот, гогот и, просто, неудержимое ржание,
вырвавшись из класса, эхом разлетелись по всей школе.
Пацаны, девчонки и, конечно же, Марь Николавна, держась за животики, смеялись до слёз.
Некоторые ребята, упав в проход между партами,
катались от смеха по полу.
Я тоже смеялся, но глаза мои налились слезами, потому что мне
было ужасно больно. Ушиб обеих рук был приличный.
На следующий день я пришёл в школу с огромными синяками на руках.
Пацаны, дико смеясь, тыкали в меня пальцами и как полоумные орали:
«Пусть сильнее грянет буря!!!»...
Дырку на потолке рабочие-маляры залепили, заштукатурили,
но побелить не успели.
И в этот день я так и просидел за своей партой, всё время поглядывая
с опаской вверх на коричневое глиняное угрожающее пятно…
…Много в моей школьной жизни было ещё вот таких больших и
маленьких «бурь», которые и сейчас продолжают случаться в моей
уже взрослой и богатой на сюрпризы жизни.
 

Гастарба́йтер .

(Кирьяков Александр)
 26  Тараканы  2016-03-14  3  896
Рано утром из далёкой нам Бразилии,
Где кактусы цветут, как лилии,
Пробравшись тайно в старый чемодан,
В Москву приехал ихний таракан.

Устроился неплохо в нашем мире -
В трёхкомнатной, вблизи метро, квартире.
Над головой воды горячей кран.
Для отопления газ...пропан-бутан.

А местная братва, по окончании ТВ-программ,
Не обратив на новичка особого внимания
И пропустив положенные тридцать грамм,
СобрАлась на открытое партийное собрание..

Никто не говорил там о проблемах в Сирии,
Не поминали украинских горе-лидеров.
Вообще не обсуждалось - что творится в мире.
Всех волновала ситуация в сортире.

- Доколе нам терпеть, что нас повсюду травят?
- Когда правительство в покое нас оставит?
Бразилец с упоеньем слушал политбайки...
Теперь он местный, полноправный...Гастарба́йтер !!!
 

Вопль души – 497

(Соломон Ягодкин)
 8    2016-05-02  1  726
Не можешь быть Пушкиным, будь хотя бы Дантесом. Раз уж залез в литературу, то хоть кем-то, да будь…
 

ДВЕ с половиной.

(ЮРИК)
 35    2016-02-06  0  696

- пять таких вот замечательных купюр

( изначальное сообщение две с половиной тысячи, было в швейцарских франках)

«БЕРН, 30 декабря. В Швейцарии состоится референдум о выплатах каждому гражданину страны по 2 тысячи евро ежемесячно».

   Было совсем неохота просыпаться. От одной мысли, что голова разламывается, а похмелиться, по всей видимости нечем, даже во сне становилось дурно. И тут он услышал из работающего телевизора, что каждому гражданину не смотря работает он или нет,ежемесячно будут платить по две с половиной тысячи евро. Не размыкая глаз, он подумал, что всё обстоит гораздо хуже, чем головная боль. Это уже психушкой припахивает.
   И тут он дёрнулся, стой, я же на самом деле это слышал.
Он вскочил на кровати и схватился сначала за больную голову, потом увидел телефон и позвонил.
- Слышь, Сантей, ты как там, живой. Ты слышал это, по телевизору сказали, по две с половиной в евро каждый месяц платить будут……
Ты только прикинь, как клёво заживём.
Вот я тебе всегда говорил, что вот вот, а ты всё канючил жизнь тяжёлая.
У тебя там ничего нет на опохмелку. Давай не жмись, еврики получим один коньяк пить будем.
Так чего придёте, я Вам яичницу на сале, и огурцы у меня в банке остались.
Сантей от услышанной информации, как рыба на суше с трудом заглатывал воздух. Как бы с трудом переварив услышанное, Сантей всё же радостным голосом обратился к своей сожительнице
- Видишь Ленусь, говорил тебе, что с Коляном что –то недоброе, так вот видно совсем рехнулся, говорит каждому гражданину по две с половиной в евро каждый месяц платить будут, а детям по шестьсот.
…. Жаль что детям маловато, может и алименты отменят.
Эко теперь моей бабе весело –то как будет, это с меня ей, ещё тридцать три процента, дык она так миллионершей станет.
Может мне назад к ней вернуться, а то я гляжу, ты опять на работу не пошла. Да и правильно, чего это тебе, за эти гроши надрываться. Тебе ж и алименты не платить, да и пьёшь ты чуть меньше меня.
Слава Богу хоть долг Лёхе отдам, а то задолбал уже, когда, когда, из-за какой-то там тысячи рублей, дружбу потерять хочет.
Вот выдадут еврики кровные, так и отдам.
Давай собирайся пошли к Коляну, там у нас осталось ведь пару сотен. Хоть и не разгуляемся, но радость такую ей Богу обмыть надо.
Выйдя во двор, Сантей полной грудью вдохнул свежего морозного воздуха. Эх, хорошо-то как.
Но на улице было всё по прежнему, наброшенные капюшоны, озабоченные, а иногда и озлобленные лица.
Вот народец, тут радость такая, а они ни сном, ни духом.
Ленусь, а может всё-таки Колян сбрендил. Да нет же, зуб давал, что слышал.
Может водки в магазе возьмём, а то от самогонки тошно уже.
Вот блин и загнётся теперь самогонный бизнес у Фёдоровича, кто ж его отраву пить станет.
Не всё-таки лучше три самогонки, чем одну казённую.
С такими раздумьями он и постучал в окно к Фёдоровичу.
Окно было устроено, не так как везде. Форточка этого окна находилась снизу. Стук в окно, открывается форточка, из неё высовывается рука, в руку нужно положить деньги, строго без сдачи. Потом оттуда высовываются бутылки, согласно оплаченной суммы.
Получив бутылки, Сантей злобно крикнул в окно.
- Загнёшься ты теперь, со своим бизнесом.
- Сами быстрей подохните, - как бы отрыгнулось из окна.
Ишь гад, огрызается.
Он оглянулся и увидел, что Ленки нет.
Вот дурёха, кинулась наверное к Клавке, новостя рассказывать.
Опять эту дуру с собой притащит, разбаловалась совсем, поколотить бы надо, совсем от рук отбилась.
Он вошёл в открытую дверь к Коляну.
Колян сидел на диване и обеими руками держался за голову, монотонно раскачиваясь, по всей видимости, изображая Российского тренера по футболу.
–Ты что же, яичницу обещал, я вот и подлечиться принёс.
Давай –ка быстрей хряпнем, пока бабы не припёрлись.
Радость-то какая, по две с половиной, я уж и не ждал.

- В Швейцарии,- не отрывая рук от головы, отрешённо промямлил Колян, продолжая раскачиваться.
Да по мне куда хочешь, можешь и в Швейцарию.
Не, я патриот, я отсюда никуда.
-Придурок, в Швейцарии платить собираются.
- А я что против, пусть и в Швейцарии платят, не так их там и много, у них наверное своих бедолаг достаточно, а что нам не жалко, пусть уж и им.
Хотя если бы им не платить, может нам побольше досталось.
Да ладно, нам и этого за глаза, да и солидарными быть надо, не всё под себя грести.
- Да не у нас, в Швейцарии платить собираются, я во сне не разобрал малёха,-уже более раздражённо проговорил Николай.
- А у нас же, по сколько, неужто поболее.
Колян вскочил с дивана и выставил дулю к самому Сантееву носу.
– Вот что нам платить будут...... Жирно срать будешь.
- Как?...... Опять - таки, прямо и ничего.
- Так вот и ничего, злобно передразнил Колян и залпом выпил из налитого стакана.
Нам то что, нам дулю….., нам, лишь бы Асада не свергли.
 

Если шутишь, то шути до победно ...

(Durimar Karabasovich)
 52    2015-12-27  0  555
Так случилось, что после завершения второго курса Алма-Атинского Высшего пограничного командного училища я был переведён для дальнейшей учёбы в Московское Высшее пограничное командное училище.
Наступила зима. В училище начались лыжные переходы по 10-15 км, из них по 2-3 км в противогазах. Наш взвод, как подорванный, взял на себя «повышенные соцобязательства» (мода тех лет! ) установить рекорд училища! Ну, и начали к нему готовиться. Ко мне подходит курсовой офицер:- Курсант, ты как? На лыжах ходишь? Лыжный кросс сможешь пройти?
Я, желая покуражиться над сложившимся у многих стереотипом о том, что Казахстан это пески и верблюды,   пошутил: - Нет, товарищ старший лейтенант, я трассу обязательно пройду, только можно я лыжи в руках нести буду? Если одену на ноги, то они только мешать мне будут – у нас же в Казахстане снега нет, я на лыжах ни разу в жизни не стоял.
И опять…
Вместо одобрительного похлопывания по плечу и оценки «доброй шутки», курсовой офицер призадумался и выдал: - Ладно, что-нибудь придумаем! И придумали. Под моей фамилией во взвод выставили паренька из Карелии, который лихо бегал на лыжах, а меня, под русской фамилией, включили в состав взвода-аутсайдера, которому все эти рекорды были по барабану.
И тут присутствие в чужом взводе чужого курсанта, который на лыжах стоять не умеет,
стало головной болью командира этого учебного взвода: - Ну, а ты там, на трассе, не заблудишься? Не потеряешься, не дай Бог? На что я весело, с придурковатым видом, отвечал: - Ну, дык там же лыжня?   Я же по ней пойду! Не-а, не заблужусь!
Начались соревнования. Перед стартом мой ново испеченный отец-командир дал команду замкомвзводу идти позади меня, чтобы я всё же не потерялся на дистанции.
Стартовали и пошли! Ребята замахали лыжными палками и быстро ушли за горизонт, ну, а я , продолжая тупить, иду черепашьим шагом, а за мной, чертыхаясь, замкомвзод. В конце-концов, он не выдержал: - Ну, мля, идёшь – как кровь пьёшь! Ты точно не потеряешься? Я его клятвенно заверил и забожился, что с лыжни ни на шаг не сойду. «Замок» тоже замахал палками и также скрылся за горизонт. Я топаю по лыжне, в душе ржу, но потом стало скучно и я придал сам себе ускорение!   Сократил разрыв со взводом до такой степени, что когда спускался к пункту проверки противогазов, я успел заметить замыкающих лыжников этого взвода. Пока у курсантов проверяли противогазы, курсовой офицер успевал закидывать в рот каждого «спортсмена» дольку лимона с сахаром (это мы накануне купили и нарезали их целую банку с сахаром, как сказали наши спецы-лыжники – «для освежения дыхания») и толчком отправлял «слоника» на трассу. Увидев меня, он обрадовался, как родному – Дошёл! Молодец! Дошёл! Стой! Не торопись, ешь лимоны! Все съешь – после тебя нет никого. Ты, как? Немножко осталось. Дойдешь? Я дожевывая лимоны, промычал, что дойду и ушел на трассу.
Процесс возврата «блудного курсанта» в родной взвод был похож на встречу советского народа с героями Севера–челюскинцам: ну, ваш курсант, просто, молодец! сумел! смог! дошёл!

И никто даже не поинтересовался тем, что я, вообще-то, родом из Восточного-Казахстана, что у нас снега зимой столько же, сколько его зимой в Сибири, а ходить на лыжах у нас в школе детишек с первого класса учат, учат и мучают!

Вот, что значат сложившиеся стереотипы и чего стоит непонятая шутка.
 

МАРЫК

(Алик Кимры)
 26    2016-03-06  0  663

Посвящается всемирному кошачьему Дню
и светлой памяти кота Марыка (1948-1969)


"Лизанье яйц не терпит суеты"-
Так мудро думают почтенные коты.

Поскольку отец демобилизовался после войны лишь в 1946 году, мы вернулись в Киев из эвакуации к шапочному разбору жилья и сначала тынялись по чужим углам, а потом долго жили в своём, но сыром подвале.

Наконец, в итоге моей короткой переписки со Сталиным наши жилищные условия резко улучшились - нам дали сухую комнату в малонаселённой коммуналке на Крещатике. По традиции первым в новое жилье следовало запустить кота. И мы подобрали на улице первое, что попало под руку - непонятное несчастное существо в серую полоску на небыкновенно длинных тонких лапах, но с каким-то укороченным, вроде как обрезанным хвостом.

Отнести его к классу кошачьих можно было только по хриплому мяуканью. Мудрая бабушка сказала, что это уже старый, больной пинчер. Но выбора не было, решили - для запуска сойдёт и этот. Назвали его Марыком: когда его помыли, у него на лбу проявилась большая буква «М», а при знакомстве он сам всем представлялся: «Марррык, Марррык».

Увы, наша мудрая бабушка оказалась неправа: зверь происходил из кошачьего сословия и вымахал в громадного пушистого, как оказалось, полукамышового короткохвостого кота. Весом в 11 кг. Сволочью оказался редкой, но все равно мы его полюбили за красоту, ум, независимость... Да мало ли ещё за что – разве настоящая любовь поддается анализу?

На здоровье Марык тоже не жаловался, хотя мы обнаружили, что у него больные, как бы это сказать не прибегая к табуированной лексике... ну, эти самые, скажем так, помидоры. Нас напугал их иссиня черный цвет - при общем серо-желто-коричневом окрасе кота. Именно такие черные шары бросают члены Ученого Совета неудачливым защитникам диссертаций.

Потом Они были очень уж большими, что наводило на мысль о двойной опухоли. Настораживало также и то, что Марык всё свободное от сна и жрачки время Их тщательно вылизывал – известно, животные так лечат больные места. И кот отполировал Их до зеркального блеска - в Каждое можно было смотреться как в кривое зеркало в комнате смеха. Да и сам Марык, когда садился на жопу, выставлял лапу вертикально вверх и приступал к лечению - зажмуривал глаза. Видать, пугался своей же жутко увеличенной усатой морды.

В конце концов отнесли кота к знаменитому киевскому ветеринару, посулив тройной гонорар за верный диагноз да лечение, если не поздно. Ветеринар долго ощупывал Эти Самые, гладил, перекатывал в руках, грустно покачивая головой. Мы приготовились к самому худшему. Марык, судя по его активному беспокойству, тоже.

Ветеринар взял громадную лупу и подробно обследовал каждый чёрный помидор со всех сторон. Потом собрали консилиум во главе с главврачом клиники, после тщательного осмотра они встревоженно шептались в углу. Их разговор да мрачный вид усилили наши страхи. Да и главврач, уходя, сурово произнес:
- Редкий случай-с.

А ветеринар продолжил ощупывания, разглядывание. Нас колотил уже дикий ужас. Мы просто умолили его сказать, наконец, всю правду, сколь бы горькой она ни оказалась, ужасный конец лучше ужаса без конца:
- Котик очень больной?
- Нет, котяра очччень здоровый! – печально изрёк ветеринар.

------

МОЯ КОШАКИАДА


"Они выходят замуж" - Жми сюда
"Оказия!" - Жми сюда
"Театр Куклачёва" - Жми сюда
"Достало!" - Жми сюда
"Приёмыш" - Жми сюда
"Раздача" - Жми сюда
"Преступление и наказание" - Жми сюда
"Объявление (3)" - Жми сюда
"К сожалению" - Жми сюда
"Кошачья воля" - Жми сюда
"Мужское? Кошачье счастье" - Жми сюда
"Вдогонку дню кошек" - Жми сюда
"Кошачья миска" - Жми сюда
"Кормление кота" - Жми сюда
"Альфа-Банк. Мечты сбываются" - Жми сюда
"Предрассудкам - бой!" - Жми сюда
"О мохнатых и пушистых" - Жми сюда
"Кот-диверсант" - Жми сюда
"Мама права" - Жми сюда
"По примеру" - Жми сюда
"Всепрощение любви" - Жми сюда
"Два кота" - Жми сюда
"Отжала у экса" - Жми сюда
"Не сегодня так не сегодня" - Жми сюда

 

Глупый менеджер

(Андрей Сацук)
 6    2016-04-28  1  707

Хозяин фирмы "Сургутнефтегаз" Сергей Андреевич Вольштейн, пребывал в скверном настроении. Сын, обучавшийся в Кембридже на юриста, окончательно и бесповоротно предпочел науке - ночные клубы и кокаин.
      Дочь Евгения, заложила в банке остров в Индонезии чтобы погасить долги очередного принца...
      (Между прочим, остров, был ей подарен на восемнадцатилетие, с условием - выйти замуж за внука Эдуарда Александровича!..)
      Вольштейн, с отвращением выцедил полстакана виски, закурил кубинскую сигару и вышел в сад.
      Июльская ночь отвратительно воняла розами и жасмином. Звезды, которые Сергей Андреевич ненавидел с детства, сияли так - что практически хрустели на зубах!..
      Вольштейн уперся животом в летнюю темноту и плюнул в диодный светильник на чугунной решетке каслинского литья.
      Слева зашевелились кусты и показалась всклокоченная голова, которая еле шевеля губами, просипела:
      - Сергей Андреевич!..
      - Место!!! - Рявкнул Вольштейн, - **** ты тут ползаешь!.. Где твой начальник охраны!!? Распустились!..
      - Я не охранник!.. Проблеяла голова, - Я Ваш менеджер из Ханты - Мансийска!.. Умоляю, Сергей Андреевич, дайте три слова, я устал общаться с Вашим секретарем и непонятными электронными адресами!.. Я добрался из Сибири на попутках, преодолел забор, охрану и видеонаблюдение! Я не киллер и не попрошайка!.. Умоляю - Выслушайте мой бизнес-план!.. Он невероятно обогатит Россию, Вас и... (тут менеджер улыбнулся и хрюкнул) - меня, надеюсь..
      Сергей Андреевич посмотрел на голову, вздохнул, и, подбежавшим охранникам крикнул, - Фу!..
      Сторожа сделав книксен, отошли на несколько метров, и, уставились на посетителя взглядом немецкой овчарки.
      Вольштейн упал на кресло-качалку, опрокинул еще "полстакана", и, важно выплюнул, - Ну!?..
      Менеджер приняв позу и взгляд "Ходоки у Ленина" зашелестел:
      - Я все подсчитал!.. Сергей Андреевич!.. Я четыре года лазил по тундре! Измерил торф, добЫчу, и себестоимость!.. Объемы газовых труб в Европу, их обслуживание, подсыпку щебня, зарплату сварщиков, водителей, бурильщиков и бухгалтеров!.. Налоги, содержание, "левые" откаты и "серые" схемы!..
      - И, (здесь менеджер захлебнулся от восторга), я пришел к выводу - что нам, в сто раз дешевле, обойдется закрыть всю Сибирь и Якутию пластиковыми теплицами, развести любые южные растения и животноводство!.. Сибирь превратим в Канзас!.. Тупо - пустив нефть и газ поблизости!!!.. На местные нужды!.. Россию прокормим не хуже Кубани!..
      Сергей Андреевич подозвал начальника охраны, и, вздохнув, прошептал
на ухо:
      - Проводите товарища. И.. Ну во общем вы поняли. Чтобы я никогда его больше не видел...
      Менеджера проводили. Закопали аккуратно. Вольштейн на дне рождения президента - рассказал инцидент. Хохотали все...
 

БАЛЕТ (2)

(Алик Кимры)
 31    2016-01-29  0  822

"- Мне очень нравится балет,-
Ребятам я сказала".

Агния Барто «В театре»

Племянница Оля, как положено в 8 лет, загорелась балетом. В студию Киевского оперного театра им. Т.Г.Шевченко не взяли: в отличие от жирафа, короткая шея. Утешились студией поскромней при Октябрьском дворце Киева. Тот же пти-батман, пуанты, работа у станка, интриги – как у больших. Нехилые поборы - на юбилеи великих музыкантов, особенно страдальца за голубое дело Петра Ильича Чайковского. И ничуть не меньшие поборы – дни рождения преподов и иже, их кошечек и собачек, на занавески и т.д.

2 года вся семья жила в вожделении премьеры, где Оле посулили роль солистки, ибо мы больше всех натаскали косметики и чёрной икры художественной руководительнице. Наконец – премьера. Балет о дружбе народов. Собралась вся родня, даже примотала бабушка из Москвы. Увертюра. То да сё. Картины. Акты. А Олечки нет и нет. Даже спросили художественную руководительницу. «Ждите, вот-вот».

Наконец, финал. Бессмертная музыка гимна Советского Союза, и по главному проходу зрительного зала побатальонно, на одного линейного дистанции, ... на пле-чо, равнение направо, строевым шагом - арш! таки церемониальным шагом, на пуантах двинулась кавалькада юных балерин, каждая из которых несла флаг какой социалистической республики. Оле по её роли в спектакле достался флаг Узбекской ССР. Флагоносицы взошли на авансцену и выстроились на фоне декорации – Красной площади с Кремлём и Мавзолеем. Аплодисменты, переходящие в овацию. Цветы. Таки победила дружба!

Представительство Узбекской ССР в Киеве наградило Олю Почётной грамотой и ценным подарком – тюбетейкой-вышиванкой. Ташкентская газета «Заря Востока» живописала спектакль, особенно отметив талантливую игру солистки Ольги И., проча ей большое балетное будущее в одном ряду с Павловой, Улановой, Вагановой (Волочкова тогда ещё не родилась)..

Увы, с будущим не сложилось: с балетом мы сразу завязали. Мудрый дед сказал, что уходить со сцены надо в зените славы, а не досиживаться до момента, когда выведут под белы руки на несгибающихся ногах. Спектакль же выдержал ещё десятки постановок, вплоть до 1991 года, когда надружившиеся народы разорвали союз как Тузик грелку. А Олю звали взад, обещая повышение: нести флаг РСФСР. Всё-таки за Олину короткую, но яркую карьеру организм художественной руководительницы впал в наркотическую зависимость от чёрной икры.

Однако девочка так и не вернулась, но на всю жизнь в память о замечательном сценическом прошлом сохранилась Почётная Грамота представительства Узбекской ССР, тюбетейка и горделивая походка, как будто она всё ещё несёт государственный флаг Узбекской ССР.


И ешё в тему

"Балет (1)"
- Жми сюда
 

ОБРЕТЕНИЕ ВЕРЫ

(Алик Кимры)
 22    2016-03-25  0  614
ТРИПТИХ

1. 1964 год. Мне, юному аспиранту кафедры строительной механики Киевского инженерно-строительного института поручили обучение программированию профессорско-преподавательского состава родственной кафедры железобетонных конструкций. Один из слушателей – маститый учёный, автор многих учебников 92-летний профессор Ярин. И вот он предложил мне доказать, что и в двоичной системе 2х2=4. Я это быстро проделал, и профессор всердцах воскликнул:
- Вот теперь я поверил в кибернетику! Можно и помирать!
И на следующий день почил в Бозе, но уже с верой в кибернетику, царство ему небесное...

2. 2016 год. Возле метро «Кловская» в Киеве перед моей 19-летней дщерью встал на задние лапы крупный многопородный пёс, с доминированием признаков золотистого ретривера. Затем он сел, лёг, протянул лапу – короче, явил свою образованность и пригласил Юлю к себе в хозяйки.

Она забрала его домой. Однако оставить не имела никакой возможности – в их с 21-летним мужем квартире хозяином был кот Миша, который едва не снял скальп с нашего мужа. Студенты 3-го и 4-курса, ребята мало бывали дома – учёба, подработки, тусня.

В маминой квартире по соседству, в том же доме, уже и так проживало 5 жЫвотных: 3 кота - Тигран, Кевин, Бартон, пёс - многопородный, с доминированием признаков долматинского дога Юлик, тёзка дочери, которого она назвала в свою честь. И, наконец, 88-летняя Буля с преобладанием всех признаков цветущего маразма, который не удавалось купировать самыми громкими воплями типо «Я тут умнее всех!».

И вот, чтобы отыскать хозяев пса или подыскать новых, Юля заполонила наши сайты и социальные сети объявлением с фоткой найдёныша – и что вы думаете, за 2 недели интенсивных поисков хозяйка нашлась! Встреча – куда там встреча на Эльбе или первых космонавтов!
А я поверил в Интернет после двух десятков лет жизни в нём...

3. Наконец, питаюсь надеждой, что в Киеве образуется нормальная власть, которая пошлёт нах гнусный запад, прекратит бойню на Донбассе, признает де юре и де факто Крым частью России, приступит к плодотворному сотрудничеству с ним (в частности) и РФ (в общем), и, главное, повесит на Майдане 12 апостолов Обамы*, хунту, свершившую госпереворот со столь тяжкими последствиями для страны. И вот только после этого я поверю, что Бог – есть, и он – не фраер.

------

* Порошенко, Яйцевнюх, Тимошенко, Ющенко, Кличко, Парубий, Гройсман, Тягнивбок, Фарион, Ляшко, Ярош, Луценко. Список может корректироваться и дополняться. Яйцевнюху можно заменить повешение «кулей в лоб», которую он выпрашивал на майдане, а Ляшку – его любимыми вилами в зад, с учётом его ориентации. Кстати, на том же Майдане в бытность его площадью Калинина после ВОВ повесили 12 таких же фашистских преступников
 

Вопль души – 494

(Соломон Ягодкин)
 6    2016-04-30  6  719
Всех талантливых авторов называли евреями, и на этом основании всё талантливое в искусстве из лучших побуждений и с чистой совестью гнобили, чтобы сохранить его национально-художественную чистоту…
 

Веселый Кабыздох

(Кручко Игорь)
 18    2016-03-20  1  666

Я увидел Люсю, и мне сразу захотелось провалиться сквозь землю! Но так, как это сделать не представлялось возможным, решил изменить походку и скорчить лицо до неузнаваемости. Сгорбившись и прихрамывая на обе ноги, пугая встречных людей перекошенной физиономией, стал быстро удаляться от мужеподобной женщины. – Я хорошо знал, что от моей бывшей сокурсницы лучше держаться подальше!
      – Стоять фриц! Я тебя засекла! Komm zu mir! – услышал за спиной грозный окрик!
      – Все пропало! – втянув голову в плечи, скорбно подумал и медленно обернулся.
      – Давненько не виделись! Привет! Что это у тебя с фейсом, придурок?
      С трудом привел лицо в прежнее, «долюскинское» состояние, натянуто улыбнулся:
      – Лю-ся! Как я рад тебя видеть! Ты даже себе не представляешь! А лицо… Это его так от радости перекосило!
      – Не трынди, заморыш! – она достала из сумки-мешка папиросы. Привычным движением надорвала розовую (для женщин) пачку «Беломорканала», вынула папиросу и, скомкав ее, сунула в рот. Затянувшись, выпустила вонючее облако дыма прямо мне в лицо.
      Я закашлялся и стал отгонять от себя отраву рукой.
      – Чем занимаешься? Небось, сумки с продуктами у бабулек тыришь! – и ее тяжелая рука дружелюбно постучала по моему плечу.
      – Да что ты такое говоришь! – моему возмущению не было предела.
      – Шучу, шучу! Здесь рядом есть одна забегаловка «Очкишка и марты» (производное от «Мартышка и очки»)! У них отличная кухня – там не один десяток человек уже траванулись! – заржала «тетя-лошадь». – Пойдем чего-нибудь перекусим и заодно поговорим о жизни! Ведь мы столько лет не виделись с тобой, очкарик!
      – Давай лучше посидим на лавке в парке, я хочу умереть своей естественной смертью!
      Она засмеялась знакомым прокуренным мужским смехом:
      – Ты и мертвого уговоришь! Лавка, так лавка!
      Сидя на ажурной скамейке и держа прутик в руках, я рассказывал одногруппнице о своей жизни после института:
      – Вот… Еще пописываю потихонечку… – почесал нос и солидно поправил очки. – Правда, это у меня подобно аллергии – сезонное явление! – Только с мая по сентябрь!
      – Почему только с мая по сентябрь? – удивленно поднялись брови у Люськи.
      – На это есть свои причины! – не захотел я раскрывать страшную тайну.
      – Ладно, бог с ними… с тайнами. Тебя хоть печатают?
      Я почувствовал, что начинаю краснеть.
      – Ой-е-е-ей! Да ты весь покрылся румянцем, как та девица, которая первый раз в своей жизни водки нахлебалась!
      От таких Люськиных слов, я стал пунцовым.
      – Ну-ка, ну-ка, давай, колись, лошара! – девушка прямо впилась в меня глазами.
      Почесал затылок и понял, что, не отстанет, пока не расскажу ей всей правды.
      – Ладно! Только ни-ко-му ни сло-ва! Мол-чок! – я приложил указательный палец к губам.
      – Честное-пречестное! Ты меня знаешь! – и она провела пальцами по губам, словно застегивая молнию. – Мо-ги-ла!
      Зная ее, не трудно было догадаться, что завтра об этом будет знать, как минимум, половина города! Но деваться было некуда: облизав пересохшие губы, начал «колоться».
      – М-да… Значит, долго оббивал пороги разных издательств. Одни редактора, не дочитав и абзаца, сразу выбрасывали в мусорное ведро мои труды. Другие, оказывались настырней: долго бегали за мной по улице с криками, что, мол, если поймают, то оторвут мне руки к какой-то матери за такие рассказы! Однажды убежать не успел – все-таки, догнали гения... До сих пор больно вспоминать об этом! Было задумал хорошенько пошерстить Шекспира, но перехотел: просто надоело ходить в синяках. Махнул на свои, так и не признанные никем, шедевры, рукой. Но, однажды, я получил по электронной почте письмо с предложением напечатать один из моих рассказов в журнале «Кабыздох».
      – Че за журнал? – Люська прищурилась от табачного дыма.
      – В нем, в основном, говорится о гербицидах, ядах всяких... Встречаются неплохие аналитические статьи о навозе… Как нужно бороться с сорняками, мухами, тараканами...
      – И соседями, которые достали! – добавила сокурсница и засмеялась.
      – Отослал я, значит, одно из своих любимых произведений. И этот рассказ стал подобно бомбе замедленного действия... Так, по крайней мере, написал мне редактор. Положил он журнал с напечатанным рассказом на кухне. А утром зашел туда и обмер: все тараканы с мухами передохли! Даже кактусы завяли… Гербицидов никаких не понадобилось… Вот, оказывается, какая может быть убийственная сила слова!
      – Вот это да! – у Люськи округлились глаза.
      – Затем с редактором провели эксперимент: если положить, допустим, журналов десять с моими рассказами, то мыши и без волшебной сопилки начинают сматываться из помещения! Вот… Отнесли свежий тираж в ларек для прессы. Сначала не хотели брать: сказали, что чем-то нехорошим попахивает от журнальчиков… Еле уговорили взять! Через неделю пришлось допечатывать: расхватали, словно горячие пирожки! Благодарные читатели разнюхали, в чем дело, значит… Постепенно ко мне стала приходить слава... и не одна она! Помню, первыми заявились люди в штатском: все, как на одно лицо! Стали задавать всякие каверзные вопросы.
      – Ух, ты! Какие?
      – Вербовала ли моя бабушка дедушку?
      – А ты, что?
      – Ответил правду! Вербовала!
      – Прямо семейка шпионов и предателей!
      – Да, нет! Ты не поняла – вы, женщины, от рождения все вербовщицы! Вербанете мужика хитрым способам, а затем, одурманенного, в загс пытать тащите!
      – Да прям уж там! Кому ты нужен, внебрачный сын Кощея! – заржала дама. – Давай, дальше рассказывай чмошник прыщавый!
      – Не надо обзываться! Потом появились генералы: с лампасами и медальками во всю грудь! Что удивительно: все вот такие мордастые, – я руками показал приблизительный размер лиц, – с синими прожилками на носу.
      – Почему «с синими»? – замерла, ожидая ответа Лариска.
      – От переутомления, наверное… Профессиональная болезнь у генералов накладывает свой отпечаток на лицо! А ты как думала! В армии служить, это тебе не фигли-мигли! Допытывались: если, к примеру, из самолетов на супостата сбросить тонны «Кабыздохов» с моими рассказами, то «гады ползучие» помрут сразу или еще кое-какое время будет производить шевеление? И какова токсичность у писулек? Дальность поражения? Нужны ли противогазы или можно обойтись бельевой прищепкой? Я ответил, что тараканы дохнут сто процентов! На людей действует выборочно… В зависимости от толщины кожи и состояния нервно паралитической системы отдельно взятого человека! Они сразу потеряли интерес, выпили всю мою водку и с грохотом удалились.
      – Ух, как интересно! Прямо детектив какой-то! Ты вылитый Жапризо!
      – Не надо обзываться, Люся!
      – А что такого я сказала, блин! Посмотрите на него! Альдебаран на литературном небосводе! Давай, чеши дальше!
    – Опять за свое! – я выразительно посмотрел на собеседницу.
    – Все, молчу!
    – Затем шпионы появились! Лето, жара… Асфальт плавится, куры не несутся, а они в перчатках, темных плащах и шляпах! Очки на пол-лица… У каждого в руках по два тюбика крема для загара…
    – Зачем им крем, если они в плащах? – выщипанные брови девушки озадаченно «поползли» вверх.
    – Я так понял – для прикрытия своей шпионской деятельности! Чтобы от пляжников ничем не выделятся! Стали ситром угощать! И, потом, у меня, опившегося газировкой, пытались выведать секреты. Но не на того напали: на меня напала икотка. Шпионам надоело ждать, когда она у меня пройдет, и они тихо испарились. Правда, перед уходом, наверное, в отместку, всего вымазали кремом для загара. Вот такие дела у меня, Люся!
    -- У звездов хоть и денежная жизнь, но со своими выкрутасами! – произнесла моя подруга по институту и о чем-то задумалась. – Послушай, у меня есть один умопомрачительный, сногсшибательный стих!
    -- В смысле?
    -- В прямом! Давай в «Кабыздох» его впарим! Так сказать, попробуем отрыть и мой талант! А вдруг от него сдохнет что-то в разы больше твоего таракана!
    -- Давай рискнем! Чем черт не шутит!

    Через неделю жители города стали наблюдать необычную картину: симпатичные крыски, собрав свои манатки, неожиданно стали покидать насиженные места.   

    Только я знал, в чем дело: на литературном небосклоне появилась еще одна сверхновая, сверхмощная звездень по имени Люся!
 

Вопль души – 485

(Соломон Ягодкин)
 9    2016-04-22  0  612
У раба одна свобода, это украсть. А чтобы сделать что-то своими руками, здесь совсем другая свобода нужна, которая ему, пока он раб, просто недоступна…
 

Вопль души – 488

(Соломон Ягодкин)
 8    2016-04-24  0  608
Сначала им подай свободу, а потом и всё остальное, что к ней прилагается. А хочет ли наш народ вот так, налегке, жить, и при этом этой самой грёбаной свободой наслаждаться?..
 

Коротенько о Достоевском

(Олег Сибирёв)
 0    2016-05-08  0  626

Тут недавно одно Интернет-издание попросило меня статью о Достоевском написать. Так и быть напишу, но только коротенько.
    В связи с тем, что о Достоевском написано и так много (треть Ленинской библиотеки статьями о Фёдоре Михайловиче можно завалить), я решил пойти не стандартным путём, а именно: написать не о том каким Фёдора Михайловича мы все знаем, а о том каким мы его не знаем, каким в нашем представлении о нём – он не был. Почему, спросите вы, я выбрал именно этот путь? Ответ очевиден – только всесторонняя оценка личности даёт объективную картину о человеке, его поступках и его жизни в целом.
    Итак, Фёдор Михайлович Достоевский родился 11 ноября 1821 года в Москве, в здании Мариинской больницы для бедных, где его отец служил штаблекарем.
    В детстве Достоевский не был послушным мальчиком, он постоянно хулиганил, ломал игрушки и истерил, чем доводил своих родителей «до белого каления». Родители от отчаяния даже захотели однажды продать его «на органы», но потом пожалели своего ребёнка и передумали.
    В подростковом возрасте, в гимназии Фёдор Михайлович не выделялся ни умом не способностями, поэтому учителя называли его «нелюдимым чудаком» и пророчили криминально-тюремное будущее. Достоевский не любил почти все предметы, кроме анатомии, и постоянно порывался в какой-нибудь морг на вскрытие «свеженького» трупа.
    В молодости Достоевский продолжал оставаться законно-непослушным человеком, и в конце концов в 1849 году загремел-таки на каторгу. Слава Богу, на каторге Достоевский чалился не так долго и через четыре года благополучно «откинулся». С тех пор его миросознание было наполнено преступлениями, убийствами, насильниками и «жмуриками», а словарный запас его на 90% состоял из «фени».
    Все попытки заняться легальным бизнесом и «влиться» в петербургскую элиту закончились крахом. Издаваемые Фёдором Михайловичем журналы «Время» и «Эпоха» были запрещены к изданию и закрыты. Сбежав от кредиторов и набрав долгов на 15000 рублей (а по тем временам это были огромные деньги), он сбежал за границу. Направляясь в Швейцарию, Фёдор Михайлович заехал в Баден-Баден, где в местном казино проиграл всё: и деньги, и свой костюм и даже (пардон) золотые коронки от зубов. Почти год Достоевский жил в Женеве под мостами и в подворотнях, питаясь на помойках чем придётся.
    Голодный, в драной одежде, Достоевский летом 1867 года пешком возвращается в Россию, где в полном изнеможении добирается до столицы. В Петербурге его случайно на улице подбирает Белинский и «по старой дружбе» определяет писарем в журнал Некрасова «Петербургский сборник». Именно в это время в Достоевском просыпается дар писателя. Вспомнив своё «криминальное» прошлое, Федор Михайлович берётся за «перо». Один за другим на свет появляются его повести и романы: «Честный вор», «Преступление и наказание», «Записки из Мертвого дома». Вскоре, как один из равных, Достоевский был принят в тайное общество Виссариона Григорьевича Белинского, который горячо приветствовал новоявленного писателя как одного из будущих великих художников гоголевской школы. Но хорошие отношения с обществом скоро испортились, т.к. его члены «не переваривали» болезненного самолюбия Достоевского и часто над ним посмеивались. С Белинским он ещё продолжал встречаться, но его уж очень обижали плохие отзывы о новых произведениях, называемых Белинским «нервической чепухой».
    Именно в это время Достоевский пишет роман «Идиот», посвящённый Белинскому. Оскорблённый Белинский требует удовлетворения и пишет Достоевскому письмо, в котором назначает время и место дуэли. Однако дуэли не состоялось, т.к. получив указанное письмо, Достоевский тут же уезжает в Баден-Баден, где и продолжает творить. В Германии он пишет повести: «Записки из подполья», «Бедные люди», «Мальчик у Христа на ёлке», «Сон смешного человека», которые также адресует Белинскому.
    Слабое сердце Белинского не выдерживает подобного «издевательства» и вскоре Виссарион Григорьевич умирает.
    Только после смерти Белинского Достоевский смог тайно вернуться в Петербург. Более года Фёдор Михайлович под чужим именем живёт на съёмной квартире, зарабатывая на жизнь переводами с немецкого.
    Казалось, жизнь снова налаживается: он переехал в свою квартиру, вернул себе своё имя, получил остатки гонораров за изданные ранее книги, женился. Однако...
    Однако постепенно его начинают мучить муки совести. Он неоднократно посещает могилу Белинского, часами плачет, «причитает» и просит прощения, доводя себя чуть ли не до истерики. Более того, он прекращает всяческие контакты со всеми «коллегами по цеху» – Тургеневым, Гиляровским, Толстым, Островским; прогоняет жену с малолетними детьми и надолго «уходит в себя».
    В это время из под его пера выходит роман «Бесы», не имевший успеха у избалованной столичной публики. После «Бесов» состояние здоровья Фёдора Михайловича значительно ухудшается: по ночам ему сняться сумасбродные кошмары, а днём он частенько впадает в безумство, которое заканчивается эпилептическими приступами. Финансовые дела Достоевского также плохи, как и его здоровье. Всё чаще в его квартиру наведываются судебные исполнители, и накладывают арест на всё его имущество. Достоевский пытается сопротивляться данным обстоятельствам: пишет жалобные письма Царю, берёт деньги в долг, закладывает немногочисленные фамильные драгоценности, но ничего не помогает – после очередного «прихода» судебных исполнителей с ним случается очередной эпилептический приступ и он скоропостижно умирает. Случилось это 9 февраля 1881 года в 8 часов 38 минут вечера.
    Таким вот образом завершил свой земной путь один из величайших русских литераторов, «продолжатель Гоголевской школы» – как отзывался о нём Белинский, гениальный романист своего времени, один из «столпов» русской литературы девятнадцатого века, определивший на столетия вперёд нравственные критерии духовной сущности человека – Фёдор Михайлович Достоевский.
    Царствие ему небесное!

© Сибирёв О.А.
 

Нечеловеческий террор…

(Соломон Ягодкин)
 8    2016-04-20  0  635
ДИССИДЕНТЫ СООБРАЖАЮЩИЕ…
Всё больше людей в последнее время начинает думать, но, к счастью, далеко ещё не все. И вот этих «не всех» мы должны беречь как зеницу ока, а иначе от всех этих думающих мы поглупеем совсем…

УЖ ЕСЛИ ЛЯМЗИТЬ, ТАК НАВЕРНЯКА…
Свои мысли могут быть какими угодно, а вот чужие, только правильные. А иначе какой смысл своей репутацией умного человека так рисковать?..

НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ТЕРРОР…
Человек чем-то своим живёт, и, тем самым, не даёт спокойно жить другим. А после этого он думает, что он тоже – человек…

АНАТОМИЯ ДУШИ…
Хоть внутренности есть у всех, не у всех есть свой внутренний мир. И здесь уже, как говорится, медицина бессильна, хоть их всех режь, хоть коли, всё равно одна лишь плоть хрустящая, и больше ничего…

КРАСНЫЕ ФЛАЖКИ РАЗУМА…
Хочешь быть умным – будь. Но только не более того, мы потом проверим…

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер