ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: самое свежее: стр. 38

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: самое свежее: Стр. 38  Оцен.   Раздел    Дата   Рец.   Посет. 
 

Несправедливость

(АндрейКа)
 24  Смешные истории  2017-04-19  0  883
Прошло много лет,но мне до сих пор жаль того несчастного кота.
У нашей собаки были щенки и одновременно нам подарили маленького
котенка.Мы вежливо улыбнулись,про себя выругались и взяли.Котенок
вместе с щенками сосал собачье молоко и собака стала считать его своим
ребенком.Щенков потом раздали в хорошие руки,а котенок рос рос и вырос
здоровым,наглым,гулящим котом,как и положено коту.Собаку,как впрочем и
всех нас,он считал своей полной собственностью.
Вот идем мы с собакой на прогулку и видим нашего кота и того другого кота.
Два бойца готовы вцепиться друг в друга.Собака ринулась к ним.Наш кот не шелохнулся.Чужой кот чудом в последний миг успел вскарабкаться на дерево.
Это трудно описать,это надо было видеть.Все,кто даже очень спешил,стояли и смотрели.
Сидящий на дереве,ничего не понимающий кот,с полностью убитым чувством
собственного достоинства.Лающая,бегающая вокруг дерева собака.Мой кот,сидящий гордо и неподвижно.Он смотрел на того бедного кота не просто с презрением - это было какое-то усталое презрение.
Прошло много лет,но мне до сих пор жаль того несчастного кота.
 

ТРИ КОЛОБКА

(ЮРИК)
 44    2017-04-18  2  1149

Сказка это, иль не сказка,
Не быль, или быль.
Может даже прибабаска,
Ветер носит пыль.

И откуда неизвестно,
И не знамо что.
И какая это местность,
Знать не знал никто.

Холм с покатыми боками,
Наверху сосна.
Неба синь за облаками,
Стало быть весна.

Змей Горыныч пышет злобой,
Пламя языки.
И Иван тут с наглой мордой,
Кроет матюки.

Пробил час смертельной битвы,
Хряснула гроза.
Кладинец острее бритвы,
Ненависть в глазах.

Грянул бой, огонь и скрежет,
Крики, вопли, пыль.
Кладинцом башку отрезал,
То есть отрубил.

Взвился над сосной Горыныч,
Стал плевать золой.
Геноцидом на Ивана,
Кровожадно-злой.

Съел коня, сосной с корнями,
По Ивану тресь.
Весь ободранный ветвями,
Сбил с Горыни спесь.

Он ему в одну секунду,
Хрясь ещё башку.
Вой раздался,страшно-нудный,
Ку-ка, ре-ку, ку-у-у-у......

Третью голову Ванюша,
Отрубил и вот.
Обезглавленная туша,
Понеслась в полёт.

Тут Иван в остервенение,
Головёнки пнул.
Снял сюртук объятый тленьем,
Радостно икнул.

Ох, с чего это икота,
Ждёт видно "она".
Кладинец засунул в ножны,
И пошёл с холма.
      
      ***
Три башки же, колобками,
Катятся с холма.
Шепчут синими губами,
Вот так блин, весна......

Жми сюда
 

Певица пела своим голосом…

(Соломон Ягодкин)
 16    2017-04-18  3  915
У певца голоса не было, а с ним он бы не вписался в песню, как чистая родниковая вода не вписывается в зловонное болото…

Пели во всю мощь своих динамиков, которые теперь осталось только купить и подключить...

Певица пела своим голосом, но это её всё равно не спасало...

Чем бездарней певец, тем дольше надо ждать его выхода на сцену, а иначе певца не запомнит вообще никто...

Попса, это музыка тех, для кого вся остальная музыка, это – попса, иначе говоря, не музыка вообще…
 

Случай на объекте

(Лука Шувалов)
 20    2017-04-18  2  998
На важном, на объекте
Монах один служил,
Он окормлял там паству,
Но за оградой жил.
Как позже оказалось:
Он был шпионом США,
И в службах он церковных
Не смыслил ни шиша.
Вот раз к нему приехал
Российский гражданин,
Орла и триколора
Седой, достойный сын.
Хотя по разным слухам
Товарищ был – еврей,
Но северным корейцем
Он был всего скорей.
Сказать, по правде: парень
Тот от семьи удрал,
Бутылку и закуску
В «Пятёрочке» собрал...
А ночью вдруг увидел,
Когда решил поссать,
Как кто-то из лесочка
Стал спутнику мигать.
Фонариком китайским
За сорок два рубля,
Подумал тут товарищ:
«С чего бы это, ***!»
Ведь спутник был тот польский,
Что в НАТО выдают,
И понял наш товарищ:
Нечисто дело тут.
Схватил того шпиона
За корешок в штанах,
И вдруг узнал по стону,
Что это был - монах!
Знаком он был с ним ране,
Не близко, а слегка,
Но сдать его охране
Не дрогнула рука.
Награду получил он
И много тёплый слов.
Вот так пускай в капусту
Сверхбдительных козлов!
 

НА УШАХ

(Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич))
 4    2017-04-18  0  930
Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич)

       НА УШАХ

======
Заместо эпиграфа из диалога молодой супружеской четы Крякоквакиных –
Гланды Николаевны и Онания Ивановича:

« – Онаний, а взаправду говорят, что женщины любят ушами,
а мужчины – глазами?
– Чушь!
– ???!!!
– Чушь несусветная!..
Да ты только представь мой глаз в твоем ухе!.. Представила?..
Ну и какое от этого самого удовольствие?!..»
======
Итак, эпиграф, пусть и абсолютно не в тему настоящего повествования, но есть... Можно, однако, и к сути?.. А к чему ж еще? Резон ль жевать бэушную мочалку?!..

А было сие в некоем царстве иль королевстве, иль в демократической республике, либо даже в империи, кою и называть-то поди-ка без надобности...
И залегала на той территории уймища социальной плодородности, на коей и испокон веков произрастает все самое хорошее... А может быть и не там... кустились и по сей день кустятся уникальные прекрасности? А вдруг и туточки – совсемочки рядышком!..
Итак, о том, что было... Совсем-совсем недавненько и... совсем-совсем непредсказуемо...

Жили-были да мед с ухою пили супруги Крякоквакины – Гланда Николаевна да Онаний Иванович... В строго-престрого засекреченном таежном городишке проживали, за огласку названия и географических координат коего и по сей час «О-о-ого-го-о-о!».. Короче, назовешь иль напишешь, и... И без промедления герметичный синтетический мешок с куриным пометом на башку по самые подлокотники!!!.. А то и... даж до самих коленных чашечек!!!.. Ужасть!!!.. Оттого и ужасть, потому как редко кто в этакой угарной зачехленности выживал!..

И вот... Однажды мэр энтого самого сверхсекретного микромегаполиса Ирод Петрович Изолентов изобре-ел(!) и внедри-и-ил(!!!) нечто э-э-этакое(!!), от коего население буквально начало вставать на уши!..
Изощрился он принять иль указ, иль постановление, в коем черным по белому иль... белым по черному было оговорено, что, мол, всякому проживальцу сего суперсекретного физико-химического городишки, вошедшему в сотню искуснейших ходоков на верхних конечностях, причитаются: златошвейно выполненная муниципальными дворничихами почетная грамота, мультиварка, копия шапки Маномаха, именные бронетрусы и... И стопроцентная надбавка к заработной плате либо ко всякому иному юридически обоснованному избюджетному пособию!..
Изощрился мэр, и... И народ кинулся тренироваться(!), изнемогая и надсажаясь неистово. А кому, собственно говоря, излишни умопомрачительные почести вкупе с удвоением денежного довольствия?!.. Никому... Разве что круглому дурачине!..

Пресс-секретарша мэра Эльза Правдоподобовна поначалу ехидненько похихикала, а потом... А потом трезвомысленно посоображала и... И с офигительным энтузиазмом начала изображать то, что от нее требовалось согласно обновленному трудовому договору!..
Неопису-у-уемо-о(!!!) на темечке пританцовывала! Несомненно, не в платьишке иль там в юбчонке, что выглядело бы совсем уж вызывающе и отвлекало бы мужской аппарат мэрии от дел насущных! Неопису-у-уемо-о... в широченных атласных шальварах кривлялась и даже умудрялась из вверхтармашечного положения давать интервью для исключительно внутригородского кабельного телеканала «Офигенно секретно»!..

Кабинет министров изначально принял инициативу провинциального мэра в штыки, заочно изматерив его всей кодлой до изжоги, проливного насморка и затяжной диареи...
Чуть позже, после того, как президент государства сказал: «Х... с ём – пущай ёкспериментируеть». Так вот, после сих слов начинание Ирода Петровича было признано не только не бесперспективным, но даже и многообещающим! И все без исключения министерские функционеры извинились за изначально имевшую место нецензурную брань по адресу дерзновенного реформатора. И даже экстренно вручили ему чемодан с премией имени легендарного отечественного фальшивомонетчика и заядлого мецената Кузьмы Троекокова!

Мэр на столь солидный куш приобрел в окрестностях городка недвижимость – семнадцатиэтажную дачу: шестнадцать подземных уровней и один наземный, замаскированный под гниль хибарную...
Закатив в воскресенье для узкого-преузкого круга родных, друзей и приближенных беспрецидентно феерическое подземное новоселье, в понедельник страдавший похмельным синдромом Ирод Петрович подписал указ, согласно коему: «...На злостных отлынивателей от ходьбы на верхних конечностях может накладываться штраф в размере до ноля целых и одной тысячной процента от уровня максимальной заработной платы мэра. Совершеннолетние же студенты, бомжи и безработные за подобный саботаж могут привлекаться к длительным принудительным работам по очистке от мусора улиц, переулков, дворов и центральной площади всеми любимого города...» О как!..
Как словом, так и делом: вскоре под присмотром велосипедной полиции в городе появились многочисленные бригады уборщиков, от зари до зари уныло затаривавших свои пластиковые тележки главным образом тем, что остается после бескультурного досуга современной молодежи и выгула домашних животных. На спине у всякого из штрафников отчетливо читалось: «Я – бяка!»

Тем временем строго секретные трудовые коллективы массово выдвигали вполне резонные инициативы по ускорению перехода на новую форму хождения.
Отдельные же выскочки из числа заядлых, но невезучих карьеристов самозабвенно предлагали свои концепции по передвижению, к примеру, ползком, на четвереньках, подбородках, животах, седалищах и даже... на молочных железах и эрегированных мужских половых органах! Нашлись и такие, кои скучковались под лозунгом: «Повернем вспять систему пищеварения: еда – через анал, продукты жизнедеятельности – из ухо-горло-носа!»...

Однажды под вечер, когда политические методы противодействия смутьянам потерпели фиаско, пригрохотали танки, бронетранспортеры и прочая боевая техника. Камуфлированные пассажиры сих громких транспортин повылезали наружу и продемонстрировали всем зрячим свои оголенные скорострельные автоматы!.. Народ сразу же усвоил суть намека и, ничуточки не возмутившись, либо рассосался по жилищам, либо принялся брататься с вояками, охотно снабжая их информацией о мракобесах, коей (козе понятно) на момент начала операции командование карательной экспедицией обладало в избытке!..

Добросовестные военнослужащие отловили большинство «шибко умных», скучковали их на территории огражденного сеткой-рабицей муниципального скотомогильника, где и... «всыпали им по первое число, вставили по пистону, накостыляли в пределах разумного, аргументированно поубеждали в неправоте, предложили постоять на бровях и показали, где зимуют раки!»...
Под занавес сего грамотно исполненного перевоспитательного мероприятия всяк из инакомысливших без колебаний дал подписку об безальтернативном одобрении мэровского способа передвижения и... И под свист и улюлюканье с несказанным облегчением припустил на все четыре стороны! Разумеется, не далее строжайше охраняемого периметра секретного физико-химического городка...

В ознаменование победы демократии всеобще публично обожаемый мэр Ирод Петрович Изолентов многократно выступил по городскому телеканалу «Офигенно секретно», обличая выпады отдельных идеологических экстремистов, дюже вредоносные для стремительного подъема и без того высоченного уровня жизни горожан! Телезрители, наслушавшись главного городского мужа, пусть даже и с неким превозможением себя, но в подавляющем большинстве уверовали в собственное незаурядное благосостояние и, как следствие, загордились и повеселели!..

Повеселел и Онаний Крякоквакин – кочегар цеха обжига термоядерных кирпичей – тридцатидвухлетний крепыш брюнетистой волосатости, постоянно опечаленный двумя недугами: необратимо прогрессирующей плешивостью темени и систематическим зудом лобка... Ага, повеселел, и зуд, плавно напрочь угаснув в вышеупомянутом месте, вкупе с неимоверным жжением вспыхнул в глубине межъягодичного ущелья! Точно так же, как в годы учебы в кочегарном колледже и в период армейской службы!
Передислокация чесательных манипуляций и их активизация не ускользнули от пристального внимания коллег по угольному огнетворчеству. Посудачив в курилке, мужики пришли к неутешительному выводу: «Если у кочегара зазуделась жопа, значит скоро выпадет на эту самую жопу какое-нибудь похабное приключение!»...
Заскочивший в кочегарку для подзаимки дрожжей и сахара телесно тщедушный младший технолог цеха Брагин, понаблюдав за яростным чесом сквозь брезентовые брюки, покумекал и жеманно произнес пожизненно женственным голоском:
– Она-а-аний, ну и чего через брезент-то че-ешешь? Стесня-яешься? А чего среди своих стесня-яться-то? Спуска-ай штаны-то да и чеши-и себе на здоро-овье на-аживо! А то дава-ай.., я-я прочешу-у! У меня ногти о-он како-овские вы-ымахали! Чего-то не стригу и не стригу-у-у, а все лакиру-ую да лакиру-ую!..
Крякоквакин смерил доброжелателя уничижительным взором и, страдальчески гримасничая, засеменил в направлении санузла.
– Она-а-аньюшка-а! – забыв про дрожжи и сахар, настырно погнался за ним младший технолог, – А ведь еще можно водочные клизмы делать! Для дезинфекции! А коньячные клизмы еще-е(!!) эффективней!..
А мы тут с мужиками решили бра-агу замути-ить, а дрожжей с сахаром не хвата-ает! Вот и засла-али меня к вам – в кочегарню – попопроша-айничать! – последние слова пришлись в дверь санузла, захлопнутую за собою изнемогающим от зуда Крякоквакиным...
– Она-а-анчи-ик!!! – базлал сквозь припорошенную сажей филенчатую преграду одержимый жаждой к целительству Брагин, – Э-это-о у тебя-я на не-ервной по-очве-е!!!
А ещ-ще-е-е ить мо-о-ожно-о... раскаленной головешкой или ку-уревом твою за-адницу прогре-еть!!.. Толчеными свежими муравьями с чесноко-ом и укро-опом можно натереть!!.. Иль возьми грецкий орех в скорлупе и засунь его в кишку поглу-убже!! На сколько самого длинного пальца хватит! На-а-а трое суток засовывай!.. Можешь заместо ореха... три-и-и(!!!) ореха, но только без скорлупы-ы, запихать!
Она-а-аньюшка-а!!! А лу-у-учше-е(!!!) всего-о(!!) е-ё-ё-ё навазели-инить(!) и-и-и-и-и.., – на сем фантазия младшего технолога иссякла, и он понуро поплелся выклянчивать сахар с дрожжами...

После обеда в курилке коллективно смотрели по телевизору очередное выступление мэра Изолентова, кой яростно клеймил «оголтелых оппортунистов, набравшихся наглости посягнуть на святое – на единственно верный курс, направленный на жизнедеятельность вниз головами»!..
Под финальные аккорды телепрограммы по отмашке старшего мастера смены все дружно поаплодировали...

Накидав в гигантские топки угля, вновь собрались в курилке, где уже волновалась смазливая лекторша из отдела культуры городской администрации. Чуть ли не сравниваясь мордашкой с багровостью своего делового платья и нервно поправляя очки-велосипеды, молодка продиктовала с мятой-перемятой шпаргалки практически то же самое, что и только что озвучил с телеэкрана мэр...
Когда дошло до вопросов, случился конфуз... Ассистент кочегара Осип Дохлятинов, задумчиво поморщившись и потрепав свою жидкую бороденку, вдруг прокричал:
– А мэр-то чего так?!! А ты-то, мамзель, чего так же как и он?!!
– К-к-кон-ны-крети-зируйте! – интуитивно чувствуя подвох, с трепетным заиканием попросила лекторша.
– Да я все... про то же самое, которое оно..! – соорудил словесный ералаш Дохлятинов.
– Про к-кы-какое?! – представительница мэрии сумбурно заелозила бюстом по торцу поставленной на попа бочки из-под дизтоплива, традиционно и до сей поры служащей ораторской трибуной.
– А чё ж это вы не по-людски к народу-то?! – обострил ситуацию Осип, – Чё ж это вы, значит, сами агитируете за то, чтобы мы на ушах ходили, а сами речуги толкаете с жопы да с пяток?!..
– Не х-хамите, г-гы-ражданин!! – с трудом поборов нешуточное смятение, выкрикнула лекторша, – Ещ-ще н-не х-хы-ватало, чты-тобы мэр перед ти-телезрителями кы-как последний кы-клоун на ти-темечке кы-ривлялся!!!
– Ага! – в мертвецкой тишине произнес дотошный Осип, – Ему, значит, на темечке стремно! А мы, значит, свои темечки об асфальт до дыр протирай да шеи вывихивай?!! ***-ядство какое-то, а не демокра-атия!!!
Лекторша, психанув до полной потери самоконтроля, пулей вылетела в дверь, распахнув ее лбом, попутно сбив с ног задумчиво прислонившегося к косяку Онания Крякоквакина и рассыпав по черномазому полу свои пластмассового жемчуга бусы!..
Пока кочегары скрупулезно собирали бусинки, Дохлятинова экстренно пригласили в комбинатовскую контору для собеседования на предмет его профпригодности... Забегая вперед, баламут не выдержал испытания и навсегда с позором был выдворен за заводские ворота...
Что касаемо лекторши... До сей поры сидит на кассе в привокзальном платном туалете...
Да-а-а! Отрадным же последствием падения Крякоквакина стало стремительное и абсолютное пропадание зуда в его многострадальной заднице!..

Когда страсти-мордасти подулеглись, когда бусинки были собраны, когда в дюже прожорливые топки была накидана очередная угольная порция... Вот тогда и... Вот тогда и посреди кочегарки в образованном коллективом смены круге выступил ведущий акробат городского цирка Граций Звездинский.
Обтянутый пурпурным трикотажем несказанно тонюсенький и невероятно гибкий шкет демонстрировал виртуозное хождение на руках и танцы-пляски на увенчанной замызганной шапкой-ушанкой голове, а облаченный в белоснежный фрак толстенный и одышливый господин комментировал телесные манипуляции...
– А пусть попробует из этого положения покидать лопатой топливо!! – не выдержал безмерно обрадованный пропажей зуда Крякоквакин.
– Гра-аций! – восторженно окликнул комментатор, вынимая из чехла совковую лопату с пришпандоренной к черенку парой желтых сандалий, – Продемонстрируй-ка!..
Граждане кочегары, мы предусмотрели вероятность подобной просьбы с вашей стороны, поэтому со своей стороны основательно подготовились, не щадя сил на реконструкцию лопаты и на длительные репетиции!..
Спустя минуту-другую акробат, сцепленный ступнями с инструментом посредством вышеупомянутых сандалий, пусть и неуклюже, но все же подкидывал в крайнюю слева топку угольную мелочь, семеня на руках и для передышек в качестве дополнительной опоры подключая защищенную уже упомянутой шапкой-ушанкой голову.
– Да-а-а! – вслух поразился престарелый кочегар-испытатель Болваний Сидорович Углеедов, – Э-этакое мастерство-о! Кто бы рассказал – ни за что бы не поверил! Э-э-эх-х, где мои годы молодые?! Сороковник бы сбросить, так я бы то-оже этак же!..
«А чего сбрасывать этот самый сороковник? – подумал вечно всем недовольный одутловатый шлаконос Михайло Зловонюченко, – Выпе-ендривается(!), будто летчик-испытатель на утреннике в деревенском детском садике. Оформился на пенсию – ну и ползи на отдых с производства(!!) – ну и освобождай место молодым. Нашелся незаменимый кочегар-испытатель. У меня тоже корочки испытателя(!), а я из-за этого старого пердуна шлак таскаю...»
– Гражданин хороший!! А можно спросить?! – тем временем обратился к наставнику акробата ветеран Углеедов.
– Спрашивайте! – отыскав взглядом Болвания Сидоровича, дозволил тот.
– А вот я тут поду-у-ума-ал..! – с пафосом произнес Углеедов, – А тележку со шлаком возможно ли вверх тармашками катать?!
– Хоро-о-оший вопро-о-ос-с.., – подперев кулаком подбородок, вслух озадачился теоретик производственной акробатики, – Вопро-ос.., конечно, хоро-о-оший! Но мы пока им не задавались...
– Ну чего?! – прервал раздумья Болваний Сидорович, – С телегою-то своего дистрофика не тренировали?!
– Да не-е-ет, – пытливо наблюдая за в поте лица лопатящим уголь подопечным, признался наставник, – Как-то... никак...
– А может пускай прямо сейчас и... того – попробует?! – кивая на акробата, только что вставшего на ноги и отстегивающего от них лопату, предложил неугомонный пенсионер.
– Граций! – вытерев рукавом белоснежного фрака пот с лица, обратился к подопечному тренер.
– Ну чё тебе еще(?), придурок, – озлобленно пробубнил под нос усталый акробат.
– Гра-а-аци-ий!! – с нескрываемым раздражением взирая на испачканный композицией пота с сажей и золой доселе белоснежный рукав, повысил голос наставник, – Ты меня слы-ы-ыши-ишь?!!
– Да слышу, слышу!! – нервно обернувшись, выпалил циркач.
– Иди-ка – покатай тачку из положения вниз головой! – последовал приказ.
– Придурок, – пробубнил Граций, но... повиновался...
Насмотревшись на натужные телодвижения акробата, в итоге все-таки сдвинувшего тачку со шлаком и прокатившего ее несколько метров, кочегар-испытатель Углеедов многозначительно поглядел на шлаконоса Зловонюченко и объявил во всеуслышанье:
– А я вот думаю, что у Михайлы Зловонюченко не хуже получится! Давайте-ка его коллективно подбодрим и обяжем освоить этакий способ ко дню-ю-ю... Ко дню, ко дню, ко дню... А хотя бы ко Дню моего рожде-ения!!! Думаю, за месяц натренируется!
«Гандо-о-он(!!!)», – перед выпадением в обморок успел подумать Зловонюченко...

Со следующей смены кочегары развили бурную деятельность по реформированию производственного процесса...
Первым делом получили со склада новехонькие лопаты, к черенкам которых немедля пришпандорили (на гвозди, а в подавляющем большинстве на шурупы) разнообразную обувку: от сандалий и тапочек до кирзовых сапог и ботинок.
Вторым делом для комфортности ходьбы и снижения износа усилили брезентовые рукавицы-верхонки лоскутами кошмы, подошвами от старой обувки и даже вырезками из автомобильных шин.
Третьим делом единодушно заказали через интернет-военторг на кодированный адрес котельной танковые шлемы, кои и были доставлены уже на четвертый день сквозь секретные фильтры службы безопасности городка.
Иные же смены подошли к вопросам экипировки менее рьяно, то не усиливая массово рукавицы иль приспосабливая в качестве защитных головных уборов старые строительные каски, металлические столовые миски либо и вовсе – обрезанные пластмассовые ведра, цветочные горшки и даже бэушные ночные вазы...

Спустя с неделю с начала усиленных тренировок энтузиазм передовой смены стал иссякать час от часу. И отчего? А оттого, что великий почин зашел в непробиваемый тупик: руки и шеи не выдерживали нагрузок, телеса и вистибулярные аппараты не обеспечивали равновесия, приливающая же к голове кровь провоцировала разнообразные мучительные недомогания! И это с учетом того, что тренировались исключительно менее чем тридцатипятилетние, а старшие выступали в качестве советчиков и вручную подстраховывали молодежь по ходу попыток исполнения трюков...
Ох и наматерились же!!! Более остальных насквернословил шлаконос Михайло Зловонюченко, под строгой опекой кочегара-испытателя Болвания Сидоровича Углеедова часами напролет пытавшийся встать, так сказать, на уши, ухватить босыми ногами рукояти тачки и сдвинуть ее с места... Так ни на йоту и не сдвинул, до упаду смеша созерцателей своих неуклюжих потуг.
Кстати, в итоге изнурительных недельных занятий четверо из состава смены угодили в травматологию с вывихами шейных позвонков и разнообразных суставов, а также с ушибами различной степени тяжести.

Пока то да се.., из-за отвлечения коллектива на акробатические занятия температура печей систематически выпадала из нормы в сторону снижения, вследствие чего термоядерные кирпичи выходили из цеха недообожженными!..
Когда из Центра термоядерного благоденствия, куда поставлялась вышеозначенная продукция, посыпались рекламации, кочегарный коллектив знатно пропесочили и строго-настрого наказали параллельно с наращиванием интенсивности тренировок по работе на верхних конечностях неукоснительно соблюдать технологические параметры обжигового процесса!..
Состав крякоквакинской смены, заполучив разнос по полной программе, побросал в кучу танковые шлемы и оснащенные обувкой лопаты, приуныл, призадумался и... Как заведено среди некоторых народов и народностей, громко посквернословил, поплевался и позволил себе с горя алкогольно расслабиться не отходя от рабочего места!..
В ту смену температура печей ни разочка не клюнула вниз! Более того, она зачастую перла и перла на чрезмерное повышение! Оттого и термоядерные кирпичи получились на диво отменными, поражая отдел технического контроля своим бесподобно мелодичным звоном!..

После той смены взбодренный коллективной пьянкой Онаний Крякоквакин, с наслаждением поболтавшись по осеннему городку и прикупив на давнишнюю заначку продуктов и по надувному красочному кочегару обоим сыновьям-малолеткам, добрался до двери своей квартиры на пару часов позже обычного.
Решив удивить домочадцев, попытался встать на голову и надавить на кнопку звонка носком ботинка, но ничего из этой затеи не вышло. Лишь ушибы локтя и затылка. Супруга ж – облаченная в белую футболку и малиновые штанишки упитанная и коренастая симпатюлька Гланда Николаевна – уловив доносившийся с площадки грохот падающего тела, приникла к дверному глазку и, узнав мелькнувший мужнин ботинок, суетливо отперла.
– А мы тут ждем-пождем папаньку, а он все не идет и не идет! – с поцелуями повиснув на супружеской шее, восторженно прощебетала Гланда, – О-о-о!! – воскликнула, уловив перегарный дух, – А папаня-то того – под хмельком! Айда закусывать! Я таки-и-их(!!!) пельме-еней налепи-ила!
– Откуда мясо?! – на шаге через порог удивился Онаний.
– А во-о-от! – протянула благоверная, – Места-а-а мясные надо зна-а-ать! Да это, того.., – замялась, – У Марковны под твою зарплату тысченку перехватила. Ты не против?
– Не против, не против, – притягивая супругу за талию и чмокая ее в лобик, добродушно произнес Онаний, – Перехватила, так перехватила... А я тут.., – замялся, пунцовея ушами и не ведая, как скрыть факт наличия заначки, – А я ту-у-ут... августовские задержанные премиальные получил! Набрал рыбьих консервов, пряников с конфетами.., тебе – бутылку «Кагора», себе – поллитру водки, а пацанам – по надувному кочегару!
– Ой какой ты у меня молоде-е-ец! – восторженно подпрыгивая и аплодируя, пуще прежнего возликовала Гланда, однако, спохватившись, приставила палец к губам и предостерегающе прошептала: – Тс-с-с, детишки спят...

Онаний, переодевшийся в такие же как и у Гланды белую футболку и малиновые штаны, нависнув над кухонным столом, уплетал испускающие пар пельмени.
– Ну как? – с бокалом «Кагора» облокотившись о столешницу и умильно взирая на мужа, поинтересовалась жена.
Он, старательно нажевывая, промолчал.
– Как пельмешки-то? – отпив чуточку винца, повторила попытку Гланда...
– Вот что-что, а пельмени у тебя всегда обалденные! – смачным глотком опростав рот, восторженно произнес Онаний, – Даже офигенней ресторанных!.. Свинина?
– Неа, – состроив хитрованский взгляд, произнесла супруга, – Отгадай с трех раз.
– Ну не баранина же! – констатировал глава семейства.
– Не она, – широко разулыбавшись, подтвердила слабая половина.
– И не говядина, – задумчиво произнес Онаний.
– Не она, – насадив на вилку пельмень, согласилась Гланда.
– Неужели кенгурятина?! – озарился догадкой он.
– А вот и мимо! – запив пельмень вином, возликовала она.
– Сдаюсь, – прозвучало в ответ.
– Дичь! – воскликнула Гланда, – У браконьера купила. И заметь, по бросовой цене! Сто девяносто девять рэ за кэгэ!
– Бобрятина иль... енотовидная собака? – торопливо отложив вилку, скорчил брезгливую мину Онаний.
– Сейча-а-ас, – насупилась Гланда, – Совсем что ли дура(?!), чтобы всякую дрянь покупать.
– Так что тогда? – осушив стопарь и занюхав хлебной краюхой, Онаний выказал крайнюю степень недоумения...
– Королевский осел! – самодовольно проглотив смачно пережеванный очередной пельмень и пустив ему вдогонку поток «Кагора», выпалила Гланда.
– Кто осел? – состроил недоуменную мину супруг.
– Ну не ты-ы-ы(!) же, – заверила супруга, – В пельменях мясо королевского осла. Их разводят в Кудыкаковском заповеднике. А браконьеры втихаря отстреливают и излишки тоже втихаря продают. Муж нашей бригадирши – Меднотазовой-то – из браконьерской шайки. Вот я через Меднотазиху и разжилась.
– Поня-я-ятно, – со вздохом облегчения возобновляя трапезу, произнес Онаний, – Королевский осел – ве-е-ещь!..
– Предлагали мраморную ишачатину, но я наотрез отказалась, – поделилась Гланда.
– Правильно, – уплетая за обе щеки, одобрил Крякоквакин, – Лучше уж утятина с лягушатиной, чем мраморная ишачатина...

Поужинав, от нехрен делать в обнимку смотрели подвешенный над холодильником телевизор. Транслировался балет «Утиное болото».
– Завтра в ночную смену? – спросила Гланда.
– Как обычно, – меланхолично массируя бюст супруги запущенной под футболку ладонью, откликнулся Онаний.
– Какой ты у меня хоро-о-оши-ий! – воспылала добротой благоверная.
– Угу, – вожделенно любуясь ляжками примы-балерины, блеснул краткостью муж.
– А ведь пра-а-авильно, что не стал вешать телевизор над газплитой. Сейчас бы уже до неузнаваемости закоптился, – прозвучало в качестве комплимента.
– Угу, – прозвучало в ответ.
– Она-а-аша! – с волнением обратилась Гланда, – А вам там – на работе – прививки от радиации делают?
– Угу, – пытаясь представить приму-балерину в голом виде, машинально подтвердил Онаний.
– И часто?
– Два раза в месяц.
– И куда ставят?
– В жопу.
– И больнючие прививки-то?
– Больнючие.
– А я чего-то за тебя совсем забоялась. Радиация-то смертельно опасна... И что, думаешь, прививки помогают?
– А то как? – пытаясь представить голую приму верхом на королевском осле, вопросом на вопрос ответил Онаний.
– Она-а-аша, – прильнув к супругу от головы до пят, прошептала на ухо Гланда.
– Чего-о?
– А почему ты титьки мои мнешь, а сношаться вроде как и не планируешь?
– Устал я. Сегодня вкалывали как про-оклятые.
– Онаш, а они – эти самые термоядерные кирпичи – сильно радиактивные?
– Что-о-о?!!! – аж подпрыгнув с табурета, взревел Крякоквакин, – Какие еще разэтакие термоя-я-ядерные-е кирпичи-и?!!
– Ну те. Ну которые вы там из своей кочегарки обжигаете, – испуганно отпрянув от супруга, промямлила Гланда.
– Не-е-ет там никакой термоядерности и никакой радиации!! – брызжа слюной, затрясся Онаний, одержимый лишь одним: как бы великую тайну термоядерного производства вернуть в лоно совершенной секретности!
И понесло-о-ось(!!!), дабы не разбудить детишек, на энергичном шепоте:
– Да последний дебил знает, чем вы там занимаетесь! – выпалила Гланда.
– Наш кирпичный комбинат, между прочим, выпускает обыкнове-е-енные огнеупо-о-орные кирпичи-и!
– Ага! Так я и поверила! Совсем что ли без соображения?! А на кой ляд вам тогда по два раза на месяцу прививки от радиации делают?!
– Это не прививки, а витамины!
– Брешешь?!
– Пес брешет, а я не пес, поэтому и не брешу!
– Не бре-е-ешешь?! А скажи-и-и-ка, окаянный, какого черта на эту утятину пялишься?!
– На какую еще утятину?!
– На ту-у-у, которая по телевизору в «Утином болоте» главную утку отплясывает! И-и-ишь как выгибается!.. Чего зенки-то бесстыжие выпучил?!.. Я ему и пельме-е-ени, и ма-а-аксиму-ум внима-ания! А он в моем же присутствии какую-то балеринку утястую глазищами намыливает!..

(Дабы прояснить суть предмета внутрисемейного спора... Так вот, засекречивание градообразующего кирпичного комбината а вместе с ним и города произошло не менее чем пару десятков лет назад. А поводом к сему послужило начало крупнейшей за всю историю человечества дезинформационной операции, затеянной Главным контрразведывательным управлением.
Угодил в оперативный план и раскинувшийся на берегах речушки Соплетечки глухоманский городишко Долгодрищенск, основанный в конце девятнадцатого века маститым путешественником Иваном Гнусовым, вынужденным на оном месте прервать свой пеший переход из-за одолевшего его мощнейшего и затяжного поноса...
Так вот, согласно широкомасштабному дезинформационному плану, Долгодрищенск многорядно обнесли современными заградительными сооружениями, создав глыбищи легенд, среди коих главенствующую роль играла передаваемая из уст в уста пустышка о якобы запущенных в производство неких термоядерные кирпичах.
Помимо сего, городишко удалили со всех вновь выпускаемых географических и политических карт, прикрыли маскировочной завесой «Антиспутник-17» и наделили секретным кодом «Дрищ 02-03». Легенды же взращивала мощная спецслужбовская структура, неусыпно державшая городок под многослойным колпаком...
В итоге глобальных пертрубаций производственная инфраструктура микромегаполиса не претерпела каких-либо существенных изменений, но горожане были уверены, что весь промышленный потенциал экс-Долгодрищенска мобилизован на службу отечественной атомной энергетике! Той же точки зрения придерживались и разведывательные коллективы подавляющего большинства государств планеты, не подозревая о том, что истинные термоядерные кирпичи для нужд Центра термоядерного благоденствия производятся без малого тысячей километров восточнее, а экологически чистая экс-долгодрищенская продукция идет главным образом на строительство жилья для отечественных физиков-ядерщиков!
Отсюда и комизм спора Крякоквакиных вокруг да около блефа о радиактивности термоядерных кирпичей...)

Под финиш полового акта придавленная Онанием к полу Гланда от переполнявшего ее удовольствия выла, скулила, извивалась и звонко хлестала с обеих рук по обнаженным ягодицам супруга!..
До оргазмической развязки оставалось совсем чуть-чуть, когда разбуженный шумом трехлетний карапуз Селиван вбежал на кухню и оторопел, расценив, что папаня обижает маманю! Ухватив с обеих ручонок увесистый утюг, дитенок раз несколько довольно-таки слышимо долбанул его подошвой по затылку пращура и гневно прокричал:
– Отс-пусьтии ма-а-амку-у, засьрья-я-яне-ець!!! Йей зе бойльно-о-о!!
– От-тпус-ка-а-аю-ю.., – со стуком лбом об пол простонал выбывающий из сознания Онаний...

Дети сладко спали в зальной комнате в обнимку с новехонькими резиновыми кочегарами. Взволнованная Гланда, охая и ахая, суетилась на кухне вокруг согбенного Онания, устанавливая на его теменную плешину дискообразную грелку с холодной водой.
Телевизор, как и прежде, являл балет «Утиное болото». Онаний косил глаз на экран, но прима уже не навевала абсолютно никаких эротических фантазий. И действительность-то просматривалась неполноценно – туманно и сумрачно.
– Я-я-я бо-ю-ю-юсь.., – начал было он.
– Ничего не бойся! – защебетала она, – Холод успокоит. Если к утру станет хуже, вызовем скорую. Голова – не жопа, завяжи да лежи.
– Я-я-я не о то-ом, – болезненно поморщившись, пояснил он, – Я-я-я про... него-о-о! – на сих словах взгляд Крякоквакина погрустнел пуще прежнего и красноречиво указал на его пах.
– А что с ним?! – догадавшись, о чем речь, несколько взволновалась Гланда.
– Д-ду-у-умается, все! Опал безнадежно! Психическая травма.
– Психологическая, – поправила супруга.
– Ага, – согласился супруг.
– Говорила же, что свет надо выключить! Говорила?
– Аг-га, говорила.
– А тут ребенок вбегает в освещенное помещение и сразу все видит! Было бы темно – не вышло б так.
– Ага, н-не вышло... б...
– Да не горюй ты по поводу своего пестика! Что ему доспеется?!
– Все. Доспелось. Нестоячка. С-сердцем чую... С-сердце не обманешь...
– Чепуху мелешь!.. Хоть на Селивана зла не держи. Он ведь меня защищал!
– От чего защищал?
– С его точки зрения, от зверских издевательств. Если хочешь, от пыток.
– Ага... Д-да за такие пытки добрые бабы мужиков на рука-ах но-ося-ят!
– Тише. Детей разбудишь.
– Да куда уже тише-то?..
– Онаня-я-яш, – окольцовывая руками шею супруга и накладывая свой бюст на его загорбок, прошептала на ухо Гланда.
– Ну чего-о-о еще-е? – нервно передернув плечами, ответствовал Онаний, – Опять сношаться приспичило?! Перетопчешься!
– Да перетопчусь, – подуспокоила женушка, – Я об другом... И чего это они балет этот крутят? А в программе его нет! Не случилось ли чего?
– Где? – состроив придурковатую мину, поинтересовался супруг.
– В Какманде-е! – явно съязвила Гланда, – В девяносто первом перед объявлением о государственном перевороте то ли по главному, то ли по всем каналам «Лебединое озеро» крутили. Бабушка часто об этом рассказывала, и дедушка о том же по пьянке гундосил.
Тогда, значит, балет «Лебединое озеро»; сейчас, значит, тоже балет, с той лишь разницей, что «Утиное болото»!.. Жу-у-утко(!) мне что-то, Онаний... Чую, стряслось нехоро-о-ошее!
– Да не нервничай, – подуспокоил после стопки водки мало-мальски подобыгавшийся муженек, – И это! Зря я про свою импотенцию наплел. Чую, начинает твердеть! Хочешь?
– Неа, – усмехнулась Гланда, – С прошлого раза сперва оклемайся...
Ну-у Селива-а-ан! Ка-ак он тебя-я-я!..

Онаний, закинув ладони под затылок, лежал в уютной постели. Гланда нежилась рядышком. Было темно и не грустно...
– Ну чего там у вас? – шепотом нарушила молчание она, – На ушах уже работаете?
– Нивкакую, – отозвался он.
– А чего так?
– Да как-то... так.
– Поня-я-ятно. А Налим Меднотазов-то – ну тот, у которого я мясо покупала... Браконьер...
– Ну?
– С ружьем в босых ногах на руках да на голове по лесам скачет. На базаре судачили, что в этаком виде от подраненного секача ускакал.
– Хм... Верится с трудом.
– С трудом, не с трудом, а живой...
Онаня-я-яш, а я сегодня день напролет пробовала стойку на голове делать...
– И чего?
– Титьки на морду выпадывают.
– И чего?
– Надо вверхтармашечные бюстгальтеры покупать. У них, видишь ли, бретельки не на плечи, а вокруг ляжек. Вещь. Первые партии неделю назад завезли.
– Дорогие?
– Не-е-ет.
– С получки куплю.
– Спасибо, Онаняша... А меня через месяц на экспериментальную вверхтармашечную кассу переводят.
– Хорошо.
– Чего хорошего-то?.. Работать только на голове, рассчитывать ногами, продукты перекантовывать ими же... Дольше трех смен никто не выдерживает. И обязательно нужен брючный костюм.
– Зачем?
– Ну представь меня на голове и в платье... Подол-то не из железа. Считай, все мое исподнее покупателю в харю.
– Брючный костюм... А брючную спецовку не выдают?
– Выдают... Но ты бы видел, какая она блеклая и не фасонистая.
– Ах, ну да-а-а... Так и быть, куплю-ю тебе новые штаны.
Онаний, а вот когда мы все станем ходить на ушах, тогда как трахаться-то будем?.. Тоже поди на ушах обяжут?
– Угу.
– Не представляю.
– И я.
– Чего-то не спится. Онаня-я-яш, айда на кухню. Выпьем, поедим, телевизор посмотрим. Может «Утиное болото» уже кончилось?..
Какой-то бесконечный балет. Поди ни по одному разу прокручивают?.. Точно, что-то случилось.
Айда что ли на кухню-то?
– Айда.
– Онаня-я-яш, а ко мне наш зальный администратор пристает.
– Морду набью.
– Так ему и надо.
– Не ему – тебе набью.
– За что-о-о?!
– Тише, детей разбудишь. Не «за что-о-о» тебе морду начищу, а для того, чтобы перед всякими зальными администраторами впредь сранделем не крутила. Айда на кухню.
– Айда...

Телевизор, как и прежде, выдавал балет. Музыка уже нешуточно раздражала нервные системы Крякоквакиных. Пришлось убавить звук...
Посидели, выпили (каждый свое), помолчали...
– Смотри-смотри! – встрепенувшись, Гланда энергично указала на экран, на коем выплясывал с десяток сцепившихся руками балерин, – Смотри-смотри! Это танец маленьких утей! Я его сегодня уже видела!
– Вчера видела, – кивая на показывающие половину первого часы, поправил Онаний, – Сегодня только что началось.
– Ну пусть, – скомпромиссничала Гланда, усердно потягивающая из бокала «Кагор», – Пусть и так. Но дело-то в том, что это проклятое «Утиное болото» крутят не по разу! Что-то серье-е-езное(!) стряслось. Боятся объявить.
– Угу, – кивком головы стряхнув накатывающую дрему, произнес Онаний...

Она сидела на полу, привалившись спиной к простенькой стиральной машине. Он возлежал рядом, подложив под затылок мешок с грязным бельем. Тупо пялились в беззвучный телевизор.
– Онаний, – приняв очередную кагорную дозу, нарушила тишину Гланда, – Я вот все думаю и думаю. О том времени, когда весь город встанет на уши... Слышишь меня?..
– Только тебя и слышу, – пробурчал супруг.
– Ведь, если такое сделается, многое в нашей жизни должно поменяться... К примеру, на всей одежде надо перешивать карманы. Если их не перевернуть наоборот, все ж из них будет высыпаться... Дверные глазки придется опускать к порогу...
– Перешьем, перенесем.., – пробубнил Онаний.
– Коньки надо будет отрывать от ботинок и приделывать к чему-то удобному для рук... А как кверху жопой рулить автомобилем?! Вот вопрос так вопрос!.. Опять же.., мотоциклистам придется ездить жопою вперед. А ведь на ней – на заднице-то – глаз нет! И шлем на нее не напялишь...
А представь кинотеатр, в котором над рядами одни задницы!..
– Пред-ста-а-ави-ил-л! Ха-ха-а-а! – захохотал Онаний, – И кинотеа-а-атр, и мотоцикли-и-исто-о-ов, и да-а-аж-же... ле-е-етчико-ов в самоле-е-ета-ах!..
– Онаний, но страшнее всего проблема прилива крови к голове! Это же не только вредно, но и смертельно опасно! Люди будут мереть как мухи от массовых кровоизлияний в головной мозг!
– Но ведь обещали же седативные таблетки от избытка внутричерепного давления, – блеснул медицинской терминологией полусонный кочегар.
– Нашим предкам обещали коммунизм, – привела контраргумент супруга, – Им была обещана не жизнь, а сказка! И что?..
Мы вчетвером чахнем в родительской двухкомнатной мини-метражке, которая даже мельче более-менее приличной однокомнатки. И никогда нам с нашими зарплатами не выбраться из этой конуры! Может возразишь?!..
Онаний в ответ на гландины размышления потупясь промолчал...
Внезапно трансляция балета прервалась, и на экране закрутился ролик с рекламой услуг похоронного бюро «Ангел Вася». Гланда, выхватив из ладони супруга пульт, сноровисто догнала уровень звука до двадцати шести, наполнив кухню траурной музыкой, служащей фоном для рекламного текста.
– Убавь, – поморщился Онаний, – Детей разбудишь.
– Ноль про-облем, – снижая цифирь звуковой линейки, произнесла супруженция, – Ждем. Немного осталось! Сейчас объявят!..
Да хоть бы не война! А то ведь наш Долгодрищенск в первую очередь разбомбят! Как-никак термоядерный объект!
– Сплю-юнь! – надсадным шепотом произнес супруг, – Накаркаешь.
Гланда принялась усердно сплевывать через левое плечо, пятная слюною стиральную машину...
Похоронная тематика сменилась продуктовой: в ролике «Веселый курощуп» престарелый бородач увлеченно запускал лапищу в куриные подхвостки. Птицы трепыхались и неистово кудахтали, а весельчак тем временем хвастался под бравурную музыку, что, мол, его яица самые крупные и экологически чистые!..
Наконец на экране появилась новостная заставка. Гланда напряглась и, обхватив колени руками, выгнула спину. Привстав, поднапрягся и Онаний...
Диктор и дикторша усердно корчили собственную моральную убитость...
– Уважаемые телезрители канала «Офигенно секретно», передайте всем, что нас постигла невосполнимая утрата.., – падшим голосом объявил новостник, после чего выдержал паузу, по ходу коей промакнул салфеткой свои обильно источающие слезы хитрованские очи.
– Глазенки-то половинками луковок натер, вот сырость и прет, – деловито прокомментировала Гланда, – Старый фокус.
– На ш-шестьдеся-я-ят пе-е-ерво-ом году-у жи-изни-и от на-ас-с безвре-е-еменно-о уше-ел-л.., – заныла дикторша...
Дабы не загружать текст сего повествования официозной сетиментальщиной, суть главной новости: помер мэр Дрища 02-03 Ирод Петрович Изолентов!
– Опу-пе-е-еть! – выдохнула в ответ на известие Гланда.
– Да и хер с ним! – с демонстративным цинизмом отреагировал Онаний...

Надо отметить, Изолентов покинул сей бренный мир скоропостижно и далеко-предалеко не благопристойно: захлебнулся собственной блевотиной в пьяном угаре на минус шестнадцатом этаже своей новой подземной дачи! Более того, ушлый судмедэксперт обнаружил в мэровской рвотной массе человеческую сперму.
Потому как кроме пары девиц из отдела народного образования, без исподнего наряженных в пионерскую форму, и троицы телохранителей на объекте никто не присутствовал, подозрение пало на последних...
Прибывший из столицы особо важный следователь потребовал идентификационной экспертизы, коя и была экстренно произведена, но... Сперма ни одного из охранников не оказалась идентичной с выделенной из мэровской рвотной массы...
Пошли дальше... В итоге дополнительных мероприятий было установлено, что в желудке мэра присутствовала сперма повара Кориандра Вафлина, без обиняков признавшегося в злом умысле: «Он – мэр – неоднократно оскорблял меня словесно и грозился поставить мою жену-красавицу на голову и всяко-разно поиметь ее в этом мучительном для организма положении!.. Вот я и в отместку на злые помыслы систематически приправлял мэрские салаты и другие холодные блюда своею собственноручно добывавшейся спермой, в чем и искренне раскаиваюсь!..»

Столица, ознакомившись с нелицеприятными первичными итогами, экстренно прислала самолетом Казимира Трепыхайло – маститого политолога, писателя-фантаста, журналиста и нейрохирурга в одном лице.
Покумекав, сей муж ученый предложил прострелить еще не совсем остывший труп Изолентова, грохнуть парочку телохранителей и обставить все как покушение, организованное одной из враждебных иностранных спецслужб... Столица поначалу сей план одобрила, но... Уже через четверть часа категорически зарубила, мотивировав решение тем, что... А ничем не мотивировав! Отматерили Трепыхайло по секретному каналу спецсвязи и строго-настрого наказали не молоть чепуху, а браться за ум!..
Сердечная недостаточность тоже не пролезла... Уж очень, по мнению столицы, затасканный приемчик!..

Пока Трепыхайло многовариантно легендировал кончину Изолентова, в овальном зале мэрии заседала похоронная комиссия. Председательствовал вице-мэр Макарий Синегноев – молодой карьерист, с энтузиазмом уже видевший себя в кресле усопшего!
Глава коммунального департамента Никита Хрущев предложил (ко всеобщему изумлению!) захоронить Изолентова вертикально головой вниз, в соответствии с его потугами по массовой переориентации населения городка.
Глава же департамента молодежной политики Иосиф Джугашвили категорически отверг сей вариант, мотивировав свою конфронтацию тем, что, мол, молодежь не правильно поймет!..
Связались со столицей. Оттуда дали добро на альтернативную традиционной ориентацию гроба. Хрущев возликовал, Джугашвили в сердцах стукнул своей курительной трубкой о край стола, ненароком выбив из нее шарик шаявшего табака, кой угодил в декольте главы городского казначейства Жанны Рублевской, своими попытками избавиться от очажка возгорания доставившей присутствовавшим массу феерического удовольствия...

Поздним вечером на главной аллее Долгодрищенского кладбища в свете софитов углубляли могильную вертикаль, в арматурном цехе кирпичного комбината ковали стальные венки, а похоронная комиссия обсуждала вероятность проведения поминок в неформальной обстановке на лоне природы (с траурными фейерверками, катанием наперегонки на ослах местного племенного ослозавода до ближайшей медвежьей берлоги и с выступлениями звезд провинциальной эстрады!)...
Пребывающий же в неведении народ в подавляющем большинстве дрых, набираясь во сне сил для грядущих трудовых свершений...

Ближе к полуночи столицей была наконец-то одобрена очередная легенда Казимира Трепыхайло, согласно коей мэр, проникнувшись пламенным милосердием к бездомной кошке, взобрался на дерево, дабы полакомить ее натуральной красной икрой и финским сервелатом... Но предательски подломившиеся сучья оборвали жизнь государственного мужа, душой и сердцем самозабвенно радевшего о согражданах и представителях животного мира!..
Там – в столичных властных эшелонах – посчитали, что этот вариант легендирования наиболее героический, за душу цепляющий и (что особенно ценно!) воспитывающий в электорате уважительное отношение к исполнительной и законодательной ветвям госвласти!..

Хоронили Ирода Петровича в промозглый осенний полдень...
Многие рыдали. Особо надрывалась нанятая мэрией дюжина африканских плакальщиц! Некоторые в знак солидарности с покойным пытались постоять у гроба на головах, что удавалось далеко не каждому...
Когда вертикально подвешенный к стреле подъемного крана гроб вошел в штольню, грянул траурный марш, под аккорды коего девчата из подтанцовки группы поддержки местного шахматного клуба «Конек-Горбунок», облаченные в черные мини-бикини, экспромтом энергично исполнили скорбную композицию...
Могильный холмик куполовидной формы украсила топорно выполненная из различных пород древесины композиция, представлявшая собой березу, по которой с угощением в левой руке к сидящей на макушке кошке взбирается покойный Ирод Петрович...
Пьяные прапорщики, выполнявшие салют из спаренных зенитных пулеметов, ненароком сбили с десяток грачей и самолет-разведчик сопредельного государства!
Выпущенный же из всеобщего внимания пилот-лазутчик, опустившийся на парашюте на огуречную гряду вдовой красавицы Лукерьи Лукьяновой, остался у нее до весны на правах нелегального иждивенца, впоследствии высматривая, вынюхивая и подслушивая в интересах внешней разведки своего извечно агрессивно настроенного лилипутистого государства...

Вице-мэр Макарий Синегноев, возомнивший было себя уже состоявшимся преемником упокоившегося Ирода Петровича, на радостях организовал на устроенных в окрестностях консервного завода поминках гонки на гидроциклах за местными русалками, в ходе коих, находясь в крепком подпитии, не справился с управлением и протаранил опору пересекающего речку Соплетечку железнодорожного моста...
Останки Макария уместились в закрытой модели двухведерного гробика...

Новым мэром псевдосекретного Дрища 02-03 был назначен варяг – бывший генеральный кондуктор столичного метрополитена пятидесятисемилетний Брехалий Полканович Гавгавкин.
Усевшись в главное городское кресло, сей руководящий деятель задумался на пару недель, по прошествии коих отменил постановление предшественника, понуждающее горожан к вверхтармашечному образу жизни. Народ облегченно вздохнул, с воодушевлением оставив в прошлом изматывающие тренировки и стремительно влюбляясь в новоиспеченного «отца родного и заступника»!..
По истечении еще пары недель мэр вызвал в кабинет привезенную с собой из столицы мускулистую пресс-секретаршу Людочку Иванушкину. Усадив ее в свое кресло и уютно устроившись на ее обтянутых кожей высокогорного аморала богатырских коленях, Брехалий Полканович многозначительно произнес:
– Мною выработана новая стратегия! Тепе-е-ерь то-о-олько ра-аком!
– Почему?! – встрепенулась молодка.
– Так надо! – твердогласно отчеканил Брехалий, – Так лучше!
– Ну раком... так раком, – нежно погладив шефа по шевелюре, проявила покорность Людмилка, – Мне не привыкать.
– Составляй указ, – похотливо разминая солидный пресс-секретарский бюст, велел Гавгавкин.
– Не въезжа-а-аю-ю.., – опешила Иванушкина, – На хера указ-то(?!), если по доброй воле и при взаимном согласии тайком от твоей Болонки.
– Конечно, мы-ы-ы с тобо-о-ой тайком и без указа по доброй воле и при взаимном.., – игриво ущипнув деваху за бочину, разулыбался мэр, – А чтобы весь город поставить раком, ну-ужен ука-аз!..
Будут у меня на четвереньках существовать. Мужиков научим задирать ногу и обссыкать из такой позы столбы. Собачий лай введем в школьную программу. Да-а-а(!!!), всех, саботирующих настоящую реформу, в принудительном порядке на благоустройство города!..
 

СКАЗКА ПРО ВАНЮ №2 (продолжение ...

(Лель Подольский)
 15    2017-04-17  1  991
Где там Скифы, где Сарматы, где ещё народ какой? Я в научные дебаты, извиняюсь, ни ногой. Буду я предельно краток, у учёных спор такой: как так Ванин отпечаток обнаружен под Хивой? Тут не шутка, не обман. Я случайно сам узнал из газеты,
      КАК ИВАН НА ВОСТОКЕ ПОБЫВАЛ

1.
Песню наново опять
Непотребно зачинать,
Я ж, однако, про Ивана
Вновь решился рассказать...
Клады все Иван раздал
И опять немилым стал:
Тот кто злато клал в карманы -
Нынче гадость в душу клал.

И Иван решил: «Уйду!
Да опять чего найду!
Чем с немилостью людскою,
Лучше с бесами в аду!
Так-то, Ваня! Дело швах -
Без валюты дружбе крах!»…
И с поллитрою хмельною
Заперся Иван в сенцах.

Чёрны думы так и прут,
Вслед за водкою текут:
Просто так идти нет толку,
Нужен, стало быть, маршрут.
Пригубив на посошок,
Затянувши ремешок,
Кинув за спину котомку,
Двинул Ваня на восток:

«На Востоке, говорят,
Где копаешь – там и клад.
Это вам не Дикий Запад,
Клады как грибы сидят.
Там жизня – ах боже ж мой -
Не приснится ввек такой.
Даже наш там «сельский лапоть»
Будет сытый, да хмельной!»

2.
Время знает свой черёд.
Наш рассказ идёт вперёд:
На Восток не за полгода -
За секунду доведёт.
Ну а бывший «полу» где?
На Хорезмской он земле.
Средь восточного народа
На базаре он в Хиве.

Да, Восток узбеку – рай,
И туркмену – каравай,
И таджик там, что сыр в масле.
А вот русский – не зевай!
Ежли мыслишь кое-как,
Разом попадёшь впросак.
Дураку ж везде как в сказке,
Он и в Африке дурак...

Ваня ди́вится кругом:
«Ай да ярмарка! Содо́м!
До чего ж базар огромен!
Чего нету токма в ём!»
Зыркает по сторонам
Без доверия к глазам.
И, поскольку беспардонен,
Волю Ваня дал рукам:

То, на что зрачок глядит,
То Ванёк и теребит.
И, блажной, не понимает,
Что торговец говорит.
А что купец может сказать,
Коль товар его измять?!
Не по-русски поминает
Отца Ванина, да мать...

3.
Так, пуская между рук
Дыни манты да урюк,
Ничего не покупая,
По базару сделав крюк,
Пред шатром Иван стоит.
У шатра костёр горит.
Вкруг огня толпа большая
По-арабски говорит.

У толпы же на виду
В гаре, смраде и в дыму,
Как исчадие шайтана,
Девка, словно на балу,
Поражая всех красой,
(Да не бровью, не косой,
А изгибом дивным стана)
Шла по угольям босой.

Ваню оторопь берёт.
Разевает Ваня рот.
Толи пьян он, толи грезит -
Сам себя не разберёт.
Думается дураку:
«От бы жинку мне таку!»
Сквозь толпу к костру он лезет,
Девке крикнув на бегу:

«Эй, красавица, постой! -
Ваня лапти с ног долой -
Ежли я, как ты, сумею,
Не пойдёшь ли ты за мной?
Не артачься, я упрям!
Хватя бегать по углям!
Побежали-ка в Россею!»
И в костёр ныряет сам...

Тропка в угольях жарка
Для Ивана-Дурака:
Мнил себя Джордано Бруно,
Стал цыплёнком табака.
Впрочем, для того дурак,
Чтобы делать всё не так.
Прикладает наше «чудо»
К пяткам жареным пятак.

«Знать меня попутал бес
До восточных до чудес!
Девку мог сманить иначе.
Почто в уголья полез?! -
Так Ванятко рассуждает,
Пот да слёзы утирает -
Вот и тут я одурачен...»
Девка ж смехом обмирает:

«Ну и молодец! Герой!
И откель жа ты такой?
(Все, понятно, не по-русски)
Али в ссоре с головой?!
Чтоб по угольям шагать
Йогу надоть изучать!»
Кругозор у Вани узкий,
Всё же силится понять.

Но завсегда башка дурная
Всё иначе разумляет.
Думает Иван: «молодка
Вновь в жаровню зазывает.»
Хоть с лица Иван не сник,
А маркует: «Дело пшик.
Пламя хлеще жжёт чем водка.»
И казал бабёнке фиг...

Что с толпою тут стряслось!
Будто где чё взорвалось,
Иль японское цунами
Над пустыней пронеслось!
В землю носом пал народ.
Ваньку ж взяли в оборот,
Злобно шевеля глазами,
Местной стражи цельный взвод.

(Девка с угольев была
Дочка местного царя.
Иль султан, иль шах он звался,
Врать не стану почём зря).
Ване руки заломали,
Кушаком перевязали
И, поскольку упирался,
Пред собой в тычки погнали

Через город, в пыль и зной,
С непокрытой головой.
То дорогой, то дворами.
То арканом за собой,
Будто он уже мертвец...
И приводят, наконец,
В разукрашенный цветами
И фонтанами дворец.

4.
Во дворце, в огромном зале
Местный «шишка» восседает.
Круг него танцуют девки -
Его похоть ублажают...
Стражники, отдав салют,
Между девками снуют.
Прям, как был Иван без кепки,
К «шишке» этому ведут.

Хан (иль шах) вперёд подался,
Круг танцовщиц разорвался
И исчез, как сон под солнцем.
Ванька связанный остался,
Так же зорко охраняем
И к поклону понуждаем,
Ибо не был добровольцем.
(Ну да мы об этом знаем!)

Воздух раз боднувши лбом,
Всё ж глядит Иван орлом.
От бессилья аж потея,
Думку думает тайком:
«Кабы врезать мне стакан,
То б не сделался я пьян.
Стал однако бы наглее -
Уходил бы мусульман.»

Начал Ваня сгоряча
Говорить без толмача.
И, поскольку понят не был,
Враз испробовал бича.
Кнут жарчей огня горяч -
Искры с глаз летят, коль зряч!..
...Будто бы свалившись с неба,
К Ване подскочил толмач:

«Кагда будет бай спрасить,
Тагда нада гаварить.
А сейчас малщи, сабака,
А иначе мёртвий быть!»
Может это вдругорядь
Кому надо повторять,
Ванька, хоть дурак, однако
Собразил не отвечать.

Бай немного помолчал,
Зло глазами повращал,
Меж бровей сморщинил кожу,
Желваками поиграл.
Ваня стих, а мысль свербить:
«Мне бы стопку засадить.
Я бы спьяну в эту рожу
Изловчился лом всадить».

Снизошел бай говорить,
По арабски бурбулить.
А толмач, словарик вынув,
Стал Ваньку переводить:
«Дочь мою хотел убить?!
Аль к сожительству склонить?!!
Тут не то что в рожу двинуть,
Тут башку мало скрутить!

Мы с тебя, прелюбодей,
Снимем шкуру для ремней,
Да иглой наковыряем
Гуляшу из под ногтей.
Мы за дочку за свою
Ажно русскому царю
Зубы все пересчитаем!
А тебя – живьём сгною!!!»

Молвит Ваня: «Злишься зря
На меня и на царя.
Я ить, Ваше Мусульманство,
С миром шёл в эти края.
Я не мыслил убивать,
Аль девичесть силой брать.
Я не затевал коварства -
Мне бы кладик отыскать:

Золотишка ль, серебра,
Али иншего добра.
Изумруд – пусть завалящий,
Но чтоб цельная гора.
Говорят: сия земля
Благодатна кладов для.
А я парень работящий,
Знать тут место для меня».

«Аль в России не сыскал
Клад, о коем так мечтал?
Что в Хорезм то притащился?» -
Снова Ваню бай пытал.
«Я сыскал, как не найти.
А столь дальнему пути
Посвятить себя решился -
Чтоб от алчности уйти,

От паскудности людей,
Да от глупости своей.
Но и тут, теперь я вижу,
Люди вовсе не добрей».
Бай в ответ: «Коли попался,
Счастлив будь, что жив остался!
Зарабатывают грыжу,
Кто с гордыней не расстался.

И скажу тебе, Иван:
В кажном кладе есть изъян -
Или его очень мало,
Или много так, что пьян.
Не друзья деньги – враги.
Ты здоровью береги.
Коль здоровье подкачало -
Денег тьма, а все ж долги».

Отвечал Иван: «Шалишь!
Да мудрено говоришь!
Философию разводишь,
А сам в золоте сидишь.
На словах то ты добёр,
Но по хате видно – вор,
А умом хитришь да бродишь.
Ишь – язык то распростёр».

Бай серчает: «Так и быть!
Все согласен уступить
Ежли ты мою хворобу
Изловчишься исцелить!»
Просит Ванька: «Развяжи!
А не то твои пажи
Отфутболят меня к Богу!
Да болячку покажи.

Я чего лечить мастак,
Хоть и прозвищем «дурак».
В лучшем виде всё устрою,
А не то чтоб кое-как.
Мне науку врачевать
Преподала моя мать
Своей собственной рукою,
Ежли можно так сказать».

Говорит бай: «Я хочу
Чтоб, в проверку, толмачу
Исцелил нарыв под задом.
На словах и я лечу!»
Ваня думает: «Приплыл...
Сам себя в гроб уложил...
Пригласил погибель на дом...»
Бай с улыбкой говорил:

«Развяжите-ка ремни!
Ну давай, Ванёк, иди!
Покажи свою учёность.
Да смотри не умыкни!
Я везде тебя найду -
Хоть в России, хоть в аду!
Из костей твоих печёных
Смастерю себе дуду!»

Рад Иван, али не рад –
Зрит под толмачёвский зад.
Толмач клюшкою согнулся,
Меж колен порты висят.
Ваня бдительно глядит -
Из под зада шип торчит.
Ванька шибко ужаснулся:
«Ужасть, как, небось, болит!»

Шип Иван ногтем извлёк,
Враз из ранки гной потёк.
Голосить толмач пустился
И вломился наутёк.
К Ване стража как грачи.
Толмачу Бай: «Помолчи!»
В ранку глянул – подивился:
«Хороши в Руси врачи!

Я такому лекарю
Вручу себя с потехою,
Он и голову починит,
Коль она с прорехою.
Мой недуг сложнее прочих -
Я насчет поесть охочий.
Пред едой всяк шапку сымит,
Ну а я, так просто очень.

К животу попал я в плен…
Понимаю – енто крен;
Не могу с собою сладить -
Скоро всю страну проем!»
«Ясно мне теперь одно:
Чтоб здоровьице твоё
К исцелению направить,
Мне потребно – мумиё!»

Речь таку́ Иван ведёт,
А по роже видно – врёт.
Врёт однако очень складно,
Так, глядишь, и пронесёт.
Ваня подранный, босой…
Бай весь жиром налитой,
Ему спорить с Ваней ладно.
Диалог меж них такой:

«Нукась, Ванька, расскажи
Без излишней ворожбы.
А не то ведь освежуем!
Аль порежем на гужи!»…
«Хватя Ваню-то стращать!
Вам славян не запужать!
Мировой пожар раздуем
И не станем потушать!»

«Ты партейный, стало быть?!
Освежуем, так и быть.
Мы в Хорезме не позволим
Революцию чудить!»…
«Да шучу же я, постой!
Кровожадный ты какой…
(Изголяться-то доколе
Будешь нерусь надо мной?..)

Мумия стакан берёшь,
Между пальцев её трешь,
На ведро мочи разводишь
И по капле на ночь пьёшь.
Без микстуры без такой
Будешь хворый да больной.
(Ну чего ножом то водишь,
Будто по траве косой?!)

Кто с леченья умыкнул,
Сам не может сесть на стул.
Честно слово! Буду гадом,
Ежли я чего сбрхянул!» -
Мумиём как врачевать
Ну откуда Ване знать?!
Вот и крутит Ваня задом,
Изловчается соврать:

«Те же, что микстуру пьют,
Почитай всю жизнь живут.
На Руси сдревля сей метод
«Гемопатией» зовут!»…
«Ежли где чего солгал -
Враз посадим на мангал!
Экий ты закинул невод:
И науку подвязал…»

«Эх, величество твоё!
Нам бы токма мумиё!
Сто недугов она лечит,
Как бы не сказать что всё!»…
«Что ж, коль сыщешь мумиё,
Значит счастье в том твоё.
Хоть где рядом, хоть далече -
Енто дело не моё.

Сыщешь, вылечишь меня -
Отпущу в родны края.
А не сыщешь – зря родился,
Пустим в корм для воронья.
И в попутчики даю
Стражу лучшую свою.
Это чтоб с пути не сбился,
В незнакомом-то краю».

«Эх, нелегкая судьба!» -
Мыслит Ваня про себя -
«Влип по самое «ненадо»,
И дела мои – труба.
Ежли б я всё это знал -
В даль такую б не шагал.
Что мне дома дела мало?!»
Вслух, однако, так сказал:

«Мумиё – оно чего…
Мумиё – оно того:
И здоровья даст, и силы -
Исцеление одно…
Да говорила моя мать:
Мумия, де, не достать.
А достать, - так можно было
И больниц не затевать».

«Ты мне мозги-т не втирай!»-
Отвечает Ване Бай, -
«А за ентой мумиёю
Сей же час и выступай.
Поялозай по горам.
Срок в неделю тебе дам.
А иначе с головою
Распрощаешься к чертям!»

Ванька что же? Промолчал,
Да затылок почесал.
Волю Ванькину согнули,
Вот он молча и смекал:
«Эх, жизня моя, жизня,
Как прожить тебя не зря,
Помереть чтоб не от пули,
А от дряхлости нутря…

Кабы мог я только знать,
Что придется мне искать,
Я бы дома постарался
Мумиё то повидать.
Баю что? – Он приказал,
Значит Ванька пошагал?
Что бы, значить, обыскался
То, чё в жизни не видал?..

Как затылка не чеши,
А не вычешешь гроши.
Потруди-ка Ваня ноги -
Нынче с бега барыши»…
И пошел Иван искать,
Чужу землю ковырять.
Тяжки горные дороги,
Да не хотца помирать…

5.
…Где и как Иван блудил,
Стражу за собой водил,
Дабы напустить туману -
Это автор опустил:
Кому надо, тот поймёт…
Дуракам всегда везёт!
Подфартило и Ивану -
Мумиё он в срок несёт.

Стражники за ним вослед,
В худобе сошли на нет,
Все изодраны, вспотели.
Только Ваньке сносу нет:
«Эй, величество твоё,
Раздобыл я мумиё!
В аккурат через неделю,
Честь – по – чести, точно всё!»

Бай смеется: «Так бери
Да меж пальцев ее три.
Только вот мочу на водку,
Ежли можно, замени».
«В ентом не смогу помочь:
Все по прописи точь-в-точь
Запихаю тебе в глотку.
Я до риску не охоч» -

Ваня взглядом плутоват,
Поведеньем нагловат.
Будто он сам царь небесный,
Ну иль хотя бы его сват.
Мумие в ведерку трёт,
Да мочи до верху льёт:
«Коль заказывал болезный,
Пусть теперьча енто пьёт!»

Бай и рад бы «откосить»,
Да свои слова забыть
Не резон при всём народе.
Что же делать - надо пить.
В рюмку каплю нацедил,
Перед взором покрутил,
Поперхнулся было вроде,
Через силу проглотил.

Ну и где тут после жрать,
Жажду ль, голод утолять.
После этакой микстуры
Пред отрыжкой б устоять...
Бай микстуру пьёт, говеет.
День за днем он все худеет.
Хоть икра, хоть в масле куры -
Перед пищею не млеет…

Ваня начал налегать,
Обещаньем попрекать:
«Обещал отдать всё сразу,
Так пора бы уж отдать!
Я ж тебя не обманул -
За кордон не умыкнул!
И обжорную заразу
К исцеленью повернул!»

Бай, мочою в нос рыгая,
Глаз почти не открывая,
Говорил: «Не знал я, Ванька,
Что занудность ты такая!»..
«Я занудливый?! Окстись!
Да от спячки пробудись.
Аль трындел, как балалайка?
Обещался, так делись!»

«Ладноть! Я в своем веку
В царстве видел лишь тоску.
Мне б щас водочки перцовой,
А не мумия в соку…
Обещался я, ей – ей.
Что ж, бери страну – владей.
Только челяди дворцовой
Обижать моей не смей!»…

Не напрасно столько сил
Ваня в ле́карство вложил:
За ведро мочи коровьей
Государству получил.
Енто Вам не просто клад:
Енто толпища девчат,
Енто водки – хоть залейся,
И под закусь виноград.

Ха! Корона Вам не пла́ха!
А с Российским то размахом?!
Ванька в бархат, да в парчу -
В рвань суконная рубаха.
Он в гарем с бутылкой: «Здрасьте!»
Чтоб изведать плотской страсти.
Мол – «насытиться хочу
С головой «обузой» власти»…

6.
…Ваня жрал, кутил, гулял -
Свое тело ублажал.
Через месяц вспомнил токма,
Что в стране он главным стал.
Новая метла метёт
Завсегда наоборот:
Раньше в дверь - теперьча в окна,
Раньше в зад – теперь в перёд!

Чтоб доверие сыскать,
За собой народ позвать,
Ваня своего предтечу
Начал грязью поливать:
«Я при всем честном народе
Говорю: в запрошлом годе
Бай страну всю покалечил,
И, похоже, насмерть вроде.

Самодур он и тиран!
Впрочем это не изъян.
А изъян, - коль в заточенье
Не упрячу басурман.
Не шутите Вы со мною:
Ежли заговор раскрою,
Всей стране, без исключенья,
Экзекуцию устрою!»

В новом закуте своём
Строит Ваня все вверх дном:
«Кто ничем был – станет дельным,
Кто был «дельным» - тех прибьём!»
Всей стране сменил уклад
На дурацкий Ваня лад.
Ну каким блеснешь уменьем,
Ежли сам дегенерат?!

Ну а тех, кто чтой-то знал,
Кто немножко сображал,
Кто в речах был скользкий, мутный, -
Тех Ванятко собирал.
Тет-а-тет их вызывал,
Нецензурно оскорблял,
И «на три веселых буквы»
Так, примерно, отправлял:

«Будешь ты у нас послом
При посольстве при моём.
Вижу, ты умом громаден -
Значит тесно нам вдвоём.
Мы послали – ты пошёл,
Стало быть уже посол.
Отправляйся в «попенгаген»,
И что б я тя не нашёл!»

И «послы» вмиг уходили,
Да как здорово «служили»!!!
Их бывало что искали,
Но вот чтобы находили…
И народ молву держал -
Ежли где-то кто пропал,
Про того слушок пускали:
«Он послом, наверно, стал».

Ну а Ванька – вертопрах,
Разогнавшись в пух-и-прах,
Начал девки домогаться -
Той, что видел на углях.
Флигелек её в саду
У Ивана на виду.
Вот он ей: «Давай венчаться,
А хошь так тя уведу!»

Дочка бая то слезой,
То капризностью какой
Стать супругой Вани тянет -
Знать не люб он ей такой.
Чтоб наложницей не быть,
Стала ночью ворожить,
Но про то дознался Ванька,
И давай дуром вопить:

«Я те так наворожу -
Враз откинешь паранжу!
Я не чтоб в кусты какие -
Я в кровать тя уложу!
Мне плевать ты дочка чья!
Я - добытчик мумия,
Полномочия большие
Потому имею я!

Мне плевать, ядрена вошь,
Хошь со мною, аль не хошь!
Прикажу – силком потянут,
Ежли миром не пойдешь!
А не то ищь прикажу:
Под подол те паранжу
Заместа́ порток натянут!
Ты гляди! Бо я гляжу!»…

7.
Бай на всё это глядел,
Зубы стиснувши терпел.
Как ни будь воля ядрена -
Но бывает ей предел.
И предел, знать, подоспел,
Да не тот, что я хотел….
Одним словом: Ваня с трона
Прямо в карцер улетел.

И теперьча там живёт,
Нары тискает да жмёт.
(Нет, ей бо, жизня имеет
Интяресный разворот!)
А жратву ему дают -
От какой ослы блюют.
Но он ест её, потеет,
Все надеется зачтут.

Впрочем, что там говорить,
В ступе воду колотить, -
Дурака лиши-ка власти,
Вся куда деётся прыть.
Ну а власти ему дай -
Превратит дворец в сарай.
Знать от власти все напасти!
Бди, Ванек! Запоминай!

Чтоб картину завершить,
Должен я вам сообщить:
Мумиёвою настойкой
Бай велел Ванька поить.
Ванька, не вступая в спор,
Пил, скрывая свой позор.
На ногах он стал нестойкий…
Да с мочи какой упор?!

Стал Иван себя ловить
На мысле: не хотца жить.
Знать пошло здоровье в плесень,
Начинает подводить.
А, может, к лучшему оно,
Что здоровье-то одно?
Было б их, к примеру, десять -
Десять раз бы подвело…

Бай Ванька не забывает -
Вечерами навещает.
До Ванька ему нет дела -
Бай гордыню ублажает.
Бай в сужденьях к Ваньке строг:
«Что ж страной править не смог?
Аль смекалку водка съела?
Али мозг в порты утёк?»

Тычет в угол супостат:
«Кучки там дерьма лежат.
Ковырни их, вдруг разроешь
Самый крупный в жизни клад…
Я скажу, что клад везде
Лишь в народе, да в труде.
А без ентих двух сокровищ -
Где ни ройся, всё в дерьме!»

«В памяти я сохраню
Мысль дерьмовую твою.
Ежли к слову где придется:
Слово-в-слово повторю», -
Ванька крысится на бая,
Силы к бою собирая.
(А может он и впрямь сдается?
Честно Вам скажу – не знаю!)

Бай, лечение в трубу,
Снова взялся за еду,
Да с усердием завидным
Ажно самому ему.
Начал жиром заплывать.
По утрам с трудом вставать…
…Вновь решил, хоть поздно видно,
Курс леченья начинать.

Но как вспомнил вкус мочи,
Хоть молчи тут, хоть кричи,
Враз расстался с аппетитом,
Хоть суй в глотку кирпичи…
…Увеличил Бай казну…
Стало думаться ему:
«Ванька лекарь впрямь маститый!
Может зря его в тюрьму?

Зря – не зря, а раз упёк
Пусть мотает Ваня срок.
Пусть не месяц, не неделю,
А хотя б еще денёк.
Как прокиснет весь насквозь,
Станет слушаться небось:
Откланя́ться не посмеет
В послушаньи вкривь да вкось!»

8.
Долго ль, коротко ль сидел
Ваня в карцере без дел,
Я скажу, что ровно столько,
Сколько Бай того хотел.
Впрочем вру. Один денёк
Сократил себе Ванёк:
Шли сменить Ивану койку,
А Иван тю-тю… Утёк!

…Разве я не рассказал,
Как Иван с тюрьмы бежал?
Не успел! Знать за сюжетом
Вместе с Вами поспешал,
Да остался на бобах.
Что ж, исправлю сей промах.
Расскажу теперь про это,
Но буквально в двух словах:

От жратвы ль, от мумия,
Аль еще как себя зля,
Ванька в ярость впал в такую,
Что сказать стесняюсь я.
Лаз Иван расковырял
И через него сбежал.
Только я не растолкую
Чем он стену колупал.

Но зато уж как сбежал,
Направленья не терял:
Он свои ступни босые
На Россию направлял.
Ване слали вслед конвой,
Да с погоней «пшик» пустой, -
Ноги русские шальные,
Коль торопятся домой.

9.
Жарит Ванька драпака.
Что там горы аль река -
Пустяки, ведь мать-природа
Дарит силой дурака!
…Вот и Русь… Уезд родной…
Пулей мчит Иван домой.
Почитай побольше года
Не слыхал он звонниц бой.

По свому селу спешит,
В ворота во все стучит
И, как во хмелю когда-то,
Криком стекла дребезжит.
Весь зашелся в крике том,
Чуть не кровь хлестает ртом:
«Отыскал я клад, ребята!!!
Этот клад – родимый дом!!!

Заграница хороша,
Да с ней толку ни шиша,
Ежли у тебя в кармане
Два изломанных гроша!
А в Отчизне то родной:
Выдь в туфлях, аль выдь босой -
Отошлют к ядрёной маме,
Хоть какой ты ни какой!

По-простецки на Руси:
Есть парча – парчу носи,
Нет парчи – ходи в рванине,
Голос есть – так голоси!
Заграница ж зла как бес:
Будь ты с деньгами, аль без,
Ихней грязной ты скотине
Никакой противовес!»
 

Человек - это булькает гордо!..

(Соломон Ягодкин)
 22    2017-04-15  3  995
НУЛЕВОЙ ФИНАЛ…
Пьянство делает всех людей одинаковыми, как бутылки, в которых уже ничего больше нет, пока туда опять не нальют…

НЕЗДОРОВАЯ КОНКУРЕНЦИЯ…
У кого в доме есть винный погреб, тому не нужна библиотека, а иначе прокиснет всё вино…

ЧЕЛОВЕК - ЭТО БУЛЬКАЕТ ГОРДО!..
Выпьешь, и ты – человек, а людьми хотят быть все!..

ДЕРЖИ МЕНЯ, БУТЫЛОЧКА, ДЕРЖИ…
Вот говорят, что пьянство, это распад личности, но если это единственное, что её, болезную, ещё держит на плаву? А иначе прямой путь туда, где уже точно не нальют...

КРЫЛАТЫЕ АЛКАШИ…
Если вы дыхнули на муху и она тут же окосела, значит её родители тоже были - алкаши…
 

СКАЗКА ПРО ВАНЮ №1

(Лель Подольский)
 20    2017-04-15  1  1089
С детства я хотел понять, страшну тайну разгадать: почему это и как – если Ваня, то дурак? Как-то всё в уме сошлося, и решил я рассказать: вот
      ОТКУДА ПОВЕЛОСЯ ДУРАКОМ ИВАНА ЗВАТЬ.

Жил да был, да не тужил.
К речке по воду ходил.
С горки лётал без салазок,
Да «по матери» всех крыл.
Рассказали бы уста,
Да головушка пуста.
Много есть про Ваню сказок.
Эта та же, да не та.

Вы слыхали всё пока
Про Ивана – Дурака,
Про Ивана – Полудурка
Не услышать Вам в века,
Кабы я Вам не припас
Этот самый вот рассказ.
Не играю с Вами в жмурки -
Всё поведаю сейчас.

«Зачинается рассказ
От Ивановых проказ…»
Хоть Иван был и проказник,
Да душой весь на показ:
Выпивоха и гурман,
Всюду в крайность шёл Иван -
Ежли кто затеет праздник,
Ванька первым в стельку пьян.

И, бывало, день ли – ночь,
Он до девок был охоч.
Ни какого нет с ним сладу.
Казанова прям. Точь в точь.
Что всё около ходить?!
Он любил и покурить.
Не к церковному укладу
Жизнь стремился навострить.

Одним словом, со всех сил
В жизни Ваня колбасил:
То в кулеш пихал окурок,
То ночами голосил.
В пьяной одури чего
Сотворит он не того,
«От ведь право полудурок!» -
Говорили про него.

Так, ругаясь не в злобе,
Знал ли кто что быть беде?!
На миру дурное слово,
Будто дерево в огне.
И почали Ваню звать:
«Полунелюдь», «полутать»…
Чуть чего так «полу-», «поло-»,
Прям готовы заклевать.

Ваня тоже не был нем,
Защищался в пику всем:
- Хорошо что только «полу..»,
Хорошо что не совсем!
Оправданья лишь начни -
Сразу в темя кирпичи.
Опускай ресницы долу,
Хоть невинен, а молчи.

Ну а Ваня голосил,
Надрывался со всех сил:
Он за «полу» без оглядки
Всех по кочкам разносил.
С криком канешь ни за грош,
Криком массы не проймешь.
Хоть кричи, хоть плачь украдкой,
Всё выходит «тож на тож».

Время мусор унесло,
Да сюрприз преподнесло -
И к Ивану «полудурок»
Не на шутку приросло.
Чуть чего ему сказать:
«Полудурок, хватит спать!»,
«Полудурок, бойся «урок»!»,
«Полудурок, иди жрать!».

Тут в газетах прописали -
Пацанята клад сыскали
И, боясь как видно сраму,
Государству всё отдали.
Коль пошел такой расклад
Ваня тоже ищет клад.
Раскопал такую яму
Что и сам уже не рад.

Ну, из ямы голосить,
Вызволять себя просить.
Ему сверху отвечают:
«Полудурок, хватит выть!
Кто тебя в ту яму гнал?
Ты ведь сам её копал!
Полудурков не спасают,
Мир и так от них устал!»

Ваню тут разобрало.
Разозлился он зело.
Гаркнул он совсем без шуток:
«Да чтоб у вас чего свело!!!»
В стены ямы бьёт челом,
От обиды в горле ком:
«Надоел мне «полудурок»,
Буду круглым дураком!»

Языком легко лепить.
А половинку как скруглить?
Чтоб прослыть совсем уж круглым,
Крепко нужно почудить.
Чтоб задаром не потеть,
Ваня в дурь давай переть.
От натуги стал он смуглым,
Так старался одуреть.

Нет бы с ямы вылезать,
Он давай еще копать.
Дескать в дури все шальные,
Ну и Ваньку не унять.
Землю начал ковырять,
И бригадой не догнать.
Раскопал слои такие -
Ни сказать, ни описать.

Тут тебе и антрацит,
Тут и золото блестит,
Тут и россыпи алмазов,
Тут и нефть ручьём бежит.
В яму сверху люд глядит,
В удивлении молчит.
Вот ведь, думает, зараза,
И настырный паразит.

Молча злобствует народ:
«Дуракам всегда везёт!».
Зависти осилив муку,
Дед Фомич как заорёт:
«Что молчите, вашу мать?!
Сдуру можно лом сломать!
А в земле какую штуку
Пустяково отыскать!

Мне лопату токма дай!
Раскопаю хошь трамвай!.
Дайте токма развернуться!
Расходися! Не мешай!»
Раззадорился Фомич -
Зависть самый страшный бич.
Ноги гнутся и трясутся,
А туда же, старый хрыч.

От Ивана в стороне
Роет яму дед себе.
Отступил всего два шага,
А алмазов нет нигде.
Не иначе смеху для,
Под лопатой лишь земля.
Вырыл дед больше оврага,
А выходит что зазря.

Начал старый материть,
Да лопатою грозить.
Обещал Ивана ломом
По спине перекрестить.
«Насмехается, сопляк!
Думает мы кое-как
С геодезием знакомы.
Издевается, дурак!»

Тут народ рассвирепел,
Зло на Ваньку посмотрел,
Кто булыжником, кто колом
Зацепить его всхотел.
Знать внушать Фомич мастак.
Стало видно всем и так,
Что какой там Ваня «полу»,
Абсолютный он дурак.

Вновь Фомич заговорил:
- Я Ивана раскусил!
Он из дому все находки
Притащил, да и зарыл!
Он их ночью прикипал,
А при нас расковырял.
Дескать вон какой он ходкий -
Ископаему сыскал!

Дед с груди рубаху рвёт,
Да на Ваню дуром прёт.
Стал Иван ретироваться:
Покалечит иль убьёт.
А Фомич визжит в ражу́:
- Я вам, падлы, покажу! -
Лишь бы старому подраться, -
Ни кого не пощажу.

Тут кузнец Микола Хряк
Поунял его кой как,
И сказал: «Глядите, люди!
Вот кто истинный дурак!
Ну куда его несло?!
Парню просто повезло.
Нам с находок прибыль будет!
Аль до вас ищь не дошло?»

Выходил Егор, купец:
- Вправду, Ванька, молодец!
Знать вложил в тебя умишко
Упокойный твой отец.
Коли пустим в оборот
То, что в руки к нам идёт,
То все в каменных домишках
Встретим с вами Новый Год.

И народ зашебуршал:
- Молодец, Вань, что сыскал!
- Видно знал, к чему стремился!
- Будто правду откапал!..
Ваня сходу разомлел,
От похвал засоловел.
Славой так своей упился,
Что раздал всем что имел.

И от Вани все несут
Жемчуга, да изумруд.
Кто бидончик нефти тащит,
А кто злата цельный пуд.
Ваня всё что раскопал,
За «спасибо» раздавал:
Мол идущий да обрящет,
Я ж охочий до похвал.

До похвал?! Ну так и быть!
Все давай Ванька хвалить:
- Как искусно он капает!
- И какой смышленый ить!
- Что «смышленый», он мудрец!
- Свят как божий он ягнец!
Так, со стороны кто глянет -
Каждый подхалим и льстец.

Ваню почем зря хваля́т,
Егозят и лебезят.
За спиной смеются вроде,
А в глаза не говорят.
Дабы не попасть впросак,
Разъясняю что и как:
Ваньку кликают в народе.
«Благодетель… Но дурак.»

Да, не зря Иван потел -
Он достиг, чего хотел.
Правда, несколько иначе,
Ну да этак Бог велел.
Главное настойчив был:
Как решил, так и дурил.
Ну а то, что одурачен…
Ну малька переборщил!

Понеслась молва легка
Через годы, сквозь века.
Кликают месторожденье:
«Шахта Вани – Дурака».
Да и в сказках стало так:
Коли Ваня – то дурак.
Прям воистину мученье.
И не одолеть ни как…
 

Защитите дурака!..

(Соломон Ягодкин)
 17    2017-04-14  3  928
СВОБОДЫ РАЗНЫЕ НУЖНЫ…
Пьянство, это, конечно же, свобода раба. Но для него уж лучше такая, чем вообще никакая…

НАШИ СЛАВНЫЕ ЛОПУХИ…
Наши славные мичуринцы добились того, что водка теперь росла буквально под каждым лопухом, дабы даже в самый жаркий полдень она не нагревалась, и сохраняла свою благородную прохладность…

ЗАЩИТИТЕ ДУРАКА!..
Умному выпить, это значит многое потерять, зато вот дураку - всё найти, а эти хотят нас всего этого лишить!..

СТАДНАЯ БЕЗВАРИАНТНОСТЬ…
Чем меньше стада, тем меньше пьянства, а что в стаде делать ещё?..

А ГОСУДАРСТВО – НЕ ЗАМАЙ!..
Не будет народ наш пить, он это ещё как-то переживёт, а вот государство – нет, потому что каждая бутылка, она не только сладостно булькает, но и щедро капает в государственный котёл…
 

ЧУДЕСНОЕ ВОСКРЕШЕНИЕ

(Алик Кимры)
 23  На Пасху  2017-04-14  0  1578

Памяти Атоса Второго посвящается

Мой королевский пудель белой масти Атос Второй почил в Бозе 14 апреля 1999 года на 18 году жизни. Для всей округи пёс почти за пару десятилетий стал всеобщим любимцем, его обожали за красоту, интеллигентность и добрый нрав.

Кончина пуделя погрузила в траур всех окрестных жителей. Чтобы хоть как смягчить горечь моей утраты, товарищ отдал мне на пару недель дочку Атоса, красавицу Николетту, как две капли похожую на отца.

... Прогуливаюсь с Николеттой, а навстречу мне движется, держась за забор в качестве навигатора, изрядно поднабравшийся по случаю Пасхи сосед. И вдруг он впадает в ступор - в Николетте он узрел недавно усопшего Атоса, и, пораженный Божьим чудом, радостно-испуганно запричитал:
- Атос воскрес! Атос воскрес!!
Я не стал его разочаровывать:
- Воистину воскрес!
 

(первоапрельская) Шуточка

(Наталия Чайкина Варгас)
 40  1 апреля  2017-04-14  1  1486
Влетаю в спальню в час рассветный
И с ходу мужу возглашаю:
«Приплыли! (Па́пик бесхребетный),
Я щас к соседу уплываю!»

«Чево?» - проснуться он не может, -
«Куда плывёшь, краса моя?
Какой сосед? Никак Серёжа?
Так умер он... блоху ловя́.»

Я в ступор, шутка провалилась.
Вчера же жил, а тут издох,
Какая новость... я с толку сбилась.
Не вижу от него подвох!

А муж молчит, и вдруг комично
Сдвигает брови и басит:
«Покончил жизнь свою трагично...
Ловить же - не траву касить...»

Я поняла... и в брюки ручки.
(Сама в нервозе, вся бела́)
«Он одолжил у нас с получки...
Я поллимона отдала!»

У мужа челюсть отвалилась
«Постой!» кричит «тушите свет!
Да ты никак оговорилась?!
У нас же денег больше нет!»

Раскис, упал мой рыжий снобик ...
(Убить так можно, пусть любя)
«Шутю я, чмоки, толстолобик...
С апрельским праздником тебя!»
 

МЕНУЭТ

(ЮРИК)
 22    2017-04-14  0  889

- Алексашка! Ты где? Едрит тебя через коромысло.
- Я здесь мин херц, весь внимание.
- Ох, Алексашка, весна в этом годе, бурная какая,
томно мне в груди.
Огнём прямо грудь горит, или чего не хватает.
- Может тебе бабу, какую?
- Да можно и бабу, только поздоровее и помясистей,
чтобы очей моих не огорчила.
-Будет сделано, мин херц, один момент.
С этими словами Меньшиков удалился,
плотно прикрыв за собой двери царской опочивальни.
Пётр подошёл к окну и с одобрением стал следить за воинскими занятиями рекрутов Преображенского полка.
Не прошло и нескольких минут,
как на пороге опять появился Меньшиков.
- Прикажи представить, пред Ваши очи светлейшие.
- Да чего уж там, зови.
- Катька! Громогласно позвал Алексашка.
На пороге появилась здоровая девка и сделав слабое подобие реверанса, загорелась щеками.
Весь её вид говорил о пышущем здоровье, кровь с молоком.
- Царь перед тобой дура! Пошто пялишься окаянная?
Клонись живенько.
Катька проделала несколько мелких шажков к царю
и брякнулась на колени, звонко стукнув лбом об пол.
- Эко право, встань! Ни к чему это всё
Что уж ты так, - вроде даже сконфузившись проговорил царь.
Поднимись, я хоть полюбуюсь. Право хороша.
Опять угодил, ух чертяка, - проговорил царь
и погрозил пальцем в сторону Меньшикова.
- Вы, мин херц, даже не думайте, она это очень хороша,
она и куниксен любит, да и менуэт шикарно делает.
- Менуэт не делают, менуэт пляшут.
- Как пляшут, а она мне делала, да много преуспела
в энтом деле, ох хороша, старательна дюже.
- Так что же ты, сучий выродок, сначала сам, а потом царю?
- Не вели казнить, отец ты наш,благодетель.
Как же я могу для тебя, незнамо что присылать.
А это вроде, как ответственность в её знаниях-стараниях
на себя беру, чтобы уж не лицом в грязь.
- Опять вывернулся сучий сын.
Царь всегда поражался такой способностью Меньшикова,
вывернуться из любого положения.
-Алексашка, а вот вопрос на засыпку, а что это за куниксен?
Что же ты под энтим словом каверзным мне поведать хотел.
- Дык я не знаю, как вам слово энтое разъяснить.
- Дык и покажи, чего уж там.
- Ну - ка подь! -тут же приказал царь девке, показывая на кровать.
Та взглянула на Меньшикова, быстро взобралась на ложе и задрала подол.
- Ой батюшки, и чего это она дура безмозглая удумала.
Я ей Бог, мин херц, не про энтое говорил.
Куниксен это, как реверанс типа.
- А об энтом, это ты про что?
И чего это она подол задрала? Ох и шалун ты у меня, однако.
Царь аж языком щёлкнул, от красоты ног, открывшихся из-под подола.
-Не вели казнить, батюшка.
Я ведь для тебя, что хочешь и куниксен даже смогу, коли прикажешь.
Вот срамотень-то.
 

ЖЕРТВЫ БАНАНА

(Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич))
 6    2017-04-11  0  951
Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич)

      ЖЕРТВЫ «БАНАНА»

По весне случилось это. В начале мая...
Отправился я на одолженном у Дормидонтыча мотоциклете с коляскою березовки посочить...
Ехал-ехал.., сочил-сочил...
Снова ехал и сочил...
Мо-о-оре-е-е(!!!) насочил в поте лица и жопы...
И вдруг дормидонтычев «ИЖак» заглох и встал как вкопанный на самом непроходимом бездорожье...
Как ни прыгал я на заводильной педали... Бестолку!.. Даж не чихнул треклятый... ни единым из своих двоих цилиндров...

Прихватив трехлитровую банку и пару бидонов березовки, пошел было домой. Ан тут же наткнулся на некую охренительно чудную конструкцию... Прям в ею же изуродованных кустах лежала... Бела-пребела, блескуча, формою выпрямленный банан напоминавшая, ошишительно громадна и вонявшая чем-то синтетически токсическим.., сходным с ароматом дезодоранта «Мечта свиновода» в смеси с обыкновенными ацетоном и керосином. Вонь эта придала бодрости и надежд на «СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ!!!»...
«Э-э-этот явно свалившийся с небес явно космический металлолом сделает меня офиги-и-и(!!!)тельнейше зажиточным! – смозговитил я, – А всех, кто мне подсобит, сделает победнее, конечно же, меня, но тоже не хило обеспеченными!..
Даже по самым скромным прикидкам, при толковой продаже «банана» мне можно будет пару лет посуществовать бездельно и припеваючи!.. Тонны на полторы титана, как-никак, потянет!..»
Чуть отойдя от токсического угара, я довольно-таки всерьез поубавил финансовый аппетит: «Пусть и не озолочусь, но бэушную «Ниву-Шевроле» куплю беспроблемно!.. Без малейшего сомнения, косми-и-ические-е(!!!) технологии! По всей видимости, агрегат какой-то не последней важности от чего-то ракетного в нашу тьмутаракань на мое счастье отвалился!.. Круглейший идиот таковской удачей не попользуется!..»

«Е-е-есь-сь у меня такая херня-я-я!!! – взбудоражился разбуженный мною из глубоченного опьянения тракторист Невменяйло, – Тройной трос! Он любую хренотень выдержит!»...
И мы поехали на резиновоколесном и полноприводном «МТЗ» за тем «бананом», дабы отбуксировать его волоком в металлоскупку Андрея Меднотазова и заполучить ответно прили-и-и(!!!)чнейшее(!) финансовое вознаграждение... Отправились вчетвером, царствие им – троим-то – небесное... Земля им пухом...

По прибытии на место падения половина нашего коллектива, маемая похмельным синдромом, в результате бурных дебатов пришла к выводу, что «банан» – не что иное как цистерна с ближайшего к нашей деревне ликеро-водочного комбината...
Мне эта версия показалась фантастической и не выдерживавшей никакой критики. Я во все горло многократно аргументировал свое сомнение: мол, промышленные емкости с выпивкой не приспособлены стартовать из цехов и летать в атмосферном пространстве туда-сюда-обратно!..
Мужики же, категорически проигнорировав мои доводы, принялись вывинчивать из «банана» пробочки, открывать крантики и дегустировать остатки разнообразных жидкостей обонятельно и на вкус...
В конце концов, нанюхавшись и нализавшись разнообразной отвратительнейшей влаги, безуспешно помараковав над украшающими неопознанный объект иностранными буквами с цифрами и поохав над закопченным (без малейшего сомнения!) ракетным соплом, мои соратники мало-помалу угомонились, склонившись к моей версии о космолетном происхождении средства нашего обогащения...

Первым, усомнившись в том, что «банан» из титана, заблевал Павлик. На полпути к обещанному мною СЧА-А-АСТИЮ-Ю(!!!) мужика раскупорило... Мы так поняли, что от сомнительности... вывернуло... Яснее выражаясь, заблевал мужик от отсутствия идейной правильности...
Невменяйло, транспортируя «банан» юзом, напряженно управлял трактором и... не блевал...
Вторым заблевал Леха Сеноедов, находившийся за рулем брошенного мною, но с грехом пополам коллективно заведенного мотоцикла... Мы так поняли, что от солнечного перегрева мужика опростало...
Третьим заблевал я... Все решили, что от жажды к наживе...
Четвертым заблевал тракторист Невменяйло.., возложив вину за сие расстройство пищеварения на зажеванный за завтраком явно несъедобный салат с болотными устрицами, якобы сконструированный супругой впопыхах и не в здравом рассудке... Мужики, помараковав, пришли к единодушию, что у самого Невменяйло неладно с рассудком...

Последним заблевал приемщик металла Андрюха Меднотазов. Прям на весы проходимца после вскрытия «банана» газорезкой вывернуло!..
Но принял, отблевавшись-то, драгоценную находку... Принял... Правда, заплатил (царствие ему небесное) не по справедливости, а по-скудски – по цене обыкновенного алюминия... Думается, не менее чем где-то в десятки раз стоимость скукожил... Боженька ему простит. О-о-он(!!!) сейчас судья ему – покойничку... В субботу, кажись, сороковой день как околел скупердяй...

Выжил только я... Обитаю в онкологии... Под капельницею существую... Эмчээсники говорили, что от того «банана» фонило как от аварийного реактора Чернобыльской АЭС... Похоже, что не брехня!..
Соседи по палате обзывают меня либо «Фокусимой», либо «Хиросимой», либо... Еще «Изотопом» дразнят... Последний псевдоним мне нравится больше остальных...

Намедни в который уж раз проведовали представители Следственного комитета. Как обычно, настырно интересовались историей с «бананом». Я выложил все начистоту и подписал протокол... Угостили апельсинами и посулили до пятилетки общего режима(!).., правда, без конфискации имущества...
Фээсбэшники, тоже наугощавшие апельсинами, обещали больше – вплоть до пожизненного!..
А мне плева-ать!!! Я ж онкологически стопроце-ентный и абсолютно бесперспекти-ивный – я ж не жиле-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-ец!!!......
Но, братцы и сестренки, как бальзам на душу...... Я ж причастный к КО-О-ОСМОСУ-У-У!!!!!!...... Я ж почти КОСМО-НА-А-А-А-АВТ!!!!!!......
 

Лы.., лы.., лы.., лы.., Лошадь!

(бобр бобровый)
 16    2017-04-07  0  871
Как, вы не знаете что означает слово «Лошадь»? Да это же проще простого, в год Петуха как раз самое оно, «Ян» без «О», обычный разбойничий приём; «Ян» бросает «О» через бедро, кидок одним словом. Но «Лошадь» это не просто приём, это ещё фигура, «Рыба» в партии домино. Данная фигура имеет разновидности и может выглядеть по-разному не теряя при этом сути, так из истории нам известна Троянская Лошадь, там «игроки» находились внутри фигуры и подарили себя защитникам крепости, и всё Game Over. У Федуарда Червивого к примеру,есть свои основания уважать Mon Cher.)) В эту игру можно поиграть и более безобидным способом, как в Слона, где игроки запрыгивают друг на друга, только в нашем случае это действие будет выглядеть несколько иначе, игроки везущие на спинах других игроков останавливаются и сбрасывают наездников, когда кто-то из наблюдающих или везущих скажет «Лошадь!» Игра Окончена, так как фигура рассекречена. В литературе также встречается подобное действие, в сказке о Попе и его работнике Балде. Если бы поп толоконный лоб увидя Балду сказал стоп,ты коня между ног нёс, потому овёс,то ничего бы и не случилось, не пришлось бы от щелка прыгать до потолка. Всегда надо успеть сказать: «Слава Богу ты пришла...» и нажать кнопку окончания.
Подошли мы вроде как и не заметно к продолжению сказки о работодателе и Балде с рабочим названием Балда 2 или возвращение джедая.)))

Жил был работодатель
По базару товар пихатель
Всё было хорошо
Да время овоща пришло
Стало совсем туго
Пошёл искать старого друга.
Привет служивый Балда
С работой совсем беда
-Приди, подсоби чуток
-Лы..,лы.., улыбнулся браток
Подсоблю ,помогу а чё?
Лы..,лы.., лы.., за тобой должок
Стал Балда к работе
Всех склонил к охоте
Бригадир ленивый стоял
Балда его легонько обнял
Затрещали кости
Чуть не лопнул от злости
Уволился сразу
Долой с глазу
Нанял Балда людей
Дело пошло веселей
Одни пошли
Другие пришли.
Отстегнул кому надо
Ушёл товар со склада.
Работодатель вздыхает
Выручку считает
Да уж больно всё складно
Не было б потом накладно.
А Балда верёвки крутит
Свои дела мутит
Люди теперь его
Товар почти на него
Ждёт Балда дня дурака
Решил проучит простака.
Подошёл срок
Говорит, где должок?
Теперь это моя тема
Уходи и ты зема.
Работодатель стал чесать лоб
Говорит Балде: стоп
Знаю я одно средство
Прекратить с тобою соседство.
-Лы ,лы, лы, что за средство
Неужели со мной кокетство?
Дальше мы уж не в том формате
Чтоб позволить сказать о мате.
«Лошадь!» много тут в этом звуке
Балда обмяк, опустил руки.
Он хотел бы шутить
Он хотел бы смеяться до колик
Стать свиньёй, и ещё может быть кое-что
Но не смог разглядеть
В драбодан обжравшийся кролик
Те копыта
Что скрыты под женским пальто.
 

ФАРТ (часть вторая)

(Uri Pech)
 16    2017-04-07  1  1146

ФАРТ-9.К
былица:

      Мистическая история одной песни КОМАРА

Юго-Западное кладбище в Воронеже удивительно тем, что оно протянулось от главных ворот до самого Дона на несколько километров. Чтобы быстрее попасть на могилы моих предков, мне всегда удобнее было не пользоваться центральным входом, а доехать до посёлка Западного, прогуляться немного по шпалам одноколейки, пройтись по песчаному полю и через металлический неказистый мостик преодолеть небольшую пригородную речушку. А когда переходишь мостик, то остаётся 10 минут спокойно подняться к нужному кладбищенскому участку, расположенному на песчаном пригорке в соснах.
Но на этот раз мостика не оказалось. Досадно было возвращаться несколько километров назад, чтобы зайти на бескрайний погост, как положено. И я решил перейти неширокий водный поток вброд. Рядом лежало поваленное какой-то стихией дерево, от него я отломал вешку, полуразделся и осторожно двинулся вперёд. Но вешка сразу показала, что речушка хоть и не широка, но глубока, тут уж плыть надо. Мою растерянность нарушил спокойный и удивлённый мужской голос: Что ты, мол, делаешь, отчаянный безумец? Мост-то паводком на несколько десятков метров в сторону унесло. Вылезай, покажу, мне тоже на кладбище попасть надо.
Я обернулся, надо мной стоял высокий, плотный бородач с шикарным фотоаппаратом на богатырской груди. Я тут же, довольно ловко, выбрался от ледяной воды назад, к нему, на верхний склон берега.
По дороге в сторону мостика, мой новый знакомый Алексей непринуждённо завязал разговор о творческом подходе к прозе жизни. Он - потомственный фотограф, но в большинстве случаев любит снимать для себя, нравится ему этот процесс. Когда мы перешли мост, то оказалось, что нам надо на один и тот же квартал, а пока шли дальше, я ему рассказал один случай. Крашу как-то бабушкину ограду, подходит человек и спрашивает, не знаю ли я, где похоронен знаменитый воронежский исполнитель неформальных песен по кличке Комар. Ему сказали, что Комар упокоился именно на этом квартале. Он меня этим вопросом удивил и поставил в тупик. Докрасив, я вместе с этим человеком побродил по округе, так и не найдя могилы Спиридонова-Комара.
Комар был легендарной личностью, великолепно владел гитарой, обладал мужественным лирическим голосом. Его записи в 70-х любили крутить радиохулиганы.
И тут, вдруг, фотограф Алексей говорит: Хочешь покажу, где могила Комара? Конечно, хочу, ведь ежегодно посещая своих навсегда ушедших родственников, я делал уже не одну самостоятельную попытку найти могилу нашего знаменитого певца-неформала.
При Алексее я не стал делать фото, просто поблагодарил его. А на прощание Алексей настойчиво порекомендовал мне прослушать песню "Течёт речка да по песочку" в исполнении именно Александра Спиридонова (Комара). И ещё Алексей очень аргументировано объяснил, что Комар исполнял именно эту песню лучше всех из когда-либо певших её других известностей. В том числе и Высоцкий в молодости любил петь эту песню.
Так я расстался с Алексеем, наверное, навсегда.
На следующий день со скромным букетиком вернулся и сделал фото последнего пристанища, когда-то гремевшего на весь Советский Союз, гонимого судьбой и властями самобытного певца по странной кличке Комар.
После всего этого меня заинтересовала и история песни "Течёт речка да по песочку". Оказалось, что оригинальный текст был написан Н.Цыгановым* - современником А.Пушкина. И мне хочется привести его полностью:

   ТЕЧЕТ РЕЧКА ПО ПЕСОЧКУ…

   Течет речка по песочку,
   Через речку – мостик;
   Через мост лежит дорожка
   К сударушке в гости!

   Ехать мостом, ехать мостом
   Аль водою плыти –
   А нельзя, чтоб у любезной
   В гостях мне не быти!

   Не поеду же я мостом –
   Поищу я броду…
   Не пропустят злые люди
   Славы по народу…

   Худа слава – не забава…
   Что в ней за утеха?
   А с любезной повидаться –
   Речка не помеха.

Если внимательно вчитаться в текст оригинала "Речки", а потом прослушать «жульманский» вариант в её лучшем исполнении, я имею в виду, конечно, исполнение Комара, то выплывает мистический вывод, что лучший исполнитель и упокоился в символически схожем месте, в месте, словно, предначертанном самой песней. Александр Спиридонов обрёл последний приют рядом с рано ушедшей второй супругой.
Теперь даже кажется, что некоторые цыганские интонации в подаче Комара звучали и звучат по какому-то тайному мистическому промыслу, будто, как дань уважения исконному автору текста Н.Цыганову.
И ещё хочется отметить, что, судя по датам, в этом году исполнилось 20 лет после трагической гибели легендарного Комара. Так что я тоже мистическим образом, сам ещё, сначала, не осознавая того, оказался в нужное время в нужном месте у совершенно неожиданно, всё-таки, найденной мною с помощью фотографа Алексея, могилы талантливейшего нашего земляка А.КОМАРА.
      P.s.
Существуют самые разные текстовые варианты песни «Течёт речка», входящие в репертуары самых непохожих известных исполнителей прошлого и нашего времени.
Коллекционеры сберегли две вокальные версии исполнения этой песни А.КОМАРОМ. Последняя была записана в 1993 году. И хотя в новом варианте она тоже очень хорошо спета, но уже всё-таки совсем иначе.

*Краткая историческая справка о Н.Цыганове:

Цыганов Николай Григорьевич (родился 1797 г. в Петербурге - умер 1831 г. в Москве от холеры) — актер, автор популярных песен.
Цыганов известен в истории русской литературы своими песнями, из них некоторые давно стали народными.
Много поездив по России, Цыганов хорошо познакомился с устным творчеством русского народа и с особенным вниманием относился к народным песням; некоторые из них он и клал в основу своих произведений; часто сочинения его являлись продуктом минутного настроения, импровизацией, которую он исполнял под аккомпанемент гитары.
Главнейшая роль Цыганова в истории литературы та, что он явился непосредственным предшественником другого нашего народного певца — Алексея Кольцова.
Посмертно в 1834 г. в Москве были изданы "Русские песни" Цыганова.
К сожалению, сохранилось только 44 песни Николая Цыганова.

ФАРТ-10
былица:

В начале весны 1993-го гостем "Фортуны" был юный москвич Сева Полищук. В течении часа прозвучали все песни с ещё не вышедшего винила-гиганта "До свидания, Дания!" Между премьерными треками с Севой беседовала ведущая-певица-мастер спорта по плаванию, короче, просто красавица Марина Хлебникова. Музыкальное обозрение "Фортуна" выходило на волнах радио "Маяк" в полдень и повторялось в полночь. Миллионы слушателей той "Фортуны" сейчас просто несопоставимы с разрозненными меломанами - современной аудиторией многочисленных FM станций. Можно сказать так, если песня транслировалась в рамках "Фортуны", то её слушала вся наша уже раздробленная, но громадная страна. А если авторы и исполнители выпускали в эфир качественный, от души сделанный, продукт, то песня мгновенно становилась популярной и начинала свою самостоятельную жизнь.
Лена Колесникова накануне предупредила меня об эфире, и я вместе с миллионами соотечественников дважды в назначенное время щёлкал кнопкой "Маяка" на своём кухонном трёхпрограммном радиоприёмнике.
Незадолго до этого Сева выступил с "Данией" на Первом канале в финале "Утренней Звезды" Юрия Николаева. Юрий Александрович, полушутя, назвал Севу нашим Робертино Лоретти.
Я часто думаю, в чём секрет невероятного успеха нашей песни? И однозначного ответа до сих пор не нахожу.
Зимой 1992-го я подрабатывал сторожем детского сада, эта скромная прибавка к бюджету была немаловажна после гайдаровской реформы, когда цены взлетели в разы. Ближе к полуночи затрезвонил служебный телефон. Неутомимая Колесникова разыскала меня загадочным образом из Москвы и попросила срочно сочинить песню для Севы, нужен был настоящий хит, которым бы русский Робертино выстрелил в финале "Утренней Звезды". И этой же ночью я придумал песню на вырост своей дочери, полной тёзке Елены Юрьевны - композитора. Творческому порыву помогали детсадовские стены и нестроящая гитара моего сменщика, ветеринара-художника, поддалиста-минималиста Бориса Филатова. Сам Боря никакими музыкальными инструментами не владел, в народе его называли уважительно БФ, а гитару он припрятал в глубине кладовки на всякий случай. В Борино дежурство его развлекали разнообразные товарищи-неформалы. Скоро они стали наведываться и ко мне. Я их не отваживал. Часто под утро в моё дежурство захаживал и сам предводитель интеллектуальной тусовки - Борис Борисыч. Детский садик до сих пор находится в самом центре нашего города. И ночные гости, слава Богу, бывали симпатичные и интересные. Чтобы скорее приступить к полуночным посиделкам, гости с энтузиазмом сначала разметали за нас листву по периметру, а зимой, с не меньшей охотой, - свежий снег. Гитара оказалась кстати в нужное время в нужном месте. А БФ первым оценил новорождённый хит. Как не покажется странно, но бородатый худощавый Боря-великан из всех моих песен предпочитает только детские. За что ему отдельное огромное СПАСИБО!
Утром я позвонил в Москву Елене Юрьевне и продиктовал текст "До свидания, Дания!" Елена быстро сочинила мелодию, у неё уже был успешный опыт сочинять песни на мои стихи. Гражданский муж Колесниковой (экс-звукореж ансамбля "Самоцветы) оперативно придумал аранжировку и записал музыку. Спел симпатичный мальчик с выдающимися вокальными данными, уже дошедший до финала шоу Юрия Николаева. Сева в конкурсе победил. "До свидани, Дания!" стала визитной карточкой Полищука. Он был желанным участником всевозможных медиа программ, даже гастролировал на Мальте, и все без перевода чувствовали о чём он поёт. Видеоряд к первому клипу сняли в Копенгагене. И тут мне хочется отметить некую незримую параллель с началом творческой судьбы Робертино Лоретти. Итальянского мальчика услышал продюсер, взял его в Данию, в копенгагенской студии был записан первый диск Робертино, который дал Лоретти всемирную славу.
Да, женская интуиция - великая штука природы. Елена Юрьевна почувствовала, что её детище - беби-группа "Колесо" - достигла своего потолка, и она безжалостно закрыла свой проект, деликатно перепоручив руководство "Колесом" другим амбициозным, но менее талантливым парням. Она и меня с ними познакомила. но мне места в их задумках, к счастью, не нашлось, ребята оказались самодостаточными (всёсамосочиняющими). После первого знакомства я о них больше ничего не слыхал, как и до знакомства тоже.
А Елена Юрьевна, освободившись от отработанного провинциального балласта, предложила свои авторские услуги столичному детскому коллективу "Непоседы" и .... в результате увела самого яркого непоседовца - Севу Полищука, став его автором и продюсером. А "Непоседы" до сих пор оставили в своём репертуаре нашу с Леной песню "Синдбад-Мореход". В сети есть видео, как про Синдбада лихо поют "Непоседы"в шикарных восточных нарядах в Крокус Сити Холле. И поют лучше и энергичнее Полищука!
Главный инструмент любого достойного радиоканала - это яркий тембр голоса. Он создаёт иллюзию, чаше всего не соответствующую рамкам нашей преукрашивающей фантазии. В начале солнечного апреля 1993 судьбоносного года я был в Москве. Используя премьеру "Дании" на "Фортуне", как свежий повод, и, как веский аргумент, своё авторство, я попал в студию "Фортуны". Мне быстро выписали разовый пропуск, но прекрасную Марину Хлебникову я не застал. Марина, хоть и упоминает в своих резюме о пятилетнем периоде ведения этого популярного музыкального обозрения на радио "Маяк", но штатным сотрудником не являлась, она озвучивала эфиры в качестве легко узнаваемой певицы. Но это не говорит о том, что мне не повезло. Наоборот, очень повезло. Я познакомился с замечательной, интеллигентнейшей, молодой и внешне ничем не отличающейся от большинства коренных москвичек женщиной. Татьяна Завьялова оказалась редактором "Фортуны" и ведущей многих выпусков в одном милом лице. Мы покурили у лифта и договорились, что я буду лично ей привозить эксклюзивные записи моих друзей.
А тогда надо было именно привозить. Вся профессиональная музыка в России писалась на увесистые магнитные бобины диаметром с руль малолитражки. Вернувшись домой, я зашёл к Владу Воронежскому - продюсеру и автору подавляющего большинства песен музпроекта "Александр Немецъ". Первый альбом в оркестровке Немецъ записал в Воронеже. На мой вкус - это последний певец классического шансона. Влад - личность загадочная, самобытный поэт, образованный аскет. Он не любит о себе рассказывать, тем более, его бесит, когда рассказывают о нём. Поэтому я даже не буду говорить о том, что живём мы с ним в одном микрорайоне, в пяти минутах ходьбы. С порога я вкратце рассказал о моём разговоре с Завьяловой. И мы поспешили на междугородний переговорный пункт, вызванивать Немца в его Челябинске. Моё предложение было стоящее и заманчивое: прокрутить на главном радио России в популярной программе настоящую песню про жизнь. Через сутки проводница скорого поезда, мчащегося с Урала через Воронеж во всемогущую Москву, передала нам с Владом бабинищу с новым альбомом Саши Немца.
Помню, как Завьялова слегка поморщилась от подавляющего неформата Немца. А я всё настаивал на том, чтобы прослушать последний трек нового альбома южно-уральского шансонье. Но профессиональное любопытство Татьяны брало верх, она хотела фрагментарно оценить весь материал. И была по-своему права. Скоро скажу почему. Наконец студийный стационарный монстр домотался до рекомендуемого мной "Майского ветра". И с первого припева Завьялова просто просияла в мрачном интерьере студии. Я подарил ей бабину (с Владом и Сашей мы так и договорились - подарить, чтобы не напрягать редактора перегонкой понравившегося материала). Завьялова просто, но твёрдо сказала: "Слушайте 1 мая и на 9-е постараюсь поставить".
Я окрылённый вышел из студии и, не дожидаясь солидного лифта, помчался вниз по лестнице, мимо левитановской сетки-рабицы тусклым квадратом окружающим могучую шахту. И я так довольно долго спускался, потом замедлил ход и понял, что первый этаж давно уже пройден. Таким экзотическим образом попасть в метро или на Аляску мне страшно не захотелось. Сквозь сетку я ещё раз заглянул в неведомую бездну и понуро поплёлся вверх. Никого не встретив, может к большому счастью, на своём пути, я вышел в вестибюль. Заглянул в превилигированный буфет. И, перешагнув через Садовое Кольцо, приземлился на лавочке в крошечном скверике напротив одинокого позеленевшего памятника кому-то очень знаменитому. Декоративная сотка коньяка и бабаевский батончик из буфета Дома Звукозаписи на ул. Качалова сняли стресс. "Майский ветер" 1-го мая я не послушал. Зато вечером в поезде узнал, что впервые со времён последнего Российского Царя новыми законниками при помощи "демократизаторов" была разогнана в Москве традиционная Первомайская демонстрация. Невинно пострадали многие пожилые люди за наивную веру в светлое будущее.
Влад сказал, что песня 1-го прозвучала замечательно. А 9-го Парад Победы неожиданно открыли немецкие барабаншики. Царило странное ощущеие безвозвратно испорченного Праздника. Но в 12-00 я щёлкнул кнопкой "Маяка" и в полночь щёлкнул ещё. Всё стало на свои места. Праздник состоялся. Вот сейчас процитирую и ешё раз ощущу эйфорию весны и Победы.


МАЙСКИЙ ВЕТЕР Автор текста - В.Воронежский

Вот опять цветут яблони в саду.
И зовёт дорога полевая.
А по городам горожане ждут,
Что придёт и в город май.
А по городам прижились-живут
Стаи голубиных стай.
Ветер майский растревожил, разбудил
Душу русскую твою.
Ах, как долго-долго ты неволен был
В своём родном краю.

Жа-во-ро-нок в небе высоко.
И в дали берёзовая роща.
А по городам смотрят из окон
Старики на тёплый дождь.
А по городам к майским праздникам
Улицы в нарядах сплошь.
Ветер майский растревожил, разбудил
Душу русскую твою.
Ах, как долго-долго ты обманут был
В своём родном краю.

Все вишняки, тропки и пруды
Солнечною ласкою согреты.
А по городам столько суеты,
И конца заботам нет.
А по городам продают цветы
За букетиком букет.
Ветер майский растревожил, разбудил
Душу русскую твою.
Ах, как долго ты не пел и не любил
В своём родном краю.

Когда цветут яблони в саду,
И всё легче свежий воздух пьётся,
Это сам идёт май по городу,
Как хозяин, а не гость.
Это зло тебя гнуло смолоду,
Да согнуть не удалось!
Ветер майский растревожил, разбудил
Душу русскую твою.
Ах, как я хочу, чтоб ты на славу жил
В своём родном краю.

Фарт-10.С
полярная сказка:

      МАГНИТ      
      Б.Ф.
Магнит был популярной личностью. Попадая в поле его зрения Стрелки старого Компаса начинали сходить с ума.
Магнит мечтал об одиночестве, но, к сожалению, был природным.
"Хорошо быть электромагнитом", - рассуждал он. "Как мне надоели эти случайные друзья со своей железной логикой!" Эти ржавые карлики со всех концов тянулись к бедному Магниту. Личности его масштаба с ним редко контактировали. Что-то их брезгливо отталкивало.
Но так уж заведено в этой жизни: если чего-то очень ждешь, то это непременно с тобой случится. Другой вопрос, принесет ли сам по себе конечный результат долгожданное счастье?
И вот однажды грянул гром. Беспощадная молния ударила в самое сердце несчастного Магнита. Все его почитатели и поклонницы тут же разбежались в разные стороны. Стрелки старого Компаса потеряли к нему всякий интерес и легкомысленно устремились: кто на Север, кто на Юг.
"Наконец-то я могу спокойно помечтать", -подумал растерянный Магнит.
Но мечтать было уже не о чем. Он превратился в обыкновенного железного Болвана.

ФАРТ-11
былица:

Так почему же миниатюрная Татьяна Завьялова была права?
После резонансной прокрутки на "Фортуне" зажигательно-задушевного "Майского Ветра", Татьяна внимательно прослушала весь альбом Александра Немца. И недолго сомневаясь пригласила Сашу лично принять участие в одном из ближайших выпусков "Фортуны". Влад Воронежский потом рассказывал, что в эфире прозвучало сразу несколько песен с альбома "В Наши Суетные Дни" (Санкт-Петербург-1992), а Татьяна Завьялова в течении эфира беседовала с Немцем о творческом подходе к жизни.
Думаю, это событие подтолкнуло создателей проекта "Александр Немец" записать в исполнении Саши пару моих песен, а точнее - полторы песни. Когда-то в воронежском подвале-бомбоубежище, ставшем базой частной концертной фирмы "Реванш", на ул. Космонавта Феоктистова мы напели друг-другу с Сашей под гитару несколько блатных песен собственного изготовления. И когда, никуда не уезжая, мы вдруг оказались в другой стране, Влад подарил мне фирменную кассету "Александр НЕМЕЦЪ. ЧЕРТА". Среди новых песен Немца оказались две мои, но усовершенствованные и великолепно оркестрованные. Песня "На Глинозёме" зазвучала лиричнее и полновеснее с припевами, придуманными старшим братом Саши - Валерой, а моя детская песня "Утро из Перламутра" превратилась в суровый жизнеутверждающий шансон, первый вариант "Утра" был написан после "Дании" вместе с В.Воронежским (половина начального куплета и припев - моя недоделанная работа, Влад же, дописав 2,5 полновесных красивых куплета, работу завершил) В сети можно легко найти и детский, и "бандитский" варианты под одним названием "Утро из Перламутра". Вот такая арифметика, вот такой прикол. Хочется гордо козырнуть, что имои блатные песни благодаря сотрудничеству с непосредственными создателями проекта "Александр Немецъ" вошли в классику русского шансона и до сих пор переиздаются в разных сборниках и иногда перепеваются новыми отечественными шансонье. Пользуясь хорошим настроением и желая передать позитивный настрой всем читающим "ФАРТ" , сформулирую мои пожелания словами своего припева:

Пусть будет Утро
Из Перламутра!
Пусть будет Полдень
Светом наполнен!
Пусть будет Вечер
Улыбкой встречен!
Пусть небо звёзды подарит всем!!!

ФАРТ-12.Д

      25 лет детскому хиту

      "ДО СВИДАНИЯ, ДАНИЯ!"

Стихи Юрия Печурова (Воронеж, выпучкник ВИСИ), музыка Елены Колесниковой (Воронеж), аранжировка и запись Алексея Червякова (Москва).
Сейчас я открою небольшую тайну (для тех, кто любит читать романы с конца), Песня посвящена моей дочери Елене и написана в 1992г. специально для Севы Полищука (Москва, экс-солист группы "Непоседы", ныне Ди-Джей радио Европа+Москва). С этой песней Сева стал победителем шоу "Утренняя Звезда" Юрия Николаева. Первый клип был снят и показан в передаче "Марафон 15" командой Сергея Супонева, потом ротировался по всем российским телеканалам. "До свидания, Дания!" в исполнении Севы стала лауреатом шоу "Шире круг", приз вручали ведушие Никита Джигурда и Катя Семёнова. На музыкальном конкурсе московского кабельного ТВ текст "Дании" удостоился грамоты за первое место, эту скромную награду подписали члены жюри: Владимир Шаинский и Григорий Гладков (композитор мультика "Пластилиновая Ворона"). В 1994 г. на фирме "Мелодия" вышел виниловый сольный гигант Севы Полищука под названием "До свидания, Дания!"
В последствии "Дания" перепевалась и перепевается многими юными исполнителями и исполнительницами. Первый удачный ремикс этой песни на студии «Black Box» (г.Воронеж) записали лауреаты Детского Евровидения "Волшебники Двора" (Воронеж, руководители супруги Осошник), аранжировка Игоря Шацкого, звукореж - Игорь Князев (1-й Игорь -гитарист, 2-й Игорь - фронтмен гр. "Боа",Воронеж). На официальном сайте "Волшебников" "Дания" занимает лидирующие позиции.
      ******

ДО СВИДАНИЯ, ДАНИЯ! (оригинальный текст)

Что происходит, Герда, с тобою?
Чем ты немножечко огорчена?
Зонтик откроет Оле Лукое,
Только тебе не до сна.

Из дальних странствий волна набегает.
Прямо на крышу села Луна.
Лето приходит в родной Копенгаген.
Девочка, ты влюблена.

Припев:
До свидания, Дания!
Герда взрослою стала совсем.
До свидания, Дания!
До свидания, Андерсен...

Тихо над городом ночь пролетает.
В розовом небе эльфы парят.
Юная Герда Шекспира читает.
Сказки на полках стоят.
Припев.

    ФАРТ (часть первая)) Жми сюда

______
Фото Влада Воронежского (Воронеж ИНФО-НВН)
 

ПРУХА. 3.7.9.11.

(ЮРИК)
 52    2017-04-07  0  1154

-Ну, наконец-то, да что же вы так долго, вечно вас не дождёшься,
- громко проговорил очередной пассажир в открывшуюся дверь такси.
Какой-то помято-скомканный вид мужчины в крупной шляпе с волнисто-опущенными полями.
Его странно-загнанный вид, как-то уж очень развеселил водителя.
Закинув чемодан на заднее сидение, тот несколько раз оглянулся во все стороны, будто за ним следили,
и с тяжёлым вздохом-всхлипом
водрузился на переднее сидение.
- Бежишь, что ли от кого?- спросил водитель
- Бегу…. Конечно бегу, черти вас всех подери.
Ты, давай-ка по-быстрому, рули на вокзал.
- А чего ты так со мной,чей не запрёг, черти то здесь причём?
Ишь командир, какой выискался.
- Да поезжайте уже,-проговорил пассажир и положил пятисотенную на панель.
- А чего так мало даёшь? Чтоб так командовать, надо и платить по-царски.
Тоже мне тут, рули. Когда к нам по-человечески, так и мы к вам всей душой.
- А если вот так? Вместо пятисотки на панель легла пятитысячная.
- Вот теперь вижу, что человек ты хороший,
враз до вокзала довезу.
- А до Самары сможешь?
- А что же не смочь, все удовольствия за ваш счёт.
- А сколь же ты, до Самары хочешь?
- Да ты отсчитай, чтоб моя душа возрадовалась и мчим.
- Хватит?- пассажир отсчитал штук шесть пятёрок.
У таксиста от предложенной суммы, аж рот открылся, но он не сдавался.
- Да если ещё парочку прибавишь, так и за глаза будет.
- Круто конечно, но не вопрос,- и пассажир добавил ещё четыре.
- Во! Вот это по - царски. Полтинник, эх прокачу.
Водитель круто развернувшись, резко помчался в другую сторону города.
- Сейчас вот только заправимся и вперёд.
На заправке проверив пятёрку, заправщица включила колонку и отсчитала сдачу.
Вот так пруха, подумал водитель, и деньги настоящие.
- Давай –ка, дружище, в аптеку заедем, что-то у меня сердечко прихватило, просто дух вон.
-Может тебе лучше в скорую, я договорюсь, тебя там кольнут за деньги.
- Ну, давай в скорую, - согласился пассажир и начал сильно задыхаться.
Машина неслась по городу в сторону станции скорой помощи.
- Слышишь, дружище, мне что-то совсем плохо.
Ты меня довези и жди не уезжай, чемодан мой, пусть у тебя……
- после этих слов, пассажир потерял сознание.
Ровно через минуту такси влетело во двор неотложки.
Пассажира вынули из машины и погрузили в реанимацию.
Включив мигалку, скорая стартанула по ночному городу в сторону больницы. Такси последовало за ней.
- Вот горе какое, думал таксист, во как не повезло, не мог уж до Самары потерпеть.
Во дворе больницы санитары быстро выкатили носилки и увезли странного пассажира в здание больницы.
- Жди здесь, тебя позовут, - проговорил вышедший из больницы фельдшер скорой.
Прошло около часа, из дверей больницы вышел врач.
- Умер ваш пассажир, обширный инфаркт.
- Как умер?
- Как умирают? Взял и умер.
- И чего мне теперь?
- А ничего. Он же Вам никто, а документы у него при себе.
Вы сделали всё, что смогли, так что поезжайте.
Растерянный водитель медленно выехал из двора больницы.
Вон оно как, да всё равно повезло и в Самару ехать не надо,
жалко конечно мужика, мог бы пожить ещё.
Эх ты, а чемодан?
Остановившись на остановке, он открыл молнию замка.
Чемодан был полон денег, запечатанных в банковские упаковки.
Не знай от испуга, не знай от счастья, он быстро застегнул молнию и ошарашено помчался по городу в сторону своего дома.
Мысли судорожно скакали от привалившего счастья.
Вот это ни хрена себе, полный чемодан.
Вот это да, вот так привалило, одним словом пруха.
От радости он и не заметил, как светящийся жезл перегородил ему дорогу.
Он как бы очнулся, только тогда, как увидел сзади мигающую канарейку. Включив поворот, он принял вправо и остановился.
- Пьяный, что ли? Давай документы.
- Да ради бога. Говорю, не пьяный.
- А чего убегал?
- Так я и не видел, что вы останавливали.
- Дыхни. Да нет, вроде трезвый.
- Да отпустите, я же ничего не нарушил.
Таксист достал из кармана пятёрку. Вот возьмите, ей богу не заметил.
- Что ты одну суёшь, нас двое, как мы её делить будем?
Осмотри машину, здесь что-то не так, щедрый больно, - проговорил старший, заметив, что водитель с готовностью достал вторую пятёрку.
- Ни хрена себе,- громко проговорил гаишник, увидев полный чемодан денег. Иди-ка глянь.
- Твой?
- Да мой.
- Откуда у тебя столько, никак бабушкино наследство?
Таксист рассказал им о странном пассажире, который скончался в больнице.
- Брешешь ведь.
- Ну, сбреши лучше, мой чемодан, он мне его отдал.
- А что же ты, и с нами поделиться не хочешь?
Полицейский приставил пистолет к груди водителя и мерзко так зашипел.
А не хочешь ли ты трупом за городом оказаться.
Ты ведь нам теперь совсем не нужен, да и убегал, вот и застрелим нечаянно.
Это ты у меня должен просить, чтобы мы с тобой поделились.
Так что давай на троих, или за город.
Я сегодня добрый, так что у тебя есть выбор.
Он с силой ткнул пистолетом в грудь.
- Ну ладно, давай на троих, - согнувшись от боли, проговорил водитель.
Гаишники принесли два пакета и быстренько раздербанили чемодан, по - честному на троих.
- Ну, вот и ладненько, всё по чесноку, свободен дружище.
Вот гады и тут обобрали, обиженно размышлял таксист, подъезжая к своему дому.
Войдя в дом, он открыл холодильник достал бутылку водки,
налил себе полный гранчак и залпом выпил.
-Ты чего это среди ночи?- спросила проснувшаяся супруга.
- Да вот привалило, завтра тебе шубу самую дорогую купим, а потом на Кубу рванём по путёвке. Ты погляди, сколько я бабок привёз.
Он открыл чемодан, открыл одну пачку и подкинул над обалдевшей супругой.
Она долго рассматривала купюру......
- Ты дурак, что ли? Это не деньги вовсе.
- Как не деньги?- он схватил одну из купюр.
Ни фига себе, три тысячи.
Он раскрыл другую пачку, там были купюры номиналом в семь тысяч.
В следующей пачке были купюры достоинством в девять тысяч.
Он раскупорил ещё, там были с цифрой одиннадцать.
Упав перед чемоданом на колени, он стал разрывать пачки.
Вот это да, ни хрена себе, вот так пруха.
С видом полного сумасшествия он закатился истерическим хохотом.
Вот так повезло, он с саркастическим злорадством угорал над ментами, которые его чуть на тот свет не отправили, из-за этих вот фантиков.

А на календаре, начиналось утро первого апреля……….
 

СЛЕЗА - БУЛЫЖНИК СТУДЕНТКИ

(Алик Кимры)
 14  Слёзы  2017-04-06  0  922

На моём курсе в Киевском ИСИ училась прекрасная девушка с кукольной внешностью. Когда же она пришла на экзамен, я с трудом её узнал: землистое лицо, тусклые глаза, синеватые губы...
Я всполошился:
- Вы что, заболели?
- Нет, на экзамены не макияжусь!
-?!?!
- Буду плакать, косметика растечётся.

До слёз вопросами я её доводить не стал, а сразу поставил "государственную" и отправил. А сам подумал:
- Вот так она раз 50 всплакнёт на экзаменах, а через 5 лет Родина получит инженера-строителя, у которого дома будут падать уже при землетрясении в 0,01 балла по 12-тибальной шкале Рихтера.
 

Шахматы.

(ЮРИК)
 36    2017-04-02  2  1018

(Российская действительность)

Седьмой день Константин не выходил из запоя.
Во всём этом была виновата Ирка, из-за которой он покинул Лос-Анжелес и вернулся в Россию.
Вот гадина, думал Костик, прожили всего три месяца,
после Америки, а у неё видите ли, любовь закончилась.
Было ясно, что Ирка нашла кого-то, а может нашла ещё в ту пору, когда он был в Штатах,
да просто размышляла к кому ей податься.
И вот «как снег на голову», взяла и собрала ему вещи.
Прямо как в анекдоте, пришёл домой, а сумка стоит на пороге. К нам кто-то приехал?- Весело спросил Костик.
Да нет, это ты уезжаешь.
И тут она высказала тираду, из которой вдруг стало ясно,
что он её совсем не устраивает, поэтому им надо расстаться.
Костик сразу даже не врубился, что всё это правда.
Куда делась любовь, о которой ночами шептала Ирка.
Но сумка с вещами на пороге, говорила об обратном.
Так что давай не осложнять ситуацию, съезжай
и больше пожалуйста меня не беспокой.
Я всё обдумала и решила, раз и навсегда.
Выслушав её речь, Костик молча взял сумку и оставив ключи от квартиры, вышел в вечернюю Москву.
Он долго сидел на лавочке во дворе, пытаясь понять,
что же это такое, но речь сказанная Иркой,
напрочь лишила желания к ней возвращаться.
Он достал телефон и позвонил другу Лёхе.
Никуда не уходи, через полчаса я тебя заберу, короче жди,
- как будто ничего не стряслось, проговорил Лёха.
Лёха работал на одного очень богатого человека, и был у того, за старшего, куда пошлют. Звонок хозяина в любое время дня и ночи и Лёха мчался выполнять прихоть своего благодетеля.
Он никогда не рассказывал, сколько тот ему платит,
но квартиру в Москве, хозяин подарил Лёхе,
после того, когда тот отработал на него пять лет.
Вот в этой квартире и сгорился Костик, как бы при помощи алкоголя, переживая расставание с Иркой.
Вставай!- вдруг он услышал Лёхин голос. Хватит валяться.
Вон в холодильнике пиво, возьми с собой и поехали.
Быстро поднявшись, Костик понял, что действительно хватит. Он открыл холодильник и увидев две бутылки пива, очень обрадовался. Вот Лёха молодец, позаботился.
Откупорив одну бутылку, он быстро вылил содержимое в глотку, как бы охлаждая, во всю пылающие трубы.
Хозяину шахматы потребовались, в подарок кому-то.
Вот купить надо.
Ты прикинь, шахматы эти пол ляма стоят, из бивня мамонта,
в подарок кому- то, во с жиру бесятся.
А где же их продают? - зачем-то спросил Костик.
Да есть места.
Они подъехали к шикарному супермаркету, на парковке которого стояли дорогущие, экзотические машины,
которые стоили не по одному миллиону, или даже десятку миллионов рублей.
Опохмелившийся Костик, поставив пустую бутылку на бордюр, вдруг как –то уж очень громко спросил у Лёхи.
Блин и откуда вот только люди берут деньги,
на такие дорогие автомобили.
Тут у соседней Феррари открылась дверь.
Из неё вышел такой же заросший щетиной мужик и улыбнувшись похмельно - заросшему щетиной Константину сказал:
«пи…ить надо и не бояться», он швырнул на землю окурок, и быстро пошагал по ступенькам к дверям супермаркета.
Вот этому мужику я верю,- проговорил Лёха, и загадочно улыбнулся.
Поднявшись внутрь супермаркета, они выбрали шахматы. Обалдевший от цен Костик, как-то заметно протрезвел.
Цена выбранных шахмат была 430000 тысяч рублей.
Тут Лёха куда-то исчез с мило улыбающейся администратором отдела.
Не прошло и пяти минут, они появились обратно.
Костик, ну-ка положи чек в коробку, Лёха подал Костику чек и тут Костик увидел, что в чеке, шахматы почему то стали дороже, аж на целые пятьдесят тысяч.
Вон оно как, подумал Костик и тоже поверил,
тому мужику из Феррари.
 

Неизвестный Толстой

(Олег Сибирёв)
 4    2017-04-01  2  824

Бытует мнение, что Лев Николаевич Толстой вёл аскетичный и весьма праведный образ жизни.
      При этом он втихаря от всех курил, любил крепко выпить и играл в карты на деньги. Более того, под видом купца второй гильдии Безбородова устраивал в московских ресторанах пьяные дебоши с мордобоем, охмурял молодых гимназисток, да и вообще – плевать он хотел на все эти этикеты, общественную мораль и нравственность. Бывало, напьётся в ресторации «Метрополя» и как заорёт в угаре:
– Ну что, черти, не видели ещё голую правду Толстого?! Так вот нате!!! Смотрите!!! – и тут же демонстрировал ошарашенной публике свой обнажённый зад.

© Сибирёв О.А.
 

ПАМЯТЬ

(Александр Воловик)
 40    2017-03-28  3  1013
(диалог)
— А помнишь, такой тут ходил Воловик?
Его звали Саша, а был он старик.
Ну, лысый такой и брюхатый слегка...

— Да помню я, помню Воловика.
Он, кажется, что-то такое писал?

— Да, так, юморист. Я его не читал...
Печатался мало, но не унывал:
на принтере вирши свои «издавал».

— А что ты вдруг вспомнил-то Воловика?
— Не знаю. Да хрен с ним. Плесни-ка пивка.
 

Но было же, было.

(Ицхак Скородинский)
 14    2017-03-25  0  719
..

Недосказать, недопрощаться...
недовозникнув — умереть.

Глеб Горбовский

И недо этого уменья, поражавшего давно, предавно всех нас книгой Долина...
Куда оно делось, в каких растворилось пучинах?
Ведь когда я ставлю название этой книги с указанием фамилии автора, то мне предлагают купить единственный экземпляр её у букинистов, или...
Прослушать это.
Вероника Долина - Песня про манную кашу — видео...

Я это не просто так. Во времена, когда в СССР нечего было выпить и закусить, нам втюхали таки идею о том, что, вот, мол, прервалась связь времён в поэтическом мире, что даже Сергея Александровича не все прочитали, не говоря уже о Гумилёве и Мандельштаме.
А теперь?
Сонм ярчайших русских поэтов поэтов двадцатого века недо, недо, недо...
А природа, как доказал гениальный наш Торричелли, даже в искусственно созданных ею завихрений внутри черепных коробок недомутировавших до точки приматов, точно что, не терпит пустоты, и...
Так же, как и мы, нынешние старики, недочитавшись гениев, изобретали свои поэтические велосипеды, повторяя по наитию то, что уже было написано, так и интелнезависимая молодёжь, в количестве давно превысившем шестизначную цифру участия в поэтических интернет сообществах, иногда слово в слово повторяет то, что кануло в Лету совсем, совсем недодавно...

«А теперь наступило последнее в жизни:
отвыкать от себя, превращаться в туман
и рассеяться утром над милой отчизной,
израсходовав правду в душе и обман.»

Смешно...
До слёз.
 

Тавтограмма

(Old Hamster)
 26    2017-03-24  0  881

Отбросив рукой непослушную чёлку,
Как будто гнала пролетавшую мимо
Жужжащую и мохнотелую пчёлку,
Она посмотрела с оттенком интима.

Готовясь исполнить ночную программу,
Замок приоткрыла на змейке наряда:
- А может поэт сочинить тавтограмму,
И звуки в строку поселить звукоряда,

Вселенную Музыкой Сфер наполняя?
Да так, чтобы звуком слова начинались…
Квинт Энний вершины достиг, сочиняя,
И женщины Рима ему отдавались…

- ДОверюсь ДОроге… ДОжди ДОнимают,
РЕгтайм РЕзонирует РЕалистично…
МИстичны МИры. МИражами МИгают
ФАнтомы ФАсадов ФАвелы ФАбричной.

СОЛгут СОЛовьи, СОЛидируя СОЛо,
СОЛидного ЛЯпа СИницы ДОбьются -
СОЛьфеджио ЛЯзга, СИмфония ДОла…
ДОроги СИмволикой ЛЯмбды СОЛьются.

- Ждала я другого, а сердце не тает,
Хотя написал ты довольно неплохо.
В двустишьи твоём одного не хватает:
Строка лишена совершенно… предлога!
 

Молодость как пришла, так и ушла ...

(Соломон Ягодкин)
 12    2017-03-23  9  844
Лучше бездарно что-то делать, чем талантливо не делать ничего, даже если за это и хорошо платят…

Люди стараются не думать, и наивно думают, что это им поможет не думать вообще...

Молодость как пришла, так и ушла, но кто же знал, что вслед за ней тут же наступает старость?..

Оторвал сам себе голову, а потом удивляется, что все оборачиваются вокруг…

В мире всегда есть те, кто хуже тебя, но гордиться этим могут только дураки…
 

Слоны идут на север.

(ЮРИК)
 29    2017-03-22  2  948

(бредятинка)

Подхожу я среди ночи к своему дому, а тут надо сказать,
что улица наша, как –то не особо освещается,
так один фонарь на квартал примерно.
И вдруг ни с того ни с сего, прямо из темноты, как снег на голову:
- Стой! Кто идёт?
Во думаю, ни хрена себе, а сам шаг в ближе к своей калитке.
- Стой! стрелять буду!
- Это Вы мне? - обескуражено спросил я.
- А ты что, не один разве?
У меня автомат, если что всех положу.
Я хотел ещё раз шагнуть, только приготовился, а тут выстрел.
Как –то сразу под ложечкой засосало и душа где-то внизу около туфлей оказалась. Хорошо хоть не пролилось ещё что-то.
Встал как вкопанный, а сам и понять не могу и что же это такое.
Кого же так накрыло, около моего дома и вдруг эдакое творится, жуть.
- Вы, конечно, извините, но я здесь живу вообще-то.
- Пароль!
Тут мне самому в голову истерически садануло, сам то я ещё тот шутник,
как то сразу вспомнился пароль из старого анекдота.
- «Слоны идут на север»,- не задумываясь, выпалил я.
А сам опосля думаю и зачем я этакое сказал, вдруг застрелит бесова душа.
И каково же было моё удивление, когда я вдруг услышал в ответ.
- «Слоны уже вернулись». Верно?
Я от полного ошеломления промолчал и сделал несколько шагов вперёд.
- Что же вы сразу не сказали пароль, прёте напролом, как бульдозер.
Каково же было моё потрясение, когда я чуть приблизившись,
увидел попа с автоматом.
Эко, вон оно как.
В коленках что-то заклинило, мозг отказал в работе,
и ноги совсем прекратили движение, я в бессилии опустился на лавку.
- Батюшка, да вы никак партизан -ен?- отчего-то спросил я.
- Нет не партизан, а на посту стою, держу пост.
От такой жизненно - сложившейся перипетии в мою голову словно клин вонзился,"будто обухом по башке".
Держать пост и стоять на посту для меня были совсем разные вещи.
А тут священник с автоматом, среди ночи у моего дома и на посту.
Потом этот пароль, случайно сорвавшийся с моего языка,
почему то одобренный постовым.
От такого потрясения я долго сидел на лавочке, словно переваривая случившееся.
А потом вдруг понял, что рядом со мной никого нет,
и вроде я один, и на посту будто.
Сколько я просидел точно не знаю, просто сидел, не понимая, что это было.
И вдруг в этой кромешной темноте, как гром прозвучало.
«Слоны идут на север»……..
 

ДУРА НЕ МОЖЕТ БЫТЬ КРАСИВОЙ…

(Соломон Ягодкин)
 17    2017-03-18  4  883
Дура не может быть красивой, есть возражения?..

Мужчине нужно то, что есть, а женщине то, чего нет. Поэтому мужчина делает открытия, а женщина - покупки...

На то у мужа и жена, чтобы он вот так холостяком и не помрэ...

Нельзя пилить постоянно хотя бы уже потому, что даже у самого терпеливого бревна в конце концов может лопнуть терпение...

Хотя трактор и мужского рода, но он тоже, когда заведётся, прёт напролом...

Если склока становится основой семейной жизни, то тогда склочников в семье тоже должно быть как минимум двое, а то склока будет уже не та…

Намазюканной женщине раньше времени своё очарование смывать нельзя, ей такая правда о себе нужна меньше всего…

Из косметического салона девушки выходили строго по паспорту, чтобы не перепутать себя с другими…

Лучшая косметика - это книги, тогда вашему прекрасному макияжу никакая мочалка не страшна…

Девушка росла-росла, и незаметно превратилась в бабушку. А всё от прекрасной женщины как-то прошло мимо неё...

Навязчивая мысль о своей красоте уродуют даже самую красивую женщину. А потом она ещё удивляется, почему все нормальные мужики шарахаются от неё как от Бабы Яги, даже если ей до бабушки по жизни ещё плестись и плестись...

Ладно, силиконовая грудь, но силиконовые мозги, это уже явный перебор...

Когда женщина наконец-то разделась, то оказалось, что она – всё та же баба, как и все остальные, ну абсолютно ничего такого эдакого, чтобы не как у всех…

Знойная женщина, ан нет, чтобы ещё и выпить предложить…

Каждой женщине для счастья нужен свой знакомый товаровед. Но идеальный вариант, когда он при этом ещё рисует и пишет стихи…

Подлинно красивой женщине никакая стиральная машина не страшна: выйдет из неё ещё краше и стройней…

Вечно оставаться секс-бомбой нельзя, наступает до боли грустная пора, когда хочешь не хочешь, а всё же приходится разоружаться...

Молодая дура, в ней даже что-то есть, но куда всё это девается потом?..

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер