ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: самое свежее: стр. 5

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: самое свежее: Стр. 5  Оцен.   Раздел    Дата   Рец.   Посет. 
 

Адамыч и Коля.

(ЮРИК)
 20  Смешные истории  2020-03-06  0  197
Здорово, Коль, клюёт что ль?
-Здорово, да вроде клюёт. Так не сказать, что особо, нехотя как-то, да всё больше мелочь. Ты подальше–ка сядь, а то вдруг опять зацеплю.
Коля, был далеко не пацан, но все пацаны его звали по имени, хотя на работе он был, Николай Иванович и был он там уважаемым человеком, как говаривали, очень сильно-грамотным бухгалтером.
Только вот бухгалтером он был, с длительными перерывами.
Работал до тех пор, пока не срывался и не уходил в долгий запой.
С работы ему делали бюллетень, а если не выходил, то просто увольняли, и вот тогда он частенько сидел на берегу речки и запросто, не взирая на время суток ловил рыбу. Удочки у Николай Ивановича почему то были всегда огромной длины и чтобы закинуть леску с наживкой подальше от берега, он размахивался удилищем через голову и со свистом запуливал подальше от берега.
Он всегда строго отгонял пацанов, чтоб по случайности не зацепить за ухо.
Такую вот экзекуцию я и испытал один раз на своей голове.
Да благо леска обхватила петлёй башку и крючок никуда не вонзился захлестнувшись за леску. То есть никто не пострадал.
Только матюков Коля, отпустил столько и так громко и выразительно, что опосля я и близко не подходил, садясь в сторонке наблюдать за его поплавками.
С самого детства Николай Иванович был инвалидом.
Одна его нога была как-то неестественно вывернута и при ходьбе он сильно хромал, а в крепком подпитии, отчего-то теряя равновесие, всегда падал на спину. После падения с трудом поднимался и продолжал свой путь домой. Женатым он почему то никогда не был, жил с пожилыми родителями, хоть и имел постоянный интерес к красивым женщинам.
С интересом рассматривая, каждую попавшую на глаза незнакомую особу.
- Вон поглядите, какая пошла.
Что вы тут зря сидите, делать вам нечего, только рыбачить мешаете. А девки, они внимание любят. Их вниманием и разговором привлекать надо, а то расселись здесь. Ух, я вам засранцы вы эдакие.
Был у Николай Ивановича друг, тоже страстный рыбак, гораздо старше самого Николая.
Но тот любил рыбачить сетями на лодке и даже иногда торговал своим пойманным уловом. Все звали его просто Адамыч. Хотя полное его имя, было очень редкое в наших краях, полностью он был Константин Адамыч, с редкой фамилией Дуколь. Старуха у Адамыча умерла рано, до самой смерти работала в ларьке продавщицей, и была побольше Адамыча раза в два.
А вот умерла рано, я и не помню по какой причине.
Вот поэтому и превратился небольшенький домик Адамыча, в тихий алкоголический притон, куда все бедолаги заходили, чтобы принять на грудь, или подлечиться. Благо, что ларёк с горячительными напитками находился в аккурат через улицу.
Адамычу соответственно все с уважением наливали, и с каждым прожитым годом статус рыбака и нормального человека падал всё ниже и ниже.
И откуда только в наших краях появилась толстая баба лет сорока пяти, пятидесяти, скорее её сослали из города к нам на воспитание.
Были в наших краях в ту пору такие ссыльные. Пила она страшно, и частенько не дойдя до дома, ложилась спать на какой-нибудь лавке, или там, где отключилось её сознание.
Звали её Манька, а если целиком, то просто Манька Кулакова. Вот как-то и увидели мы с пацанами, что Манька отключилась на лавке у деда Ивана.
Напротив лавки стояла огромная телега на деревянном ходу, на которой хозяин возил сено домой для своей лошади, с огромным трудом, количеством десяти пацанов, мы уложили Маньку на эту телегу и со страшным грохотом несколько раз прокатили по улице. Манька совсем не реагировала, она огромной кучей лежала на телеге и все её телеса мясистым холодцом тряслись на кочках.
Оказывается тяжела жизнь у лошадей. Мы быстро познали это надрываясь таскать телегу по улице. В завершение концерта мы подогнали телегу к дому Адамыча и оставили там, вместе с отключенной Манькой.
Каково же было наше удивление, когда мы увидели, что Манька стала захаживать в дом Адамыча и чтобы не спать где попало, частенько оставалась там. Вот мы и решили посмотреть, а что же они там делают.
В один из вечеров, мы увидели, что пьяная вдрызг Манька с авоськой, из которой торчали бутылки водки, приблизилась к дому Адамыча и постучав в окно, открыла калитку и вошла во двор. Мальчишеское любопытство напрочь овладело нами и мы подойдя к дому с улицы, стали подглядывать в окна.
За столом сидели трое, Адамыч, пьяная Манька и Коля, они о чём-то оживлённо разговаривали, выпивали и все трое курили. Тут Манька встала и по пьяному сшибая косяки, войдя в зал хотела прилечь на диван, но вдруг к ней подошёл Адамыч и уперев голову Маньки в диван, задрал платье.
Мы к нашему стыду, во все глаза смотрели на происходящею экзекуцию. Адамыч расстегнул штаны и начал пристраиваться сзади, но Манька упала.
Он опять с огромным трудом установил её в нужную стойку и опять начал пристраиваться, всё повторилось, Манька опять завалилась и всей кучей упала на пол. Тут Адамыч видно позвал Николая и они вдвоём стали опять устанавливать пьяную Маньку в нужную им стойку, но тут кто-то заржал и нас услышали.
Свет погасили.
Что там творилось дальше, мы не видели.
Только через пять минут дверь избы отворилась и совершенно голая Манька, со страшным криком выскочила во двор и выбежала на улицу.
Мы кинулись врассыпную, а она видно сообразив, что абсолютно голая, вернулась обратно.
Когда мы возвратились к окну, за столом сидели трое и мирно пили.
Так и осталось загадкой, что же там стряслось с пьяной Манькой.
Чем её могли напугать два абсолютно пьяных старик и мужчина, до того, что она голая, со страшным криком, стрелой выбежала на улицу, правда потом вернулась и спокойно, как ни в чём не бывало, продолжила пьяную оргию.
 

Молодые тряхнули стариной…

(Соломон Ягодкин)
 11    2020-03-05  3  216

Девушка была хорошенькая, но не более того. И никакими силами нельзя было заставить её или поумнеть или хотя бы поглупеть, лишь бы только не эта мертвящая середина...

Молодые тряхнули стариной и пустились в пляс...

Если ты сексуальный лодырь, то в сексе тебя не спасёт даже самый большой кошелёк, его придумали совсем для другого...

Из двоих любящих кто-то один должен быть умней, чтобы другой всегда оставался прав, а иначе ещё одна ячейка государства пойдёт ко дну...
 

ЭТА МЯГКАЯ МУЖСКАЯ СИЛА...

(Лена Пчёлкина)
 36    2020-03-03  2  307
Ничего особенного в этот час в небольшой комнате студенческого общежития
не происходило. Ко мне заглянул однокурсник - красавчик Гера.

Ходил по общаге и выпрашивал конспекты по одному математическому предмету, который имел прикольное (в нашем понимании) название: «Теория выпуклых фигур».

Был Гера высок ростом, строен, холен, умен. Брюнет с пронзительными карими глазами. Но ходил на занятия через пень-колоду, поэтому ему позарез нужны были конспекты лекций, которые все девчонки тщательно вели.

И вот, мы мило болтаем, шуткуем на тему предстоящего зачета по оной дисциплине…

Как вдруг из Геркиных золотисто-коричневых глаз на меня хлынул такой неудержимый поток мужской нежности, ну, прямо здесь и сейчас включился гиперболоид мужской силы, что моё Я неожиданно для меня стало медленно плавиться, кровь прилила к моим девичьим щечкам, задрожали и начали подкашиваться колени, мысли путались.

Пытаясь противостоять этому внезапному обаянию, я что-то продолжала лепетать и заикаться…

Что было бы дальше, не знаю, но тут вошла моя соседка по комнате Валя и волшебство закончилось…

Почему вспомнился тот давнишний эпизод, не знаю. Возможно, просто - Весна, её извечная тайна возрождения, её любовная магия. Мужское тянется к женскому, женское к мужскому…

Что, скажете, тут смешного? А то, что до самого выпускного бала я старалась не попадаться Герке на глаза...

Но эти глаза снились и очень даже ...
 

ГДЕ ВЛАСТЬ, ТАМ ВСЕГДА И ДЕНЬГИ ...

(Соломон Ягодкин)
 4    2020-03-02  6  159

Где Власть, там всегда и деньги, а где деньги, там, почитай, и весь «Уголовный кодекс», или почти что весь. И тогда за каждую уголовную статью надо особо платить, чтобы и дальше при власти безбедно оставаться…

Бюрократизм радует только бюрократов, тогда как у всех остальных он вызывает здоровый рвотный рефлекс. Ведь не у всех же хватает здоровья этот их бюрократический беспредел переносить, а это говорит только о том, что здоровую реакцию подвластного им народа на власть надо резко подымать…

Социальная пирамида всего жующего такова, что всё то, что наверху, это – стая, а всё то, что её снизу поддерживает и из последних сил кормит, это – стадо, и вы хотите эту «пирамиду» развалить? А как же тогда всеобщий социальный мир и идеальная идеологическая гармония?..

Когда сам ноль, очень важно в пускай даже самую маленькую единичку пробиться. А тогда сколько нулей за тобой ни будет, они все твои, и ты можешь с ними хоть Третью, хоть Десятую Мировую войну спокойненько начинать…

Власть прекрасна как цель, а как результат её и врагу не пожелаешь. Вот нам и приходится жертвовать собой, и все тяготы власти брать на себя, чтобы у всех остальных оставались время и силы на нашу общую власть работать, и тем самым хоть как-то помочь нам тяжкое бремя власти на себе тащить…

Дикие законы власти, не все могут их оценить по достоинству, шерсти не хватает, хотя наши идеологи из кожи лезут вон, чтобы всех нас в эту первобытную шкуру обратно на нас напялить…

Понимал всё, а что не понимал, то ему докладывали, причём докладывали так, что во всём этом даже он начинал хоть что-то понимать, но в меру, чтобы самому своего высокого кресла не лишиться. Знал прекрасно, что для слишком умных в нашей стране тюремная шконка завсегда имеется, а руководящее кресло, оно лишь для в меру умных предназначено...

В своей социальной нише ему жилось неплохо, тем более что туда его каждый раз привозили на персональной, потому что на свою собственную он так и не заработал, просто не за что было ему платить, И это он понимал лучше всех своих придворных блюдолизов...

По случаю первого барыша хотел заказать Рембрандту свой портрет. Но когда ему сказали, что тот Рембрандт давно уже умер, раздражённо сказал: «Тогда пускай нарисует другой!..», знал прекрасно, что у него в прихожей их там завсегда толпится целая толпа…

Не платя своим рабочим, не выписывал зарплату и себе тоже, за что регулярно получал повышенные премии из фонда «Солидарность», который сам же на сэкономленные заработные деньги для этого дела и учредил. За это его народ буквально на руках носил, пока однажды не вынес за проходную...

Когда его сняли буквально со всех высоких постов, все наконец-то узнали, кто ими столько времени руководил, и очень негодовали на него за то, из-за него они опять оказались в круглых и всех прочих дураках. Но быстро успокоились, потому что на его место тут же пришёл его сын, как-никак, а ещё одна трудовая династия!..
 

Бывает...

(Ицхак Скородинский)
 8    2020-03-01  1  162
Вот,если, скорей, ввечеру, день ввинчивается в абсолютную глуповатость...

И строку в голове, тпрру, никак уж и не удержать...

И она...

Захлебнувшись в потоке сознания, утекает,
отхлынув,к тому ж, порождая двоение в зёнках при полном затменьи сознания...

Сожаленно так!

То единственное, что застывает в пустой голове...

Потерял... Сорвалось! Сорвалось!!!

И уже в никогда, в навсегда, истаяла, самая, самая ...моя.

Неповторимая!!!
И только остаётся такому йолопу, как я, шёпотом между нот...
- Смейся паяц!
 

Цистерна

(Анатолий Долженков)
 8    2020-02-29  0  123
Случилось это знаменательное событие в небольшом городке, которому посчастливилось быть пересечённым оживлённой автомобильной трассой. Одной тех асфальтовых артерий, что соединяют между собой областные центры и крупные промышленные города. Населённых пунктов, подобных этому, приткнувшихся к дорогам-кормилицам, ещё не так давно обозначавшихся на всех дорожных картах, как трассы Республиканского или Всесоюзного значения, великое множество в государстве нашем и кормится от них разный люд. То, что без автодорог давно бы вымерли гаишники – гибэдедешники – это понятно даже самому непроходимому тупице. Им без асфальта никак. Именно они, дороги эти, породили престижную профессию – инспектор ГАИ (ГИБДД).

Стражам, следящим за правильным перемещением автопотока, нравятся дороги с интенсивным движением, с обязательным присутствием бензовозов, фур и обычных грузовичков с не всегда правильно оформленными проездными документами. А как же? Чем интенсивнее снуют машины, тем больше нарушений, а, вместе с ними, и рост благосостояния придорожных охотников. На глухих просёлочных дорогах эту человеческую разновидность в портупее и с полосатой палкой не встретишь.

Легенды повествуют, что во времена Киевской Руси прародитель и первый сотрудник патрульно-постовой службы Соловей-разбойник по слабости ума и малой практике тридцать лет, где-то в глуши, в стороне от торговых путей поджидал, то ли редкого конного путника, то ли владельца гужевого транспорта. Чем всё это кончилось известно. Объезжавший с инспекционной поездкой захолустные места Киевской области инспектор службы внутреннего расследования Илья Муромец, состоявший при тогдашнем мэре города Киева – князе Владимире – Красное Солнышко, усмотрев нарушение устава несения патрульно-постовой службы, применил к нарушителю санкции, предусмотренные тогдашним законодательством. И, видно, памятуя печальный опыт своего далёкого предшественника, нынешние работники свистка и полосатой палки предпочитают нести службу на видном, хорошо просматриваемом месте.

Многочисленные базарчики и киоски, сулящие дорожным людям всякие дары природы, на которые богата та или иная местность – то ли рыбка копчёная, солёная или вяленая, от которой у приезжих слюнки текут и пиво мерещится; то ли грибочки маринованные плотно закатанные в стеклянные банки и намытые до блеска так, что каждый смотрелся, словно через увеличительное стекло – свидетельствовали о том, что и прочий люд, не столь щедро одаренный доверием государства, как владельцы полосатой палки, тоже кое-что с дороги имел. Малосольные огурчики, капустка квашенная, копчёное мясо и сало – мало ли, что может предложить житель сельской местности проезжим. Кое-кто, у кого, как говорится, руки пришиты там, где надо, весьма прибыльно торговал деревянными поделками и корзинами собственного изготовления. Сегодня это заработок и чуть ли не единственный источник существования для многих жителей придорожных городов. Люди в таких городках проживают тихие, непритязательные, стойко переносящие тяготы непростой периферийной жизни.

Вася Шкоркин на рынке не торговал. Там промышляла женская составляющая его семьи – жена да тёща. Торговали, в основном, грибами и рыбой. Грибы на продажу поставлял он, глава семьи, собирая их в огромных количествах в окрестных лесах. Места знал заветные, грибные. Баловался и ловлей рыбки. Браконьерствовал сетью понемногу. Но это так, побочный заработок. Василий Шкоркин был одним из немногих счастливцев, имеющих постоянную работу, что в подобном городке – великая редкость. Пару лет назад дельцы из областного центра открыли в старой заброшенной школе небольшой колбасный цех.

Почему именно здесь? А кто их нынешних бизнесменов поймёт. Места тихие, недвижимость дешевле, да и народу трудовому меньше платить можно. А поскольку работы здесь днём с огнём не сыщешь, недовольных не будет. Опять же ближе к селу, а значит и к крупному рогатому и мелкому безрогому скоту. В общем, выгодно со всех сторон. Сюда-то ему и подфартило втиснуться сторожем. Кум помог. Заступал Василий на сутки и следующие сутки был свободен как птица в полёте. Красота! А что такое сторож в колбасном цехе? Это же надо понимать. Целые сутки вертеться у колбасы и мяса и ничего не украсть? Кто тебя умным назовёт? Тут хоть социализм, хоть капитализм назначай, хоть к рабовладельческому строю возвращайся – ничего не поможет.

В тот роковой осенний вечер Шкоркин вышел из дому пораньше. Были кое-какие делишки по ходу перемещения к месту работы. В киоск должок занести за выпитые вчера в долг сто грамм и так – кое-что по мелочи. Заботы – хлопоты по жизни. Он не торопясь пересёк трассу и по просёлочной дороге вышел на лесную поляну, дабы скостить путь, и вдруг прямо перед собой увидел её. Огромная автомобильная цистерна, неизвестно как оказавшаяся в стороне от дороги, маячила чёрной пузатой тенью на фоне могучих стволов сосен.

- Откуда она здесь взялась? Надо же…, - в недоумении описывая круги вокруг необычной находки, бормотал Василий. – Да тут авария, - наклонился он, рассматривая разбитый задний мост. – Ох, эти городские…. Это они подумали, что надёжно спрятали. Ну, ей-богу, как дети. А вообще-то, кому она нужна, бандура эта. Не спрячешь, не укроешь от нескромных глаз бывших владельцев. Будет торчать, что твоя ракета на полигоне. Что же они её у дороги-то не бросили? Видно, не пустая ёмкость-то. Надо же…

Он забрался на прицеп и с хозяйской дотошностью осмотрел находку. Осторожно постукивая по круглым бокам цистерны, убедился, что она отнюдь не пуста.
- Кажись полная. До краёв залита, - задумчиво проронил он. – Полная чего? Говна? И такое может случиться в отечестве нашем. Тогда зачем так тщательно прятать? У нас своего девать некуда… А, вот и крантик имеется…. Открыть, что ли? А вдруг ядохимикат или ещё чего похлеще…. Нельзя так сразу… Экологическая катастрофа и каюк всему ходящему, прыгающему и ползающему. Да нет, ничего такого предупреждающего на цистерне не обозначено…

Он извлёк из сумки гранёный двухсотграммовый стакан и тщательно его протёр куском газеты, в которую был завёрнут «тормозок». Стакан этот он постоянно таскал с собой на работу, поскольку оставлять его на службе не рекомендовалось. Хозяева предупредили сразу – за пьянство на рабочем месте выгонят без долгих разговоров и пререканий. Надо было соблюдать предосторожность, чтобы не попасть на глаза завистникам и стукачам. Он нашёл подходящий кусок дерева, установил на нём стакан, задвинув его под самый кран, и принялся осторожно раскручивать вентиль. Тот не поддавался. Василий приналёг.

- Надо же, как затянули, варвары…, - кряхтел он тужась. – Ничего, мы люди мастеровые, умелые…. Как-нибудь управимся и без подручных средств.
После долгой возни кран наконец-то поддался. Натужно скрипнув, вентиль медленно провернулся.
- Ещё немного, ещё чуть-чуть… поднажмём… Никуда ты, родной, от нас не денешься. Вот так, - удовлетворённо крякнул он, заметив, как в стакан закапала жидкость. – Пожалуй, для эксперимента будет достаточно, - возвращая вентиль в первоначальное положение, решил он. – Что же мы имеем из этой таинственной ёмкости в качестве жидкости?

Жидкость пахла вином. Да так смачно пахла, что не оставляла никаких сомнений в характере содержимого цистерны.
- Вот это лотерея! Стоит в лесу цистерна с винищем, и я один как рыцарь на распутье – выпить, не выпить, - он ещё раз обонял содержимое стакана. – Ну, вино же, честное слово, вино… Выпить, что ли? А вдруг нет? Так ведь запах же… Нет! Опасно, боязно… Думай, думай, Вася, не ленись, а то останешься трезвым. Придумал.
Он трясущимися от возбуждения руками извлёк из сумки двухлитровую полиэтиленовую бутылку с чаем и, быстро свинтив крышку, вылил безалкогольное содержимое в траву. Бутылку до краёв наполнил из цистерны. Расстояние от цистерны до проходной пролетел за считанные минуты.

- Петрович, Петрович, отвори, - крикнул он сменщику, проникая в открывшуюся дверь.
- Ты что, Василий, гонятся за тобой? - спросил удивлённый старик, рассматривая тяжело дышащего сменщика поверх очков.
- Тут такое дело, Петрович… Братан двоюродный с севера на одну ночь приехал… А у меня того… дежурство…. Двадцать лет не виделись, сам понимаешь… А я не с пустыми руками… Вот он, Валерка, винца привёз разливного. Это не та бурда, что в магазине… стоящее винцо. Так как, подменишь до утра… Я в накладе не останусь…, - он с мольбой посмотрел на сменщика.

- Чего же не помочь хорошему человеку, когда ему требуется помощь. Все мы люди православные, а значит, на помощь отзывчивые. Только ты не пей много, да и утром долго не задерживайся. Не тебе говорить, какие у нас хозяева – бывшие работники ОРСа, - согласился Петрович, отвинчивая крышку. – Что за винище-то?
- Не знаю, ещё сам не пробовал. Поди – знай, договоримся, нет…, - не сводил он глаз со старика, припавшего к горлышку бутылки. – Ну, как-винцо-то?
- Портвейн. Отличный марочный портвейн из прежней жизни, - крякнул старик, вытирая ладонью мокрые губы. – Давно забытый вкус. Будет мне удовольствие на всю ночь.

- Чувствуешь-то себя как - хорошо? - осторожно спросил Василий, впившись взглядом в раскрасневшиеся щёки старика. – Ничего не болит… не тошнит?
- А что мне станется? После войны на восстановлении народного хозяйства по три смены вкалывали ещё пацанами будучи, так что мы к этому делу привычные. Иди – не беспокойся.
- Я ведро возьму то, старое. Оно здесь никому не нужно, а я братану грибочков маринованных… в дорогу….
- Бери, не жалко. Ничейное оно…
- Ну, давай, Петрович, до утра, что ли?
- Беги, не теряй время.

Шкоркин подхватив ведро, выскочил в темноту.
- Хороший парень, отзывчивый, - проворковал Петрович, закрывая дверь на засов, не без удовольствия припадая к бутылке.
Посвистывая, Василий приблизился к заветному месту, рассчитывая таким нехитрым манёвром привлечь внимание хозяев цистерны, если таковые объявились. Дабы не попасть впросак. У цистерны никого не было. Нервно оглядываясь и вздрагивая от малейшего шороха, он до краёв наполнил ведро и двинул в направлении трассы. Ведро оттягивало руку, но он не замечал неудобств, торопясь уйти подальше от злачного места.

Шёл он не домой. Дома, конечно, обрадуются удаче, но ведро отберут, вино разольют по бутылкам и будут выдавать по стакану на праздники или по случаю дня рождения. Нет уж, спасибо за заботу. Он шёл к куму, твёрдо зная, что жена его, Ленка, укатила к матери на село и будет никак не раньше завтрашнего дня. За это время много великих дел совершить можно.
Входная дверь кумовой квартиры долго не открывалась. Вася Шкоркин давил на кнопку звонка пальцем с такой силой, будто хотел протолкнуть её вглубь стены. Наконец, где-то глубоко в недрах помещения заскрипело, загремело, закашляло и из-за приоткрытой двери показалось заспанное лицо кума Андрюхи.

- Ну, ты и здоров спать, - недовольно проворчал поздний гость, отодвигая плечом хозяина и проникая в квартиру. – Минут двадцать пришлось под дверью торчать.
- Ты же вроде как на работе находиться должен или я что-то перепутал? – безразлично спросил кум, беспрерывно зевая.
- Должен, должен, – раздражённо перебил пришедший. – Мало ли, я что кому должен. Тут такие брат дела, что не до работы теперь. Хлебни – ка из ведра для быстрого осознания важности момента и сокращения времени на длинные разговоры и увещевания.

Схватив со стола кружку и зачерпнув ею из ведра, протянул хозяину квартиры.
– Причащайся. Ну как? - нетерпеливо спросил он, заметив, что содержимое кружки полностью перелилось в лягушачий рот кума.
Неплохо, - отозвался тот, понюхав рукав пижамы, – натуральный портвейн. У тебя, что там, полное ведро?
Ведро, - пренебрежительно хмыкнул Василий. – Цистерна. Цистерна с первоклассным напитком скучает здесь неподалёку и требует к себе особого внимания.

Зачерпнув половину кружки, он наконец-то, решился подвергнуть напиток дегустации лично. Удовлетворительное состояние двух подопытных кроликов опасений по поводу качества напитка и последствий приема уже не вызывало.
- Как цистерна? – не поверил кум, вновь погружая кружку в ведро. – Какой это дурак будет цистернами с вином разбрасываться?
- Этого я тебе сказать не могу. Слава Богу, хозяев видеть не пришлось. Повремени пока, Андрюха, - вырвал он кружку из рук кума, попытавшегося в очередной раз нырнуть в ведро. – Успеем ещё. У тебя, сколько вёдер дома имеется?
- Да кто же его знает? Этим у меня Ленка занимается…. Вёдрами, банками, посудой всякой…

- Довольно философствовать. Ленку ему подавай… Сам ищи, да побыстрее. Нам сегодня в ночную смену ох как славно потрудиться придётся.
Две серые тени, гремя пустыми вёдрами, словно древние рыцари доспехами, приближались к цистерне.
- Ну, где она, твоя ёмкость? - нетерпеливо прохрипел кум Андрей.
- Вот она перед тобой. Смотри нос не разбей. По-моему, никого нет. Никого не видишь, Андрюха?
- Никого вроде.
- Тогда за дело.

Первая ходка была не совсем удачной. Уже у дома, практически у подъезда, наткнулись на старуху Матвеевну из восемнадцатой квартиры.
- Вот где хозяева-то, не то, что мой зятёк – урод. О семье заботятся. Что, мужики, воды, что ли, в кране нет? А чего вода коричневая и запах какой-то очень знакомый? – старуха, усиленно обоняя воздух, наклонилась над ведром. - Издалека носите?
- А то не знаешь? До чего же ты любопытная старуха, Матвеевна, - поставив вёдра на землю, подальше от любопытной соседки, с удовольствием потянулся Андрей.

- Ты что, Матвеевна, фиксируешь перемещение потока жильцов? Перепись проводишь? – остановился рядом Василий.
- Какая там перепись? Зятёк – забулдыга опять до самых краёв налился. Сами знаете, когда он выпимши, на глаза ему лучше не попадаться. Подожду, пока заснёт, зараза, тогда и я в дом войду.
- Это ты мудро рассудила, - одобрил Шкоркин. - Видишь Андрюха: ни разговоров, ни увещеваний. Один пропущенный Матвеевной прямой левый в нижнюю челюсть, в рейтинговом поединке с зятем за звание чемпиона кухни четыре года назад, и какие на лицо замечательные результаты. Не тёща – золото. Учись у людей, как надо правильно строить отношения в семье.

Подхватив ведра, кумовья устремились наверх по лестничному маршу.
- Сорок литров, - любовно глядя на стоящие посреди квартиры четыре полных ведра, промурлыкал Василий. – И ещё одно, что я раньше принёс. Итого пятьдесят.
- Не расслабляйся. Маршрут надо повторить, - веско сказал Андрей, о чём-то напряжённо раздумывая.
- А куда лить-то? - недоумённо посмотрел на кума Шкоркин. – Прежнее ведро еле-еле разместили. Ни одной пустой банки в доме нет, даже майонезной.
- Думать надо. Такой случай раз в жизни бывает – и то не у каждого. А ты говоришь, куда лить?
- Что тут думать? Остались унитаз да ванная – окна в открытую природу. Не туда же портвейн сливать?
- Именно туда! - радостно закричал Андрюха. – Именно!
- В унитаз, что ли?
- Какой там унитаз, в ванную. Целая ванная вина! Представляешь, на сколько дней хватит? Пробочку, что слив прикрывает, обернём целлофаном, чтобы ни одна капля не просочилась, ни одна… Ванную вымоем с содой, ополоснём для гигиены.… Всех делов-то – три-четыре ходки… До рассвета должны успеть.
- А как мыться-то? Грязью зарастёшь…
- Господи, о чём думает человек в такой судьбоносный момент?

И началось движение, которое без ложной скромности можно было назвать стахановским. Ноги гудели, руки дрожали, с трудом удерживая вёдра, казавшиеся уже многотонными. Голова от винных паров кружилась так, что теряли ориентацию во времени и пространстве. Но они вновь и вновь, преодолевая трудности, собрав остатки воли в кулак, заставляли себя возвращаться в цистерне.
- Ну вот, - выливая очередную порцию напитка в почти полную ванную, прохрипел Андрей. – Ещё одна ходка и все… Всё. Только одна ходка…
- А может быть, ну её, - раскачиваясь, словно молодая берёза под шквальным ветром, предложил Василий. – Вон сколько натаскали… Пить, не перепить…
- Это только кажется. Хорошего много и долго не бывает. Запомни эту истину, друг мой.

Последний маршрут кумовья преодолевали в четыре раза дольше, чем предыдущие. Пот катил градом, выжигая глаза. Майка прилипла к телу так плотно, что казалось, будто это задубевший верхний слой кожи. Колени дрожали, а руки, оттянутые вёдрами, были длиннее, чем у орангутангов из программы «В мире животных».
- Всё, - поставив вёдра на пол, блаженно закатил глаза Андрей. – Финита ля комедия, как говорят где-то за бугром. Эх, и оторвёмся же….
- Что это у тебя шумит? – спросил Шкоркин настораживаясь. – Вода, что ли?
- Похоже на то… Видно в кухне кран забыл завертеть. Воду-то дают на пару часов в сутки. Вот и забываешь – открыт кран, закрыт…
- Точно на кухне, не в ванной? – забеспокоился Василий.
- Сейчас проверим.

Усталость сняло как рукой. На кухне было всё в порядке, зато в ванной дверь оказалась запертой изнутри.
- Ничего не пойму, - дёрнув ручку двери, изумился Андрей. – На запах кто-то просочился, что ли?
- Подожди не шуми… дай послушаю, - припав ухом к щели Шкоркин замер. – Плещется кто-то в ванной… и шампунем разит. Андрюха, ей-богу там кто-то купается.
- В вине? Это ты того, загнул…
- А вот и пальтишко чьё-то на двери висит. Прежде его не было…
- Ленкино это пальто… Ленка от матери вернулась… Надо же, как не вовремя, - проронил Андрей, исследуя пальто жены. – Её это пальто, точно её…
- Надо же какой нюх, - изумился Вася. – Не успела пальто сбросить и сразу же в ванную. Ещё и закрылась изнутри, зараза. Чего это она закрылась, кум? Ей же столько не выпить.
- Да не пьёт она вовсе. Не употребляет совсем… Она, дура, и не поймёт, что в ванной налито.
- Не пьёт. Ты смотри какая. Может она купается… в марочном портвейне. Аристократка… Нет, аристократы – те больше шампанское предпочитают для мокрых процедур.

Четыре кулака загрохотали по двери.
- Открой, - орали благим матом кумовья, напирая на дверь. – Сейчас же открой, зараза.
Вскоре дверь отворилась и на пороге ванной появилась раскрасневшаяся Ленка с намотанным на голову полотенцем.
- Вы что озверели, варвары, - набросилась она на кумовей. Чуть дверь не вышибли…
- Хорошо попарилась? - полюбопытствовал Василий, заглядывая через Ленкино плечо и пытаясь на глаз оценить степень убытков.
- Не очень, - грубо ответила та, оттесняя нахала круглым плечом вглубь коридора.
- Оно и понятно, - согласился тот, пятясь, - семнадцать градусов всего.… Даже не сорок… Сахара там, правда, девять процентов… Ничего не слиплось?
- Тебя не касается. Где уже глаза залили, алкоголики? Раннее утро на дворе.
- Вот, вот. Она там ещё и кое-что сполоснула… трусишки, прочее нижнее бельё… Чистоплотная у тебя супруженица, Андрюха.
- Отчего же не сполоснуть, если воду дали? Теперь это событие редкое…

У Василия оборвалось сердце и остановилось дыхание. Оттолкнув возмущённую хозяйку, он бросился к ванной. Ванная была безобразно пуста, тщательно вымыта и пахла шампунем. Андрей боялся переступить порог ванной комнаты, предчувствуя непоправимое. Страшное известие парализовало его, превратив в монумент всем скорбящим. Губы побелели, стеклянные глаза смотрели в пустоту. Хозяйка, плохо понимая остроту момента, набросилась на мужа с упрёками, пытаясь восстановить в семье свой пошатнувшийся авторитет и показать этим, потерявшим страх мужикам, кто в доме хозяин.
- Тебя на пару дней на хозяйстве оставить нельзя, - наседала она на невменяемого супруга. – Уж, казалось, чего проще…. Запас воды в ванной и то по-человечески сделать не можешь. Ржавчину со всего водопровода собрал, бестолковый.

- Какой воды, дура? – визжал впавший в слепую ярость Василий. – Какой воды? Портвейн это был, поняла. Ты спустила в канализацию марочный портвейн по три доллара за бутылку… Господи, - застонал он, вознеся руки к н***, - ты же всё видел. Накажи её. Только сейчас накажи, не откладывая. Я не кровожадный, но очень хочу взглянуть, как ты будешь вершить правосудие...
- Что ты мелешь, - не поверила Ленка, проведя в уме несложный подсчёт и получив в итоге невероятную сумму. – Откуда у вас, голомыдников, приличное пойло возьмётся? Портвейн марочный, - иронично хмыкнула она. – Давай, выметайся отсюда. Не успеешь за дверь, а они уже кучкуются.

- А-а-а-а-а! – вдруг заорал дурным голосом невменяемый Андрюха. – Убью суку…
Огромный волосатый кулак опустился на Ленкину голову. Шкоркин закрыв от страха руками голову, присел на корточки. Раздался стук падающего тела. Первое, что он заметил, когда вновь обрёл способность видеть и воспринимать реальность, вернувшуюся к нему в его ощущениях, распростёршуюся на полу Ленку с заплывшим глазом и нависшего над ней кума-мстителя. Пятясь, он покинул Куликово поле, выйдя в подъезд, нервно закурил.

Когда он возвратился в квартиру, успокоившиеся супруги сидели за обеденным столом друг напротив друга. Ленка, как ни странно, была жива. Но любящая жена и достойная мать, на независимый взгляд Василия, как-то сразу утратила свою женскую привлекательность и врождённую красоту. Огромный синяк практически полностью закрыл её левый глаз. Распухшее ухо наоборот, приобрело малиновый оттенок. Голова, болтаясь из стороны в сторону, как пришитая, не в состоянии была утвердиться в вертикальном положении. Превентивные воспитательные меры помогли понять заблудшей овце степень её вины. Под тяжестью предъявленных обвинений, стороной потерпевшей убыток, она полностью утратила присущую её полу агрессивность, признав, что «… её, поганку, следовало бы вообще удавить за то, что она натворила».

Кумовья с похоронными лицами пили уцелевший портвейн из трёхлитровой банки, куда ещё не дотянулась Ленкина шкодливая рука. Перевоспитанная супруга сидела рядом, силясь постичь, на каком свете она находится – на том или этом – и не могла прийти к окончательному решению. Когда вина в бутыли осталось на два пальца, Василий тяжело поднялся из-за стола.
- Пойду я, - сказал он чужим голосом куда-то в сторону. – На работу пора.

Выйдя на улицу, он медленно побрёл по знакомому маршруту. Рассвело. На поляне у цистерны копошились люди. Не останавливаясь, он двинулся дальше, к гостеприимно распахнутым воротам проходной.
- Как погуляли? – поинтересовался Петрович, успевший за ночь опустошить двухлитровую бутылку.
 

КОРМА.

(ЮРИК)
 25    2020-02-26  1  257

Светились вышки над тайгою,
В ночи горели факела.
И от Советского застоя,
Рублём романтика звала.

Морозил сопли, руки, ноги,
Но никогда не унывал.
Уверен в выборе дороги,
Нефть для страны я добывал.

Здоровьем не обидел Боже,
Дурниной пёрла моя прыть.
И там я точно вышел рожей,
Умело, недра стал бурить.

Мороз и солнце, снег и ветер,
И звёзды яркие, луна.
Под вечер, ночью, на рассвете,
Как мать встречала нас она.

Кормила всех и тем и этим,
И даже блюда на заказ.
Есть ПОВАРА на этом свете,
И я о ней сложил рассказ.

Строга, серьёзна, недотрога,
Ломали копья мужики.
Хотел и я пробить дорогу,
Она встречала всех в штыки.

Итак и сяк не тут –то было,
Ну не выходит, ни хрена.
От её вида сердце ныло,
Шикарною была корма.

Ну, это прямо раком глаза,
Ведь это надо мать етить.
Такая задница-зараза,
Хотелось взять и обхватить.

Ещё она была красива,
И сладок был запретный плод.
Или быть может, она мстила,
Отвергнув весь мужской народ.

Вот так и жили, не тужили,
Еду творила, от души.
Мы с Ольгой-поваром дружили,
Мечты при этом задушив.

Такая вот души отрада,
Ломали об неё глаза.
И не досталась мне в награду,
Доселе катится слеза.
 

Проводы зимы или окаянный столб

(Юра Харьковский)
 30    2020-02-24  2  433

1978 год. Проводы зимы в нашем посёлке, с гордым названием Беринговский (Чукотка). Этот праздник традиционно проводился в мае, хотя ещё и морозы хороши, и снега по крыши двухэтажных домов. Но не провожать же её – «матушку зиму», в июне – это нонсенс. Традиционно возле местного клуба устанавливался деревянный столб, предварительно обильно политый водой, отчего он превращался в сплошную гигантскую сосульку, на верхнем конце которой крепились дефициты того времени – бутылка коньяка, чуть выше пузатый самовар, а на самой макушке итальянские сапоги – заветная мечта каждой молодой девушки и женщины советских времён. Я, чуть больше года как, обзавёлся семьёй и так хотелось обрадовать молодую жену модными сапогами. Они и только они, все другие варианты, с водкой и самоваром, отметались сразу. Но таких как я добрых молодцев два десятка уже крутятся вокруг, заняли очередь и только ждут команды, чтобы рвануть вверх за заветным призом. Вот, наконец, праздник официально открыт и первый смельчак, скинув полушубок, пытается покорить высоту. Что ж, посмотрим, понаблюдаем. А в принципе, что тут смотреть? Как и следовало ожидать, покоряется только высота, куда можно допрыгнуть, далее идёт медленное сползание на снег. Следующий конкурент разделся до пояса, думал поможет! Куда там. Ещё один дурик, с горящим взором, разделся до плавок, не тут-то было! Претенденты на халяву скооперировались и выстроили пирамиду – результат тот же. Столб метров восемь, тут пирамида из 5 человек нужна ,а они работяги, а не циркачи. Конкурсанты отчаялись и приуныли. Мой выход. Эх, не зря я лучший рационализатор своего предприятия и к делу подошёл творчески. В толстую подошву рабочих ботинок были вкручены по всей площади шурупы и получились из ботинок шиповки, которые, наподобие когтей электромонтёра, легко вонзались через тонкий лёд в податливую древесину сосны. Взяв бревно в обхват, я быстро и поочерёдно, втыкая подошвы в столб, за пару минут уже был у цели, где под громкие аплодисменты зевак, снял главный приз. Организаторы в шоке, ведь каждый год директор клуба, втихаря, брал не разыгранный приз себе, списывая его в отчёте на удачливого конкурсанта.
На следующий, 1979 год, директор клуба под суетился и объявил перед конкурсом, что отныне залезать на столб можно только босиком и злорадно посмотрел в мою сторону , а потом с нежностью на кожаную куртку, висевшую на макушке и в аккурат подходившую ему по размеру. Ну-ну, подумал я, ты меня сильно недооцениваешь, посмотрим, что ты запоёшь через час. Кстати и роста мы с тобой одного, так что, куртка и мне в самый раз будет. А через час, уже отчаявшиеся претенденты на покорение столба, понуро стояли в сторонке, насмешливо поглядывая в мою сторону. Ну, придётся вас разочаровать, уважаемые завистники! Смотрите и учитесь. Я быстро разулся, достал из кармана мягкие кожаные рукавицы, с пришитыми к внутренней стороне накладками от советских теннисных ракеток, которые имели высокие резиновые пупырышки, не скользящие по льду и быстро полез. Полез быстро, потому, что точно такие же накладки, я пришил на внутреннюю часть штанов, которыми обхватывал столб. Оп-ля, и снова лицо директора клуба выражает чувство крайнего трагизма и разочарования. А я гордо прошёл в новой, супермодной кожанке, мимо него, с ухмылкой на лице.
Наступил 1980,олимпийский год и в честь этого главный приз решено было сделать спортивным. Наверху столба красовались новые чешские кроссовки и волейбольный мяч фирмы «Гала», моя давнишняя мечта. Такой был только у нашего председателя спорткомитета, для районных соревнований. Ну, поехали. Теперь, по условиям конкурса, придуманным обиженным директором, залезать на столб разрешалось только в плавках, без всякой обуви и одежды. Конкурс проходил по накатанному сценарию. Безутешные претенденты на главный приз поочерёдно сходили с дистанции и понуро наблюдали за конкурентами со стороны. Народ нетерпеливо ждал моего выхода, гадая, как я буду теперь голый добывать главный приз и спортивную славу. Я тоже, честно говоря, до последнего этого не знал, но напряжённо думал. И вот «Эврика». Есть решение проблемы. Быстро сбегав домой, я вернулся, разделся и легко полез по столбу, как будто он не ледяной, а из наждачного камня. Народ ахнул, а директор побледнел и смахнул скупую чиновничью слезу. Все дело было в мёде, которым я обмазал переднюю часть тела и который отлично, словно клей приклеивал меня к столбу. Ко всему надо подходить творчески, ребята!
 

Хочу замуж!!!

(Анатолий Долженков)
 11    2020-02-23  0  147
Одной моей знакомой замуж приспичило. Сильно приспичило. Прямо, невмоготу стало. То ли весна накатила, вызвав сверхнормативный выброс гормонов, то ли другая какая авария органов внутренней секреции произошла. Не знаю, только перевозбудилась женщина от избытка чувств и эмоций чрезмерно – это факт. И вот процесс этот, необратимый и неуправляемый, как сошедший с рельсов трамвай, стал прогрессировать со скоростью пулемётной очереди. Утром, предположим, ей приспичило, а к вечеру всякими шутками и сексуальными прибаутками она достала даже импотентов и гомосексуалистов, вызвав у первых вялую волну ностальгических воспоминаний по давно утраченным ощущениям, а у вторых раздражение, переходящее в слепую ярость. Народ из окружающей торговой среды с пониманием отнёсся к физиологическим сбоям внутри женского организма.

- Ты бы, - советуют ей, - успокоительного чего-нибудь проглотила. Смотри, как тебя колотит. А не желаешь, лекарство принимать, мужичонку, какого ни на есть, раздобудь из семейства членистоногих. Пусть поправит гинекологию традиционным способом, если, конечно, не поздно и что-то ещё можно сделать. К утру, смотришь, и закончится бурление крови, и пена изо рта пузыриться перестанет.
Совет весьма дельный, поскольку женский организм в возбуждённом состоянии подобен ядерному реактору, поражая в ареале своего обитания всё половозрелое мужское население. А надо бы аккуратнее, без жертв.

- Нет, - отвечает знакомая, с негодованием отметая разумное предложение, - надоели одноразовые. Не шприцы, в конце концов, стерилизовать не надо. Постоянного хочу, чтобы в паспорте у меня был зафиксирован, и в случае конфликта, никак не смог бы от нежных чувств отвертеться.

- Тогда, - советуют ей подруги, уразумев, что случай тяжёлый и дальше тянуть некуда, - заметку тисни в брачную газетку. Мол, так и так. Не имеется ли кого, случайно, с серьёзными намерениями. Может, какой-нибудь недальновидный и клюнет на эту коварную наживку. И тогда подсекай, не зевай. Очень даже запросто удастся эта рыбная ловля на живца при огромном желании и небольшом фарте.

Глубоко, знаете ли, предложенная прогрессивная идея запала в ослабленную любовными переживаниями душу претендентки на замужество. Так сильно её трясло и плющило от отравления гормонами, что, не откладывая дело в долгий ящик, она тут же приступила к литературной деятельности. Через пару часов на свет божий в творческих муках родилось произведение, выдержанное в лучших традициях брачного жанра следующего содержания:

"Срочно! Относительно молодая сексуально озабоченная женщина ищет мужчину для брака, способного в интимных отношениях хотя бы на обязательную программу. Вредные привычки и другие мелочи жизни нежелательны и при наличии глубокого всепоглощающего чувства большого значения не имеют. Коротко о себе. Внешность испуга и огорчений не вызывает. Детей и венерических заболеваний нет, о чём имеются соответствующие справки. Ответь - и ты станешь участником любовного марафона длинною в жизнь. Не сокращай отведенное нам на этой земле время сомнениями и колебаниями. Считай, что уже твоя. Маша".

Положительный ответ был получен ровно через месяц. Незнакомец писал:
"Здравствуйте, такая далёкая и, вместе с тем, невыносимо близкая Маша. Вот уже третий день держу в руках газету с Вашим объявлением и не могу прочесть его без слез, в отдельных местах переходящих в рыдания. Этого счастья я ждал всю свою жизнь и не уверен, достоин ли я его. Уповая на Ваше милосердие, рассчитываю на прощение за небольшое лирическое отсту¬пление от основной мысли, пронизывающей все послание. А теперь конкретно по тексту объявления. Главное, как я по¬нял, требование, предъявляемое соискателю, претендующему на половину брачного ложа, заключается в наличии моральных и физи¬ческих кондиций, необходимых для выполнения основных условий, предусмотренных супружеским долгом.

Не скрою, оглядываясь на пройденный мною жизненный путь, вынужден с грустью констатировать, что те восемь браков и неподдающиеся никакому статистическому учёту внебрачные связи, основательно подорвали отнюдь не безграничные силы моего организма. Моторесурс первоисточника зна¬чительно подисчерпался. Аппарат практически приведен в негодность многолетней бесперебойной работой без отдыха и профилактического от¬стоя. Впрочем, при разумном, я бы даже сказал, щадящем режиме эксплуата¬ции он, конечно же, ещё послужит некоторое время по прямому назначению. При благоприятном же стечении обстоятельств и небольшом везении может даже выходить установленный гарантийный срок, предусмотренный техническим заданием на мужской детородный орган, каковым без колебаний можно считать Ваше объявление.

Что же касается любовного марафона до гроба, то по этому поводу хотелось бы поделиться с Вами сомнениями и, где-то даже, опасениями. Не лишним будет заострить Ваше внимание на том факте, что если при проведении подобного сексуального многоборья не учесть индивидуальных особенностей моего ослабленного жизнью организма, амортизация которого по самым скромным прикидкам составляет что-то около восьмидесяти процентов, то путь этот будет до обидного коротким и с обязательным летальным исходом. А если без жертв, связанных с потерей кормильца, каковыми традиционно считаются мужчины, то возможны два варианта решения проблемы.

Первый путь - пять - шесть человек, моего пола и возраста, одержимые одной идеей легко решают поставленную Вами задачу при условии чётко отлаженного сменного режима работы - с перерывами на отдых и лечение. Вижу, вижу Ваше неудовольствие, насупившиеся бровки и сердитое личико. Но не будем сразу отбрасывать эту, в общем-то, неплохую идею. Передовой опыт востока свидетельствует о том, что прецедент подобного социального явления имеет место в жизни тамошних народов, чему есть вполне логическое объяснение. Представьте себе на минутку их условия жизни - восток, жара, фруктовые деревья – апельсины и инжир, другие благоухания. Сами понимаете, всё это располагает к интиму.

У нас дела обстоят несколько по иному – север, холодрыга, ёлки-палки, шишки, сосновая смола и благоухания, исходящие исключительно от человека и продуктов его жизнедеятельности. Интим в подобных условиях, конечно же, возможен, но при наличии силы воли и высокого чувства ответственности за важную миссию мужчины – продолжение человеческого рода. В этой связи у них и у нас возникают абсолютно разные организационные формы любовных отношений. У них на фоне великолепного микроклимата сформировалось и развивается сообщество людей под названием группа активного риска единобрачных молодух, сокращённо «ГАРЕМ», у нас же может прижиться только общество с ответственностью, ограниченной сексуальными возможностями особей мужского пола, короче «ООО СВОМП». Звучит загадочно и интригующе. В штатном расписании так же имеются некоторые несущественные отличия. У них восточный деспот, жёны и наложницы, у нас – хозяйка-кормилица, мужья и заложники. Так что, Машенька, как говорится, поскольку существует мировой аналог, приличия можно считать соблюдёнными, а условности нивелированными.

Вто¬рой вариант – поиск и подключение меня к альтернативному источнику пи¬тания для получения дополнительной энергии. Цель самая благородная – создание условий бесперебойной работы мужчины в аварийном режиме. С грустью в сердце хочу заметить, что наука в решении этой архиважной проблемы практически не продвинулась и судьбоносных достижений, к сожалению, не имеет. Так не к розетке же мне подключаться, в конце концов. Я же не утюг, ме¬ня этим не разогреешь. Скажу Вам откровенно, как будущему близкому человеку, я являюсь сторонником прогрессивной точки зрения - при наличии двух любящих сердец, будьте уверены, и остальные органы и части тела как-нибудь сработаются и притрутся.

Что же касается вредных привычек, скрывать не буду, у меня их две. Забываю выключать свет в туалете и отдавать долги. Особенно вред¬на последняя привычка. Через неё я уже дважды проходил курс лечения в травматологии, о чём имеются соответствующие документы. На этой высокой ноте я заканчиваю своё письмо в ожидании окончательного приговора. Ваш будущий супруг, Фёдор".
 

Голое сальто

(Юра Харьковский)
 22    2020-02-19  0  245

В нашей смене №3 на Беринговской РЭС одно время работал машинистом турбин мой друг Миша Кристи, заводной и бесшабашный парень, который любил весёлые компании, шутки и розыгрыши. Как-то после смены в душевой мы радовались окончанию работы и освежающему душу. Вытираясь полотенцем, Миша сказал: "Вот я всегда больше всего после тренировок душ любил!" – Каких тренировок? – поинтересовался . – Да по гимнастике, ответил Миша, - Я ведь когда-то был КМС по гимнастике. – Да ну, - удивился я, - врёшь наверно! – Миша, обиженно поджал губы, - Не веришь? А хочешь, я прямо сейчас, сальто заднее сделаю? - Я посмотрел на мокрый, скользкий кафельный пол, узкое пространство между шкафчиками, голого Мишу и засомневался. – Да ты скорее башку разобьёшь, чем выполнишь в таких условиях сальто. – Миша протянул руку, - Спорим сделаю, только с одним условием, если я его(сальто) крутану, то ты голый до дома пойдёшь. На нас с интересом смотрела вся смена - машинисты котлов и мотористы топливоподачи. В их глазах мне не хотелось выглядеть трусом, да и сомневался я, что Миша сможет, поэтому пожал Мишину руку и согласился, при одном условии, что буду бежать бегом, чтоб не отморозить ноги. Да, да, дело то было зимой 1978 года, аккурат под старый Новый Год. Миша согласился с моим условием, радостно улыбнулся, предвкушая мой позор и лихо крутанул на мокром кафельном полу красивое сальто, даже не поскользнувшись.
У меня, впрочем, как и у остальных, отвисла челюсть. А ведь не врал подлец, сделал! И я, понуро собрав вещи в узелок, выскользнул через задний вход станции и в сопровождении Миши, побежал домой. На улице был небольшой морозец под 20°, мела лёгкая позёмка. До дома тёщи, у которой мы в то время квартировали, было недалеко, метров 250, так что я надеялся быстро их преодолеть, никого не встретив в первом часу ночи. Свежий морозный воздух бодрил моё голое тело, одинокий прожектор с крыши БРЭСовского дома освещал мне путь, дома ждала горячая молодая жена! Чего унывать, лишь бы не встретить никого! Увы! Я уже почти был у цели, когда из-за угла дома вывалила пьяная кампания молодых людей, возвращавшихся с ресторана. Прикрыв лицо узелком с одеждой, чтоб не узнали я, прибавив скорости, пулей пронёсся мимо них, услышав в след, - Смотри, ребята, никак псих какой с дурдома сбежал! – Да нет, - ответил другой, - у нас нет дурдома, наверно у мужика "белочка".
Запыхавшись, я заскочил в подъезд, позвонил в дверь, пулей пронёсся мимо опешившей тёщи в свою комнату и нырнул под одеяло к ещё не спавшей жене. – Ой, вскрикнула она, - ты чего такой холодный? – Да вот с Мишей Кристи неудачно поспорил, пришлось голяком до дома бежать. Грей быстрее, а то простыну!
На следующее утро ревнивая тёща устроила мне допрос с пристрастием, чего это я голый домой заскочил? Пришлось "признаться" тёще, что был у любовницы и, убегая от ревнивого мужа, не успел одеться. Жена Таня сказала, что я шучу, просто спор проспорил Мише Кристи. Но, что самое интересное, тёща не поверила дочке, а поверила в мою бредовую историю и ещё долго при случае припоминала мне это.
 

ПОДЛИННОЕ ИСКУССТВО ВСЕГДА ДЕМОК ...

(Соломон Ягодкин)
 6    2020-02-18  2  180

Подлинное искусство всегда демократично, оно только просит, чтобы сначала хотя бы прожевали...

Искусство, если только оно – Искусство, не нуждается в эффектах, у него и так всё на своих местах. Другое дело, если где-то чего-то не хватает, тогда эту пустоту надо срочно прикрыть, и желательно чем-то блестящим...

Если вас не понимают, значит, до вас художественно просто ещё не доросли. Но это совсем не значит, что надо всё бросать и бежать публике навстречу, потому что бежать тогда придётся исключительно вниз...

Чтобы повторить Великих, надо иметь как минимум, их талант, тогда и повторять ничего не придётся. А сами Великие на своей ветке охотно подвинутся, да ещё и стаканчик на радостях новичку поднесут...

Ресторан, это тоже роскошь, но только для нищих. Для богатых же есть Библиотека и Эрмитаж...

Все талантливыми быть не могут, и тогда бездарным в искусстве делать нечего. Но они с этим не согласные, тем более, что их, как справедливо заметил поэт, «тьмы, тьмы и тьмы», а в приличном демократическом обществе последнее слово всегда за любым механическим большинством...

Ещё не случалось такого, чтобы художник был прав, потому что он всегда один, а нас всегда – много!..

У верноподданнического искусства есть один существенный недостаток: оно, конечно же, вечно, но только до тех пор, пока его Хозяин не сдох...

Известно, что гламур, это искусство для богатых примитивов, а китч, он уже для их бедных собратьев. Но оставлять примитивов вообще без искусства смертельно опасно, потому что тогда уже всё искусство окажется только у них и для них…

Когда начали борьбу с индивидуализмом в искусстве, долго бороться не пришлось, потому что, как сказал Классик: "Иных уж нет, а те далече"...

Бездарных в искусстве всегда большинство, и талантливому художнику большой грех нарушать их стройные ряды. Тем более, что они это ещё как-то переживут, а вот для него крест или костёр у них завсегда найдётся...

В искусстве остаётся только то, что подлинно. И жизнь должна брать с него пример, если не хочет покрыться шерсть опять...

Фото Алексея Кузнецова
 

Заколка.

(ЮРИК)
 25    2020-02-17  1  218
Вспомнилось отчего- то любовь моя первая. Застенчивая и радостная, смешливая, а порою тихая. Как мне казалось, она была самая красивая, самая родная и дорогая, самая, самая. Казалось судьба свела на века, но….
Жизнь оказалось совсем не простая штука, и мы с Иринкой, очень многого ещё не знали и не изведали в этой жизни.
В ту пору мне было семнадцать, ей на два года поменьше.
Познакомили нас мои подружки и сестра, которые проживали в пятнадцати километрах от Перелюба в совхозе Саратовский, тут всё и началось, моя любовь вдруг вспыхнула огромным костром. Дня без неё прожить не мог. Хотя она и жила в совхозе в пятнадцати километрах. Вот туда я и мыкался, каждый вечер на своём «коне» марки Восход 3м, был у меня такой мотоцикл.
Первая любовь это всегда что-то загадочно-волнительное, возвышенное, доселе неизведанное, как говорится голова кругом на ровном месте. Ровным местом всё это было для взрослых, т.е. любовь для них, это полный пшик, ерунда какая то, блажь, вроде как «трава не расти». Это и пытались вбить в мою юную голову мать с бабушкой, а я же с головой погряз в своём чувстве и слушать ничего не хотел, считая самыми счастливыми минутами, когда я был рядом с нею, моей лучезарной избранницей.
Как-то я взял и сказал матери, что мы с Иркой поженимся.
Она посмотрела на меня, как на сумасшедшего и спросила,
- Тебе ведь на тот год в армию.
- Ну и что, пойду обязательно.
- Ты то пойдёшь, а она что без тебя тут делать будет?
- Ждать будет, как наивный албанец ответил я.
- Ну-ну. Ой, Юрка, у тебя таких Ирок, ещё тысяча будет.
Тут она прямо в точку попала. Но тогда ослеплённый любовью, я совсем ничего не хотел понимать. Непередаваемые ощущения, чего-то сказочно- воздушного, словно прочитывание великолепного шедевра, который захватил тебя целиком и полностью. Всё –таки первая любовь, это самое потрясающее чувство, зачастую приходяще - уходящее, но такое сладостное, и уж точно незабываемое.
Дорога до совхоза была обыкновенным земляным грейдером, без всякого асфальтового покрытия. Во многих местах грейдер имел свойства просаживаться, потихоньку превращаясь в глубокие ямы огромных размеров, в которых после дождей образовывались непросыхаемые лужи с постепенно густеющей жижей. Вокруг этих луж появлялись объезды, т.е. стихийные сужения дороги. Все эти лужи я помнил наизусть и со страстным восторгом каждый вечер, как ветер летел на крыльях к своей любимой, а ближе к утру возвращался обратно.
А тут меня пригласил друг на день рождения.
Я гордо сообщил что буду не один, и не дожидаясь сумерек съездил в совхоз и привёз свою Иринку познакомить с моими друзьями детства.
В ту пору наши праздники проходили невдалеке за посёлком, в ямах. Не знаю почему, но в нашем детстве мы с самого детства играли на тех полянах, где были эти неглубокие ямы, как нам говорили, оставшиеся после изготовления глиняного кирпича, под названием саман, который в недалёком прошлом, был основным строительным материалом в нашей заволжской степи. Да и что надо было мальчишкам, костёр, печёная картошка, ну и конечно же полная свобода. Взрослые редко в ночное время приходили туда, а если и шли, то далеко до ям начинали громко звать по имени своё чадо. В то время мы уже как взрослые иногда выпивали по праздником. Пили особо не здорово, помаленьку. Выбора в напитках особого не было, а скорее, потому что наши неокрепшие организмы много и не требовали, так иногда баловались. Выбор в магазине был действительно не особо богатый. Потрясающе ужасное яблочное вино, под народным названием «шафран», да ещё виноградное «анапа» в народе ласково называвшееся Анна Павловна.
Было конечно ещё несколько видов напитков, но коньяк «белый аист» был ужасно дорог, а водка была слишком крепким напитком. В то время мы только пытались привыкать к этому русско-национальному блюду.
Мне казалось, что моя Ирка понравилась всем пацанам.
Так всё время бывает, когда в молодёжной компании появляется, что то новое, совсем не изученное.
Во второй половине ночи, мы покинули нашу компанию и покатавшись по Перелюбу, двинулись в сторону совхоза. Грунтовка, особо не разгонишься, но со стороны востока начинало светлеть небо и Иринке было давно пора домой.
Вот и поджидала нас ужасная каверза, луч фары высветил огромную лужу, которая до того была на другой стороне дороги и кто бы знал, что встретившийся нам Кировец невзирая ни на что промчался по этой самой луже и вся жижа перетекла на сухую сторону дороги. Вонзившись в это самое месиво, мотоцикл пошёл юзом и мы целиком и полностью погрузились в жидкую грязь. Нет, мы совсем не убились, жижа смягчила падение, и мы метров десять пропахали по этой самой жидкой грязи. Ирка погрузилась с головой, а от мотоцикла лишь левая ручка руля была на поверхности. Сначала был катастрофический испуг, а потом мы начали истерически ржать, глядя друг на друга. Я гладил любимую, сглаживая жижу. Шикарные волосы превратились в ужасную кучу грязи, с моей куртки вывалилось и шлёпнулось вниз килограмм пять   грязи. Мы подняли мотоцикл и двинулись к близлежащей луже с чистой водой.
- Юра, я потеряла заколку.
- Да чёрт с ней.
- Как же это? Ведь это ты подарил, а я сегодня первый раз её нацепила.
Пойду, поищу.
- Ты что обалдела что ли? Где ты её поищешь? Ты на себя посмотри. Давай мыться лучше, а то как черти выглядим.
Вот тогда впервые я удивился женской мысли, сама вся в грязи, чуть не убились, а ей заколку в темнотище поискать надо. С той поры женщины частенько меня удивляли ходом своих мыслей, жуть да и только.
– Куплю я тебе десяток таких.
Тут надо сказать, что заколку и пару бюстгальтеров я привёз ей в подарок из Куйбышева (так в ту пору называлась Самара).
В сельских магазинах наличие бюстгальтеров было в дефиците и вот мне пришлось это покупать в куйбышевском универмаге.
Светленькая, молоденькая продавщица обыденно спросила
- Извините, а какой вам размер?
Я понятия не имел, как классифицируются размеры лифчиков.
И явно выглядел с физиономией полной растерянности.
Девушка вопросительно посмотрела на меня и опять спросила
- Так вам какого размера?
Я здорово смутился, но быстро сообразил и пятернёй показал какого, а потом присмотрелся и сказал.
- Да пожалуй, чуть побольше вашего и взглядом упёрся в её грудь.
Тут сконфузилась продавщица, и густо покраснела.
Мне было непонятно и чего это она краснеет, что же она хочет чтобы у неё, самые большие были.
Заколку я купил на улице. Уже в ту давнюю пору у больших магазинов продавали всякую всячину из дефицита….
Лучи фар высветили наше убогое состояние, мимо нас ехал москвич и остановился.
Рыбаки сидевшие в москвиче, увидев, что мы целые и невредимые, сильно развеселились над нами, и осведомившись, что нам уже никак не помочь, тут же уехали.
- Пошли мыться быстрее, а то сейчас толпа зрителей соберётся.
Огромная чистая лужа была чуть поодаль от дороги, и мы раздевшись до трусов обмывали друг друга. Раздетая Ирка была полным моим восхищением, из её бюстгальтера я вынул с килограмм грязи, я мыл её своей майкой, вытирая её крепкие девичьи груди, спину, живот, потом встал рядом прижал её к себе и мы минут пять целовались, встречая наш приключенчески - сказочный рассвет.
Вот оно, то чувство непреодолимого влечения, которое всю жизнь возникает у людей, при сближении мужчины и женщины.
Ирка дрожала, видно от холода, и эта дрожь девичьего тела ввела меня в необузданно-дикое сверх возбуждённое желание, а мы всё стояли и целовались.
Я вновь чувствовал её дрожь и всё сильнее и сильнее прижимал её, не в силах оторваться. И лишь яркий свет фар движущейся машины вернул нас к действительности.
Да это и было то самое чувство, как мне показалось, эйфория полного человеческого счастья.
 

В завязке

(Нейрон)
 6    2020-02-13  1  183
«Я свою цистерну выпил».
«Я в завязке» - мне отныне
водка – «Абсолют»но «не указ».
«Я в завязке»... в пиве
я завяз.
 

Интимная рыбалка

(Юра Харьковский)
 25    2020-02-13  0  278

На нашей станции в 70-е годы главным бухгалтером работала Майя Анисимовна Кристи, симпатичная 50-летняя женщина, отличный профессионал и просто хороший человек. Майя Анисимовна была одинокой женщиной старой закалки, немногословная, курящая, но интеллигентная и честная. Где-то в 1976 году она вызвала к себе сына Мишу с семьёй. Жила Кристи в том же подъезде, что и наши друзья Шматковы, поэтому в первый же день, после приезда сына, привела его с красавицей невесткой к нам в гости. "Знакомьтесь, - сказала Майя Анисимовна, - мой сын Миша, его жена Света и внучка Сашенька".
Миша с женой произвели на нас очень приятное впечатление. Весёлые, остроумные, раскованные, общительные и умные ребята. Они сразу внесли в нашу компанию свежий городской дух современной молодёжи, чего нам так не хватало на севере. К тому же Миша был спортивный парень с красивой фигурой – кандидат в мастера спорта по гимнастике. Майя Анисимовна, как могла, строила карьеру сына - устроила его мастером участка, заставила вступить в партию. Но, к сожалению, при всех своих достоинствах Миша имел три крупных недостатка: во-первых, был несерьёзным парнем. Мог и в загул уйти и работу прогулять, и дело порученное завалить. По этой причине он быстро скатился с должности мастера ремонтного участка, до машиниста турбин. Во-вторых, любил выпить. В третьих не был верным мужем, любил погулять налево. Всё это, довольно скоро привело не только к разрушению карьеры, но и к развалу семьи. Но речь, всё таки, о том случае, который произошёл когда Миша ещё был женат и благополучно работал мастером.
Иногда мы с Мишей брали наших жён и ходили с ними за грибами или на рыбалку. У меня был свой рыбацкий балок в лагуне, где стояла большая лодка. На ней мы и переплавлялись на другую сторону лагуны и шли на грибные и рыбные места. В один из летних дней, наши две семьи, взяв ружья и снасти, переправившись на лодке через лагуну Лахтина, пошли на Поть-Поть - чукотское название прекрасного местечка в устье небольшой речки Илынейвеем, в семи километрах выше местного пионерлагеря "Бригантина", где стоял охотничий балок, в изобилии водился хариус и любили плавать стаями утки и гуси. Хариус прекрасно ловился на "волосянку". Это самодельная "мушка", представляющая из себя пучок волос прикрученных ниткой к рыболовному крючку.
Причём волосы на крючок с головы не шли, они быстро намокали и крючок тонул. А шли только из "причинного" места, как мужчин, так и женщин. Такие волосы не намокали и заброшенный крючок оставался на плаву. Когда его тянешь по воде, создаётся впечатление, что это насекомое пересекает водную гладь. Хищник хариус тут же атакует "жертву" и сам, тут же, ею становится.
Прибыв на место, мы немедленно приступили к рыбалке, чтобы сварить свежей ухи. У нас было заготовлено пара десятков "мушек", но их надолго не хватило - крупный, голодный хариус нещадно рвал леску, заглатывая "мушку" и девчонки буквально визжали от восторга, вытаскивая очередную красивую серебристую рыбину.
Через каких-то полчаса у нас уже закончились "мушки", а сильный азарт только-только завёл нас. Встал вопрос – как рыбачить дальше? Запас крючков и лески был большой, а вот готовые "мушки", закончились и, чтобы пополнить их запас, надо было всего ничего, настричь кучерявых волос и сделать новые. Вся проблема была в том, что ножниц у нас не было и нож был туповат. Поэтому мы с Мишей по очереди, кривясь и скрипя зубами "напилили" сколько смогли волос с этого самого места и сделали новый запас "мушек", которых хватило до вечера. Встав с рассветом и взяв ружья, мы с Мишей подкрались к огромной стае уток, которые плавали прямо возле балка и дуплетом уложили четырех, обеспечив себе шулёмку на завтрак. Шулёмка - это такой охотничий суп, который готовится из свежедобытой дичи исключительно на костре в походных условиях. После завтрака мы с Мишей решили пройтись по окрестным сопкам, пострелять зайца, а девочки сказали, что будут продолжать ловить хариуса, больно уж им такая рыбалка понравилась. "Мальчики, - сказали они, - Сделайте нам ещё штук 20 мушек, а то вчера они все закончились." Мы с Мишей переглянулись: "Да мы бы с радостью, девочки, но у нас уже "там" всё лысое, что смогли вчера отдали на общее дело. Так что, используйте свои запасы, они у вас не хуже, а мы, так и быть, привяжем вашу шёрстку к крючкам" и с ехидной ухмылкой вручили им наш тупой ножичек. С унылыми и печальными лицами девочки поплелись в балок, откуда вскоре раздались душераздирающие крики, перемежающиеся с заливистым смехом. Как мы догадались, первая резала свои волосы с лобка и кричала от боли, вторая, угорала над этой картиной. Потом тональность криков и смеха сменилась, очевидно девушки поменялись ролями, догадались мы с Мишей. Через 20 минут из балка показались измученные девушки со страдальческими лицами и гордо протянули нам большой пучок кучерявых волос: "Нате, изверги, делайте "мушки". "Да ладно, - подколол Миша, не расстраивайтесь вы так, сейчас модно ходить с лысой "киской" и тут же получил удочкой по башке от возмущённой жены.
Вернувшись с охоты, мы увидели очень довольных девочек, которые гордо показали нам штук 30 очень крупных, как на подбор рыбин, красиво разложенных на берегу. "Глянь, Миша, - воскликнул я, - Да тут сплошь одни самцы, видно на запах шли, развратники речные!" Теперь уже я получил удочкой по голове от своей супруги.
Больше мы с Кристи в тундру не ходили, но ту "интимную" рыбалку запомнили на всю жизнь!
 

Женатый я!!!

(ЮРИК)
 38    2020-02-12  2  351
(анекдот знаю)

Выпил я как-то для порядку, совсем немного.
Когда я много выпью, какой уж тут порядок.
Вдруг в голове резко так щёлкнуло, ну вроде как что-то выключилось, а скорее включилось. Прямо как выключатель, громко так.
Подумалось ещё, эко диво какое. После этого щелчка, диво и произошло.
Всё вдруг заиграло, заблестело, в голову радость доселе невиданная вонзилась, ноги прямо в пляс просятся. Видимо водка правильная попалась.
Хожу сам себе песни под нос напеваю, а сам думаю, и что же мне этакого приятного сотворить, чтобы всем радостнее стало.
Первым делом о жене подумалось, эх, а может ей букет цветов подарить..…
А сам думаю, вряд ли обрадуется. Как увидит букет, так подумает ещё чего-нибудь непотребное, ну вроде как к бабе другой собрался, а её дома нет, вот и притащил букет назад, не выкидывать же такое добро.
Нет, точно не обрадуется, да ещё про трусы наизнанку вспоминать начнёт.
Был такой грех, вернулся под утро, а трусы наизнанку.
Вот где драма была. Нет цветы это слишком.
Радость как –то мрачнеть стала, ну я и налил себе ещё немного в стакан гранёный. Нет не полный совсем. Полный по край нельзя, вдруг рука дрогнет. Водка прольётся, вот и налил по поясок всего лишь.
Выпил медленно с оттягом. Родственник покойный из моего детства так пил. Спросил я его как-то, что же он так долго пьёт её, да ещё морщится так, что смотреть жалко. Тут –то и открыл он мне секрет.
Медленно пью, страдальчески как бы, чтобы горечь жизненную постичь.
А что это залпом влил в горло, огурец в рот тут же. Так совсем ничего не поймёшь, а вот с оттягом, пусть и мучительно, но весь вкус её родимой через тебя медленно так проходит, тут и начинаешь понимать всю суть жизненную.
Вдруг в мозгах опять что-то щёлкнуло, якобы суть включилась.
Горько мне что-то стало, радость вся испарилась напрочь, только и успел подумать, хоть бы уж баба не пришла под горячую руку, а то вся горечь ей достанется.
Закручинился я, сел на крыльцо и мысли тут горестные в мозги полезли.
Прямо одна на одну и всё горче и горче.
Ну думаю мать иху ети, так и свихнуться можно.
Встал с крыльца, прошёл туда, сюда по двору, а мысли эти горькие прямо как змеи в голове клубком. Вот и привели они меня, мысли эти горькие назад в кухню, а там в буфете ещё бутылка стояла, ну я из неё тоже в стакан.
Хлысь, на этот раз залпом, чего зря тянуть.
Тут и подвалила она меня, прямо на диван повалила.
Всё в башке закрутилось колесом, а потом колесо якобы остановилось, или с бугра помчалось. Всё перед глазами вроде наперегонки понеслось, а потом туманом всё заволокло, сединою белою покрылось.
Будто через облака плыл и вдруг вынырнул.
Ясно так всё солнечно, все такие радостные, здороваются, бабы особенно приветливы, улыбаются, одна этаки прямо по голове погладила. Ух думаю, не иначе как в рай попал, а бабы всё ближе, ближе и ластятся вроде, а в руки взять не могу, немощь что ли какая навалилась.
Тут они прямо к штанам руки тянут, а я чувствую сил нет.
Вот позорище думаю, да как закричу на них.
- Ну-ка отошли дуры, женатый я. Испугались они верности моей и удалились. Тут вроде два злыдня ко мне, потихоньку так подговаривать начали, мол давай банк ограбим, жизнь исправится целиком.
Заживём круто, с деньжищами, не жизнь, а малина.
Так то оно так думаю, а если за шкирняк возьмут, да на долгие годы.
А как же родненькая моя, вдруг такого дурака ждать не станет.
Отогнал злыдней, громко так проорал, что не по мне это, женатый мол я.
Не сон, а чертовщина какая то.
А я этой чертовщине всё не поддаюсь, проснулся весь в испарине.
Жуть прямо, а сам думаю лучше уж баб не отгонял бы, такие сладенькие были, жаль что во сне. Сел на диване, голова раскалывается, во рту сушняк ужасный. Сижу до крана шагов несколько, а встать не могу, ноги, как ватные, отнялись якобы. Тут родненькая моя, и стакан водички и бутылку принесла, похмелись мол. Вот думаю, свихнулась либо, что это с ней, а как гранчак саданул, так и вспомнилось.
Женатый я.
 

Религиозное

(Нейрон)
 4    2020-02-09  1  196
БИБЛИЯ?
Таким трудом маляву передали,
А люди за шизу ее принЯли.

РЕ-ЛИГИ
Религии-то все в основе хороши,
Да церковь - не гарант спасения Души.

ЯБЛОЧКО ОТ ЯБЛОНИ...
От яблока Адама с Евой брак
По Библии зависел-то... никак.
А вот с грехом он стал знаком,
Поскольку был "под каблуком".

ТРЕЗВОСТЬ, ПОНИМАЕТЕ ЛИ, ТРЕЗВОСТЬ
А вот Адам
Не пил "Агдам".

ПОМЕХА
Только разность теологий
Мешает сумме технологий.
 

Пророчество

(Ashmedai)
 2    2020-02-09  1  207
Лет 10, может и немного больше назад у популярного исполнителя шансона Трофима была песня "Теленовости", которая начиналась так:

Диктор начал издалека,
дескать с Дальнего Востока,
Страшный вирус начинает продвиженье.
Чем лечить его не знают,
Но минздрав предупреждает:
Даже водку подвергайте кипяченью...

А теперь сравните это с шумихой в СМИ о коронавирусе, его симптомах и предполагаемых способах борьбы
 

ИСКУССТВО – НЕ КОЛБАСА…

(Соломон Ягодкин)
 6    2020-02-06  0  211

Искусство - не колбаса, и поэтому переваривается далеко не каждым, даже если это колбаса за 2-20, и от неё за версту несёт чем-то родным и доморощенным...

Гламур, это то, что всегда блестит, а, значит, и красиво! О нём ещё сам Александр Герцен в своей «Сороке-воровке» всё по полочкам разложил, и путь нашего духовного развития на столетия вперёд предопределил…

Искусство безгранично, и при желании за искусство можно втюхать всё. Были бы только для этого лопухи с большими, как листья лопухов, карманами...

Художественный ИМПОТАЖ, ведь чтобы пузырь лопнул, его сначала надо надуть. Надо только из своей барской прихожей свиснуть наиболее шустреньких искусствоведов, и не только в штатском, но и с «селёдкой» на боку...

Искусство - это всегда исповедь, а что может быть фальшивей исповеди художника перед толпой? Только сама эта толпа, которую эти самые художники в верноподданническом экстазе красиво называют - Народ!..

Все Музы в гости будут к нам, если, конечно же, они удачно пройдут таможню. А это ещё ни одной Музе не удавалось, чтобы с таможней не поделиться когда деньгами, а когда своей девичьей честью, если таможня соглашалась и на такой крайний вариант...

Настоящее искусство своей оптимистичностью способно повышать надои даже у самых ленивых коров. А кому из них захочется заканчивать свою жизнь на художественном столе в качестве телятины? Нет, уж лучше в художественном стойле на ВДНХ...

Идейное искусство - это было крайне убогое, но зато очень нужное нам искусство, потому как по убогости своей оно ведёт народ исключительно туда, куда он, убогонький, только и может идти...

Когда в искусстве есть всё, кроме искусства, искусство скромно молчит и ждёт своего «последнего слова», прежде чем его опять надолго приговорят к молчанию…

Бездарное искусство плодит бездарных зрителей, а те идут ещё дальше, и ведут на поводке всегда на всё согласное бездарное искусство…

Искусство не может воспевать стадность, если только это не коммерческое искусство. Иначе говоря, искусство для святая святых - толпы, которая только и может обеспечить успех этому всегда мёртворождённому искусству…

Фото Алексея Кузнецова
 

Гаишник

(Тарасыч)
 28    2020-02-06  1  275

В молодости у меня был мотоцикл „Ява-350“ чехословацкого производства, самая популярная среди молодёжи „тачка“ – так называли мотоциклы в те времена. В первый год моего 20-летнего мотостажа произошёл такой случай. Остановился я как-то у магазина „Авто-мотозапчасти“, где всегда дежурил инспектор ГАИ. Купив в магазине несколько мелких деталей про запас, стал укладывать их в боковой инструментальный ящик. Но тут ко мне подошёл гаишник, представился и потребовал:
      – Предъявите Ваши документы.
      Я передал ему водительское удостоверение и талон техпаспорта.
      Он проверил их и пожелал:
      – Счастливого пути! – и отошёл в сторону.
      Я полез в карман куртки за ключом зажигания, но там… его не оказалось. Проверил все карманы одежды – ключа не было. Подумал, что ключ мог обронить в магазине, когда вынимал кошелек при расчёте за покупку, пошёл в магазин. Но и там поиск ничего не дал. Вернувшись к мотоциклу, решил отвести его в сторонку, снять верхний кожух фары, на котором установлен замок зажигания, и перемкнуть на нём контакты. Но тут опять подошёл гаишник и спросил:
      – Что есть проблемы?
      – Да, кажется, что потерял ключ зажигания, наверное, в магазине, – ответил я.
      – Бывает. А запасной-то есть?
      – Конечно, но он дома.
      – Так поезжайте за ним, а за мотоциклом я присмотрю, я тут целый день дежурю.
      Дорога домой и обратно на городском транспорте с пересадками заняла более двух часов. Возвратившись, вставил новый ключ в замок, и только хотел было нажать на педаль кик-стартера, как заметил, что гаишник жезлом подзывает меня к себе. Я вынул ключ и подошёл.
      – Ну, что привези ключ, – поинтересовался он.
      – Да, – ответил я, показал его и поблагодарил: – Спасибо, что присмотрели за мотоциклом!
      – Да не за что, – сказал гаишник и неожиданно добавил: – А теперь давайте документы, будем оформлять штраф.
      – Штраф! За что? – удивился я.
      – За то, что оставили транспортное средство, не приняв меры по предотвращению его угона.
      – Так Вы сами сказали, что присмотрите за мотоциклом.
      – Вы не поняли. Когда Вы пошли в магазин, то не извлекли ключ из замка зажигания, – с этими словами гаишник вынул ключ из своего кармана и передал его мне, удивленному и обрадованному.
      – Что же Вы сразу не отдали его, а послали домой за запасным?
      – А это был поучительный урок новичку! – с улыбкой ответил инспектор ГАИ.
С тех пор выработалась привычка: „Заглушил двигатель – вынь ключ из замка зажигания и положи в карман“.
 

Вывески

(Old Hamster)
 22    2020-02-03  2  284

Коль зажаты в троллейбусе вы в тиски,
Если рядом скандалит народ,
Отвлекитесь в окошко на вывески,
Но читайте их наоборот -

Тренировки ума территория…
Тайный смысл в палиндроме найдя,
Улыбнитесь: кафе «ЯКИТОРИЯ» -
«Я», конечно же, «И РОТИК Я».

Пассажиру сменить бы рингтон его -
Взбудоражил мобильный звонок…
Вот и улица Маршала КОНЕВА.
Авеню, или всё ж «А ВЕНОК»?

Супермаркет в окне появляется,
Что ведёт круглосуточный торг,
Потому он «ГРОТ СОВ» называется,
Или слева-направо «ВОСТОРГ».

Бытовая представлена техника
В магазине «ТОРТ С КОФЕ – ФОКСТРОТ».
К сожаленью, в названьях аптек никак
Палиндром не сыскать для острот.

И зовёт турагентство «Идилика»
Вас в Кирилловке встретить рассвет…
А КИРИЛЛОВКА, ты – АКВО-(Л)ЛИРИКА,
Палиндрома лиричнее нет!
 

Федя

(Ashmedai)
 4    2020-01-30  0  219
История из тех времен, когда в исправительных колониях еще не окончательно умерло производство. Начало двухтысячных. Главным профилем нашей колонии было лесопиление. В то время у нас был довольно большой нижний склад, который назывался лесобиржа. Работал он, в основном, в дневную смену, но ночью там всегда был дежурный из числа офицеров колонии. Задачей дежурного был контроль за разгрузкой хлыстового леса и погрузкой готовой продукции. Днем работало до 350 осужденных нашей колонии особого режима, а ночью – небольшое количество осужденных-поселенцев (крановщик, стропальщик, тракторист, чокеровщик и несколько сторожей). Кроме того, водителем машины-хозяйки КРаЗ с кузовом от самосвала также был поселенец. На время описываемых событий это был Федя-чуваш. Фамилию забыл. Помню только, что как и практически все чувашские фамилии, она была именная, как то Иванов, Николаев, Васильев, Кириллов и т.п. Любил Федя напевать себе под нос незамысловатую песенку:
– Мы чувàши, мы чувàши – очень хитренький народ…
Собственно, сама история:
Была зима. Примерно конец января – начало февраля. Дежурство по бирже выпало мне – молодому старлею, начальнику производственного участка. Федя был отправлен на хозяйке на склад ГСМ, располагавшийся в колонии-поселении примерно в двух километрах от биржи за дизтопливом. Ничего, вроде бы, не предвещало неприятностей. Ничего кроме того, что водителем был Федя-чуваш. У него был врожденный талант косячить. Всегда по разному. Всегда неожиданно. Всегда сильно…
Сижу в вагончике, пью крепкий чай, пишу наряд-задания. Заходит Федя:
– КРаЗ застрял.
– Сильно застрял?
– Ой как сильно. Сам не выедет.
– Сейчас трактор отправлю.
– Трактор не поможет. Кран надо.
– Пошли смотреть!
И мы пошли. КРаЗ действительно застрял по максимуму. Метрах в двухстах от ворот биржи протекала маленькая речка, шириной с дорогу. Через нее был сделан мостик. Наш чувашский Шумахер ухитрился кувыркнуть самосвал с этого мостика аккурат так, что он лег на кабину и кузов. Всеми шестью колесами кверху. А на мостике Федя мурлычет свой любимый шлягер…
 

Хотя бы одного, хоть гунявеньког ...

(Ицхак Скородинский)
 4    2020-01-28  1  183
Вот, в коммунякское время светлое наше, утверждали, что...
Если хочешь увидеть, да хоть гунявенького, зелёненького, притыренного чертёнка, нужно выпить сто гамм, сами понимаете какого напитка, потом, кружку пиива.
И повторять это до тех пор, пока он не появится... Перед закрытыми даже глазами.
Я по молодости пробовал, но... Не вышло, белочки, да, скакали и пищали, жалобно так...
И это всё!
А сейчас! Набираешь, ЧЁРТИК, на поисковике, а там, сто шешдесят тыщ, бегают, лыбятся, кусаются и подвывают рэпэчёртовскими наголосами.
Во, прогрессс!!!
 

Сватовство.

(ЮРИК)
 31    2020-01-28  0  281
В жизни многих людей случаются всякие курьёзы, хорошие и плохие, мрачные и ужасные, грустные и весёлые и всегда бывает по разному.
Вот про такой курьёз я и хочу поведать вам в этом рассказе.
С той поры минуло более четверти века, так что только в моей памяти и сохранилась эта история. Поэтому пишу, даже не надеясь, что кто-то меня уличит в лёгкой фантазии данного события.
Всё это происходило глубокой осенью, на обочинах дороги лежал снег, но погода была мокрая, плюсовая и мы удачно закончив очередную операцию, а попросту говоря сделку, глубоко после обеда выехали из города Тольятти в сторону дома.
Дорога –то всего ничего, чуть более трёхсот километров и ещё плюс всю Самару насквозь, (в ту пору ещё не было объездной дороги) и нам приходилось ехать по всем пробкам Самары, которые в ту пору уже были, по окончании рабочего дня в огромном городе.
В машине нас было трое, мой брат Василий, я и мой закадычный дружище Владимир. Настроение было отличным, тем более, мы его улучшили бутылкой коньяка.
И вот в Самаре на одном из стихийных рынков я увидел девушку, продававшую огромные красные розы.
- Ну-ка остановись, я попросил брата, и он тут же остановился.
Минуточку. Выйдя из машины, и посовещавшись с продавцом, я купил целых двадцать пять роз.
- Приболел что ли? – изумлённо спросил брат.
Розы тебе зачем?
- А я вам разве не сказал, мы же с вами сегодня свататься едем.
- Кого сватать?- нетрезво спросил Владимир.
- Ну не тебя же, тебя я живеньким и тёпленьким к Анне привезти должен.
- Так, а кого?- опять озадаченно спросил Вовка.
- Кого, кого, меня конечно, или ты забыл, что я с некоторых пор холост.
- Да ну на хрен, неужели свершилось? Так мы там совсем поздно будем.
- Лучше поздно, чем никогда.
- А роз, зачем так много?
- Да чёрт её знает. Продавец сказала, что по годам невесты брать надо.
А так как невесте двадцать четыре, а чётное число нельзя, одну взял на вырост. Тем более до весны рукой подать, а весной ей уже двадцать пять будет.
- Хорошо хоть не семьдесят, а то бы пришлось целую машину загрузить.
- Ну, на семидесятилетней бабке, мы тебя в следующий раз женим.
За Самарой мы остановились у заманчиво светящегося придорожного кафе. Очень хотелось есть, ну и конечно выпить для храбрости.
У кафе стояла Нива с узбекистанским номером, из неё вышел парень узбекского вида и подойдя к нам прямо взмолился.
-Ребята, пожалуйста купите что-нибудь. Денег русских нет, бензин на исходе, да и не ели уже двое суток. Он открыл багажник и мы увидели, полную машину кожаных курток и женских сапог. Куртки были мужские и женские, а сапоги только женские, очень красивые и довольно качественные. Судя по нашим ценам, парень просил совсем небольших денег, мы тут же решили помочь бедолаге.
Я купил сапоги невесте. А Васька приобрёл добротную кожаную куртку.
- Тебе прямо везёт, к сватовству и сапоги приобрёл.
- Да я и куртку бы купил, но побоялся что –то, вдруг размером ошибусь, а сапоги точно подойдут.
Пообедав и хорошенько выпив, мы с Вованом уснули, доверившись нашему рулевому.
- Эй жених, вставай, подъезжаем уже. Я проснулся и тут же разбудил Вовку.
Нас явно никто не ждал и постучавшись в окно, под громкий лай маленькой собачонки мы сконфуженно топтались на крыльце, с розами и ящиком водки.
- Кто там? Спросила мать невесты.
- Открывайте уже, сваты понаехали.
- Какие такие сваты, среди ночи, в открывшуюся дверь спросила мать невесты.
- Я торжественно вручил ей букет роз и нас незамедлительно пропустили в дом, где на столе, были явные следы недавно закончившегося хмельного застолья.
- А дома только Танюша, проговорила будущая тёща.
- Вот именно она нам и нужна.
- Вот тебе на, а что же ты молчала?
Из спальни вышла моя любовь и мы нежно расцеловались.
- Вот Танюша, сватать тебя приехал, извини, пораньше не смогли, в дороге были.
Кольца с собой нет, а вот это тебе и я протянул коробку с сапогами.
Усевшись в зале, мы включили телевизор и стали ожидать, когда хозяйки соберут на стол.
Тут из спальни вышел крепенько поддатый, проснувшийся тесть. Увидев розы, он очумело смотрел на откуда то появившиеся цветы, а потом на нас.
- Вы кто? А ну пошли отсюда. Зинка, что это тут эдакое.
- Коль, да успокойся, ребята к Танюше приехали.
- А ни к тебе, разве?
- Да нет Коль, разве и не ко мне. Явно с иронией проговорила тёща.
- Татьяну твою забрать хочу, - мужественно проговорил я.
- Тихо, тихо. Так это вроде как в зятья, стало быть набиваешься.
Что тогда сидишь, наливай. Таньку я тебе за здорово живёшь, не отдам. Васька поднялся и принёс ящик.
- Вот это правильно, только я что-то совсем не пойму, среди ночи почему? Или у вас цыганей по ночам сватают.
- Я не цыган, русский я. Пушкин вон тоже ночью венчался.
- Ну – ну, слава богу, хоть не цыган.
Может ты мне скажешь, что вот этот не чуваш.
Он пальцем указал на Вовку.
Чувашей Пётр первый на гвозди менял. Два гвоздя, один чуваш, а сейчас гвоздей валом, а вот чуваши в наших краях редкость, хотя и есть у нас в селе парочка, такие упрямые, хоть на гвозди меняй, что не доказывай, всё на своём.
- Не чуваш я,- обиженно проговорил Владимир.
- Никак тоже русский. Во блин, компашка собралась, все русские.
Хотя вот этот всяко на латыша похож, но водку быстро принёс, знамо не латыш.
Ну ладно, хватит дискутировать, давай наливай, обмоем это дело, а потом и поговорить можно. А то я что-то спросонья никак не соображу, что это за каверза такая, прямо оказия стряслась, надо же.
А тебе дружок, сразу скажу, Танька, доченька моя, ой птица вольная, вряд ли в руках удержишь.
- Я постараюсь, - проговорил я, а слова отца, так и вдарили по самому сердцу. Видишь ты, птица вольная.
Ближе к утру наша компания целиком ознакомилась и мы дружно обмывали сватовство и меня тут же оставили ночевать, уложив вместе с невестой. Васька и Вовка под утро уехали домой.
Поздним утром очнувшись от сна, я услышал скрипучий голос какой-то старухи, как потом выяснилось, это была мать тестя.
- Засватали, слава Богу, это хорошо.
Раз квартира и машина есть, пусть едет. Как -никак город всё-таки.
Нечего здесь коровам хвосты крутить.
А с сапогами Зинка, беда прямо, ой это совсем не к добру.
Плохая примета, отличные сапоги, а видишь на одну ногу.
- Как на одну? горестно воскликнула тёща.
- А вот так. Видишь два сапога и оба левые. Вон оно как.
Пойду я Зинк, а Танька пусть идет замуж, может чего и получится, пора уже.
 

ПРОМАШКА ЦУКЕРБЕРГА

(Алик Кимры)
 34  Компьютеры и Интернет  2020-01-26  1  406

Вроде ещё крепок, но природу не обманешь: на 82-м году сердце затребовало серьёзного капремонта, и я очутился в медицинском центре Zuckerberg San Francisco General Hospital and Trauma Center (ZSFGH). Центр назван именeм четы Цукербергов - они пожертвовали на его модернизацию и развитие сотни $ярдов.

По диагнозу болезни меня поместили в отделение Tween Peaks ZSFGH. В фешенебельной индивидуальной палате с видом на легендарный Tween Peaks – район Сан-Франциско, прославившийся благодаря культовому сериалу 90-х.



Отделение заняло 6-й этаж громадного корпуса № 25. И вот тут обнаружился настолько слабенький WiFi, что я был вынужден отправить нетленку «Об увольнительной» Жми сюда на Хохмодром чиста по айфону.

... Явный просчёт Цукерберга: сначала надо было установить качественный мощный WiFi, и уже к нему пристраивать корпуса и сооружения Центра. А он сперва построил корпуса и инфраструктуру Центра, и затем уже, видать по остаточному принципу, присобачил WiFi.
 

Дошутился…

(Юра Харьковский)
 27    2020-01-26  2  390

В 1974-75г.г. в пос.Беринговский была у нас дружная кампания: Слава Молоков, Миша Хитрин, Юра Шматков и я. Все мы были холостяками, кроме Миши. Но в то время и Миша был на правах временного холостяка и жил с нами в комнате в общаге в ожидании приезда своей жены. Юра Шматков был старше меня на два года, он был парень с юмором, немного ленивый, но весёлый и дружелюбный, поэтому мы быстро с ним сошлись. Развлечений в то время было очень мало: ни телевизора, ни тем более интернета не было. Иногда кино в клубе, иногда ресторан в субботу, а в основном карты по вечерам. И тут мы как-то стали сходиться ближе с дядей Мишей Шпак, приятным, общительным электриком с нашей станции. Дядя Миша имел дочь Лену, хим.лаборантку с нашей третьей смены, девушку на выданье, которая, если честно, не блистала красотой, но зато была лёгкого характера, с прекрасным чувством юмора и весьма умна. Дядя Миша не скрывал, что мечтает выдать дочь замуж и поэтому частенько приглашал нас к себе в гости всей кампанией, в надежде, что кто-то из нас составит пару Лене. Но, увы, Лена никому из нас не нравилась до такой степени, чтобы взять её замуж. Нет, она была прекрасным другом, хорошим собеседником, но не более того. Мы с удовольствием ходили в гости к дяде Мише и тёте Гале, его жене, потому что, нам холостякам, безумно нравилась домашняя стряпня хозяйки, которая прекрасно шла под водочку и коньячок, в весёлой молодой компании. Но к Лене-то никто не сватался и поэтому нас всё реже стали звать к Шпакам на посиделки. И вот как-то сидим мы зимой в нашей комнате в общаге, скучаем, сожалеем и печалимся, что в такой прекрасный выходной день никто нас не зовёт в гости. - А сейчас тётя Галя, наверно варит вкусные пельмешки и жарит картошечку. Эх, да под сто грамм её, - пускали мы слюни. Первым не выдержал Миша, - А может, пацаны, повод какой-никакой найдём прийти к Шпакам? –Ну какой повод, - пессимистически заметил Славик, - дня рождения ни у кого нет, праздничных дат тоже, а без повода опять приходить, уже стыдно. Все приуныли.
Тут Юра Шматков, подняв просветлённый взор, говорит, - А не посватать ли кому-нибудь из нас Ленку? Чем не повод! Мы дружно засмеялись удачной шутке. – Нет, я серьёзно, продолжил Юра, - Придём, я в шутку скажу, что пришёл свататься. Ленка девка с юмором, поймёт, посидим, выпьем, посмеёмся! Мы стали сомневаться, не слишком ли это будет издевательски по отношению к родителям, но Юра нас успокоил, сказав, что сначала предупредит дядю Мишу о шутке, а уж потом будет разыгрывать сватовство. В общем, долго нас уговаривать не пришлось, раз всё на себя берёт Шматков, то нам-то чего "париться", тем более, очень уж хотелось быстрей попасть за гостеприимный стол хозяев.
По пути к Шпакам, мы заглянули в магазин и хорошенько затарились водкой, коньяком и шампанским, всё как положено. Дверь нам открыла сама Лена и, увидев нас, радостно заулыбалась, - Ой, ребята, я так рада, проходите. – Лена, - гордо вздёрнув подбородок с пафосом сказал Шматков, я пришёл к тебе свататься! И с гордым и немного надменным видом, тут же прошёл в квартиру, где то же самоё заявил опешившим родителям Лены. Мы не поняли этого "юмора", ну да Юрке виднее, это его затея, наверно он придумал, как всё обыграть. Пока родители колготились на кухне готовя стол, Юрка ещё раза два напомнил Лене цель своего визита, на что она сказала, - Ну хватит уже Юра, я и так поняла, что это шутка, не делай из меня дуру. Наконец, стол был сервирован и гости чинно за ним расселись. Юрка дёрнулся встать и, наконец-то, расставив все точки над i, прекратить ломать комедию, но его властным жестом остановил дядя Миша, - Сядь зятёк, я сам скажу, - и торжественным тоном, подняв бокал с шампанским, волнуясь и запинаясь выдал: "Дорогие дети, не скажу, что это для нас сюрприз. Мы с матерью свято верили, ждали и надеялись, что это произойдёт и оно, - голос его дрогнул, - это счастье, случилось!" – Я толкнул локтем Юрку в бок, - Вставай, баран быстрей говори, что пошутил, ты же видишь, предки всерьёз всё восприняли, - Но Юрка, только испуганно шепнул, - Поздно, обида будет смертельная. – А дядя Миша, тем временем, продолжал: "Ну, раз вы сговорились без нас, то так тому и быть! Совет вам да Любовь! Благословляем вас дорогие наши дети, живите в счастье и согласии!" – Тётя Галя, до этого только молча вытиравшая слёзы, заплакала навзрыд и, подскочив, заключила Юрку в жаркие объятия, приговаривая, - Я знала, я знала, что так случиться! – Ничего не понимающая Ленка, переводила взгляд с родителей на Юрку, ожидая чего угодно, только не такого исхода шутки: "Папа, мама, - обратилась она к родителям, - да Юра шутит!" Юрка медленно встал и твёрдым, не терпящим возражения голосом, сказал: "Нет, Леночка, это не шутка! Как я могу так подло шутить с такими прекрасными людьми, как твои отец и мать! Я предлагаю выпить за слова папы! Папы не только для Лены, но и теперь для меня!" – Горько, - закричал дядя Миша, - Ох, горько, - поддержала его тётя Галя! Юрка схватил опешившую Ленку и, пока она не очухалась, крепко поцеловал в засос. – Эх, - разошёлся Юрка, - гулять, так гулять, прощай холостяцкая жизнь! – и ещё накатил водки. – А чё, - сказал Юрка, когда мы вышли покурить, теперь я как сыр в масле буду! Тёща у меня золотая, тесть и того лучше, ну а Ленка, хоть и не красавица, но девка умная, будет о чём поговорить. Привыкну. В это день Юрка сделал ещё один решительный шаг. Чтобы отступать было некуда, он "сжёг за собой мосты", остался ночевать у невесты, сделав её женщиной. Как он это сделал в однокомнатной квартире, в присутствии всей семьи, до сих пор понять не могу. Через месяц гуляли свадьбу, на которой я был свидетелем у Юры. Вот так порой оборачиваются "шутки"!

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер