ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: лучшее из свежего: стр. 70

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: лучшее из свежего: Стр. 70  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Люди с голубой кровью

(Кручко Игорь)
 10  Смешные истории  2014-11-11  1  807

Проходя как-то по улице, я обратил внимание на объявление: «Беседа с настоящим королем. Платно. Принимается только жидкая валюта!» Меня это заинтересовало и я, следуя указателям, пошел искать дворец. Это был изящный двухэтажный кирпичный дом времен Царя Гороха.

      Неожиданно, перед самым моим носом распахнулась дверь, и кто-то вылил воду прямо на улицу, чуть не окатив меня с головы до ног.

      Я выждал на всякий случай минутки с две и с опаской заглянул внутрь. За столом сидел какой-то человек в футболке на которой красовалась корона.

      – Заходите, заходите! – он сделал приглашающий жест рукой.

    Я поздоровался и, вытерев ноги об истоптанный половик, прошел внутрь.

      – Стоп!

      Я с недоумением и поднятой ногой замер посреди комнаты.

      – Забыли мне поклониться!

      – Вам разве мало моего «здравствуйте»?

      – С королями, кстати, меня зовут Гена Первый, так не здороваются! – ответил человек, сидящий за столом. -- Вы должны с почтением поклониться или присесть три раза на одной ноге, другая нога в это время, должна быть втянута вперед! Иными словами, этот поклон в народе называют: «сделать пистолетик»! Выбирайте! Все-таки мы живем в вэк дэмократии!

      Немного подумав (секунд пять), я согнулся в глубоком поклоне.

      – Ладно, чего уж там… Присаживайтесь, пожалуйста! Что это у вас с лицом?

      – Заклинило! – разминая поясницу, жалобно пропищал я.

      – Вам надо чаще ездить в Карловы Вары или в Швейцарию, например!

      – Ну, да… Карловы Вары… Это понятно, там лечебная водичка! А зачем мне Швейцария!

      – Как это зачем? А тирольские песнопения! Как же без них?

      Я на это замечание никак не отреагировал. Мало ли, как принято у людей с королевской кровью!

      – Мой древний, истинно английский род ведет... Идет... Трудовая династия начинается... Блин, с тех пор, когда еще король Артур под столом круги наяривал! Между прочим, с тех пор, этот стол в народе прозвали: «круглым столом короля Артура»! Втюмекали? Что еще хочется сказать... Вам, простым людям трудно понять нас, королей! Ведь между нами такая большая социальная пропасть! – неожиданно заявил представитель древней трудовой династии.

      – Да, это правда! – кивнул я в знак согласия головой. – Я, как-то на досуге, решил тоже изучить свой род в надежде найти среди своих дальних родственников хоть кого-нибудь из дворян! Знаете, ваше Величество, ничего не обнаружил! Ни миллиграмма «голубой крови», ни одной «белой косточки», пусть даже она была бы копчиком! В своих изысканиях дошел до первобытно-общинного строя! Оказалось, что мои предки были в лучшем случае или загонщиками мамонтов, или приманкой для саблезубого тигра!

      – Вы особенно не переживайте! – успокоил меня представитель древнего рода. – Ведь кому-то надо делать неблагодарную работу! В конце концов, не королям же быть приманкой!

      В это время в комнату зашла хмурая дама и бухнула на стол алюминиевую закопчённую кастрюлю с каким-то варевом и торчавшим из нее половником.

      – Жрать подано! Овсянка, сэр!

      – Это моя королева! – представил женщину носитель высшей власти.

      Ее Величество быстро удалилось не удосужив меня доже взглядом.

      – Что-то ваша королева, сегодня видно не в духе… – заметил я.

      – Да вчера со знакомыми королями в тридевятом царстве-государстве «козла» забивали… Потом были трудные переговоры с принцем Датским. Он не мог решить: пить ему или не пить! Все твердил, что водка «Царская» без пива «Корона», это выброшенные деньги налогоплательщиков на ветер! Кстати, а вы регулярно платите в королевскую казну?

      – Да! Я законопослушный простолюдин! Оброк вовремя плачу! – четко ответил я.

      – Так вот, – продолжил свой рассказ король, – вернулся я в замок поздно… Ворота стража по приказу королевы, закрыла перед самым моим носом!

      – Почему? – возмутился я.

      – Видите ли, ей не понравилась, что корона на мне была надвинута на затылок. Попросила показать регалии, а я их где-то посеял… Хорошо, что знакомый барон по лестничной площадке приютил меня… Разрешил переночевать на его персидском коврике, который лежал перед его дверью в баронские покои…

    – Да… Не позавидуешь вам… королям! – произнес я задумчиво.

      Гена Первый взял половник, понюхал кашу и попробовал ее на вкус. Сморщившись, пробормотал:

      – Опять, ее Сиятельство, пересолила!

    – Значит, она очень любит ваше Высочество! – констатировал я.

      Король на мою реплику ничего не ответил, а подвинув к себе поближе кастрюлю, принялся уплетать кашу. Потом, вспомнил обо мне:

      – Угощайтесь и вы!

      Посмотрев на стол, и не обнаружив на нем другого половника, подумал про себя: «Может, у знати принято всем есть по очереди из королевского черпака?»
– Спасибо! Знаете ли, я предпочитаю другое блюдо из английской кухни! – нашел я выход из создавшейся ситуации.

      Сопение прекратилось и король, отняв половник ото рта, заинтересовано спросил:

      – Это какое?

      – Кильки в томатном соусе! – гордо ответил я.

      – Вы хоть и не аристократ, но у вас очень тонкий, прямо, изящный вкус!

      Я покраснел от полученной похвалы и застенчиво добавил:

      – С Ноттингемским (кто не знает – Бородинским) черным хлебом!

      Услышав о Ноттингемским хлебе, из рук короля выпал половник.

      – Да за такую вкуснятину не жалко и полцарства отдать!

      – Это ты кому собрался полцарства отдавать! А? – королева, грозно хмурясь, приближалась в нашу сторону.

      Предводитель дворян втянул голову в плечи. Я же, испуганно помаргивал глазками.

      – Ты откуда? – женщина, наконец, соизволила обратить на меня свое королевское внимание.

    – Оттуда! – махнул я рукой в сторону открытой двери.

    – Из знати?

    – Нет! Нет! Что вы! Я простой подданный!

    Она заметно успокоилась. Потом задала неожиданный, для меня, вопрос:

      – А с принцем Датским случайно не будете знакомы?

    – Это тот, который все время с черепушкой таскается? – решил я уточнить у ее Величества. -- Да кто же его не знает!

    – Да, да! Тот самый! – нахмурилась царица. – Три года назад одолжил деньги, сволочь, якобы на новую конюшню и исчез в неизвестном направлении!

      Тут я получил королевский пинок под столом.

      Скривившись, простонал:

      – Нееет! Не знаю такого! Никогда даже в глаза не видел!

      – Что это с вами? – забеспокоилась светская львица.

      – В ноге стрельнуло… Наверно застарелый ревматизм… – начал я выкручиваться (по-простому – бессовестно врать).

      – Вам срочно нужно к доктору! – забеспокоилась королева.

      – А где это? – держась за коленку, спросил я.

      Тут ожил король:

      – Ветеринар через дорогу!

      Я поднялся из-за стола и стал прощаться с королевской семьей:

      – Спасибо вам за все! – и решил поклониться, а сам в это время подумал: «Ну его делать три раза «пистолетик». Меня и на полраза не хватит! Вообще-то, жизнь королевской знати не очень отличается от вверенного ему, народа. Или я ошибаюсь?»
 

От обиженного Лепса

(Лука Шувалов)
 5    2014-11-14  1  831
Ну пиндосы, ну мерзота!
Нынче Лепс, Кобзон вчера…
Нет, ребята, это что-то,
Их давно давить пора!

Чем им плох, я – Гриша Лепс,
Никогда не пел про секс
Пел про рюмку на столе,
Кое-где имел шале.

Моей морде доверяли
Президента представлять!!!
А теперь в каком-то «нале»
Обвиняют Штаты … Шэни дэда мо дэт хан*!
(*то же, что и отточие, но по-грузински)

Вспомнили шакалы вдруг
Про какой-то «братский круг»

Ну и что, ну пел про рюмку
Пред российскою братвой
Ну и что, что вёз я сумку,
Ну…с зелёною ботвой

Кто-то типа попросил,
Я её и не носил

Да! Её таскал водила!
Помню был… «Луи Виттон»
Я тогда водиле рыло
Обещал набить потом

Вот за что? Пардон забыл,
Да и вроде не набил...

Что мне ваша «кантри мьюзик»,
Я родной шансон пою
США, как грелку тузик
Вмиг на штаты раскрою.

Мне что Юта, что Техас:
Хук в пятак, на тухэс глаз!

Все предъявы – к Эф Синатре,
Ваших «сонгов» королю
Ну а я вас лучше на три
Буквы русские пошлю.
На какие? Fucken shit!
Изучайте алфавит!
 

Импала

(Лука Шувалов)
 7    2014-11-07  0  660
Что ж, по натуре я такой философ,
Ворон считаю, чепуху мелю,
Мне б бездуховных этих не любить «пиндосов»,
А я их почему-то и люблю…

Я помню жаркий год пять-ноль девятый,
Сокольники, там выставка, с отцом
смотрели мы как жизнь у этих Штатов
Являлась нам таинственным лицом.

Со мною рядом сам Аркадий Райкин
Вид одуревший всем желающим являл,
Был жаркий день, какой-то парень в майке
Кричал другому парню: «Слышь, Колян!

Ты, паря, что ль узнай, где газировку,
Бесплатно тут на выставке дают?»,
А бабка в крепдешиновой обновке,
Сказала со значеньем мне: «Не пьют

дерьмо такое наши пионеры,
Она коричневая, точно хлебный квас.
…Хотя на квас и не похожа эта стерва,
Вот лярд был по лендлизу – самый раз!»
   
Попил тогда я колы, квас - получше,
Да нынче «пепси», вроде и не та.
Пописали с отцом на всякий случай,
И в павильон опять, там суета

вокруг машин…ну что же за названья:
«Импала», «Кадиллак», Чёрт! «Шевроле»
А где же «т» в конце? Как сладко манят
Буклеты «забесплатно» на столе.

И с той поры название «Импала»
(Какой-то антилопий африкан)
Мне в душу неокрепшую запало
и в голову, шурша как таракан.

Ни цвета, я не помню, ни модели,   
Но кресла, помню, были, как диван.
Ах если б мы с тобой в «Импалу» сели
и понеслись вперёд. Не по делам.

В обнимку сзади б мы с тобой сидели вместе
И слушали, как джаз, мотора рёв,
А на переднем кресле...Элвис Пресли?!
Набриолинил чубчик! Губошлёп!
 

ОПАНЬКИ!

(Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич))
 0    2014-11-27  0  867
Просадил дед репу. В казино столичном да теневом вечерком тридцатого декабря года этак девятого иль десятого от первого Конца Света профукал... Большу-у-ущую-пребольшущую! Мышка-норушка бежала-бежала, бежа-а-ала-бежала... Об распущенный шнурок ботиночный крупье неряшливого споткнулась, челюстью вставною об паркет дубовый сбрякала, хвостиком вильнула, и тут же, вздрогнув, загудел игроман обезрепенный паровозом простуженным: «Отдава-а-айте-ка, мошенники бесстыжие, корнеплод мой обра-а-атно и беспла-атно!!! Иль пойду-у-у к главному прокурору московскому ябеду подавать! Я вас, вампиров кровососных, бы-ы-ыстро из темени-то на свет правосудный вы-ы-ытащу-у-у!!!..»
А прокурор-то, хотя и не главный, но и не последний, за рулеточным столом в тот неурочный час досужился. С бриллиантовой бабочкой на галстуке да «ночною бабочкою» на коленях. Везло-о-о ему! Как обычно, на удивление сказочно! Поморщился правохоронитель: мол, сейчас хам аграрный своею истерикой весь фарт с заданной траектории в лузерное русло перенацелит! Поморщился, да и скромно, но со вкусом перстнями обдрагоцененной ручонкою шевельнул: дескать, «брысь!» его отседова.
Всполошились охранники беспардонные -- утробы бездонные -- халдеи беспринципные Ильюха Жмуромец, Добрыня Кукишыч да Алешка Ксендзович! Хвать за чресла худосочного да лохастого старца седовласого... И давай им качельно размахивать!
До широченной амплитуды взад-вперед разогнали и на счет «раз!» да с хоровым сопровождением «пое-ехали-и-и!» разжали дланищи свои беспощадные!.. И полетел дряхлый правдолюбец-самоучка сквозняком из полуподвала душного на свежий предновогодний воздух! По пути еще бронедверь, предварительно не отпертую по причине отлучки швейцара в туалет по-маленькому, с петель да сувальда бельгийского темечком сорвал! Без тягомотины распрощался провинциал-недотепа с грезами о джек-поте кучеденежном и новом для бабки стиральном корыте, да и с тулупом овчинным, мечом-кладенцом в жуть старинным, ружьишком, патронами, с легендарными кальсонами, с расческой щербатою и каской солдатскою дыроватою!.. Все скинул на кон Ефим в погоне за фартом лихим! В пылу горячечного волненья спустил даж литр вишневаренья!
О как в жизни бывает... Опаньки, и, как говорится, ваши не пляшут!.. И даж не танцуют... Даже с ноги на ногу переминаться импотентно... Не резон и буянить орально, и грозить пальцами фигурально, и... А-а-а!.. Беспротык...
Не поднялся ободранный до нитки дедок с припорошенного поземкою асфальта, не отряхнулся и не шагнул ни в каком направлении. Потому как без захода на посадку стремглав зарикошетил зигзагом вдоль залитой искусственным вперемешку с лунным освещениями Тверской в направлении Охотного ряда! На бреющем шел, аккурат где-то посередке между первым и вторым этажами. На метеоритной скорости, о фасад головенкой по-билиардному чпокнув, на противоположную сторону легендарной улицы под косым углом проносился! До сей поры, если присмотреться внимательно, на иных зданиях можно заметить вмятины от Ефима Бронепоездовича... На том же участке Тверской, где он сообразил изворачиваться в сторону столкновения со столичной архитектурой ягодичной частью тела, следы обрываются.
-- Вай-вай-вай! -- причитал во след старикашке летучему бравый завхоз игропритона Фестиваль Алексеевич, -- Какая урон, какой катастрофа! Какуй дверь обломила фашиста!..
-- Опаньки! Глянь, ветеран полетел! -- восхитился пухленький и обмундированный в серо-буро-малиновое милицейский патрульный, -- Не иначе, в баню!
-- Не, -- булькнул мозгою худющий и экипированный в оранжевое напарник, -- Зачем в баню голым, если там раздевалка?.. Да й без веника... Поди налево -- к полюбовнице... А банный-то день у них, по «Иронии судьбы», завтра -- тридцать первого.
-- И то верно, -- согласился пухлявый, -- А почему наши патрули комплектуются однополо? Нет чтобы мужиков с бабами спаривать...
-- А какая разница? -- подцепив его под локоток, проворковал заморыш, -- Что баба, что мужик...
Вдогонку пролетевшему престарелому промчался огромный рефрижератор. Водитель, пребывая в состоянии зверской неадекватности, гнусаво и далеко-предалеко не лаконично нес сквернословную абракадабру в адрес некоего «г****на штопаного!», якобы являющегося и пассивным гомосексуалистом, и пнем трухлявым в одном лице!
-- Как-то тот-то гловенкой... беспощадно по стенам.., -- сбавляя прогулочный шаг, вслух мыслит серо-буро-малиновый, -- Так и до ревматизма или системного расшатывания нервов можно достучаться... А тот-то -- рефрижераторщик -- и вовсе на маньяка смахивает... Может план «Перехват»?
-- Не егози, -- чуть подотстав и на манер пропеллера раскручивая дубинку, вдохновенным взором пристально оценивает напарника оранжевый, -- Это ж Василий по фамилии Киллер-Нежный -- обыкновенный реповоз... Таскает на своем КамАЗе пенсионерскую репу из деревень на наши рынки (чаще же в казино!). Но почему-то его всякий раз с оплатой обманывают. Вот и трудится мужик круглосуточно: днями напролет корнеплоды перевозит, а ночами старичье хитромудрое отлавливает для долгов выбивания. Правда, пока еще ни единого не выловил (Москва-то большу-у-ущая!). Тот-то, голышом да рикошетом пролетевший, может тоже из бессовестных репоторговцев.
-- А почему нам сегодня красные пистолеты выдали? -- спрашивает пухлявый.
-- Так завтра ж Конец Света!.. Не помнишь, какой по счету? -- интересуется поджарый.
-- Неа, -- стушевавшись от собственной непросвещенности, пунцовеет щеками напарник.
Перед Манежной площадью разинул рот дедушка и тут же полетел целенаправленно -- без смертельных трюков. Обернулся... Опаньки-и-и!!!.. Из района-то меж ягодиц пламя гулкое да яркое -- реактивносамолетное! Покрутил седалищем, повыгибал ручки-ножки -- рулится!.. И пошел Бронепоездович на набор высоты, словно военный да сверхзвуковой! Тут же остатки зубов заломило от стужи (хорошо хоть комплект неполный, а то бы от болевого шока впору окочуриться)! Захлопнул ротовой аппарат, и упала без забора воздуха на нет реактивная тяга: словно подстреленный селезень, вниз да на погибель верную закувыркался! Разинул от ужаса жалюзи губешные -- вновь полет нормальный. Терпит да, аки сокол ясный, Москвень ночную обозревает. Ляпоти-и-ища!!!
За выхлопом летучего деда через окно темной комнаты пристально наблюдают двое дошколят:
-- Спутник космический! -- важничает младшой.
-- Фе-ерверк, -- противоречит старшой, -- Спутники криво не петляют.
-- А почему плохо светится?
-- Так петарда же! Полетает-полетает и взорвется с брызгами во все небище!
-- Скоро?! -- с нетерпением подпрыгивает младшой...
К глубокому разочарованию малолеток, Бронепоездович скрывается из поля зрения без душещипательных пиротехнических эффектов...
Где-то более чем на километр поднялся. Теплы-ы-ынь комфортная заобдувала! Глядь направо... Опаньки!.. Аннушка Семенович -- фигуристка, теледива да актриса -- в голубеньком платьице по лунной дорожке на коньках скользит. «Фигуристая фигуристка!» -- подумалось по-стариковски. Взгляд налево... Опять «опаньки!»... На параллельном курсе нагая главная девица из фильма «Мастер и Маргарита» на реактивном пылесосе об руку с винтолетным да мультяшным Карлсоном!
-- На танцульки с вурдалаками?! -- интересуется Бронепоездович.
-- На президентскую елку для престарелых! -- улыбается Маргарита.
-- А-а-а, -- понимающе тянет старикашка, -- А я позавчерась кирпичи в открытый грунт высадил.
-- Не рановато ль? Не задурят ли в ботву?
-- В самый раз, -- рассуждает аграрий, -- А запоздай-ка, кирпич мелкий да кривой нарастет. Кому такой надобен?.. А че твой кавалер какой-то плосковатый?
-- Так он же не из кукольного мультика, а из рисованного. Фане-ера.
-- А-а-а, -- закладывает вираж дедуля, -- Бывайте да не кашляйте! Мое-то направление на юго-север! Привет Коровьеву!! Из наших, поди, -- дереве-енски-и-их?!!..
Луна все ближе, Москва все дальше. Жарища!!! Жа-а-ажда!!!.. Опаньки!.. Гигантский ракетоносец безуспешно ловит клювом конец длиннющего шлейф-шланга офигенно гигантского топливозаправщика... Напрягшись пузом шибче шибкого, Ефимушка на форсаже (пламя сопловое длиньше ног!), заложив крутой вираж, со свистом в ушах вклинивается между «стратегами»! Секунда-другая, и... Голова в конусе-планере, наконечник во рту -- присоса-а-ался!!!
-- «Мама»-«Мама»!! Я -- «Птенец»! -- вопит по радиоканалу командир ракетоносца, -- Между нами чужой!!
-- Плевать, -- узрев на дисплее долгожданное «Контакт», бортинженер воздушного танкера сплевывает через плечо на спину штурмана и вдавливает до упора кнопку «Слив», -- Свой, чужой, замужний, холостой...
«Сок березовы-ы-ый?!! -- солнечно вспыхивает разумом Бронепоездович, -- Это ж скоко лесов для нужд авиации покалечено?!.. Но... Вкусноте-е-ень-то кака-а-ая!..»
На рассвете, ловко совершив мягкую посадку за сараем, Бронепоездович с милосердно подобранною из полыньи Москва-реки и довольною утицей-подранком Серою Шейкою на руках переступает порог родимого дома. «Опять супостаты московские ободрали как липку?! -- сочувственно встречает нагого да чумазого горемыку старуха, -- Че-то в этот раз на удивление быстрехонько... А я научилась по потолкам ходить! Теперь мыть их да лампочки перегоревшие в люстрах менять... О-о-о!!.. Ноль проблем!..»
 

А на компоты нам плевать!

(Игорь Матросов)
 76  Про армию  2014-03-23  6  2471
Отправили меня как-то вместе с группой сослуживцев на пару недель на Ашулукский полигон – поучаствовать в учениях и в меру своих сил помочь военным в обращении с их военной техникой.
   
Места, надо сказать, просто заповедные. Зверье разное (змеи там всякие, вараны, верблюды, …) совершенно непуганое. Под ногами так и шныряет…
   
Ну, да я сейчас не об этом…
   
Разместили нас в палатке. Вместе с бойцами. Питались все две недели мы с ними же и, естественно, тем же. Особенно в солдатском меню настораживало третье блюдо – компот. А так как каждый гражданский точно знает, что туда солдатам должны подмешивать, употребляли мы его с очень большой неохотой. Только куда денешься-то? – Жара. Пить хочется практически постоянно, а другой альтернативы в радиусе пятидесяти километров нет.
   
Надо признать, что и сны подтверждали наши самые худшие опасения – за все время ни одного эротического. Особенно переживал по этому поводу наш водитель, женившийся буквально за месяц до командировки. Всю обратную дорогу (двое суток) ни о чем другом, кроме как о предстоящей встрече с любимой женой и о разлучнике-компоте, он говорить не мог…
   
Приехали мы уже поздно вечером, попрощались, пожелали нашему водителю удачи в семейной и личной жизни и разошлись по домам.
   
На следующий день встречаю его на работе светящегося, как медный таз.
   
- Ну, и как?...
   
- Да, плевал я на ваш компот! – Ночью два раза и утром раз!
 

ЖЕНЩИНА НА ОДИН СЕЗОН

(Алик Кимры)
 11    2014-10-30  0  923

"Ах как бы песню не испортить под скрипку старого дивана"
Тарина Милари

На летней эстраде Центрального парка Киева, что у Мариинского дворца, начиная еще с 20-х годов прошлого века с просветительскими концертами для самых широких кругов горожан выступали такие выдающиеся музыканты, как Александр Глазунов, Сергей Прокофьев, Владимир Горовиц, Натан Мильштейн, дирижировали — Рейнгольд Глиэр, Феликс Блуменфельд. В 50-е годы со своей огромной серией мирового музыкального наследия блистал выдающийся дирижер, народный артист СССР, заслуженный деятель искусств, профессор киевской консерватории, лауреат государственных премий Натан Рахлин.

После Великой Отечественной войны к концертам в нагрузку присобачили устные выступления каких там великих или интересных людей, лекции на актуальные темы. И, как говорится, куда конь с копытом, туда и рак с клешней - с середины 60-х на этой эстраде я много лет читал лекции от общества «Знание». По своей основной теме - научно-технический прогресс. Но в одном сезоне хватался за любые темы, лишь бы как почаще выступать. И к осени стал почти энциклопедистом, свершив экспансию в экономические, биологические и даже политические темы.

Гнала же меня на эстраду не тяга к знаниям, не жажда наживы (хотя по тем временам 45 рублей за лекцию – таки деньги, недельная зарплата остепененного старшего научного сотрудника). А страстно влекла Прекрасная Дама-инструктор, комсомолка, спортсменка, красавица, делегированная на эту эстраду из ЦК Ленинского Коммунистического Союза Молодежи Украины - для приятного представления лекторов и выступавшего после них государственного симфонического оркестра Украинской ССР. Под управлением выдающегося дирижёра, народного артиста СССР, заслуженного деятеля искусств, профессора киевской консерватории, лауреата государственных премий Натана Рахлина.

Мои лекции Даме-инструктору нравились, и это чувство она распространила на стройную личность молодого лектора, любимца местной публики да администрации Центрального парка культуры и отдыха. На чувство столь Прекрасной Дамы я не смог смолчать - и ещё как ответил! Местом бурных свиданий нам верно служила одна из артистических уборных, с зеркалом, умывальником и просторным кожаным диваном. Правда, громко скрипящим. Из-за него инструктор все беспокоилась: не заглушаем ли мы государственный симфонический оркестр Украинской ССР? Под управлением выдающегося дирижёра, народного артиста СССР, заслуженного деятеля искусств, профессора киевской консерватории, лауреата государственных премий Натана Рахлина.

Для объявления музыкальных номеров Она отрывалась от меня в последний момент, успевая с моей помощью втиснуться в вечернее платье и выскочить на публику, вроде как дезабелье, по-домашнему. Её это неслыханно возбуждало, а отдуваться приходилось мне под очень классическую музыку в исполнении Государственного симфонического оркестра Украинской ССР. Под управлением выдающегося дирижёра, народного артиста СССР, заслуженного деятеля искусств, профессора киевской консерватории, лауреата государственных премий Натана Рахлина. Который после концерта страстно целовал моей Даме ручку, ловелас хренов!

С нашей эстрады и из моей жизни Она ушла осенью, в конце сезона. Мы попытались ещё встречаться на даче, в квартире подруги и даже в кабинете секретаря ЦК ЛКСМУ во время Её ночных дежурств. Но это было уже не то: до полной меры Чувства Глубокого Удовлетворения не хватало восторженной публики за тонкой фанерной стенкой, скрипучего дивана и аккомпанемента Государственного симфонического оркестра Украинской ССР. И, возможно, как для Неё, страстного прощального поцелуя выдающегося дирижера, народного артиста СССР, заслуженного деятеля искусств, профессора киевской консерватории, лауреата государственных премий Натана Рахлина.

Увы, всякое славное дело чревато и плохими последствиями - как сказал зять, когда из него выбивали деньги на похороны тещи (Д.К.Джером «Трое в одной лодке, не считая собаки»). И мне тот славный сезон нанёс душевно-романтическую травму музыкального характера: всю оставшуюся жизнь самые выдающиеся классические произведения навевают мне вовсе не то, что задумали великие композиторы. И в филармонии или ещё каком концертном собрании на исполнении классической музыки, сидя рядом с благородными, интеллигентными слушателями с одухотворёнными лицами,- я густо краснею от срамотищи.


 

О ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ

(Алик Кимры)
 4    2014-11-14  0  686

Не обижай курящих - им и так жить меньше!

Несколько лет тому назад пришло приглашение от антитабачной компании - вступить в её ряды, чтобы покончить с курением. Я ответил: никогда в жизни не курил и предложенной ими проблемы у меня не было и нет. На этом счёл вопрос отказа от курения вместе с антитабачной компанией закрытым.

Увы, компания осталась при своём мнении обо мне как заядлом курильщике. И прислала приветственное письмо с поздравлением: Вы приняты на заочную программу отвыкания от курева. И приложила брошюру, как приступить к делу, с понедельным графиком сокращения количества курева и набором фитнес-упражнений по утрам, дням и ночам.

Я поблагодарил и снова напомнил, что никогда в жизни не курил и проблемы покончить с курением у меня не было и нет. Увы, как в рельсу: компания бомбила меня новыми брошюрами, советами, программами, рекомендациями и т.д. Я задолбался отвечать, и молча отправлял их послания в мусорник как спам.

И вдруг через пару лет получаю шикарный пакет с поздравлениями по поводу успешного отказа от пагубной привычки и подарочный ордер на $100 - есть такая заморочка в быту американцев - подарочные ордера на $25, $50, $100 и далее гифт-карт: осчастливленный этим ордером идёт в магазин и одаряет себя желанными подарками в пределах указанной суммы.

Что ж, в конце концов я вполне заслужил поощрения: бросил курить, не начиная. Правда, закралась шальная мыслишка: а уж не накупить ли на эту сумму хороших сигар и, наконец, закурить - может, в этой пагубной привычке чего-то есть, если человечество так за неё цепляется?!

А что же компания с назойливыми приставаниями к некурящим? Ларчик открылся просто: её спонсирует некий благотворительный фонд, и для самосохранения она идёт на подставы. И я как некурящий для них куда как более ценен, чем бросивший курить: меня всегда можно предъявить контролёрам как результат своей активной, так нужной для здоровья, бурной деятельности. И все тесты на курение (анализы крови, выдохов, пуков и.д.) благополучно пройду..


 

Вы за Пашей?

(Анна А.)
 61  День учителя  2014-03-16  4  5604


Первоклашка-сыночек пристроен отныне!
Софья Павловна – чудная блата находка -
(Говорят, что учитель от бога – богиня!)
Показалась излишне мне тихой и кроткой.

Голос нежен, как звон ручейка (иль капели),
Мал росточек, и вес, как у бедной овечки…
Ох, боюсь, не продержится больше недели,
Пропадет – рассуждаю на школьном крылечке.

Хорошо, что ошиблась я с глупым прогнозом!
Скоро четверть к концу, а она все живая…
Среди дня как-то в школу с рабочим вопросом
Я бегу, к переменке как раз успевая.

Пять минут подожду, постою у окошка…
Но, прислушавшись к звукам за крашеной дверью,
Понимаю: не вынесла горестей крошка,
На больничный ушла с жесточайшей мигренью!

А замена такая, что я, между прочим,
Заберу малыша своего, не иначе!
Трудовик, военрук ли за дверью рокочет?..
Ой, теперь заорал! Я волнуюсь! Я плачу!

Гром и молния, и изверженье вулкана,
И, мне кажется (ужас!) ругательства даже…
Открывается дверь, а за ней – Софья Пална.
И чуть слышно – ко мне: «Добрый день. Вы за Пашей?»
 

Нетщетная предосторожность-1

(Алик Кимры)
 2    2014-11-17  0  704
Когда я учился в Пензенском строительном, из-за трудности программы специальности ПГС девушек у нас было не густо. Из них блондинка лишь одна, да и та - крашенная шатенка. Да удержалась до выпуска из-за невиданного прилежания и отменного черчения - оформляла всякие там плакаты, лозунги, да по жизни была правильной комсомолкой и аккуратисткой во всем.

И очень строгих правил в плане моральной устойчивости - даже наш главный ловелас при скромной попытке чмокнуть в щечку получил увесистую оплеуху, но был обнадёжен, что шансы на первый поцелуй у него ещё имеются - в загсе, сразу после росписи.

И вот пригласила она сокурсников к себе домой, на двадцатилетие. Дома у неё - чистота, блеск, опрятность. Да чтоб мы не нарушили порядок, развешаны плакаты-указатели, выполненные её изумительным крупным почерком, полностью соответствущим всем чертёжным Гостам, пусть и не совсем в ладах с привередливой русской грамматикой.

Так, возле вешалки сияло: "ДЛЯ ПОЛЬТ", внизу: "ДЛЯ ГАЛОШ И САПОГОВ". На туалете - "УБОРНАЯ", и, наконец, гвоздь программы - в том же туалете над большим ведром: "БЛЮВАТЬ СУДА".

 

В РАЗВЕДКЕ

(Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич))
 2    2014-11-14  1  921
Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич)

    В Р А З В Е Д К Е

-- Вот ты, Колян, утверждашь, што Парасковея с футболистом инепланетным шашни крутила... Што щас будто бы беременна... А хто против твоей демагогии спорит?.. Я?.. Да ни в жисть!.. Стар уж в полемику влазить... Вдруг наша дискуссия в консилиум превратится, а я тебе по немощности и в перископ всурьез звездануть не в состоянии... Оконфузюсь... Как гвоздодер перед минометом... А по молодости-то... Быва-а-ало... О-о-о!.. Легулярно с мужиками в прения вступал. Азартен был!.. До извращенчества... Всю деревню вдоль и поперек дебатил!.. Ну и самому, конешно, доставалось: то кирпичем по копчику, то копчиком по морде... Че объективну истину скрывать?.. Во!.. Хошь про войну расскажу?.. Да че я спрашиваю?.. По шарам твоим бесстыжим вижу, што шибко хошь... Ну че?.. Токо на героических местах без перебивания!..
События происходили в году этак сорок третьем...
... -- Че?.. Да не от Рождества Христова, дубина... Я што так шибко старо выгляжу?.. Мож и в сорок четвертом... Та-а-ак... Выстроили нас, разведку-то, на планерку вдоль забора в два ряда. Токо заместо бригадира колхозного натуральный маршал в папахе. "За языками, -- говорит, -- седни к вечеру, орлы, полетите..." А я-то впервой на фронтах. Необстрелянный... Подумалось, на мясокомбинат он нас нацеливат насчет продуктов деликатесного питания пошустрить (языки говяжьи, языки свиные)... Оно конешно, мясокомбинат -- не спиртозавод. Но тож не хило.
На сам же деле все оказалось... Натуральна "Санта-Барбара"! Отправились мы в глубокий тыл ненавистного противника, штобы, значица, их тузов козырных в плен отлавливать... Пошти што двое суток по лесам шарились -- выбирали, который званием поядреней. Как назло, одна мелкота... Они ж, генералы-то -- не опята -- кучами на кажном пне не выводятся...
На нет вымотались, до упаду перематерились. Духотишша, москиты поедом загрызают, дожжик заморосил... Тут я в темноте от своей компании и отбился... Ши-и-ибко затосковал! До слез... И компас у командира нашего, Васьки Синезадова, и навигатор спутниковый еще не изобрели... Во каки какашки в шеколаде!.. Сплошны витамины(!)
Где-т ближе к полуночи приметил: костерок, вродь, сквозь кусты просвечиват. Надо, думаю, на огонек пешеходить. Мож, прикидываю, про дорогу разузнаю. Да и согреться не помешало бы. Я ж махом спрогнозировал, што не должны те туристы в дожжь в лесу без средствов гигиены в форме выпивки бродить...
Ну вот... На той еланке в тот неурочный час с десяток фашистких генералов голышом Гопака отплясывали. Да так натурально. Кардебалет и кардебалет по-киевски... Наяривают, и все вприсядку норовят... Один же, самый солидный, в губну гармошку дует... Вальс... Ну этот... Щас-щас... О! Хеппи пес ду ту ю, хеппи пес ду ту ю-ю-ю...
... -- Че, Колюня?.. С чево я взял, што те стриптизерцы в генеральских чинах?.. Дык, я ж разведчик! До сей поры невооруженным глазом как ренгентом владею! Любого насквозь вижу!.. Да и сам посуди: какая ж сволочь акромя генералов могла дотумкаться плясать нагишом под самый Новый год в прифронтовой полосе?.. А?...
... -- То-то ж. Я -- не ты: в старших советниках младшего сантехника дурака не валял!
Спервоначалу, Коль, шибко я перепугался. Хоть и голые они, а перевес по численному составу!.. Раз в десять меня гуще(!).. И тут че-то я вдруг так расхрабри-и-ился(!) Как щас помню, лыжи скинул, винтовку наперевес и на еланку одним прыжком! Ага... Ну вылитый человек-паук!
-- Хенде-хох! -- ору, -- Сынки фюрерской болонки! А ну! Кажите дорогу до Красной Армии! -- они ж на меня ноль внимания. Старичок токо щупленький, который у них навроде тамады, бигудями на головенке потряхиват, приветливо так мне ручонкой помахиват:
-- О-о-о! -- верещит, -- Руссиш швайне! Мачеха за подснежниками прислала?! Подгребай! Потанцуем!..
Застеснялся я, откровенно говоря. Поменжевался... А потом, не поверишь, в мынгы, в мыгны, в мыгыны... В мы-гы-новение ока стыд потерял и до последней нитки обмундирование скинул... Че, думаю, не повеселиться? Один раз живем...
-- Э-э-эххх!!! -- ору, -- Налива-а-ай!
-- Битте-битте, -- тамада-то худосочный ко мне с ковшом браги летит, -- Штрафной! -- орет, -- Опаздывайт, Ваня! Некорошо! Пей до дна, руссиш швайне!
А мне че?.. До дна дак до дна... Я и дном закушу -- не побрезгую...
Ну вот... Стучим мы, значица, вприсядку ягодицами по сугробам. Утрамбовываем. Я ж трехлинейку из рук не выпускаю -- провокации со стороны фашистского ансамбля опасаюсь. Вдруг спьяну в плен меня забрать захотят(!).. Война ж в самом разгаре!..
... -- Че говоришь?.. Ансамбль песни и пляски имени Адольфа Гитлера?.. Ага... И я в нем солистом педалирую.
Стал я, Кольша, допытываться по поводу ихнего ко мне уважения... Выяснилось, што никто супротив моего присутствия не возражат, наоборот -- все мне рады и довольны. Тут я и вмиг всю свою бдительность потерял... Винтарь в кусты отбросил и давай им матерные частушки исполнять. Они ладошками по ляжкам аплодирывуют и скандирывуют:
"Русиш швайне молодец! Скоро все козлам трындец!..
Офигительный солист голозадый коммунист!
Ты нам самый близкий друг, штоб тебе..."
... -- Че, Колян?.. Скоко я на пенсии?.. Шытай. Коли родом с... тридцать шестого...
... -- Чево?.. Мне в сорок третьем семь годков было?.. Мда-а-а-а... Сам удивляюсь... Кхе-кхе... Ну арифме-е-етик,.. ну Лоба Чевский... Мда-а-а... А тады, Колюня, всех без разбору на фронты брали! И мала, и стара. Война ж!.. Мда-а-а...
О! Слушай сюды!.. Вспомнил! Не вся память, видать, с песком-то высыпалась... Ага... Щас...
О! Тамада-то даж заместо сувенира свой железный крест на мою грудь приколол!..
... -- Больно ли, спрашивашь, было, кода прикалывал? Не-е-е... Ничуточки. Я ж к тому моменту напрочь был пьян да отморожен. Ниче не чувствовал... Акромя радости... Я даж от всей души того арийца в его фашистские уста отлобызал. Ох и слюня-явым гад оказался...
Слушай дале... Старикашка-то дюже ушлым вплоть до пошлости проявился. Тычет ушлепок энтот в часы мои наручны. Намекат, штобы я их в качестве ответного хода преподнес(!).. Аж в жар от такой наглости кинуло!.. Явно неравноценный обмен... Часики-то у меня, Коль, жутко шикарными были: с громкоговорящим будильником, с кукушкой, на японских микросхемах, "желтой" сборки! Правда, тяжеловаты -- килограмма под полтора. Их еще фельдмаршал Кутузов моему прапрадеду в одна тыща восемсот двенадцатом году за храбрость подарил(!!!) Заметь, со своей личной руки(!) Предок-то мой в битве при Бородине одной торпедой два авианосца вместе с самолетами утопил!.. Ага.. Заметь, пошти што полторы сотни(!) годков часики без замены батареек прокуковали.
... -- Што?.. А не стал я с тем генералом хитровылепленным спорить. Вернул ему по ходу пляски его крест поганый, ну и... в качестве компенсации морального ущерба звезданул своим антиударным хронометром по темечку... Што тут началось, што начало-о-ось!.. Кошмар повдоль улицы Вязов! Как раз, как щас помню, кукушонка моя полночь проорала...
Подоставали, значица, фашисты мобильники... И откуда?.. Ума не приложу. Голые ведь все до безобразия! И ну в Берлин названивать: "Майн фюрер!.. Зондеркоманден!.. Шнеля, шнеля, Барбаросса!.. Рашен по башка дум-дум!.. Комиссар сумасчедший!.. Аллах акбар!.. Моя твоя не понимат!.."
... -- Чево?.. Откуда у фашистов мобилы взялись?.. Дак я ж сам и удивляюсь... Абсолютно ведь без карманов. Го-о-олые!..
... -- Чево?.. Тода совсем мобил не было?.. О-о-ох и дремучий ты, Колюня! Скажешь, и ракеты германсковские "Фрау один" и "Фрау два" через Ламаншевский пролив Лондон бомбить не летали?!. Историю надо было в школе учить, дундук!.. И Гитлер всю жисть токо в радиво смотрел, а телевизер не слушал?.. И отравился он заплесневшей простокишей?.. Ага?.. Да фашистам ентим мобилы поставляли ихние союзнички -- япошки! И мобилы, и мопеды, и ноут... ноут-буки, и дэнди с жой-сиками, и телевизеры жидкокристаллически, и куртки болоневы... Э-э-эх, Ко-ольша(!)..
Че замолчал?.. А?.. Стыдно?.. Темнота-а-а(!) Перебивашь на кажном шаге... Никакой в тебе интеллигентности...
... -- Дальше?.. Ладно уж. Слушай, но без хамства...
На чем я остановился?.. О!.. И тут в небо из чащи зелена ракета! И сразу же моя-то пропавша разведка в полном составе (акромя меня, конешно) на елань выскакиват! Во все горло блажеют, на интимну связь с генераловскими мамками в форме нецензурной брани намекают... Представляшь?.. Как у нас на планерке у председателя колхоза бывало... Тютелька в тютельку...
Ну и... Вклинились наши в нашу оргию. Сплошна Варфоломеевая ночь в неприличном виде!.. Как токо наши стали их матюками в плен агитировать, боров-то, который в гармошку дул, на меня с перепугу рухнул. Одним махом от чужих и от своих замаскировал. Вдавил гад в сугроб вниз спиной по само пузо. Ерзат на мне как бесстыжий. Как корова на льду... Ага... И верещи-ит, и верещи-и-ит акцентом своим заковыристым: "Руссиш швайне -- кароший свинья! Гитлер него-дь-яй! Хенде-хох хочу! Плен хочу!"...
... -- Че?.. Опять вру?.. Да с малолетства брехать не обучен!.. Сам-то полежал бы в моем антиресном положении да холками снег порастапливал... Хрен бы засомневался!..
... -- Че?.. Продолжать?.. Ну слушай, Фома неверующий... Щитай, што уговорил...
Так. На чем же я кончил?.. О!.. Кода туша-то с меня в плен уползла, от меня наружу токо ентот торчал... Как же его?.. Во! Токо нос торчал синею морковкою. Блин, таку просту деталь организма запамятовал. Пока генералов в плен кучковали, лейтенант наш, Васька-то Синезадов, на енту деталь ножищей своей и наступил. Стоит и сопли мои на каблук нама-атыват, нама-а-атыват. Меня ж сквозь сугроб узреть не может, а нос мой через подошву не прощупыватса. Дрожжу я и боюсь обнаружиться. А то ведь за танцульки с вражеским генералитетом махом из комсомола исключат и в тыловую пекарню сошлют. А там, сам понимашь, большой подвиг не совершишь и орденов не заработашь.
Пока то да се, Синезадов мне все шесть конечностей поотдавливал. Напоследок же окурок в стыдное место втоптал... Кода все ушли, я еле своим растопыренным организмом из сугроба выскребся. Огляделся и волком матерным завыл. Компаса нет, одежи нет! Даж портянки сучьи детки с собой в плен унесли. Жлобяры! Эх, даже лыжи мои новы скоммуниздили! Одна радость -- трехлинейка в кустах отыскалась... Поскалывал я прикладом лед с организма и побег чуть правее Большой Медведицы...
... -- Че?.. Не-е-е. Да откуда, сам посуди, тама медведи?.. Не зоопарк ж... На небе звезды так называются, штобы не заблудиться.
Во какое горе горькое(!!!) мне для испытания на мужество выпало. Не зазря в народе говорят: Богу, мол, богово, а Кесарю -- обрезание...
... -- Чево?.. Кесаревое сечение?.. А кака разница?..
... -- Ух ты-ы-ы(!!!) Оф-фиге-е-еть!.. Хе-хе-хи-и-и-и!.. Страшенный мороз, Колюня, хи-и-и... О-о-ох-х-х! Со смеху помру! Хе-хе-хе-хе-х-х-х!.. Так вот, хе-хе-хо-о-о!.. Ката-стро-ф-ф-фи-ческий, хо-хо-хо, морозяка в ту ночь свирепствовал! Хужее некуда... Ха-ха-ха-а-а!.. Жаль, не было у меня с собой термометра... А то бы я тода измерил температуру и щас тебе сказал... Но-о-о... Не то што птицы, самолеты на лету застывали(!) Германские в основном. Наши-то к холоду привышней. А и-и-ихние... Крылья пообмораживают и в сугробы сыпются. Токо шлепоток стоит... Веришь?..
... -- Ну то-то же...
Мчусь я примерно в сторону своих во весь опор. Токо ветер в ушах свистит, хотя и погода безветрена. Знал бы ты, как трудно без лыжей скорость в сугробах развивать... Хвантастика!
Чуть впопыхах тода на шоссейку по инерции не вылетел, иначе бы точняком под колеса угодил. Как цыпленок в табаке под утюги... С толпой немецких мотоциклов маршрутами пересеклись(!) Укрылся я скореича за баобабом. Токо зенки наружу торчат и от удивления выпучиваются... За рулями-то мотоциклетными пьяные красноармейцы -- наша разведгруппа в полном составе(!!!) Голых генералов в плен сдавать везут. А те уж напрочь окоченели(!) -- конечностями об мотоцикловое железо аж звенят! Как колокола на Пасху...
... -- С чего я взял, што разведчики пьяные? Да какой дурак в таку стужу трезвым на мотоцикл полезет? Ясен перец -- нализались... Слышь, а боров-то, который меня в сугробе мял, на губной гармошке наяриват. Наши же орут блажным матом: "О-о-ой, моро-оз, моро-о-оз!! Не моро-о-озь меня-я-я!!!". Цирк на колесах, а под кумполом Луна! Я-я-яркая! Как прожектор в погребе! Хоть пуговки пришивай. Токо к чему мне, голому, их пришивать?..      
Так все они за поворот и промчались...
... -- Кто?.. Кто-кто... Каракатица в манто... Васька Синезадов и компания! Он-то колонну ту самолично возглавлял. Ва-ажный(!) В портупе-е-е, в кальсо-о-онах(!) На велосипе-е-еде с мото-о-орчиком(!)...
Ну вот... Зыркнул я на леву руку, штобы время выглядеть. А часов-то нету. Чуть от расстройства чувств в обморок не бухнулся. Вдруг слышу, будто кукушонка где-то накуковыват. Голос токо с хрипотцой -- простуженный: кху-крху... Как кашлят... Сориентировался... А это моя бесовка сигналит! Токо не с левой руки, а с правой. Вся в синяках, птица-то. Крылья растрепаны, лапы обморо-ожены!.. Затолкал ее обратно в дупло, дверку веточкой припер, штобы на холод не выскакивала, и побег опять же чуть правее Большой Медведицы... На ходу легенду своей голости и отсталости от товарищей сочиняю. По причине глубокой задумчивости даж и не заметил, как все траншеи поперек проскочил. Фашисты мне, правда, в зад популяли, но промазали, дай бог им за это здоровья и щастья в личной жизни... А наши-то меня и вовсе или проморгали, или проспали... Тоже к добру, а то бы запросто могли подстрелить...
... -- Почему?.. Да потому, што я летел как самолет-разведчик -- без опознавательных знаков: ни кокарды на мне, ни погонов, ни медалей... Токо часы да винтовка.
Далеко-о-о уж в родном тылу я притормозил. Токо отдышался,.. тут и щастье привалило(!!!) Вижу, генерал вражеский в сугробе застрямши барахтатся. Как дите малое. Хны-ычет. Заплутал, видать, бестолковый...
... -- Че?..
... -- Как определил, што генерал?.. Да проще пареной репы. Ну какой нижний чин среди ночи потащится в генеральской форме с полным рюкзаком секретных документов во вражеский тыл? Тут и без калькулятора ясно, што натуральный генерал... Фасо-о-онистый(!!!) "язык" подвернулся. Весь в погонах, в золоте да серебре, в каске расписной, в полусапожках замшевых, в шортах облампасенных(!) Наодеколонен-ны-ы-ый(!) Не генерал, а огурец малосольный, пупырчатый(!) Пальцы -- веером, сопли -- пузырями(!) Обнял я его на радостях, вынул из сугроба... А он мне лепечет:
-- Майн гот, майн гот, -- с ихним боженькой, по всем приметам, перепутал. Меня-то. Обознался несмышленыш.
-- Худо, братан? -- спрашиваю.
-- Ма-айн хе-ерц, ма-айн хе-ерц, -- поскуливат.
-- Ну да, -- сочувствую, -- Херц бы из тебя к утру... Свежемороженный(!) Ежель бы не я... Хошь греческих орехов?
-- Я! Я! -- визжит.
-- Не писай, -- говорю, -- в соломинку, пацан! -- это я просто сострил не по теме, штобы нервишки и ему, и себе расслабить, -- Ну айда, -- заманиваю, -- до пальмы, коль орехов шибко захотел. Их там видимо и невидимо(!) Токо-токо поспели. Сам обожрешься да и детишкам своим в фатерлянд скоко душе угодно бандеролями навысылашь(!) И фрау своей, и... Любовница-то есть?
-- Я, я! -- радуется, -- Дойчланд марка! Долляр! Евро! -- и протягиват, как я смякитил, деньги. Много(!!!) А нашиша они мне тода? Валюта ж -- дело подсудное -- статья расстрельная... Это бы щас... Я б с руками оторвал!
-- Не, -- говорю, -- У нас коммунизм, все бесплатно(!) А особенно гречески орехи(!) Айда до пальмы...
Тронулись мы с ним...
... -- Че говоришь, Колюня?.. Ну ты и ехидна. В путь тронулись. По ши-и-ибко пересеченной местности. Я в трофейном рюкзаке спереди, он -- порожняком, вприпрыжку сзади. Идем. Я ему про орехи гречески лекцию читаю... Дескать, они по причине своей крупноты токо из огнестрельного оружия раскалываются. Из пистолета, мол, их хорошо шелушить, а вот пулемет для ентого дела непригоден -- ядра вдребезги расшибат... "Язык-то" слушат да слюнями истекат, хотя по-нашенски ни бельмеса. Аппетитную интонацию моей речи, по-видимому, улавливат... Лы-ы-ыбится... Я к нему тож с улыбкой... "Шнель, шнель, -- воркую, -- Айда. И орехи тебе щас будут, и помидоры, и бананы, и кокосом по кактусу..."
Вот таки сухофрукты... Сдал я "языка" в штаб вместе с рюкзаком(!) Сдал и... И все дела...
Разведгруппа-то наша, Коля, до самой весны с пленными генералами в ихних тылах гулеванила. Все попропивали, вплоть до трофейных мотоциклов, вплоть до последнего патрона... Отморозки.
Ко мне ж на другой день после подвига сам ма-а-аршал(!!!) приехал... Как щас помню, стою перед строем... Хошь -- верь, не хошь -- верь, абсолю-ю-ютно(!!!) безо всяких обморожениев. Нам-то, сибирякам, холод не опасен, а наоборот -- даже полезен. Как кипяток для пелеменей... Ну вот... Стою я перед строем. Весь разнаря-я-яженный: в новых пимах, в новом смо-о-окинге(!) В левой руке скрипка, в правой -- гитара электрическа, во рту сигара толще колбасы(!!!) Маршал же на виду у всей дивизии рыдат от радости и всякими разностями меня одариват(!) Чево токо не надавал... И часов швейр... Швейр-царских часов с автоподзаводом трое, цветной телевизер с двумя дивидюшками, упаковка нулевых (даж ни разу не стираных) памперсов, электромясорубка трофейная, карбюратор к английскому танку и еще куча всякого в хозяйстве полезного(!!!) А еще, а еще... Почетна грамота(!!!)... Вручил мне ее маршал, обнял. Кре-е-епко! Как родного(!) И шепчет на ухо: "Потанцуем, ковбой?"..... И тут же, в мыны-гы.., в мыгы.., в мы-гновение ока, срыват с себя папаху и кидат ее мне под ноги! Вот это настоящий демократ!.. Я тож не стерпел -- в оргазм влетел!..
... -- Чево, Колян?..
... -- И че?..
... -- Вот те и битте-дритте... Хорошо, што токо тебе, а не на публику ляпнул!
... -- Ну оговорился...
... -- В азарт?.. Ну конешно же в азарт я влетел!.. Не со всякими же встрешными-поперешными маршалы танцульки устраивают!.. И токо я свои коньки роликовы расшнуровал, бабка таз на пол уронила!..
... -- Кака бабка? Да моя-то... Кулема! Век с ней живу и век маюсь(!) На самом антиресном месте(!!!) тазьим грохотом разбудила... Проснулся, огляделся, а вокруг никакова праздника... Токо проза жизни... Скукоти-и-ишшша... Аж жуть(!!!)
 

Восток - дело тонкое (с)

(Durimar Karabasovich)
 88  О войне  2014-01-23  0  9600
Восток – дело тонкое, от информационных технологий далекое, но по скорости распространения слухов, стартующих с базара, превзойдёт любые Интернетовские почтовые службы и Социальные сети.
Дело было в Афганистане. Мы, группа советских военных советников, вместе с «братьями –демократами», военнослужащими правительственных   пограничных войск Демократической Республики Афганистан (а это был громко называемый «отдельный пограничный полк») находились в плотной душманской блокаде по всему периметру расположения полка. Единственная связь с Центром - радиообмен и вертолетное сообщение.
На вертолетах нам периодически подкидывали боеприпасы, продукты питания, от нас забирали раненных и убитых. Вся территория полка простреливалась душманами с ближайших гор из крупнокалиберных пулеметов ДШК, обстреливалась из 82-мм минометов, перемещаться по территории днём было практически невозможно. Когда нам нужно было попасть из места своего расположения в штаб полка, то мы перемещались короткими перебежками, от одного дувала к другому (глинобитный азиатский забор) чуть ли не на карачках, а вообще старались работать ночью.
Так вот. В один прекрасный день, старшему советнику пришла в голову простая до гениальности идея – запустить дезинформацию в ряды супостатов. Сделали все простенько и красиво. Собрали у себя всех местных гражданских афганцев, тех, кто числился госслужащими этого населенного пункта, и «под большим секретом» сообщили им – держитесь! Скоро мы все вздохнем свободно и населенный пункт будет разблокирован! Для этого планируется проведение совместной   советско-афганской военной операции - десантников выбросят на перевалы, чтобы душманы не сбежали в Пакистан, а отсюда и отсюда (два тычка в карту в ближайшие крупные населенные пункты), вот по этому ущелью (показал на карте) к нам прибудет мощная военная группировка. Возьмет все банды в котел и перемолотит! То есть, как говориться, иншалла - душманам будет полный капут! Еще раз предупредили о секретности данных и запрете на их распространение.
Все получилось, как и планировали. Буквально на следующий день по территории полка можно было ходить вразвалочку и в полный рост, не опасаясь пулеметов. Как нам в этот же день сообщил наш информатор – информация попала-таки к душманам. Они быстренько собрали все свое легкое и тяжелое вооружение, боеприпасы, мины противопехотные и противотранспортные и айда в то самое ущелье – минировать дорогу, готовить огневые точки для минометов и пулеметов.
Нас эта ситуация веселила ровно неделю, но…. затем,   в один не скажу, что прекрасный, но вечер, полк подвергся офигенному массированному обстрелу из минометов и крупнокалиберных пулеметов!!! Мы, переглядываясь между собой не озвучивали предположения, но каждый из нас был уверен – эта, так сказать, "артподготовка" предшествует штурму наших позиций. Грусти добавлял и тот факт, что уже было больше 18-00 часов, т.е. авиацию для поддержки в отражении атаки душманов уже не привлечь – наши летали и воевали только до 17-00. Число раненных росло, убитых правда, слава Богу, не было. Часа два длился этот налёт и мы готовились к худшему. И тут снова нарисовался наш информатор, который рассказал следующее – душманы заглотив нашу «дезу», хорошо окопались в ущелье, плотно заминировали дороги, установили и распределили сектора обстрелов, для общего руководства операцией против войск «шурави» прибыли иностранные военные советники. Ждали ровно неделю! Затем советники высказали мнение, что душманов дезинформировали – никакой колонны, войск и десанта не будет! Ну, а чтобы заготовленные боеприпасы и мины не таскать туда-сюда, из Пакистана в Афганистан, а затем обратно в Пакистан, дали указание разгрузить все имеющиеся излишки на этот долбанный афганский погранполк.
Информация агента подтвердилась – штурма не было.
Ну, как говорил в таких случаях Виктор Степанович Черномырдин - "Хотели, как лучше, а получилось – как всегда"!
 

МУСОРОПРОВОД

(Алик Кимры)
 2    2014-11-13  0  708

Чтобы два раза не вставать
Game over - кончена игра,
Оставим оную кровать -
Покончим с темой мусора.

Засиделся за компом до поздней ночи, пошёл было спать - спохватился: забыл вынести мусор. Схватил пакет и, не одеваясь. в одних труселях ринулся к мусопроводу - в полной уверенности, что никого не встречу: весь наш кондоминиум уже спал. А мусоропровод в отдельной шахте, для доступа надо войти в маленькую комнатушку, через которую проходит труба.

Ну, выбросил мусор, но только открыл дверь, слышу шаги: кто-то появился в коридоре. Ничтоже сумнящеся вернулся и прикрыл дверь - переждать, пока коридор не опустеет. Но шаги приближаются ко мне, открывается дверь, и, хотя я предупредил - не пугаться!- соседка-разведёнка тоже решила, что никого уже не встретит, и выскочила вынести мусор в ночнушке. Моё предупреждение уже не услышала - рухнула в самый настоящий обморок.

... Едва успеваю подхватить падающее тело, отношу к ней в квартиру на диван, нахожу уксус, на ватку - сую под нос. Открыла глаза - и снова вырубилась. Повторяю ватку под нос, медам, наконец, приходит в себя и начинает соображать. Объясняю ситуацию, приношу устные извинения.

Устных медам показалось мало. Прижала к себе и не отпускает. Грит, "после такого нервного стресса оставаться одной боюсь". Хитрая, понимаешь, давно уже поглядывала на меня больше, чем по-добрососедски, а тут и подловила. Что ж, выхода у меня уже не было. Да я его и не искал, с удовольствием покорившись судьбе-злодейке.

А, как оказалось, и вовсе не злодейке. Теперь перед ночным выбросом мусора созваниваемся, чтобы больше конфуз не повторился. А свидания назначаем тоже по телефону, никак не связывая святое с грешным - высокие чувства с пошлым мусором.

Предыдущие истории в тему -
"Откуда взялся папа" - Жми сюда
"Мусорное ведро" - о Жми сюда
"Гоп-стоп" - Жми сюда


 

Гончаровская аномалия

(Николай Зубец)
 10    2014-10-16  0  794

Странность почувствовалась сразу. В том бывшем детском садике совхозном, куда нас поселили, немало комнат и ещё больше всяких дверок и дверей. Нам, свежеприбывшим и не кристально-трезвым, конечно, очень непонятных. Я всё в кладовки попадал. Откроешь вроде дверь на вожделенное крыльцо, а пред тобой гора пустых бутылок – кладовка или шкаф, откуда с грохотом сползает стеклотара. Ещё откроешь – снова звонкий стеклопад. Да, аномалия бутылочная эта прямо влезла в подсознанье в тот первый хмельной вечер в Гончаровке.

И в первые совхозные деньки, она в глаза бросалась. По всему селу под любым забором, просто у домов и особенно там, где ржавела под открытым небом сельхозтехника, – везде торчала и грустно поблескивала запылённая, грязная стеклотара. Явно многолетние наслоения эти прочно вписаны в сельский пейзаж. Это сейчас и бомж не станет собирать бутылки – пивные алюминиевые банки куда как привлекательней, а в те застойные советские года вся стеклотара повсеместно рьяно собиралась, желающие находились. Ну, и сдавалась – стоила чего-то. А здесь – аномалия! И местный люд взирает совершенно равнодушно на этот странный стеклотарный Клондайк.

Наш свежий взгляд не мог стерпеть такого. Тем более, что денежный запас у всех стремительно растаял – вольница ведь. Да, надо ж пояснить – на посевную нас сюда пригнали, отнюдь не добровольцы мы, но нет привычного начальственного ока, мы от семей свободны, кормят, а результат труда касается нас, скажем, не ахти как, точней – никак совсем. Беззаботность и вольница. И деньги покончались. А прибыли мы в эту Гончаровку от университета – научные сотрудники, лаборанты, всех заставили пройти курсы механизаторов.

Конечно, пошустрей из наших кто и поазартнее в продлении приездного банкета уж попытались в гончаровском магазине пристроить с пользой бутылочки пустые. Ан нет! Не принимают! И говорят, что так уже который год. Вполне тогда понятны гигантские объёмы стекольных этих отложений. Спиртное в магазин завозят постоянно, продажа бойкая, как и везде, и оседает, оседает год от года, пылясь по сельским закуткам, весь нескончаемый, незатихающий приток стеклянной бесполезной тары. Да, впечатляли масштабы аномалии.

Городских механизаторов ставить на сев совхозная власть поначалу остерегалась – на ремонтные пока пристроили дела. Всё на подхвате. Вот поменяли мы пробитую камеру в колесе большущего трактора «Кировец». Упыхались, нежимся на солнышке; смеясь, прикидываем, по сколько копеек заплатят нам за эту, прямо скажем, тяжёлую работу. Сел с нами покурить кузнец Петро. Ну, про хорошую погоду говорим. И вдруг Петро заметил за «Кировцем» парочку пустых бутылок, возможно, что и наших. А в мехотряде, на отшибе от села, чего-то, как ни странно на общем гончаровском фоне, этого добра совсем не наблюдалось. Кузнец, смотрю, бутылочки берёт. Я думал, выбросит, чтоб не валялись на мехдворе стекляшки всякие. Но он их протирает и относит в кузню!

– Зачем они тебе? Не принимают же.

Кузнец молчал, слегка смутившись, вроде, но я ответа терпеливо жду, почуяв тайную интригу. Да и ребята с интересом смолкли. Тогда он неохотно и негромко:

– У мэнэ примут. – На этом, похоже, хотел разговор закончить, но, видя всеобщее наше изумление, живейший интерес, после большой паузы совсем уж нехотя, конспиративным тоном пояснил. – У мэнэ ж дочкА в магазине робэ. Людка.

Вот оно что! Значит, всё же принимают. Люду эту мы прекрасно знаем. Красивая, статная, молодая блондинка. Похожа даже на юную Брижит Бардо! В отца удалась – мужчина он справный. Но неприступна гончаровская Брижит. Ребята наши поначалу пытались даже поухаживать – она и разговаривать не стала. Неприступна и серьёзна и в личном плане, и в стеклотарном, да и вообще очень важная. Кузнец потом поведал, почему «дочкА» вообще бутылки не берёт. Магазин она принимала в каких-то форс-мажорных обстоятельствах, ей, вроде, навязали это. Уже тогда склад был забит под потолок, но учёта не велось. Она как бы приняла магазин без того склада. Поэтому и вывозить не может тару. Чем дальше это шло, тем ситуация усугублялась. И как урегулировать всё это, никто не ведал, да и сейчас не знает.

Не помню уж, кому – Андрею или мне – идея в голову пришла сыграть на том, что мы работаем с Людмилиным отцом. Был выходной. Ребята ещё спали, а мы открыли один из чуланов и стали отмывать в подогретой большим кипятильником воде грязную стеклотару. В свободной комнате общаги потихоньку выстраивались длинные ряды чистых отсортированных бутылочек – чекушки, ноль семьдесят пять, пол-литровые. Мы не поленились чётко разделить объекты на фасоны: «с плечиками», «без плечиков», с завинчивающейся пробкой, из-под шампанского, «огняки». Объектов хватало, осваивали чулан за чуланом. Когда проснулись коллеги, вся комната и большая часть коридора были плотно уставлены нашей продукцией. Андрей скрупулезно подсчитывал и записывал сколько чего. Прикидки ошеломляли – тянет на сотни рублей! Совсем не то, что всей толпой полдня возиться с колесом! Началась стекольная лихорадка. А кругом ещё простирался будоражащий воображение стеклотарный Клондайк! Ребята осторожно и уважительно обходили наши стеклянные делянки, но оптимизм не разделяли и отпускали всевозможные скептические шуточки.

И я тут решил написать шуточное, но оптимистическое, заявление. Шуточное, конечно, как весёлое пояснение к Андрюхиному чересчур серьёзному перечню. Конечно, научные сотрудники умеют заявление составить, но всё ж сначала черновик. Такого забавного документа я за всю жизнь не слагал.

Нашли тетрадочные листки в клетку. Кому? Людмиле, дочери кузнеца Петра, начальнице торговой точки села Гончаровка такого-то района, такой-то области. Всё, как положено, справа в столбик. От кого? От трактористов Воронежского университета. Причём, со всеми принятыми тогда регалиями ВУЗа – что он государственный, что ордена Ленина и даже что имени Ленинского комсомола! Текст начинался так: «В соответствии с нормами и правилами советской торговли, а также в связи с постигшими нас материальными затруднениями убедительно просим Вас, очаровательная Людмила, принять нижеперечисленную стеклотару». Далее следовала таблица с аккуратно расчерченными графами, воспроизводящая Андрюхин перечень в порядке возрастания цены бутылки. Для ровности линий таблицы вместо линейки использовали единственную и Бог весть как оказавшуюся в гончаровской общаге прямоугольную бутылку из-под виски, которая, кстати, тоже была включена в перечень. В конце подобострастно: «Отчисления на конфеты в разумных размерах гарантируем».

Подписаться под таким заявлением очень захотели сразу все трактористы орденоносного университета имени Ленинского комсомола, но мы с Андреем не допустили такого ничем не обоснованного обобществления и скромно расписались лишь вдвоём. Поскольку Андрей формально был нашим бригадиром, он ещё и вверху свою визу поставил: «Прошу принять!» и снова расписался.

В два больших рюкзака поместилась лишь малая толика нашей продукции. Весело заходим в тихий гончаровский магазинчик, в руках наше шуточное заявление. Бабульки с Людой заискивающе разговаривают. Та властно одной: «Столько сахара не дам! Не положено! Строго сейчас с самогонами!» Бабуля не отходит. Мы вежливо поздоровались и, стараясь держаться серьёзно, предъявляем наш хитроумный документ. Расчёт, конечно, был Людмилу рассмешить, смягчить, задобрить. Она глянув мельком и, наверно, поначалу выхватила одну лишь преамбулу про «нормы и правила советской торговли». Но этого достаточно уже! Мы в болевую точку прицельно угодили!

И стушевалась Люда! Из властной, строгой дамы, из властительницы всей округи вдруг, в одну секунду, сделалась робкой девчушкой – заволновалась, покраснела. Впрочем, не помешало это ей всё так же строго и даже грубовато вмиг вытурить всех бабок прочь из магазина: «Всё, перерыв у меня! Потом приходите!» Сахарная просительница сразу удалилась тихо, а другая бабуля ещё робко пыталась спросить что-то про селёдочку, но услышав очень грозное «Всё!!!», тоже покорно засеменила к выходу.

Людмила всё смотрела в наше заявление, смущаясь всё больше, и тихо, вроде, даже заискивающе к нам:

– Где стеклотара?

Такой крутой метаморфозы никак не ожидали мы, но не растерялись:

– Вот, немного с нами. Ещё сейчас…

Люда молча повела во двор к сараю, похожему на высокий сеновал, отперла дверь. О! Ужас! – всё действительно забито, как те кладовки в общаге, но грандиозней. Держалось это чудом. Однако, если очень постараться, можно было ещё понемногу втискивать в узенькое пространство прямо у потолка, что Люда нам и продемонстрировала, проворно взобравшись на специальную подставку.

– Вот сюда складывайте. – И вернулась в магазин.

Началось лихорадочное Великое ношенье стеклотары! Загружали быстренько большие рюкзаки и снова, и снова бежали к магазину. Запихивали свой позвякивающий товар под дощатый потолок, сарайчик не запирали даже и спешили в общагу. Закончили не скоро. Вспотели и упыхались.

В пустом и почему-то полутёмном магазине у Люды уже лежал на подоконнике приготовленный гонорар, точно отсчитанный по перечню из нашего заявления. Несмотря на настойчивые уговоры ни копейки магарыча не взяла и тут же свою торговую точку закрыла.

Ребята, когда мы вернулись, молча курили и, стараясь не смотреть на наши довольные физиономии, внимательно и задумчиво рассматривали черновик нашего заявления, передавая его из рук в руки, как документ на какой-нибудь научной конференции, и всё поглядывали в окно, в сторону закрытого магазина.

На следующий день, как можно было догадаться, лишь мы с Андреем вышли на работу – внезапно заболели остальные. На мехдворе Петро к нам не подходит, но издалека, из кузницы, из темноватой глубины её, недружелюбно, настороженно следит за нами. Понятно, что был с Людой у него какой-то разговор.

Нам в мехотряде работы не нашлось после обеда, и мы охотно отправились домой. Ещё издалека, на подступах к селу, заметили на улицах мелькающие тенями согбенные фигуры с мешками на плечах – идёт, идёт процесс весёлый! Болезные коллеги наши зря не теряют время! И мы, конечно же, готовы поддержать такое дело. Но время, кажется, упущено уже. Вблизи общаги бутылочек совсем уж не видать! Да, славно, дружно поработали ребята! Уже с окраин, видим, носят. Нам жаловаться грех, но всё же как-то… Казалось, что неисчерпаемы запасы.

А в общежитии, заваленном посудой в количестве, что и не снилось нам, царит отнюдь не ликованье, растерянность скорее. Молча курят. Что это? Где энтузиазм? При нас ещё приносят парочку мешков, но Пашка, самозваный лидер последователей наших, кричит, чтобы не мыли. Немытые берут?

Всё хуже оказалось. Гораздо хуже! Они с утра проворно снарядили внушительную партию бутылок к Люде. Та долго их не замечала, вроде. Всё занята торговлей. Ей Паша всё-таки вручает заявленье, но Люда – ноль внимания бумажке. Примерно, на глазок количество посуды оценила, и с раздраженьем явным велела заносить на склад. Ребята уж ликуют, но Людмила Пашку зазвала пальчиком в подсобку и там так унизительно всучила… всего бутылку водки! Опешил Паша, но бутылку взял.

Они, конечно, выпили в общаге. Какой-то сумасшедший понижающий коэффициент! Решили, что, скорей всего, в их заявлении чего-нибудь не так. Но постановили расширить сборы и покорить количеством Людмилу. И вот перед самым нашим приходом второе грандиозное посольство к Люде окончилось фиаско – Люда послала их отборными словами. При всех! И к вящей радости бабулек!

Нам всё понятно. Увы, не рассмешили Люду мы, а просто напугали. Ну, паника семейная, наверно, получилась. Каким-то покровителям, конечно же, звонили, читали «заявление» – без покровителей в торговле никуда. И чёткий приговор: послать «орденоносных» трактористов в такой-то комсомол!

Прослушали с Андреем это всё, прониклись, чувствуем, что оскорблённый и униженный университетский люд на нас с надеждой смотрит, с большой надеждой. Мы поняли. С хрустальным перезвоном спотыкаясь о длинные ряды ненужной тары, подались к этому брижитбардовскому сельмагу приобретать на кровные шальные деньги для утешенья влагу.

Да, чище Гончаровка стала, а общежитие… Но через пару дней бабуля, убиравшая у нас, всё рассовала по тем кладовкам и шкафам.   

Вновь утвердилась в округе стекольная аномалия, сметённая внезапно шутливым заявленьем. К красивой Брижит гончаровской привычная важность вернулась.
 

Байки из НИИ. Стяжки из Чехии

(Репин В.)
 16    2014-10-11  0  761

Шёл 1993 год. Весна, сырость… И командировка в Москву.
К тому времени мы больше года находились в свободном плавании – пытались выжить уже без НИИ и сохранить наработки по волоконной оптике. Разрешено всё, что не запрещено, чиновники еще не обнаглели, но экономика эпохи краха – это нечто. Для выполнения богатого западного заказа не хватает сущего пустяка – полипропиленовых стяжек. Ну, нет их в России! И контор, которые могли бы их поставлять, нет пока. Но советская инженерия на выдумки хитра – и мы заказываем стяжки в Чехии, которая только что «развелась» со Словакией. Там пока такой же развал, как у нас, только чуть помягче. Поэтому упаковку стяжек чехи пересылают прямо в посольство в Москве. Причем торгпреды чехов сидят на территории посольства уже суверенной Словакии в состоянии перманентного переезда.
Звоню, меня впускают. Чех средних лет передает мне пакет со стяжками.
– Водку будешь?
Отказываться неудобно. Чех наливает по полстакана, выпиваем. Закуски нет.
Еще минут десять говорим о смутном времени, чех наливает еще по полстакана… Закуски нет. Я понимаю, что и не будет, а мне еще до поезда добраться надо. И закусить в то время в Москве на мои «командировочные» – проблема. Сослался на дела и попрощался.
И пока добирался до вокзала, думал – как всё же меняет европейцев работа в России…
 

Пьянка была в разгаре

(Идуся)
 46    2014-07-20  0  1368
Пьянка была в самом разгаре, когда появился улыбающийся начальник. Петр Васильевич всегда опаздывал к началу, как будто стесняясь зайти в маленький занюханый кабинет, на трезвую голову, и сесть за стол накрытый старыми чертежами, рядом с неинтеллигентными людьми. Так он называл нас, когда дела шли из ряда вон плохо.
Мы радостными возгласами приветствовали трезвого начальника и поочередно приглашали присесть рядом.
На свою беду, он устроился напротив инженера по технике безопасности, Николая Баранова. На него был готов приказ об увольнении за несчастный случай на производстве. Надо сказать, что мы все жалели, Кольку, он был нашим местным шутом и заводилой. Умел разыгрывать всех поочередно, без улыбки на лице.
А вот на пьянки ходил просто так, у него была одна почка.
Как на грех перед Колькой стоял 100 граммовый стакан с крупной солью. Пили же из двухсотграммовых, граненых.
Николай Баранов легким движением рук, пересыпал соль в большой стакан, пока начальник выступал с приветственной речью, и произносил тост. Шеф торжественно поднял свой стакан до верху уже наполненный разведенным спиртом.
-За вас, дорогие женщины! Мы праздновали дружным коллективом 8 марта. Шел 1987 год.
Стол ломился от явст! Капуста квашеная от бухгалтерии. Капуста, приготовленная по особому рецепту с чесноком, от планового отдела. Помидоры соленые привезенные из деревни шофером начальника. Помидоры маринованые от производственного отдела. А также маринованые огурцы от отдела снабжения. На горячее подавалась картошка в мундирах, свареная на скорую руку.
Я увидела как мгновенно покраснело лицо начальника под всеобщее улюлюканье
-Пей до дна!
У меня мигом сработал природный инстинкт самосохранения и я рванула на другой конец стола, подальше от начальника.
Петр Васильевич резко опустил стакан на стол и стал хватать ртом воздух. Ему моментально подставили поближе тарелки с солениями. Если бы была поблизости голова от селедки, Петр Васильевич и ею бы закусил. Он хватал поочередно наши соленые деликатесы: помидор, огурец, помидор, огурец...
Потом встал и громко сказал, хлопнув ладонью по столу:
-Кто???
Похоже, что, кроме меня, Колькин фокус никто не видал. Я опустила голову, чтобы себя не выдать блаженной улыбкой.
-Вы люди или кто?
И Петр Васильевич стал поочередно заглядывать всем в глаза. Первому пришлось смотреть в упор, не моргая, Николаю Баранову. Он вытаращил свои бессовестные глаза и честно сказал:
-Чо, Петр Василич, чо случилось?
-Мне насыпали в спирт соль!- взвизгнул шеф. Лучше признайтесь кто это сделал!?
Колька развернулся на сто восемьдесят градусов и стал вместе с начальником пристально заглядывать каждому в лицо. Начальник стал доверительно шептаться с Николаем Барановым.
Кто-то предложил выпить за здоровье начальника. Весь стол поддержал и мы продолжили....
Петр Васильевич закричал:
-Вы неинтеллигентные люди! Ведь все тута инженера! Как такое возможно сделать!?
Колька Баранов предложил смотаться в аптеку. Шеф одобрительно кивнул головой.
Секретарша свернула из листа бумаги веер и стала махать на Петра Васильевича. Ему было плохо...
Наконец, я не выдержала и предложила вызвать скорую. И тут начальник ожил....
-О-о-о! Финансовый отдел! (он так меня называл) По имени было слишком по домашнему.
-Почему вы улыбаетесь? Это вы? Или кто? А ну, идите ближе, я хочу посмотреть вам в глаза!
Я мысленно прокляла Кольку, с силой стиснула зубы, чтобы не расхохотаться, и двинула
навстречу судьбе. Шеф что-то увидал в моих глазах и затребовал шофера и машину.
Через минуту за мной прибежал Колька и слезно стал просить подойти к уазику и пожелать доброй ночи шефу. Я поставила условие:
-Пойду, но не одна, только с главбухом Марией Ивановной.
Мария Ивановна была гром -бабой и имела в нашей конторе неограниченную власть.
Колька налил Марии Ивановне еще пол стакана и под руку повел нас к машине.
Петр Васильевич был несказанно рад, увидев нас. Он открыл дверцу машины и предложил подвезти до дома. По дороге в наш район он остановил машину и стал уверять Марию Ивановну, что ей до дома рукой подать. Но Мария Ивановна не реагировала, она напевала матерные частушки и притопывала ногами. Петр Васильевич вышел из машины и стал за руки вытягивать главбуха из кабины.
Я, не теряя времени даром, припустилась домой темными дворами, без остановок...
Петр Васильевич на следующий день на работу не вышел, взял больничный, и продолжать работу в нашей шарашке наотрез отказался... А через две недели нам из треста прислали нового шефа.
Петр Васильевич продолжил свою трудовую деятельность в проектном институте с интеллигентными людьми. А Николай Баранов продолжил свой трудовой путь в должности инженера по технике безопасности в нашей конторе.
 

Из архивов Артура Конан Дойла (в ...

(Алик Кимры)
 5    2014-11-07  2  699
- Холмс, вы, мужчина в соку, знаменитость - и столько лет без женщин?
- Элементарно: Ватсон!


- Ватсон, как бороться с дурным запахом изо рта?
- Элементарно, Холмс: ни слова о политике!

- Ватсон,- заметил Холмс,- да у вас лицо белее подушки!
- К чему бы это, Холмс?
- Элементарно, Ватсон, пора, наконец, постирать наволочку, сэр!

- Холмс, как назвать в меру выпившего человека одним словом?
- Элементарно, Ватсон: верноподдатым.

- Холмс, а почему Киркоров, собравший на крестины дочки Аллы-Виктории весь российский бомонд, всё-таки не позвал светскую львицу Ксению Собчак?
- Элементарно, Ватсон: она бы влезла в купель вместо малышки!

- Холмс, российскую общественность волнует вопрос - откуда у Владислава Третьяка квартира за миллион долларов?
- Элементарно, Ватсон! За свою жизнь в воротах он наловил шайб на куда большую сумму!

- Холмс, почему Путин поцеловал пойманную щуку?
- Элементарно, Ватсон: он же теперь холостяк – кого поймает, того и целует!

- Холмс, почему никто не видел 87-килограммового сома, пойманного Лукашенко в пику 21-килограммовой щуке Путина??
- Элементарно, Ватсон: сомы клюют ночью.

- Холмс, с какого такого бодуна Камилла, супруга принца Чарльза потребовала проведение теста принца Уильяма на отцовство новорожденного Его Королевского высочества принца Джорджа Александра Луи Кембриджского?
- Элементарно, Ватсон: блудливая свекровь никогда не поверит своей невестке!

- Холмс, а с чего эт вдруг россияне так близко к сердцу принимают события в британской королевской семье, в последнее время – с отцовством принца Уильяма?
-   Элементарно, Ватсон: многие из граждан России ощущают себя потенциальными гражданами Британии - как только наворуют поболее, так и рванут в Лондон, где собралось уже 600 тысяч понаехавших наших.

- Холмс, почему в послемайданной украинской армии солдат держат на голодном пайке?
- Элементарно, Ватсон: украинский вояк должен быть агрессивным и злым на москалей, "якi з'їылы його Сало та наклалы йому в шаровары".

- Холмс, с чего эт Путин обозвал украинского олигарха Коломойского жуликом и завёл против него дело в Следственном комитете?
- Элементарно, Ватсон: Коломойский кинул на несколько лярдов баксов самого Абрамовича, друга Путина. А русские русских не бросают!


МЫ В ОТВЕТЕ ЗА ТЕХ, КОГО ПОСАДИЛИ
- Холмс, почему олигарх Ходорковский после 10 лет строгого режима тяжёлой российской неволи жив, здоров и метит в президенты России, а олигарх Березовский на свободе и в барских условиях Лондона склеил ласты?
- Элементарно, Ватсон: за Ходорковского как гражданина России, пусть и заключённого, отвечал Путин. А вот за Березовского он никакой ответственности не нёс.


 

ИКРА.

(ЮРИК)
 29    2014-09-07  1  829
Я же не виноват, что мой тесть старый рыбак- браконьер.
Не так чтобы сказать, в крупных размерах, нет,
а вот икорка у него, постоянно водится.
А так как я зять ему совсем не плохой и уже много лет живу с его дочерью душа в душу, то и мне зачастую перепадает.
Тесть-то мой не рядом со мной живёт, но посылочки с икоркой доходят исправно.
Сам я парень далеко уж не первой свежести, полтинник не так давно разменял.
Устал я жить дальнобоем и устроился в одну фирму охранником.
Сутки отдежурю трое дома, хоть и небольшая зарплата,(совсем малюсенькая)
да всё полегче, чем на Российских дорогах прозябать.
Здоровье, беречь надо и так его осталось немного.
Вон дружочки, один, за одним валятся, то тот вот умер, то другой дуба дал. Так вот Анька моя, или Нюрка, как её родной папка зовёт и решила,
что хватит мне за синей птицей гоняться.
Так вот и осадила меня, остановила, можно сказать.
Дежурю вот, в охранники меня установили.
И вот сижу я как-то по утряни, ну не свет ни заря, спать –то не моги заругают. Достал свой тормозок, а Нюрка там бутерброд мне положила,
такой огромный в сантиметр икорки чёрной.
Не успел я и пару раз откусить, тут директор наш входит.
Я конечно вскочил, докладываю, а бутер на столе, убрать не успел.
Директор как увидел бутерброд мой с икрой в сантиметр, так и замер. Смотрит то на меня, то на бутерброд. То ли он затормозил, то ли время остановилось, но эти мгновения мне вечностью показались.
Нет, предложить я ему бутерброда попробовать, конечно не догадался.
Что там, вдруг забрезгует.
Ну думаю, сейчас ругать начнёт, что я на рабочем месте ем.
А он постоял в задумчивости, глядя на бутерброд, да и сказал так негромко.
- Во блин, работу поменять что ли.
Я так и не въехал, то ли меня в директора, или он в охранники захотел.
 

Объявление (1)

(Алик Кимры)
 4    2014-10-24  1  783
Требуется молодая женщина для введения хозяйства.
 

Философский вопрос или чуть-чуть ...

(Людмила Шум)
 43    2014-07-22  1  1050

"Просто приходил Серёжка,
      Поиграли мы немножко..."
      Э. Успенский

Вчера мне порядком от мамы влетело.
Да, я провинился. Обычное дело.
К нам в гости сосед мой некстати нагрянул.
Мы клад с ним искали под старым диваном,

на люстру закинули старую книжку,
по залу на стульях скакали вприпрыжку,
потом, как индейцы времён Чингачгука,
стрельнули разочек в окошко из лука.

До ванной добрались почти в полшестого.
Там тесно и сыро. А что тут такого?!
Едва ли нашли бы вы лучшее место
опробовать в деле мой новенький крейсер.

Сначала мы с Вовкой без шторма играли:
кораблики плавали, рыбки ныряли.
Но валом девятым закончились штили,
и… три этажа маме счёт предъявили.

Вопросом я вас огорчу философским:
- А чё он меня обозвал Айвазовским?!
 

Очень красивый доктор!

(Кручко Игорь)
 10    2014-10-19  0  796

Как-то решил проверить свое здоровье. Нет, нет! Вы только ничего не подумайте: себя я чувствовал хорошо! Просто умные люди советуют раз в «пятилетку» навестить людей в белых халатах! Провериться, значит, на "всякое-про всякое". Мой знакомый подбросил адресок одного медицинского светила. Он так и сказал: -- Тебе нужно к красивому доктору обратиться! Причем заверил, что прием у частного врача абсолютно бесплатный.

      Поднимаясь по ступенькам, ведущим к кабинету врача, я обнаружил лежащие на лестнице вязальные спицы. Так как рядом никого не было, решил после посещения врача их оставить в «Справочной».

      Наконец, я нашел нужную мне дверь, на которой была прикреплена табличка: «Очень красивый доктор!» Впереди стоял человек в темных очках и читал журнал.

    -- За вами кто-нибудь занимал очередь? – спросил я у мужчины.

    – За мной заняла какая-то растеряха! Вы будете за ней!

    – А вы за кем будете?

    – Вы, что, Чупа Чупс или только притворяетесь им? Повторяю: за мной заняла женщина. Будьте мужчиной, в конце концов, а не истеричкой, которая постоянно ищет крайних!

      – А я, что, по-вашему, женщина-истеричка? – возмущенно ответил я и нервно постучал спицами для вязания по ладони. – При чем тут: «будьте мужчиной»?

      Мужик заинтересованно посмотрел на спицы:

      – Вяжете? Извините за вопрос... Не подскажите, что это за спицы у вас такие рябенькие? По-видимому, ими легко вязать. Очень уж они мне понравились!!! Можно сказать, я заинтригован этими спицами! Вы, случайно, не знаете, как связать двойную шапочку с лицевой гладью? Или шапочку не двойную, а просто с отворотом и с косами?

      – ???

    – Что вы на меня смотрите… таким отсутствующим стеклянным взглядом? – он помахал перед моим лицом журналом «Вязание как средство борьбы со склерозом ».

    – Как вы сказали: «Лицевая шапочка с двойной гладью»? Что это за белиберда такая? Я знаю просто слово: «шапка»! Без всяких там «глядей»!

    – Мальчики, что это вы ссоритесь? Не надо! Ага! Вот где мои спицы и журнал! А я их обыскалась! Я за вами занимала? Да? – женщина вопросительно смотрела на меня.

    -- За мной! – буркнул очкарик и протянул тетеньке журнал.

    Тут раздался голос за дверью:

      – Ну, мне долго ждать? Следующий!

    «Первый номер» как-то внутренне подобрался и зашел в кабинет. Минут через пять дверь опять открылась и рассерженный мужчина, отплевываясь на ходу быстрым шагом, не говоря ни слова, удалился прочь. Также картина повторилась и с потерявшей памятью, вязальщицей. Правда, она, вышла от доктора со словами: «Ноги моей больше здесь не будет! Тьфу--тьфу!»

    – Следующий!– послышался голос.

    Я удивленно пожал плечами и открыл дверь в кабинет.

    – Раздевайтесь, больной!

    Услышав магическое слово от такой красивой женщины, я не заставил себя долго ждать и стал прямо на ходу срывать с себя одежду.

      Доктор, увидав, что я добрался до ремня, внесла небольшое уточнение:

      – До пояса! Я, по-моему, не сказала, чтобы вы раздевались до полной босоты!

      Я замер, потом мне стало неловко:

      – Да… Конечно… Я просто неправильно понял вашу команду! – пристыженно пробубнил я.

    Красавица медленно, снизу вверх, провела по мне взглядом и, хмыкнув, покачала головой:

      – Все вы, мужики, одинаковые!

    Я так понял, она этим хотела сказать, что мы, мужики, одним миром мазаны! Мне стало обидно за сильную половину человечества:

      – Тут я вынужден с вами не согласиться! Мы разные!

      – Да что вы говорите! – доктор с интересом взглянула в мою сторону. – Это чем же вы отличаетесь друг от друга?

    – Штанами! – привел я ей железный аргумент. – Видите ли, одни из нас предпочитают носить штаны, другие брюки… Я, например, из джинсов не вылажу!

      – Все перечислили?

    – Да вроде… – как-то неуверенно произнес я.

    – Вы забыли упомянуть шорты! – подозрительно улыбаясь, подсказала мне красавица!

    – Вот видите, какое разнообразие… среди нас, мужчин. – Еще у нас имена разные…

    – Баста! Хватит мне тут всякие «Фа-Фа» разводить! – культурно оборвала меня женщина. – Ваши «Ля-Ля» вот где у меня сидят! – и она показала на свою лебединую шейку.

      Так как я экстерном (с треском) окончил церковноприходскую школу по классу «Баян» (три с половиной дня!), то имел некоторое (смутное) представление о нотном ряде. Поэтому с некоторой гордостью предложил ей свой вариант:

    – Вы забыли еще про «Си-Си»!

    – Что? Про сиси?– переспросила она меня?

    – Да… Они самые… «Си-Си»… Потом понял, что лучше бы я доктору не говорил про эту ноту! За пять минут я был «избит» непонятными латинскими вперемешку с понятными русскими словами до полусмерти! Можно сказать, до полной остановки пульса! Я, словно какая-то козявка, был морально раздавлен язвительной речью медицинского светила.

      Я молча застыл словно статуя, не зная, что мне нужно делать дальше. Затем решил доктору показать свой гонор:

      – Обычно доктора сначала спрашивают у пациентов, что их беспокоит в первую очередь!

      – Больной! Мне совершенно неинтересно, кто выкопал у вас картошку позапрошлым летом на даче! Повернитесь ко мне спиной.

    Я повернулся.

      – Можете одеваться! Таксссс, запишем: «татуировок на теле не обнаружено».

      – А сердце не будете слушать?

      – Оно у вас бьется?

      – Ну… стучит!

      – Тогда, чего вы от меня хотите? Одевайтесь и не морочьте мне голову!

    Я не стал больше морочить своими глупыми вопросами голову красивому доктору и, одевшись, присел на стул.

      – Сколько у вас зубов?

      – Шестьдесят четыре!

      – Почему так много?

      – Они у меня, как у акулы, в три ряда…

    – Выпучите глаза, откройте рот и высуньте язык!

      Я сделал все то, о чем меня попросили.

      – И не стыдно вам врать? У вас зубы растут в один ряд! А еще притворяетесь взрослым человеком!

      – Видно, плохой из меня притворщик! Я просто пошутил по поводу зубов!

    Красивый доктор достала из-под стола строительный молоток:

    – Положите на стол руки, сейчас будем проверять нервы!

    – Они у меня в порядке! – забеспокоился я, рассматривая «медицинский» инструмент.

    – Еще будете шутки шутить?

    – Не буду!

    – Это называется: «профилактическая беседа» с больным! Уяснили, больной?

    – Я все понял! А почему вы меня все время «больным» называете?

    – Хватит умничать! Едите и пьете всякую гадость, а потом себя здоровенькими считаете! Чего это вы на меня так вытаращились?

    – Вы сами мне сказали, чтобы я глаза выпучил!

    – Я так пошутила!

    – Конечно! Вам можно шутить: ведь у вас молоток!

    – Так… Глазки закрыли… Открыли ротик и высунули язычок!

      – А вы молоток сначала спрячьте!

    Врач бросила молоток на пол:

      – Все? Довольны?

    Молча кивнул головой ей в ответ, зарыл глаза, высунул снова язык и на всякий случай спрятал руки за спину. Послышался шорох бумаги, затем мне чем-то помазали язык.

    – Чем это вы мне язык смазываете? – опять я забеспокоился, но помня о молотке, глаз не открывал.

    – Вы можете помолчать? Потерпите, еще четыре осталось!

    – Чего «четыре»?

    – Вы опять за свое? Я смотрю, что вам так и не терпится подправить свои нервы!

    Я замолчал. «Пусть мажет! Черт с ней, лишь бы не молотком» – успокаивал себя.

    Наконец, услышал:

    – Закрывайте рот и можете пучить свои зеньки отсюда на все четыре стороны!

    Медленно открыл глаза и увидел картину: на столе лежали конверты с приклеенными к ним марками.

      – Чего это у меня во рту привкус клея? – спросил я у красивого доктора, подозрительно косясь на конверты с приклеенными на них марками.

      Она постучала ручкой по табличке, прикрепленной к стенке, на которой было написано большими буквами: «Глупых вопросов не задавать!»

    Я попрощался и, отплевываясь на ходу, закрыл за собой дверь.

    Посмотрев на очередного посетителя, переминающегося с ноги на ногу и взглянув на табличку с надписью «Очень красивый доктор!», подумал:

      -- Не всегда по Хуану сомбреро!
 

Враг не дремлет...

(Соломон Ягодкин)
 8    2014-10-21  2  736
НА САМООБСЛУЖИВАНИИ...
Читатели читают только хорошие книги, а все остальные книги читают лишь их авторы, которым всё равно что читать, лишь бы только своё...

ЗНАЕМ МЫ ЭТОТ СКЛЕРОЗ...
Что автор своими книгами хотел сказать, он не признался даже на суде. Так что пришлось ему вкатить срок на полную катушку ещё и за забывчивость...

ВРАГ НЕ ДРЕМЛЕТ...
Писаки! Ваши книги притупляют зрение, а тогда целиться-то как?..

ПОЭТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ...
Все поэтами быть не могут, и поэты должны это хорошо понимать, если они хотят успеть за свою жизнь хоть что-то написать...

ДВОЙНОЙ КПД...
Сожгли писателя, а вместе с ним и все его вредные книги. Так что он должен за это со своего костра сжигающих его не проклинать, а ещё и благодарить за то, что тем самым они спасли его писательское реномэ...
 

Байки из НИИ. Как я водил тракто ...

(Репин В.)
 7    2014-09-25  0  771

Очередной заезд в подшефный колхоз, далеко за Тихвин. Говорили, что немцы не добрались сюда из-за бездорожья. Поэтому на покос и обратно мы едем на тракторе, точнее, в прицепе. Задача - ворошение и скирдование сена и погрузка зелёнки на второй прицеп.

Мы весь день работаем, как заведённые, тракторист "культурно отдыхает" в тени трактора. К вечеру собирались ехать обратно - но... Как там в былине? "В чистом поле под ракитой богатырь лежит упитый..."? Примерно так, но у трактора. Поставить его на ноги мы так и не смогли, веревкой затащили на самый верх прицепа с зелёнкой, привязали покрепче.

- Мужики, кто трактор водил? И танкистов нет? Ну хоть, как заводить, помните?
Вспоминаем, что накручивается и дёргается какая-то веревка. Пробуем. Старенький ДТ тоже дергается, чихает, и начинает тарахтеть. Вести никто не берётся, но и ночевать в поле с комарами никому неохота. Осторожно забираюсь на место тракториста и пытаюсь шевелить рычаги. Главное - выбраться на дорогу, там будет полегче. Народ в меру сил подсказывает, за что и в какой последовательности дёргал тракторист. Даже переключение скорости нашли и задействовали. Велика всё же сила коллективного разума!

Кое-как выбираюсь на проселок. Народ рискует рассесться в прицепе - поближе к бортам, чтобы в случае чего успеть сигануть через борт. Холодно (вечер начала сентября!), но я взмок, пока не показались дома деревни. Наверное, пешком добрались бы ну, может, на какие-нибудь полчаса позже. Зато целы и ноги не в грязи по пояс. Теперь быстрее ужинать и спать!

А тракториста мы так и оставили до утра, до прихода управляющего, привязанным к прицепу. Пусть проспится на свежем воздухе...
 

Корова

(Я Рина)
 23    2014-07-26  1  1178
"Вот на какой хрен сдалась мне эта корова, стерва рогатая? Ответь, а. Мне, горожанке, до мозга костей, дышашей духами и туманами, которая корову видела только на картинках, да еще на трамвайных путях, уходящих в даль Московских новостроек, разбредающихся стадом по полусонным деревням?

Нет, вру, слушай. Ведь было! Вот откуда она – эта память, этот теплый аромат коровьего навоза и парного молока, всосавшийся в кровь, пропитавший кожу и возвращающий меня назад, в легкое радостное, светлое детство".

У моей прабабушки была корова! Она производила на меня, маленькую горожанку, потрясающее впечатление. Я была изумлена, даже подавлена коровьим величием, этими огромными, округлыми бархатными боками, облепленными слепнями и мухами, толстым кривоватым хвостом, который нервно вздрагивал и вальяжно помахивал грязноватой пушистой кистью. Но главное! Я не могла отвести глаз от длинных, толстых сисек, торчащих в разные стороны, надутых и упругих, как пальцы гигантской раздутой резиновой перчатки, которую бабка надевала на бутыль с бродящим вином.

Корову звали Дашка. Помимо перечисленных красот, она была обладательницей необыкновенно красивых, томных глаз, влажных и порочных, как у блудницы, уставшей после тяжелой ночи. И еще у нее были длинные пушистые ресницы – предмет моей дикой девичьей зависти и плотоядных мечтаний.

Вечером, когда стадо устало брело по пыльной деревенской улице, я бросала все дела и бежала открывать ворота. Побаиваясь крепких, изогнутых лирой рогов, я быстро взбиралась на перекладину и висела, как макака, наблюдая сверху за своей конкуренткой в девичьей красоте. Дашка медленно, тяжело перебирая ногами и глухо стуча копытами, вальяжно входила во двор, печальные глаза смотрели куда-то внутрь, в район тяжелого, раздутого живота, мерно раскачивались налитые сиськи, описывая округлую амплитуду. Я же, свесившись с перекладины, украдкой норовила погладить по гладкой, вздрагивающей спине.

Дашка парно и тепло дышала, раздувала выразительные ноздри, а длинные пушистые ресницы трепетали…
Из дома выходила бабушка, деловито вытирала руки белоснежным полотенцем, и я сладко замирала, в ожидании своего долгожданного ежевечернего действа.

Бабушка приносила идеально чистое эмалированное ведро, гулкое и молочное внутри, проглаженные тряпки и кружку со сливочным маслом. Она начисто протирала Дашкины сиськи, при этом корова стояла, тяжело расставив ноги, отдувалась и периодически ласково посматривала на меня, чуть скосив прекрасные глаза. Я сидела, не сводя глаз под широким дедовым верстаком и вбирала, втягивала в себя запахи, шорохи и тихий вечерний свет.

Потом, бабка смазывала сливочным маслом длинные сосиски –пальцы под коровьим животом, они прямо под ее руками набухали и почти лопались от полноты и натуги.
Подставив ведро, она делала какое-то четкое и мастерское движение, уже тогда мне, девчонке, казавшееся слегка неприличным, и тугая, желтовато-белая струя со звоном била, стекая по стенкам и струясь.
Наполнив почти полностью ведро, бабка процеживала в кружку через чистейшую марлю густое, маслянистое и казавшееся мне жутко противным, молоко, ждала когда я, давясь, выпью, и давала мне за этот подвиг прекрасный, тяжелый, полновесный рубль… В сарае чисто пахло свежей древесной стружкой и теплым нежным запахом парного молока. А сквозь щели проникали веселые вечерние солнечные лучи, в которых плясали тонкие пылинки.

Прошло …. дцать лет….

С ловким, сильным и стройным, загорелым мачо, обладавшим нежной, изысканной душой, писавшем стихи и певшим старинные романсы, подыгрывая себе на семиструнной гитаре, который вдруг неожиданно вскружил мою шальную голову мы собрались поехать на пару неделек в отпуск.

"Слушай, птица"- сказал он мне – "Мы проведем с тобой этот отпуск так потрясно, как ты никогда не отдыхала. Вот представь – в деревне всего десять домов. Вокруг лес, озеро, такое, что видно дно до последней песчинки, по берегу гуляют кони, ты сможешь утром ездить верхом. Мы будем жить в огромном доме у деда, у него пасека, свежий мед. Все свое, свежак! Я рыбу буду ловить, она там идет прямо в руки. Цветов – по пояс, запах –чудесный! Купаться будем в озере – голыми, там никого нет, одни русалки плавают"

Все это меня не сильно впечатлило, я до визга хотела на море и скуксилась.

"И у него корова, представляешь? Молоко парное будем пить и ягоды со сливками кушать на вечерней заре! С шампанским!"
Я прислушалась. В мой мозг, отравленный мечтами о дорогом курорте и куче нарядов, которые я приготовила еще с зимы, проникло забытое слово.

Корова! Время повернуло вспять, ниоткуда возник теплый, парной аромат и подняла голову генетическая память.

…Чемодан был набит разноцветными тряпками до упора, полупрозрачные сабо на тонком каблучке цвели огромными маками, оттенка осатанелового пламени, точно в тон полупрозрачному расклешенному сарафану с лямками почти незаметными, как соломинки для коктейлей, заняли самое почетное место. Мы с трудом захреначили чемодан в багажник и весело рванули навстречу прошлому и будущему. К корове.

К деревне вела дорога, почти незаметная, теряющаяся среди огромных почти черных елей и высокой мохнатой травы, источающей одуряющий медовый запах. Темные покосившиеся крыши маленьких домов, сгрудившихся как овцы, на одной узкой улочке, игривые тропинки, разбегающинся по холмам, которые обступали деревню с трёх сторон, тесно сжимая её разомкнутым обручем и Озеро! Огромное, сияющее, необъятное и величественное... Это был рай!

На порог самого большого, любовно обихоженного дома, сверкающего белизной аккуратной побелки, вышел дед. Дед был из сказки, он был пасечник. . А может - Дед мороз на отдыхе. Рубаха навыпуск с пуговичкой на вороте, холщовые штаны и седоватая, окладистая борода. Его натруженные, узловатые руки, слегка сутулая спина и широченные плечи говорили о постоянной тяжелой работе, а тоненькие лучики морщинок у светлых, не по возрасту ясных глаз, о добром и веселом нраве. Он приветливо помахал нам рукой и мы вошли в дом.

В огромных бревенчатых сенях пахло сухой травой, цветами, медом и чем-то еще таким знакомым-знакомым! Тонкий, почти неуловимый запах - это пахнут сушеные яблоки, поняла я, вспомнив вкуснющие компоты, со странным названием "узвары", которые варила моя прабабушка на праздники.

В светлой комнате с начисто выбеленными стенами, выходящей окнами прямо на озеро мы швырнули вещи подальше в угол и упали на кровать. Блаженно зажмурив глаза, я представляла, я практически ощущала всей кожей прохладную, как будто газированную воду озера, и уже плыла, мягко качаясь на ласковых волнах. Я буду плыть пока не скроюсь из глаз и никто уже не вернет меня в суматоху никчемной жизни, вечную суету и сутолоку моего огромного города...Я буду тонуть в переливчатом сиянии, похожем на чешую сказочной рыбы и только дельфины....

И тут, резко выдернув меня из дремотного кайфа, в комнату ворвался запах! . Нет! Теплый, плотный аромат не ворвался, он мягко пролился, прокрался а сонную комнату, шекоча ноздри и нервы аппетитными потоками.

Я вскочила, как подорванная и сделала стойку. Я вдруг почувствовала, что до моего радостного, светлого, такого замечательного детства, того, в котором я тонула в любви и счастье, мне нужно сделать только один шаг.... Только шаг!
"Ой, чего же я валяюсь! Пойду посмотрю, как дед корову доит", опомнилась я. Сквозь слегка запыленное стекло огромного окна проникали желтые, струящиеся лучи вечернего солнца.

И тут в дверь влетел мой нежный и страстный мачо, веселым козлом ускакавший в неизвестном направлении, который уже часа три где-то шастал, полностью забыв про свои мачовские обязанности.
Мачо напялил старые кирзовые сапоги, драную клеенчатую куртку, наперевес держал здоровенную кривую удочку и морда у него была хитрая и абсолютно счастливая. Я с интересом наблюдала за резкой мимикрией моего изысканного, капризного мужчины и его точной маскировкой под пейзаж.

"Слушай" - с невесть откуда взявшимся рязанским "А", прокричал мне мой идальго, нетерпеливо перетаптываясь и прядая ушами - " Дед свалил к сыну, в другую деревню, на лисапете. И он сказал, что моя хозяйка, то есть ты, корову сама подоит! Хозяйка, подоишь?"

"А как же!"- не очень уверенно проблеяла хозяйка, честно глядя в мужественные глаза своему добытчику- " Он сказал где у него ведро и полотенца?"

Не буду описывать ту предхирургическую подготовку, которую часа полтора проводила хозяйка, по всем правилам асептики подготовив ведро, руки и полотенца. Это пусть останется за кадром. В том ведре спокойно можно было бы культивировать генетический материал, не опасаясь его заражения и мутаций.

Одев длинное белое платье, которое я специально купила для воскресных поездок в церковь и завязав кружевной шарф с вышитыми кружевными ромашками на манер деревенской красавицы, я встала в задумчивости над нехилым рядком обуви, которую я приперла на всякий разный случай. Я понимала, что надо одеть галошки, симпотные резиновенькие, специально для дождика припасенные, но сабо! Прозрачные сабо с огромными маками манили к себе магнитом... И я напялила их!
Ошарашенный таким видоном хозяин раззявил был рот, но тут же благоразумно его захлопнул, понимая, что эту бодягу надо закончить как можно быстрее, потому что уже вечереет и в озере стынет рыба!

Торжественной процессией, держа на вытянутых руках стерильное ведро, обмотанное стерильными тряпками мы двинулись к сараю. Платье слегка путалось под ногами, сабо соскакивало с травянистых скользких кочек, но я терпела, стараясь не упасть. Я несла в хрустальном, привезенном из дома фужере для коньяка, прокипяченое сливочное масло, накрытое проглаженным носовым платком.

Перед моим внутренним взором плыли, двоились и множились, расходясь и сливаясь вновь, чудные картиры моего детства... Милая добрая корова с томным взглядом, улыбающаяся мне из -под ресниц и приветливо помахивающая пушистой кисточкой на хвосте, белоснежное молоко, тихо плескавшееся в ведре и высокие глянянные кувшинчики, полные сливок, плотными рядами выставленные на специальной полке на погребице... "Ишь! Глянь ко!" - говорила моя бабушка, глядя как дед выходит из сарая, украдкой вытирая белые усы...

Мы открыли дверь сарая,.. Поджарая, маленькая как коза, сухощавая корова со спиленными рогами, недобро посмотрела на меня через злобный прищур черных глаз, и мне показалось, сплюнула на подстилку. Она изо всех сил ипошила себя хвостом по бокам, озверело отгоняя слепней.

Вокруг нее, геометрически ровными кругами лежало дерьмо, которое дед, видимо не успел убрать. Корова, увидев дурное белое существо с ведром, нарисовавшееся в дверях, нервно взмукнула, лягнула ногой и обосралась.

"Ее зовут Песда!" - от двери, свистящим шопотом, явно не стремясь проходить внутрь, просвистел мой господин.

"Каааак?" - Каркнула я от неожиданности, свалившись левой ступней со шпильки набок- "Что ж ты раньше то не сказал?" . Нога предательски взмокла и на подоле проступили противные желтые пятна.

Песда мерно кивала безрогой башкой в такт нашему разговору. Частота взбрыкивания и амплитуда удара заднего копыта явно усиливались. Тут я вдруг подумала, что рога этому исчадью спилили явно не зря. Вот только ноги не оторвали почему-то. Хотя бы вот эту-заднюю. Дед, похоже не Мороз, а тореодор.

" Коровка моя хорошая, миленькая, солнышко мое ясное, кисанька, рыбанька"- залебезила я, подползая исподтишка к правому коровьему боку.
Песда изумленно глянула в мою сторону, такой белой идиотки она еще не видела, хрипло взмукнула, и неожиданно подпустила меня к себе.

Вся мокрая до нитки, чувствуя как пот струистыми ручьями сбегает по спине и стекает в трусы, а идиотский синтетический шарф перекосило, и он перекрыл мне пол-лица вместе с дыхалкой, я дрожащими руками развязала ведро, подвинула табуретку и тяжело плюхнулась рядом с Песдинским поджарым животом. В моей голове стали появляться и довольно громко звучать в мозгах малознакомые, но явно где-то слышанные слова - "А ну бы на *** эту песду. Хуле мне молоко это при****елось, ебаны в рот". Я мало понимала свой внутренний голос, он говорил на иностранном языке, но что интересно, я была с ним полностью согласна!

Мачо стоял в дверях и взглядом промерял расстояние до места моей посадки, продумывая, видимо путь моего отступления между лепешек коровьего дерьма.

Но надо было знать меня лучше! Раз я начала дело, его нужно довести до конца!
И, решительными движениями, я сдернула с фужера платок, смазала руки маслом и стала искать глазами благодатные молочные, огромные и упругие сиськи, которые должна иметь любая уважающая себя корова, даже если она Песда.

Сисек не было! Вернее они были, но маленькие, пустенькие, болтающиеся на сморщенном мешочке. "Это надо массировать и все появится"- подумала я, увязывая в своей голове имеющиеся знания о похожих, известных мне не по наслышке, образованиях с сельскохозяйственными теориями. Я плюхнула Песде на сиськи добрый шмат масла и начала массаж.
Видимо профессионализм не пропьешь, и офигелая корова даже не взмукнула, а стояла и балдела, отставив хвост под прямым углом и расставив зачем-то задние ноги.

У хозяина моего, видимо тоже возникли какие то ассоциации, и он осторожно прополз поближе, лавируя между дерьмом и спотыкаясь на соломе, отставил удочку и прижался ко мне чем-то жестким и горячим.

Но мне было не до лирики. Я поняла, что пора переходить к следующему этапу. И неуверенно потянула вниз две маленькие сиськи, похожие на недозрелые огурчики.
Песда нервно лягнула ногой, повернула башку, угрожающе посмотрела на меня и рыкнула.

Твердое образование, упирающееся мне в плечо исчезло и похолодело. Я дернула посильнее. Потом еще разок- как следует!

Тут явно что-то произошло. Потому что загремело ведро, из под моей задницы выскользнула скамейка, я успела вскочить на ноги, но предательские каблуки подломились и я со всего маху ипнулась на спину, расставив ноги. Шикарные сабо взметнулись и одно из них, блеснув красным маком, захреначило Песде по лбу, прямо острым каблуком.

Озверелая скотина взвилась, как хороший конь, и передними ногами захреначила в стену, сбив огромное тяжелое ярмо, которое точно вписавшись, наделось на ее дурной безрогий котелок, оглоушив не по детски. Корова не удержалась на задних костылях и хренакнулась всей жопой на пол, подбив по дороге в конец офигевшего мачо.

Мачо, взмахнул крыльями, попытался взлететь, но рожденный ползать летать не может, и он закончил свой полет в здоровенной круглой куче свежего коровьего дерьма, распластавшись посреди него животом! Брызги пулеметной очередью расстреляли мое белое платье, изысканный шарф, параллельно залепив мне в рот, и заодно добили полумертвую Песду.

"Ипаны в рот, пейда недодроченная, куеища тупая! Куле, ты ипанутая дебилка, надрочила своими пейдоручками. В жопе их надо было держать, пинтить тебя некому, куесоска, хренова"- заревело на весь сарай, каким то тонким, бабьим голоcом, эхом отдаваясь в высоких деревянных сводах. "Какого куя ты не сказала, что ни куя доить не можешь, а только куй терзать, пейда тупая".

Я удивленно озиралась, ища то несчастное создание, к которому были обращены эти страшные слова. Никого вокруг не было кроме меня и несчастной Песды, но она не слушала, изо всех сил старалась подняться и скользя в собственных кругляшах...

Мой бледный, изысканный рыцарь, оказался ни разу не рыцарем, а дерьмом собачим. Я грустно брела по двору, спотыкаясь о подол вконец замурзанного платья. И тут открылась калитка.

"Эй, хозяйка, корову забирай. Давай дои скорее, молока седни будет, ооой! Да и тЕлка уж соскучилась без мамки, гыыы".

В ворота тяжелой, вальяжной поступью, волоча полные, налитые, тугие, свисающие почти до земли сиськи под сытым, толстым животом, чуть поводя бархатными боками входила корова. Она грустно и жалостливо посмотрела на меня влажными, добрыми глазами и приветливо взмахнула огромными ресницами... Остро запахло молоком...
 

ХАМОН

(Алик Кимры)
 20    2014-10-21  3  1107

Всё-таки санкции имеют и познавательное значение: до их введения считал
Тутанхамона одним из сортов хамона. Теперь разобрался: Тутанхамон –
египецкий фараон, а хамон без тутана - сыро-вяленый свиной окорок
испанского происхождения, который, говорят едавшие, имеет неповторимый
вкус и кошерный аромат.

А когда на секции социальных наук сан-францисского Дома учёных
обсуждался вопрос о санкциях запада против России за Крым и помощь
Новороссии, по теме хамона возникла острая дискуссия. В конце концов у
всех потекли слюнки, мы скинулись и ещё до конца заседания нам привезли
заказанный хамон. Отдали его буфетчице Броне еврейского общинного центра,
где Дом учёных арендует крыло на третьем этаже, и она разделила деликатес
на равные части по числу пайщиков. Тем же, кто пожлобился скинуться, мы
отдали сетку, в которой вялился хамон: пососите, хамы и жмоты!

Ну что можно сказать за хамон? Больше понтов, наш украинский окорок,
нашпигованный чесноком, куда вкуснее. Мы приняли резолюцию, в которой
одобрили действия России в отказе от хамона. Нас активно поддержали и
американские профессоры - экономисты, политологи и русисты,
члены нашей секции социальных наук сан-францисского Дома учёных.

И не пожалели: на следующем заседании, посвящённом уже проблеме
российско-американских отношений в свете санкций, в том числе и на хамон,-
мы угостили их нашенской бужениной. Да и вообще мы отказались от аренды
помещения в Еврейском общинном центре, чтобы не напрягаться катерингом
(доставкой) хавки и не создавать у посетителей общинного центра мнения,
быдто секция собирается для выпит водки и пожрат хамон.

Без вопросов взяли в рент зал на 75 мест в русском ресторане «Мишка». Хамон
больше не заказывали, обиходившись простой русской едой, как-то: кулебяки
с мясом, блины с чёрной икрой, молочные поросята в сметане, парная заливная
осетрина с Русской речки, а также кошерная рыба фиш из израильского
магазина с бульвара Гири. Который, из-за обилия иммигрантов из Одессы,
чаще называют Гирибасовской.

Через месяц нам потребовался больший зал (из-за наплыва американской
русофильской профессуры) и американцев – фанатов Путина. В качестве
спиртного они заказывали водку «Путинка» и пили из музейных гранёных
стакано́в.

Заседания проходили просто здорово, явка зашкалила за 150% (за счёт гостей).
В конце учёного собрания после ритуального мордобоя из-за перепоя все
проникались боевым духом и записывались волонтёрами в армию Новороссии,
в том числе и наши американские коллеги. Правда, реальных кадровых потерь
секция не несла: к следующему заседанию список волонтёров обнулялся.
Однако недаром: несостоявшиеся волонтёры вносили отступные в фонд
помощи Новороссии.

На следующем заседании планируем облиться водой в главном фонтане
ресторана: наш флешмоб в поддержку жителей и бойцов Новороссии. Бросим
вызов Порошенке, Яйцевнюху, Авакову, Ярошу, Коломойскому и прочим
жидобандеровцам, возглавляющим хунту. Может, простудятся и издохнут,
избавив грядущий Гаагский трибунал от вязких заседаний - эти ж падлы ещё
как станут выкручиваться!

Долой хамон! Да здравствует Новороссия! Смерть куевской хунте и
фашистским оккупантам!!

Алик Кимры, PhD,
член президиума секции социальных наук сан-францисского Дома учёных

Опубликовано

 

Байки студенческие. На авиабазе

(Репин В.)
 10    2014-08-15  0  660

Работал я на военной авиабазе в родном городе Пушкине. Слесарь-сборщик, вольнонаемный. Точнее – разборщик. Потому как к сборке самолетов шалопаев вроде меня, 19-летнего студента-вечерника, не допускали, и наша молодежная бригада сборщиков только разбирала поступившие в ремонт самолеты, а сборка доверялась лишь асам-старожилам.

К тому же я – новенький в бригаде и самый молодой, а значит «отнеси-поднеси-подбрось» в первую очередь касалось меня.
И вот как-то замнач цеха, кажется, в чине капитана, дает мне ценное указание: очистить раздевалку от старых спецовок и галош, валявшихся по углам.

К любому делу надо подходить творчески, и если нет мешков под этот хлам – надо их придумать. Застегиваю на пуговицы старую спецовку и набиваю ее тряпьем. Потом заталкиваю все оставшееся в чьи-то брюки. И тащу на свалку. Принес, бросил. Удачно легло – почти две половинки нашего слесаря-забулдыги из соседнего цеха. Только головы нет и ботинок. Ну, половинки я соединил, спецовочкой брюки прикрыл, как надо, ботинки стоптанные притащил из раздевалки, приладил к штанам. Голову недостающую прикрыл парой ящиков, чтобы сразу не разглядеть.

Подхожу к бригадиру: «Глянь, там мужик не из нашего цеха? А то опять «ласточка» из отделения, премия – прощай…»
Бригадир трусцой на свалку, с ним еще пара мужиков.
- Васька? Вроде Васька…
- Да нет, Ваську я у МиГа-пятнадцатого видел, совсем недавно.
- Может, Петька? Штаны его, вроде…
- Мужики, да он не дышит! Кто первый подходил?
- Я!
- Вот первым и сядешь! Наследил – не отвертишься…
- Мужики!!! Дык у него ж головы нет!
- Ну, всё…
Уже в присутствии замнача решились перевернуть «тело».
Естественно, тот вызвал меня для объяснений.
По счастью, бригадир меня не сдал, сказал, что обнаружил «труп» сам, и мне удалось увильнуть от разноса – честно сознался, что набил спецовку, но вот остальное – это уже не я...

На радостях, что сам по себе отпал вопрос "что делать?", никто особо и не допытывался, «кто виноват?».

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер