ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: лучшее из свежего: стр. 58

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: лучшее из свежего: Стр. 58  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Вопль души – 138

(Соломон Ягодкин)
 11  Смешные истории  2015-05-04  4  759
Всех националистов надо сначала хорошенько помыть, а уж только потом позволять им рассуждать о национальной чистоте…
 

Ступени роста…

(Соломон Ягодкин)
 2    2015-05-25  1  626
ЦВЕТЫ ОБРАЗОВАНИЯ…
Когда приходит Свобода, самому тоже нужно быть свободным человеком. А этому ни в одной школе не учат, другое дело, быть рабом, здесь в полном объёме проходишь весь «Курс молодого раба»…

ВЕРНОЙ ДОРОГОЙ ИДЁТЕ, ТОВАРИЩИ?..
Человек-холуйствующий, это никаким неандертальцам не доступно, только Человеку-разумному, который умудряется быть мёртвым и живым одновременно…

СТУПЕНИ РОСТА…
Если при деспотии рабство всегда обязательно-принудительное, то при демократии оно исключительно добровольное, так сказать, свободное волеизъявление очень простого народного большинства…

РАБЫ, КРУГОМ РАБЫ…
Опыт свободного человека, а где его взять, если даже твои хозяева в душе всё те же рабы?..

СПАСИТЕЛЬНЫЙ СКЛЕРОЗ…
Свободный человек подобен рабу, который, на счастье своё, забыл дорогу обратно…
 

Вопль души – 149

(Соломон Ягодкин)
 6    2015-05-12  2  683
В Природе всё разумно, её только не надо до смерти улучшать…
 

Вопль души – 158

(Соломон Ягодкин)
 4    2015-05-18  3  655
Воспевать мрак? Но от этого он светлей не станет, даже если его воспевать самыми светлыми словами…
 

Вопль души – 152

(Соломон Ягодкин)
 8    2015-05-13  1  727
Больше всего люди боятся быть самими собой, вот почему они так судорожно и цепляются за любую из своих национальностей…
 

Вопль души – 156

(Соломон Ягодкин)
 5    2015-05-15  2  658
Если очередной «патриот» скрывает под маской лицо, значит у него там не лицо, а рожа…
 

Вопль души – 155

(Соломон Ягодкин)
 5    2015-05-15  3  708
Когда на роль евреев выбирается кто-то другой, евреям и обидно, и радостно одновременно…
 

Слово

(Моголь)
 56  Криминал  2014-12-07  3  1522

   Вы уж простите меня, граждане "Хохмодрома" за нарушение правил. Но тут меня как-то упрекнули, что и поет я никакой, а уж прозаик и вовсе некудышний. И вот, решился я опубликовать один свой рассказик из собственных архивов. Для чего? Ну, в тайне надеюсь, что признают все ж признают во мне прозаика. А может, кого-то это даже развлечет. Короче, заранее благодарен тем, кто дочитает до конца.

[b]Обзавестись компьютером я мечтал все пять лет своего срока. На зоне я даже раздобыл негожую «клаву». И один великий хакер по кличке Фотошоп, угодивший в тюрьму по специальности, обучил меня некоторым премудростям пользователя. Так что на волю я вышел подготовленным. И уже на третий день я располагал хорошим ноутбуком. С его помощью я умышлял забыть блатной мир зоны с его уголовными рожами, законами, понятиями, разборками и феней, а заодно и мир окружающий, где за мной присматривали менты, сторонились соседи, и где меня обязывало уважение братвы.
    Подключившись к интернету, я нашел литературный сайт и под ником «Кук» поместил в него кое-какие зарисовки из жизни за решеткой. На сайте было полно начинающих поэтов и поэтесс, которые потчевали друг друга сладостными звуками поэзии. И на этом фоне мои незатейливые откровения вызвали у публики самую острую реакцию. Так что неожиданно для себя я вдруг оказался на третьем месте в рейтинге популярности. В отзывах меня хвалили, ободряли, превозносили и чуть ли не называли вторым Солженицыным.
    Оперенный таким успехом, я уже подумывал, как извлечь из своего таланта побольше пользы и материальной выгоды. И вдруг под очередным своим опусом среди дифирамбов в мой адрес я увидел следующий комментарий от некоего «Клопа»:
   «Все, что я здесь прочитал – полная чушь. Жалкое блеяние козла, который отсидел год на параше, и теперь впаривает нам записки чуть ли не вора рецидивиста. Я вообще ставлю под сомнение твою ориентацию. Уверен, она нетрадиционная. Так что вали с сайта. Чтоб тут не пахло козлятиной».
   В первую минуту я подумал, что это шутка. Но ничего шуточного я в этом не разглядел.
   «Что за хрень? – билось в моей голове. – С чего он это взял?»
На параше я никогда не сидел, хотя бы потому, что в тюрьму нас пришло сразу пять подельников, и опустить своих мы бы не позволили. Да и сам за себя я мог постоять. Был, например, такой случай, когда я только заявился в камеру, и один из ее обитателей вдруг ни с того ни с сего назвал меня «козлом». Я правда сразу не отреагировал. Лежу себе на шконке. Думаю, ну назвал себе и назвал. Погорячился, должно быть. Я же не козел. Чего беспокоиться из-за пустяка. Козел хорошее животное. Доброе. У меня с детства к козлам отличное отношение. Особенно мне нравятся их глаза. Но тут сосед по койке мне шепчет:
   - Ты че, утрешься что ли?
   Я ему в ответ:
   - А что случилось?
   А он:
   - Если молчишь, значит, признаешь себя козлом. Тут слово бывает на вес жизни. Умри, но отвечай.
   - А как? – интересуюсь – Назвать его ослом.
   Тот смеется:
   - Нет, этого не достаточно. Дай ему в рыло.
   В рыло так в рыло. Это у меня всегда хорошо получалось. Я, правда, не мастер боевых искусств. Но боксом занимался. И не без успехов. Так что от моего прямого в челюсть иные уличные каратисты рушились, как башни близнецы после теракта.
   В общем, я встаю, подхожу к столу, за которым сидит этот черт. Вижу, камера притихла. Все ждут моих действий. Думаю, сейчас вмажу ему, так они все на меня накинутся. Значит, делаю вывод, надо бить наверняка, чтобы на одного было меньше. Соответственно бью точно в подбородок и изо всех сил. Он летит с лавки и на лету теряет сознание. А я уже жду следующего. Но никто даже не шевельнулся. Наоборот, тот сосед одобрительно похлопал меня по плечу. Потом оказалось, что мой оскорбитель вовсе никакой не авторитет, а так, фрайер, который хотел на мне заработать уважение.
   Подобных инцидентов потом я видел много. Слово в уголовном мире, действительно, много значит. Именно там более всего понятно, что оно - не воробей, и из летающей братии, скорее, - пуля.   Оно запросто может распорядиться твоей судьбой, низвергнуть тебя на самое дно, как бы в подтверждение известного библейского высказывания: «В начале было слово…». А тут здрасти-пожалуйста, такие слова. Да еще, считай, на всю страну.
   Короче, через час я был уже на квартире у Фотошопа. Он освободился год назад, и вряд ли успел меня забыть. Правда, не скажу, что он мне сильно обрадовался. Но чашку чая налил. И водку тоже предлагал, но я отказался. Рассказывать ему все не стал. Неудобно все-таки. Сказал только, что мне нужно выяснить место нахождения такого-то компьютера.
    - О, нет, - заюлил Фотошоп.
И начал объяснять мне, что ему для этого нужно куда-то влезть, что-то нарушить, чего-то взломать. И без хорошего гонорара он это делать не намерен.
- Ты что, Шоп? – удивился я. – Или забыл, чем мне обязан? Да если б не я, ты, может, и в живых бы не числился.
   - Это да, - гундит хакер. – Признаю. Но там, на зоне, одна культура. А здесь, на воле, - другая. Здесь все решают деньги.
   - Ну, деньги, так деньги, - говорю.
   Гляжу, рубашка у него прочная. Верхняя пуговица застегнута. Беру его за ворот и скручиваю так, чтобы получше передавить сонную артерию. Через пару секунд он валится на пол. Подхожу к секретеру, где нормальные люди хранят дензнаки, с применением кухонного ножа открываю дверцу и нахожу целую пачку купюр.
   К моменту, когда Фотошоп приходит в себя, я ему уже сую эту пачку под нос.
- Этого хватит? – спрашиваю.
   - Конечно! – отвечает хакер, но с некоторым подозрением, очевидно находя пачку знакомой.
   Тем не менее, через час я уже располагал искомым адресом. Клоп проживал в Липецке. И это ставило меня перед необходимостью встретиться с Дидом Волосатым. Так зовут в криминальной среде нашего города моего знакомого по зоне.
   Воспользовавшись подсказками по мобильнику, Дида я нашел в уютном подвальчике одного из популярных пивных баров. Он там пил пиво с двумя проститутками. Надо сказать, он и впрямь очень волосатый. Волосы, теперь уже седые, заметны у него даже под глазами.
    - О-о, - обрадовался мне Дидо. – Сразу видно, человек хочет заняться делом.
    - Да, но нет, - сказал я. – Должок мне тут надо выбить один. В Липецке.
    - И большой должок? - заинтересовался Дидо.
    - Тысяч сто думаю взять за язык.
    - Готов участвовать, – нехорошо улыбнулся Дидо. – Если не пожадничаешь половину на прокорм братвы.
    - Идет, - кивнул я.
    - Тогда бери Белку и Стрелку и, если нужно, мой «Бумер».
   Белку и Стрелку я тоже давно знал. Первый обзавелся своей кликухой после того, как его стеганула горячка. А погоняло второго происходило от его занятости в криминальных разборках. Оба они были лысые, немного туповатые, но ребята компанейские. Ехать с ними в одной машине было достаточно забавно. По пути они много спорили и даже ссорились, обнаружив через то некоторые идейные расхождения. Оказывается, Белка главным инструментом для взыскания долгов считал паяльник. А стрелка настаивал на эффективности электрического тока из розетки. Я же в тайне надеялся привести их к консенсусу, позволив им обоим применить свои вкусы к моему обидчику.
    Отмахав двести верст на «Бумере», в Липецке мы оказались вечером. Нас это устраивало, поскольку избавляло от необходимости ждать темноты. Она была уже достаточно плотной и мрачной к моменту, когда я подрулил к нужному дому.
   Дом представлял собой хрущевскую пятиэтажку с безлюдным, но хорошо озелененным двором и плохим освещением подъездов.
    Путем несложных математических расчетов мы выяснили, что объект наших интересов находится на третьем этаже.
    И вот, наконец, я нажал заветную кнопку звонка.
   В результате недолгого ожидания дверной замок щелкнул, дверь отрылась, а за ней нашему любопытству представился мужчина в майке. На вид ему было за сорок. Лицом не глуп. Телосложения плотного. Однако недостаточно плотного в сравнении с бугаями за моей спиной. Так что сопротивление его было недолгим, да и неумелым.
    После того, как бандиты уложили его на диван и хорошенько прижали ему «крылья» я сунул к его расширенным зрачкам распечатку со своего компьютера.
   - Узнаешь? – спросил я сурово.
   - Что это? – тупо таращась в бумагу, прохрипел хозяин квартиры.
   Его недоумение показалось мне искренним. И это меня обеспокоило.
   - В этом доме есть компьютер? - задал я наводящий вопрос.
   - Есть, но я в нем не разбираюсь, – сообщил мужчина. – Он в другой комнате.
   И тут я все понял. Действительно, мужчина внешне не был похож на пресловутого Клопа, способного оскорблять незнакомого человека. Не тот возраст. Да и физиономия у него не такая злонамеренная. Притом Клоп, судя по тексту, был хорошо ознакомлен с тюремными традициями и жаргоном.
   Пока я соображал, из прихожей послышался хлопок входной двери. И возможно это явился как раз тот по чью душу мы прибыли. Например, это мог быть сын хозяина. Но могла прийти и жена.
   Я сделал знак своим гориллам. Те тотчас усадили хозяина между собой и крепко его обняли. Едва они успели это сделать, как дверь в комнату открылась, и на пороге появилась девушка. Лет девятнадцати - двадцати. То ли натуральная, то ли крашеная, но в любом случае блондинка. Достаточно миловидная.
   - Па, ты дома? - поинтересовалась она, не слишком всматриваясь в нас.
   - Да тут ко мне с работы пришли, - бодро отозвался папаша. – Ты, Наташ, иди, не мешай нам.
Дочь не заставила себя уговаривать и удалилась. А я подумал:
   «А мужик-то правильный. Мог бы панику поднять, и тем подставил бы дочь. Нет, - думаю, - Он точно не Клоп.»
- А кто еще здесь проживает? – спрашиваю я у мужчины.
- Никто! – проворчал тот через заметную неохоту.
- Тогда, послушайте, - говорю я ему. – Тут вероятно произошла какая-то чудовищная ошибка. Вы только не брыкайтесь. А то все испортите. Мне нужно задать вашей превосходной дочери всего пару вопросов.
   Мужчина посмотрел на меня с неприязнью, но от прений воздержался.
   Заглянув в другую комнату, я вновь увидел Наташу. Она сидела за компьютером. Я подошел и, взглянув на монитор, сразу узнал свою страничку, причем с тем самым текстом, который был на моей распечатке.
    - Зачем вы это написали? – ткнул я пальцем в экран.
    - Чего? - удивилась Наташа. – Вам-то какое дело? Вы же к отцу пришли. Хотя для дружбы с ним вы слишком молоды. И вообще, - вдруг привела она мне в лицо внимательный взгляд. – Откуда вы знаете, что это я написала?
    - Потому что я и есть Кук, - сообщил я.
    - Что? – спело в ней изумление.
   Разумеется, она не могла сразу мне поверить. Но и объяснений моему заявлению, видимо, не находила.
    - Но никто ведь не знает про моего Клопа, - слетело с ее прекрасных губ.
    - Кук, кук, - покивал я. – Третье место в рейтинге. На сайте с пятого июля.
    И вдруг она поверила. А может, захотела поверить, и с тем просияла улыбкой.
    - Кук! – послышалось из нее что-то в виде визга.
    Одномоментно с этим я был обнят ею и получил в щеку здоровенный чмок.
    - Но как? Как ты меня нашел? - порхали вокруг меня ее руки, нагоняя ветер недоумения. – Через отца? Ты живешь в Липецке? Ты меня вычислил?
    - Дело техники, - проворчал я. – Ты лучше скажи, зачем ты это написала?
    - Как зачем? – удивилась она. – У тебя ж третье место в рейтинге. А у меня только сорок второе. Надо было тебя опустить.
   - Опустить? – наверное, я сильно нахмурился.
   - Конечно. Или затеять с тобой скандал. Ты ж популярен на сайте. И скандал с тобой может привлечь читателей. А ты что, обиделся? Да ладно тебе. Это же игра. Игра и только. Понимаешь?
    - Однако, мне просто не верится, - возразил я. – Где ты научилась таким словам?
    - Ой, да ладно тебе, - Наташа была явно польщена. – Сейчас столько криминальной литературы.
   - Но ведь это слова, - возразил я. – За них надо отвечать.
   - Кому отвечать? Зачем? – простосердечно недоумевала она. – Это наверное в тюрьме так принято. Или при Сталине, когда за слова сажали. Но ведь тут интернет. Совсем другая реальность. Здесь ты можешь быть кем угодно, перевоплощаться как хочешь. Играть роль старушки, светской дамы, дурака. Можешь клонироваться и присутствовать сразу во многих лицах. И ничего тебе за это не будет. А если и будет. То опять же только слова. Которые пустое. Они всего-то средство общения. И ты на них можешь совсем не обращать внимания. Зато читать то, что тебе интересно.
   - Но ведь это обесценивание слова, - нашел я выражение своим сомнениям.
   - Ну и что? – снова удивилось Наташа. – И хрен с ним, пусть обесценивается. Может, так и нужно. Хорошие слова не обесценятся. И вообще, я думаю, лучшее время у человечества было, когда люди не разговаривали, а понимали друг друга сердцем. Ведь слова это только звуки и по сути ничто…
   «Ничто, которое ничтожит», - мелькнула в моей голове известная формула сущности зла.
      И мне почему-то захотелось, чтобы она была права. Ведь и впрямь, человечество слишком много значения придает словам. С помощью слов, впрочем, достигается кое-какое взаимопонимание, но куда чаще они становятся источником заблуждений, недопонимания, конфликтов и даже войн. Воображение явило мне руины Вавилонской Башни, от которой во все стороны света разбредаются люди, разделенные языками по воле некоего странного бога. Голова Цицерона с булавкой в языке. Святые великомученики, не пожелавшие сказать слово отречения. Пламя костра, пожирающего тело Джордано Бруно… Да что далеко ходить. Сам я прибыл сюда из мрачного мира, где слова бывают еще более тяжки, чем цепи, еще более болезненны, чем удары, и могут быть подобны ножу и выстрелу. И прибыл я сюда, чтобы доставить физическую боль человеку в отместку за какие-то дурацкие звуки…
   И вдруг я понял, что способен отринуть от себя весть этот мир тяжеловесных слов и войти в иной мир, где слова искрятся в холодном пространстве вечности, словно изморось на солнце. И где можно ловить на ладонь крупицы серебра слова, выбирая какие тебе глянутся, без принуждения и всякой опасности для себя. И это ли не мир свободы, о которой я так мечтал, но оказался не в состоянии понять, пока эта прекрасная девушка, не преподала мне урок.
    - Да я же шучу, Наташ, - сказал я ей. – Что я, идиот что ли, чтобы обижаться. На самом деле мне просто захотелось с тобой познакомиться.
    - Да я и не сомневаюсь, - улыбнулась Наташа с таким лукавым видом, будто еще и предвидела, что я заявлюсь к ней.
    Когда я в ее сопровождении вернулся в предедущую комнату, то застал своих горилл распивающими коньяк в обществе хозяина.
    - Я же говорил вам, Владимир Иванович, ошиблись мы, - указал на меня через стол Белка. – Вы уж не обижайтесь. Всякое бывает.
    Похоже, ему удалось убедить в этом Владимира Ивановича, поскольку тот вместе с Натальей вышел нас проводить.
    - Может, погуляем завтра? - предложила Наташа уже в самый последний момент прощания.
    - Конечно, - тотчас согласился я. – Я позвоню завтра утром.
    - Как же ты с ней собираешься встретиться. Опять что ль сюда приедем? – поинтересовался Стрелка после периода молчания достаточной продолжительности, чтобы осознать всю сложность этой проблемы.
    - Зачем вам сюда ехать? - ответил я, зорко всматриваясь в летящие навстречу нам огни проспекта. И через пару минут, припарковывая машину, пояснил. – По-моему вы не очень-то и выпили. Так что дальше сами. Машину сдадите Волосатому. И от меня ему спасибо.
    - Спасибо? – ухмыльнулся стрелка. – А пятьдесят кусков? Ты же слово сказал.
    - Слово, так слово, - вздохнул я. – Раз сказал, значит отдам. Пусть чуток подождет.
    - Смотри, а то на счетчик поставит, будет тебе чуток, - напомнил Стрелка.
    - Твоя-то какая печаль, - отмахнулся я. – Я сказал, я и отвечу.
   Пожав на прощанье бандитам руки, я зашагал по направлению замеченной мной гостиницы. Разумеется, долг Волосатому несколько отягощал мое настроение, но, во-первых, он был мне посилен, а во-вторых, я же сам был виноват, что так повязал себя словами. Но зато у меня теперь была возможность встречи с Наташей, и в сравнении с этим все слова были для меня ничто.
 

Вопль души – 143

(Соломон Ягодкин)
 10    2015-05-07  2  703
Если есть «осетрина второй свежести», то почему не быть и патриотам второй свежести? Ведь их в продаже всегда куда больше…
 

Вопль души – 146

(Соломон Ягодкин)
 6    2015-05-10  2  732

Мартовский кот посмотрел на календарь, и пошёл спать себе дальше…
 

Черно-белые ботинки

(Кручко Игорь)
 19    2015-04-04  0  671

Я был самым обыкновенным студентом, то есть: в совершенстве овладел ремеслом ничегонеделания! И это давало о себе знать! Хотел найти подработку и, на вопрос очередного работодателя: «Что умеете?» отвечал честно, без запинки: «Все!!!» Таким образом, получив очередной «пинок под зад», (потому, что люди, умеющие делать буквально все, не умеют ничего!) медленно шел по тротуару. Остановился возле доски объявлений и стал просматривать прикрепленные к доске листочки с предложениями:

      «Требуются грузчики. Работа веселая, зато безденежная»

      -- Хм...

      Так, ничего не обнаружив стоящего, уныло побрел дальше. Когда поравнялся с обувным магазином то произошло вот что: из резко распахнувшейся двери вылетел пацан! За ним следом пропорхал в воздухе беременным бакланом рюкзачок. Сидя на асфальте, несчастный напомнил любителю швырять живым весом:

    -- А моя кепка?

    Стоящий в дверях лысый здоровань, недобро усмехнувшись, бросил себе под ноги державший до этого в руках, блейзер. Попрыгав на головном уборе «а ля рэпер» и превратив его в «летающую тарелку» мужик, со всей дури пнул по ней:

    -- Держи свой кашкет! Если увижу в районе моего магазина, пеняй на себя! На суде так и скажу: -- Он сам попросил меня о том, чтобы я лишил его жизни!

    После этих слов, боя словно ветром сдуло! Я рассмеялся.

    -- Чего ржешь?

    Втянув голову в плечи, выпалил:

    -- Просто работу ищу!

    Владелец магазина стал молча разглядывать меня, словно я был каким-то манекеном. Затем подошел ко мне:

    -- Ряхальник у тебя ничего... Смазливый!

    -- Только этого мне не хватало! – подумал про себя. – Вот это влип, е-мое!

    -- Что умеешь делать?

    -- Продавать... – я скосил глаза на разляпистую вывеску и, сказал истинную правду, -- ботинки... сандалии всякие... маринованную селедку!

    -- А селедка здесь при чем? – уставился на меня мужик.

    – Ни при чем! Один раз помогал товарищу на рынке! С тех пор сам не ем и вам не советую!

    -- Мудреный ты какой-то! У меня хочешь поработать?

    -- Хочу!

    -- Тогда идем в магазин! Введу тебя в курс дела!

    И я, новоиспеченный солдат торгового войска, выдвинулся вслед обувному полководцу.

    -- Тебя как зовут?

    -- Меня зовут студентом Эдиком! А вас?

    -- Колей Петровичем! Вот, что... студент! К моей дочке, она работает за кассой, не цепляться! Иначе...

    -- Я только что видел как поступают с предателями! По законам военного времени! Без суда и следствия: сразу фейсом об асфальт!

    -- То-то! Смотри мне! Можешь поверить: у меня рука не дрогнет!

    -- Верю, верю! – и осенил себя крестом.

    За кассой находилась самая настоящая «Барби»: на видимых частях тела были нанесены килограммы краски. Ее лицо, так же, как и у вышеупомянутой куклы, не было обезображено интеллектом.

    -- Ляля, это наш новый работник! Зовут Эдиком-студентом!

    Девушка выдула шарик из жевательной резинки:

   -- Чао-какао!

   -- Какао-чао!

    -- Сработаемся! – и в этот момент шарик из жвачки громко лопнул.

    Прошло несколько дней. Стоя возле кассы, Коля Петрович, наблюдая за работой нового продавца, обратился к дочке:

    -- Знаешь, мне в голову пришла одна мысль... Вот сейчас поржем! – и он достал из кармана мобильник.

    Звякнула колокольчиком входная дверь и в торговом зале появился дедушка. Правая нога у посетителя была в гипсе, который был обрисован шариковой ручкой. Сразу бросалась в глаза надпись, сделанная готическим шрифтом: «AC/DC Forever». – Неужели это дед написал? Чуть ниже виднелось визуальное напоминание, сделанное женским почерком: «Ваня! Не забудь купить макароны!» Были также еще две корявые надписи, явно написанные ребенком: «В лесу родилась елочка» и «Танки грязи не боятся!».

    Поскрипывая костылями и давно утратившим смазку опорно-двигательным механизмом, пожилой человек приблизился ко мне.

    -- Здравствуйте!

    -- Добрый день!

    -- Мне нужны туфли! Черные! И чтобы они, значит, были добротные!

    -- Присаживайтесь вот на этот стульчик! Какой у вас размер ноги?

    -- Сорок второй!

    -- Подождите одну секундочку! Сейчас подберу вам нужную модель! – и я умелся к обувной полке.

    Покрутив в руках кирзовый сапог, мужчина растерянно спросил у меня:

    -- Что это?

    -- Сапог!

    -- Я вижу, что это сапог!

    -- Он черный и достаточно крепкий! Его, как говорится, и ломом не перешибешь! Все как вы хотели!

    -- Мне бы что-нибудь поэлегантнее, пожалуйста!

    -- Посмотрите, какой у кирзака элегантный носок! Таким можно открыть любые двери! Гипс покрасите в черный цвет и, две ноги, как по желанию волшебной палочки, будет достаточно трудно отличить друг от друга.

   -- Итак вся жизнь прошла в «обнимку» с ними! Сколько можно! Всю школу выходил в сапогах! Армия... Даже женился в кирзаках. Правда, перед свадьбой их немного почистил...

   Через минуту, запыхавшись, я протягивал дедугану другую обувку.

    -- Вот это другое дело! – проговорил довольный покупатель, рассматривая на ноге туфлю. – Беру!

    -- Давайте, я сложу их в коробку!

    -- Положите только левый!

    Я замер. – Что значит «только левый»? Ботинки продаются в паре, дядя!

    -- А зачем мне правый? – и он выразительно постучал костылем по гипсу. -- Мне нужна только левая туфля!

    Я почесал затылок:

    – К сожалению, мы не продаем по одной!

    -- Что же вы тогда мне битый час голову морочите! – возмутился клиент. Тут он увидел надпись о макаронах. – Чуть не забыл о них! – и поднявшись, проскрипел в сторону выхода.

    Ляля и Коля Петрович давились от смеха. Я, совершенно не обращал внимания на смехунов: в это время гонялся с мухобойкой по залу за вредными мухами, аки хищник.

    Опять звякнул колокольчик. Бросив «убийственно-хлопальное» занятие, пошел встречать очередного клиента.

    В дверях стоял мужчина. Взглянув на него, я просто опешил: в руках он держал костыли, а левая нога... у него была загипсована!

    Приблизившись ко мне, он взглянул на мой бейджик:

    -- Эдик! Меня зовут Федор! – и протянул мне руку. Я вежливо пожал ее.

    -- Что желаете? Могу ли я чем-нибудь помочь вам?

    -- Видите ли, меня пригласили на свадьбу... женихом.

    Я не знал как надо вести себя в таких случаях. (Уважаемый читатель! Запятую поставите сами, где считаете нужным: поздравлять нельзя соболезновать.)

    -- Мне нужна обувь!

    -- Таааак... Какой у вас размер? – с замиранием сердца спросил я у Федора.

    -- Сорок второй!

    -- Ну-ка, присядьте сюда! – и что есть силы рванул на улицу. Деда я увидел как раз вовремя: он собирался повернуть за угол дома. Расправив крылья надежды, пустился догонять «правоногого».

    -- Подождите! – запыхавшись, обратился к нему. – Думаю, что я могу решить вашу проблему и продать левую туфлю!

    Дед обрадовался:

    -- Счастье то какое!

    Я помог «левше» дошкандыбать до магазина. Посадив дедугана рядом с Федором, помчался за черными туфлями.

    Посетители молча оценили внешний вид друг друга. -- Закрытый или открытый? – Федор ткнул пальцем в сторону загипсованной ноги Ивана.

    -- Закрытый! А у вас?

    Федор улыбнулся: -- Открытый!

      -- Ай-яй-яй... Оступились? – дед с любопытством посмотрел на товарища по несчастью.

    -- Нет! С верблюда Яшки упал. Дед не стал уточнять у Федора кто такой этот самый «верблюд Яшка», потому, что в миллионном городе кроме двугорбых еще и ослов в достаточном количестве.

    В свою очередь и Федор поинтересовался:

    -- А с вами что приключилось?

    -- Да, так... Семейная ссора с бабой не на шутку разгорелась!

    -- Понятно! Как говорится в поговорке: «Семейная жизнь – это не поле перейти!»

    -- Верные слова...

    Я открыл коробку и протянул деду левый, а Федору – правый ботинок. Оба просто засияли от счастья, а Ляля и Коля Петрович от смеха. Тут дед неожиданно выдал фортель: а точно такие, но белые... есть? В конце концов, я же не на похороны собрался! После этих слов засмеялся и я. Таким здоровым, таким заразительным истерическим смехом. О Ляле и Коле Петровиче мне лучше не говорить! Их, смех просто душил своими костлявыми руками!

    Когда довольные клиенты «укостыляли» из магазина, я принялся размышлять над тем, что делать с черно-белой парой ботинок. Пару раз даже выходил на улицу: а вдруг еще кто-нибудь упал с верблюда Яшки! Но по улице ходили только двуногие горожане.

    -- Ладно! У меня размер тоже сорок второй! Буду носить! Только надо предупредить Колю Петровича, что распаровка произошла! Но предупреждать никого не пришлось!

    -- Слышь, студент! Ну, ты даешь! -- произнес он, вытирая слезы. – Это я подстроил с «одноногими»! Покупатели -- мои знакомые! Они, действительно, нуждались в обуви.

    -- Просто хотел посмотреть, как будешь выкручиваться!

    -- Выкрутился?

    -- Стопудово!

   -- Понятно! А с туфлями что теперь делать!

   -- Себе забирай! Ничего, что они разного цвета! Будут спрашивать, говори: от-кутюр!

    И я стал ходить в этих туфлях. А в универе отмахивался от вопросов непонятным иностранным словом.

    Через неделю уже половина студентов передвигалась в обуви, разного цвета. А через месяц... я был «разжалован»: Коля Петрович предал мое бренное тело земле. – Изменник! Предатель! – возмущался он. -- Моли бога, что приговор был приведен не при помощи гильотины! -- и с грохотом закрыл дверь магазина.

    Сидя на разгоряченном от солнца, асфальте, я лихорадочно вытирал губную помаду на щеке:

    -- Хорошо ему говорить! Я же, в конце концов, не железный! – и посмотрел на свои черно-белые ботинки.

    Через дорогу стоял паренек и с улыбкой наблюдал за действием:

    -- А че тут происходит?

    В двери магазина опять появился лысый:

    -- Эй! Прохожий! Работа нужна? – обратился он к пацику.

    -- А че такое?

    -- Хочешь поработать у меня в магазине?

    -- А че, могу!

    -- Ну, тогда двигай ногами в мою сторону «АЧЕ»!В веду в курс дела! Только одно условие у меня будет к тебе: к моей дочке, она работает за кассой, не цепляться! Иначе... – и он выразительно посмотрел в мою сторону.
 

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

(BELBOOKS)
 9    2015-04-27  3  708
Мой день рождения в четверг, и я просыпаюсь с улыбкой родившегося младенца. На столе огромный букет палевых роз и коробка с шоколадом. Сладкое и красивое. И улыбающееся лицо мужа. Утренний чай, зимнее солнышко за окном. За столом мы разговариваем о воскресенье, когда придут гости - ведь не звать же всех на четверг? А почему, собственно, нет? Но мы больше думаем об удобстве гостей, чем о том, что день рождения-то в четверг, а не в воскресенье. Ну, ладно. 

Я солю рыбу, пишу список, что купить, думаю, как накрыть на стол. Мы обсуждаем тему дня. В прошлый раз была Шотландия. Я и мой муж были в шотландских костюмах, он в кильте ( юбка такая мужская, сделанная из шерсти в клеточку), в гольфах и с ножом у пояса. Я была в шотландской беретке и короткой шотландской юбочке. Были шотландские виски, музыка с шотландской волынкой, пронизывающей душу до костей, и риверданс - танец, когда ноги двигаются быстрее времени. Это было в прошлый год. Гости пришли без костюмов и танцевать не пожелали, хотя виски выпили. 

Теперь тема - Россия. Иосиф Кобзон с “Калинкой”, я - в русском сарафане, муж -  в рубашке и безрукавке с гвоздикой в петлице. На столе - русская водка, сделанная в Германии, гречневая каша из Сибири, квашенная капуста, зажаренный поросенок. Впереди вечер с водкой и тостами. Но! 

А как же Соня? Она - мормонка и не пьет крепкий русский чай (и водку)? О кэй, покупаем для нее мятный чай - мормонам такой почему-то можно. А Михаил? Он - муслим и гей (он играет на барабане, когда я танцую восточные танцы) - он не ест свинину и вообще вегетарианец. О кэй, ему - салат, хлеб, икру из водорослей. А как же Пётр? Он курит трубку, а у нас курить нельзя, да еще и Соня-мормонка не терпит курящих? Ему - курить на улице, хотя январь и холодно. Разобрались. Главное - не забыть, что кому и не перепутать. 

Подвигаемся к воскресенью. В субботу сервирую стол и готовлю таблички с именами. Сидеть будут: мальчик-девочка, а супруги - не вместе, чтобы интереснее было. Свое место - ближе к кухне - кто же таскать всё будет? Была бы мама жива, помогла бы. Вздыхаю. Пишу по часам, когда поросенка в печку сажать, пеку блины и пирог с изюмом и марципаном к чаю. Всё идет по плану. Рыба засолилась, капуста заквасилась, но я уже устала. 

Вот наступает воскресенье. Начинаю уже с утра. Еще надо платье золотое достать и прическу сделать. Платье куплено недорого в знакомом магазине, куда фотомодели сдают шмотки после показов. Сделано в одном экземпляре и на один размер, но мне подошло. Проверяю туалет. Три рулона бумаги, куча полотенец, корзинка для использованных. Наверное, хватит.  К трем меня начинает бить нервная дрожь: вдруг свинина пережарится? Подстраховываю сосисками и быстренько котлетами. Салата сделала слишком много, но ничего, сама его люблю. 

Чай пить будем в гостиной - туда тащу чашки и блюдца. Пирог - потом. Часы отстукивают шесть раз. “Мы пригласили всех на шесть?” - слышится голос мужа. 

“Да, на шесть”, - но гости, как всегда, опаздывают. Раздается звонок по телефону. “Сидим в пробке”. Я отвечаю: “Ничего страшного”, - но внутри звучит: “Как всегда! Теперь свинина будет сухая! Не могли раньше выехать”. Тут приходит смс: “Вы нас приглашали в шесть или семь?” Это - другая пара. 

“Да, в шесть”, пишу спокойно и с улыбкой, а в дверь уже звонят. Через десять минут дом наполнен разнородной кампанией людей. Кто-то кого-то знает, кто-то кого-то - нет. Мне передается куча цветов -  как на похоронах. Я ищу вазы. Гости проходят в дом. Иосиф Кобзон старается вовсю создать русскую атмосферу. Гости, как всегда, без костюмов, кроме Михаила, который одет в типично восточный костюм араба. Он принес барабан. Значит, будет играть. Мормонка Соня уже недовольна - она передала подарок, но её подарок не рассмотрели в суете. Про меня никто не думает. Все проходят в гостиную, где стоят блины с икрой и бокалы с шампанским, кроме двух - Михаила и Сони. Тут доморощенный гей-муслим и мормонка непреклонны - никакого алкоголя! А гости весело плещутся шампанским под Кобзоновскую “Дубинушку”. Блины с икрой - настоящей и из водорослей - исчезают в животах гостей. 

Я бегу на кухню вынимать поросёнка с корочкой. Стол ломится от салатов, квашеной капусты и горчицы четырёх сортов. В горшочке стоит гречневая каша из Сибири - подарок моей мамы. 

Зову всех к столу. Наконец приехали опоздавшие. Им блинов и шампанского не досталось, и поделом! Не будут опаздывать! Все ищут свои имена на тарелках и садятся за стол. “А это что у вас там, в горшочке?” “Каша гречневая”. Сара сморщила нос. “Каша? Простая каша? Со свининой? В день рождения?”

Да как же я ей объясню, что для меня это - память о мамочке, детстве, России. Гречневая каша. Что может быть вкуснее её? “Да, каша! Мы так в России едим. Попробуйте!” Берет немного на тарелку, как отраву какую-то. “А её с соусом надо есть?” 

“Нет, она уже с маслом”. 

“Сухая какая-то эта ваша русская каша”. “Ну и хорошо, мне больше достанется”, - думаю я. “А вы салат берите и огурцы солёные с водочкой”, - и тут осекаюсь - мормоны водку не пьют. А водка - немецкая, называется Путин-Офф! Другой в магазине не было. Дааа, дают немцы, но никто шутки не понимает. 

“Вы лососину соленую попробуйте - сама солила!” А она себе на тарелку целых пять кусков рыбы кладет, Сара эта, мормонка! А другим? Бегу смотреть в холодильнике, что еще есть. Приношу селедку маринованную. А вечер идёт вовсю, и гости весело сметают всё со стола. 

Я стучу вилкой по стакану и призываю к тишине. 

“У нас в России принято говорить тосты - маленькую речь в честь кого-либо или чего-либо”. Намекаю. “Не длинную речь, но такую, чтобы всем она по душе пришлась бы”. Даю слово соседу справа, а тот заводит речь на полчаса. Видно, дома не выговаривается, вот тут и решил реванш взять. Его жена мне мигает, кашляет, а он описывает внешнюю и внутреннюю политику, конечно, ругая правительство. Себя же умным выставляет, словно знает, как все проблемы решить одним махом, только почему правительству не помогает, непонятно. Вот речь кончена, рюмка с водкой поднялась воздух. Ну, думаю, с днём рождения пожелает или здоровье всем гостям, так нет - пьет молча, а потом на всех победно смотрит - вот я какой умный, а я уже передаю слово другому, а сама на кухню иду посмотреть, что ещё забыла. Второй гость - хотя моложе, но тактичный. Коротко: “За хозяйку и всех прекрасных дам!” И все заулыбались - даже Сара-мормонка. Тут поросенок кончился, котлеты перекочевали в желудки гостей вместе с капустой и сосисками. Тосты тоже кончились, и все перешли в гостиную. 

“Чай, чай, какой у вас чай ароматный!” Все искренне восхищаются, пока чей-то ехидный женский голос говорит: “Да такой везде можно купить, подумаешь?” 

“Ну и ладно!” Несу пирог с марципаном и изюмом. Рецепт от княгини, а она его из дореволюционной России вывезла в эмиграцию. Все замирают. Вкусно, во рту тает, несказанно! “Ещё!” Разрезаю последний кусок. Больше нет. Муж мормонки съел аж четыре куска - видно, голодный был очень. 

Тут Михаил берет барабан и начинает играть восточные мелодии. Я бегу одевать танцевальный костюм. Выхожу в костюме - расшитый лифчик, прозрачная юбка, пояс с монетками. Живот голый. Вижу завистливые взгляды женщин и восхищенные горящие глаза мужчин. Начинаю танец. Только 3 минуты, но они их запомнят надолго. Для меня это высшая точка, пик Дня Рождения. Я растворяюсь в танце и забываю поросенка, салаты, водку, Сару-мормонку, опоздавших гостей. Я - танец и движение! Я - молодость и красота, я - женщина - таинственная, желанная, неповторимая, манящая, сказочная. Я убегаю переодеваться опять. Теперь - в моё золотое платье принцессы. Выхожу - ропот восхищения. 

Мы допиваем водку и доедаем крошки от пирога. Гости начинают разъезжаться. Наступает уже понедельник. Праздничная ночь - позади. 

После ухода гостей я переодеваюсь последний раз в домашние брюки и свитер и начинаю убирать посуду. Я чувствую себя уставшей и постаревшей - еще на один год. Ничего, отосплюсь и опять помолодею! 

Ирина Бйорно, после Дня Рождения. Становлюсь всё мудрее и моложе. Или…???
 

ЯИЧКО К ХРИСТОВУ ДНЮ

(Алик Кимры)
 17    2015-04-11  1  685

Когда королевский пудель Атос Второй 14.04.1999 почил в Бозе на 18-м
году жизни, соседи и знакомые искренне скорбили: за много лет заметный
пёс стал всеобщим любимцем, некоей частью и их жизни. Мой родственник по
собачьей линии отдал мне на эти тяжёлые дни осиротевшую дочку Атоса, прелестную Николетту.

Уже от природы она была очень похожа на папашу, сейчас бы сказали "генетический близнец". Да и я стриг их буквально "под одну гребёнку". Потому многие, не заглянувшие, пардон, под хвост, принимали пуделиху за Атоса и радовались, дескать, слухи о его смерти оказались ложными. Увы, я их разочаровывал...

А скоро подошла Пасха, и встретился нам с Николеттой местный синяк Сашка, который по случаю Христова дня набрался так, что передвигался с помощью рук, держась за стенки и заборы. Да при виде Николетты, которую принял за Атоса, пришёл в неописуемый ужас: всё, песец, белочка! Я гуманно пришёл на помощь:
- Атос воскрес!
- Воистину воскрес! – и Сашка, отпустив руку со стенки, истово перекрестился.


P.S. Да не усмотрит никто в этой правдивой истории какого там богохуления. С Пасхой!
 

Вопль души – 128

(Соломон Ягодкин)
 6    2015-04-30  3  649
Хамы, это, как известно, не люди. Но стоит ли их этой очевидной истиной обижать, когда они и так уже обижены своей злодейкой-судьбой…
 

Вопль души – 140

(Соломон Ягодкин)
 5    2015-05-05  4  700
Русофобами в стране становились все те, кто не любил власть. Но благодаря российской власти их с каждым днём становилось всё больше и больше…
 

Вопль души – 131

(Соломон Ягодкин)
 4    2015-05-01  3  703
Любое зло можно оправдать, но никакое зло нельзя запретить. Значит, в нём для нас что-то всё-таки есть, раз оно среди нас так живуче…
 

Вопль души – 125

(Соломон Ягодкин)
 8    2015-04-27  4  614
Народ должен знать в лицо не только своих героев, но и своих подлецов, тем более, если те свои подлости творят от имени народа…
 

Вопль души – 137

(Соломон Ягодкин)
 4    2015-05-04  1  661
Чем хуже с экономикой, тем больше патриотов, которые во сто глаз следят, чтобы непатриотам и на этот раз ничего не досталось…
 

Вопль души – 134

(Соломон Ягодкин)
 2    2015-05-03  2  652
Всей мощью отечественной индустрии все эти десятилетия гнали вооружение: всё остальное было слишком мелко и сложно для нас…
 

Он сказал: ПОЕХАЛИ!

(Саратовская гармонька)
 117  День космонавтики  2014-04-11  13  5149

Луна мерцает, как золотая.
Созвездий ярких на небе оттиски.
А мы всё с мужем лежим, мечтаем,
Скорей уснули бы наши отпрыски.
Будильник нам намекает грозно,
Что н
Читать дальше >>
 

Вопль души – 122

(Соломон Ягодкин)
 6    2015-04-25  2  581
Без насилия мракобесие не пляшет, или пляшет, но только на собственных похоронах…
 

Прекрасная русская земля

(Олаф Сукинсон)
 7    2015-03-25  0  623
- А хорошая ли у вас земля?
- Прекрасная, всё на ней растёт. Вот, смотрите, доллар растёт.
- Та он же падает.
- Это мы его ещё не поливали. Вы даже не представляете, какая у нас замечательная вода!

См. также
Жми сюда
Жми сюда
Жми сюда
Жми сюда
 

Вопль души – 104

(Соломон Ягодкин)
 12    2015-04-14  4  649
Одна голова хорошо, а две лучше, подумал палач, умножив на бумажке свой поголовный гонорар на два…
 

ЗАВИСТЬ

(Алик Кимры)
 6    2015-04-21  0  619

Когда в 1949 году мы получили комнату на Крещатике, по традиции следовало первым запустить в новое жильё кошака. Мы подобрали на улице первое, что попало под руку - непонятное несчастное существо в серую полоску на небыкновенно длинных тонких лапах, с каким-то укороченным, вроде как обрезанным хвостом. Отнести его к классу кошачьих можно было только по хриплому муяканью. Мудрая бабушка сказала, что это старый, больной пинчер. Но выбора не было, решили - для запуска сойдёт и этот. А там посмотрим.

Существо назвали Марыком: когда его помыли, на лбу проявилась большая буква «М», а при знакомстве он сам всем представлялся: «Марррык, Марррык».

Увы, наша мудрая бабушка оказалась неправа: зверь таки оказался из кошачьего сословия и вымахал в громадного пушистого, как оказалось, полукамышового короткохвостого кота. Весом в 11 кг. Сволочью оказался редкой, но всё равно мы его полюбили за красоту, ум, независимость... Да мало ли ещё за что – разве настоящая любовь поддаётся разумному анализу?

На здоровье Марык тоже не жаловался, хотя мы обнаружили, что у него больные, как бы это сказать не прибегая к табуированной лексике... ну, эти самые, скажем так, помидоры. Нас напугал их иссиня черный цвет - при общем серо-желто-коричневом окрасе. Именно такие чёрные шары бросают в урну для тайного голосования члены Ученого Совета неудачливым защитникам диссертаций. Потом Они были очень уж большими, что наводило на мысль о двойной опухоли.


Настораживало также и то, что Марык всё время, свободное от сна и жрачки, Их тщательно вылизывал – известно, животные так лечат больные места. И кот отполировал Их до зеркального блеска - в Каждое можно было смотреться как в зеркало в комнате смеха. Да и сам Марык, когда садился на жопу, выставлял лапу вертикально вверх и приступал к лечению - зажмуривал глаза. Видать, пугался своей же жутко увеличенной усатой морды.

В конце концов отнесли кота к знаменитому киевскому ветеринару, посулив тройной гонорар за верный диагноз да лечение, если не поздно. Ветеринар долго ощупывал Эти Самые, гладил, перекатывал в руках, грустно покачивая головой. Мы приготовились к самому худшему. Марык, судя по его активному беспокойству, тоже.

Ветеринар взял громадную лупу и подробно обследовал каждый чёрный помидор со всех сторон. Потом собрали консилиум во главе с главрачом клиники, после тщательного осмотра они встревоженно шептались в углу. Их разговор да мрачный вид усилили наши страхи. Да и главрач, уходя, сурово произнес:
- Редкий случай-с.

А ветеринар продолжил ощупывания и разглядывание. Нас колотил уже дикий ужас. Мы просто умолили его сказать, наконец, всю правду, сколь бы горькой она ни оказалась.
- Котик очень больной?
- Нет, котяра очччень ЗДОРОВЫЙ! – печально рек ветеринар и горько заплакал.

 

Вопль души – 116

(Соломон Ягодкин)
 5    2015-04-22  2  584
Так как войны не было, организовали «Народный фронт», и стали воевать пока что со своим народом…

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер