ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: лучшее из свежего: стр. 53

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: лучшее из свежего: Стр. 53  Раздел   Дата   Рец.   Оцен.   Посет. 
 

5:0 В ПОЛЬЗУ ЖЕНСКОЙ ЛОГИКИ

(Алик Кимры)
 Смешные истории  2015-06-19  1  14  809

Моя сестрица, в своё время - чемпионка Украины по фигурному катанию и солистка балета на льду, училась на вечернем инфизкульта. А на экзамене по спортивным играм, - отнюдь не её спортивной специлизации, когда вопрос решался уже о "государственной" оценке, препод предложил «на засыпку» пять дополнительных вопросов... по футболу. Даже на изрядном расстоянии её в этом футболе не стояло хотя бы в качестве болельщицы.

Вопросы - каверзные, типа, когда мяч оказался в сетке при пассивном офсайде или от руки защитника обороняющейся команды, и т.д. Сестрица, не задумываясь, ответила - конечно, гол должен быть защитан!

И, оказалось, на все вопросы ответила верно. Преподаватель пришел в восторг, дескать, всегда считал, что женщины в футболе разбираются лучше!

... Я, болела и многократный чемпион Печерского района Киева среди коллективов физкультуры,   сам на все эти вопросы вряд ли ответил правильно. Потому поинтересовался у сестры, как это она разобралась в футбольных тонкостях? И получил исчерпывающий ответ:

- МЯЧ В ВОРОТАХ - ЗНАЧИТ, ГОЛ!

 

Подслушал в женском коллективе!

(Хохмодрил))
   2015-04-06  3  36  1014

На Донбассе, женщины, даже во время боевых действий не теряют чувство юмора) За что и люблю)

- "Гуманитарная катастрофа ничто! Вы представьте если перестанут завозить бритвы..." ©

P.S. "Картинку последствий, попытался найти в нете ))) Кстати, кто не узнал актрису, так это Джесика Альба))"
 

Вопль души – 224

(Соломон Ягодкин)
   2015-07-17  0  2  665
Нет в стране Правосудия, ну и суд с ним, так власти даже удобней всех нас судить да прореживать…
 

Вопль души – 221

(Соломон Ягодкин)
   2015-07-15  0  2  620
Любой национализм лишь начинается в пивной. А дальше ему подавай весь мир, со всеми его дворцами и кабаками…
 

Даёшь всё для всех!..

(Соломон Ягодкин)
   2015-06-29  1  8  736
ДЕРЖИ ЕГО, ВЕРЁВОЧКА, ДЕРЖИ…
Чем талантливей художник, тем на более коротком поводке мы должны его держать. Иначе ещё одним талантливым художником у нас останется меньше, а их у нас и так уже считай, что не осталось совсем…

ВЫСОКИЕ ЗАКОНЫ РАЗВЛЕКУХИ…
Развлекуха, это искусство для идиотов, и здесь хочешь-не хочешь, а приходится соответствовать и самому художнику, чтобы всё получилось и на этот раз…

ДАЁШЬ ВСЁ ДЛЯ ВСЕХ!..
Талантливых художников к искусству допускать нельзя. Они, видите ли, творят только для талантливого зрителя, а кому хорошо любое искусство, а не только талантливое?..

ВЫРОДКИ ОТ КУЛЬТУРЫ…
Лишь культура делает человека человеком, это отрицать не будет никто. Но только нужен ли нам такой человек, который и сам не живёт, и другим не даёт, судя по тому, как часто нормальные люди, иначе говоря, люди как все, его бьют?..

ВЫВОД КАК НАСИЛИЕ…
Культура ни от чего не спасает, но зато многое объясняет. А выводы ты должен делать уже сам, если хочешь и дальше спокойно себе жить без всяких там докучливых объяснений…
 

Вопль души – 209

(Соломон Ягодкин)
   2015-07-06  1  5  673
Всё живое в этой жизни произрастает только снизу вверх. А сверху вниз это живое можно лишь растоптать и изничтожить…
 

ЧЕРНЫЙ ПОЯС

(Алик Кимры)
   2015-06-12  0  12  735

Напомнил Заколеба. Ему и спасибо! Жми сюда

Знания передаются от отца к сыну при помощи ремённой передачи.

- Для меня всегда авторитетом был черный пояс моего отца!
- По карате?
- По жопе!


Главный герой – примерно 70-летний мальчик, который пришёл с папой-за-90 в супермаркет Cala-Food в Сан-Франциско. Наполнив свою потре***ельскую корзину-на-колёсах, мальчик в очереди на расчёт уже дошёл до кассира, как вдруг папа позвал его к другой кассе:
- Миша, сюда!

Миша возражает:
- Папа, я уже буду рассчитываться, а перед тобой ещё три человека.
- Миша, я что сказал! Ко мне!!

Миша покорно перевез корзину к отцу. И тут я не сдержался:
- Какой у вас послушный сынок!
- Хм! Ещё бы: я привез с фронта англиийский солдатский ремень, и порол мальчишку до 14 лет. Так стоит мне показать ремень - ребёнок становится шёлковым. И, распахнув пиджак, явил мне этот нехилый черный ремень, а шёлковый Миша согласно закивал лысой, как бабушкина коленка, бо́шкой.

14.08.2003

 

ЧЕТВЁРТЫЙ ДОМ

(ЮРИК)
   2015-02-21  3  40  891
(пусть это и совсем не смешная история, но уж простите если сможете)

Очень тронул меня рассказ, моего друга-      
музыканта Хорена Назаретяна.      

(из цикла, Назаровы байки)

   Господи слава тебе, вот я и в Америке, самолёт плавно коснулся полосы и вот я уже в аэропорту Лос-Анджелеса. Меня никто не встречал. Я решил, что незачем беспокоить моего пожилого дядьку, который благостно согласился прислать мне приглашение в гости. На самом деле, я хотел заработать и может быть даже остаться, если мне здесь понравится. Навязчивая идея махнуть за границу, давненько тешила мои мозги. Рассказы бывалых людей о огромных заработках, бальзамом растекались по душе бедного музыканта. Смерть Игоря Талькова только подстегнула меня сделать, этот как мне тогда казалось достойный поступок. И вот я на другом континенте. Вот и исполнилась заветная мечта.
Я подошёл к стоявшему полисмену и показал адрес, куда мне нужно было попасть. Улыбающийся коп тут же остановил мне какой-то видавший виды, походивший на наш уазик-булку автомобиль и по-английски объяснил водителю, куда мне нужно попасть. За рулём авто сидел смуглый гражданин с огромным носом.
- Откуда брат, спросил тот на русском.
- Раша,- ответил я, удивлённо взглянув на него.
- Хаес? (Армянин)
- Да, ещё больше удивившись, ответил я.
Он крепко обнял меня и перешёл на армянский. Потом быстрым движением руки включил прибор похожий на таксометр, на котором высветилась цифра шестнадцать и мы понеслись в сторону города. Прибор крутился с неимоверно быстрой скоростью, цифры росли приближаясь к сотне. Я со страхом поглядывал на счётчик, трогая в кармане оставшиеся триста долларов. Водитель расспрашивал про Армению, Грузию, Россию, я отвечал, он громко удивляясь и вздыхая, говорил ВАХ…. Я же с удивлением рассматривал красоты огромного совсем мне чужого города. Когда мы подъехали к дому моего дядьки, на таксометре было 160. Вот это сэкономил, чёрт возьми.
- Сколько я вам должен,- как ни в чём не бывало, спросил я.
И тут он прижал мою голову к своей и сказал.
- Три года назад, я был точно в таком положении, и так же как ты, с ужасом смотрел на счётчик.
Тогда с меня взяли последнее, а вот я с тебя, нисколько не возьму. Спасибо за разговор, легче на душе стало. Я достал бутылку армянского коньяка и вручил водителю.
- Вот, а от этого не откажусь. Если понадоблюсь, найдёшь меня в порту. С этими словами он сел в своё авто и уехал.
Я стоял перед огромным особняком . На воротах имелась кнопка звонка, осмелившись я надавил на неё
Семидесятилетний дядя Жорж, родной брат моей матери, был очень рад встрече со мною. Он помнил меня, когда мне было лет пятнадцать, с той поры, он больше не видел Советских родственников. Вообще он был уроженцем Ирана, во время войны он был в Тегеране фотографом и художником, вроде как в чём-то помог одному из Советских разведчиков, и поэтому в 47 году и принял его со всей семьёй Советский Союз. У него даже была какая-то награда, которую я видел на его груди в Советском Союзе. Ну, а здесь, он сказал, чтобы я об этом помалкивал. У дядьки было своё фото-ателье, где он сам давно не работал, но дело приносило какой-то доход и безбедная жизнь дяди Жоржа мне сразу показалась сказкой.
- Эх, крепка была власть Советская, а ты глянь, без единого выстрела, взяли и всё сломали, это же надо, удивлялся мой дядька. Такую войну выстояли, а тут раз вот и всё. Крепко мы напились с радости встречи, а тут землетрясение. Я совсем пьяный был, помню только, что все испуганно побежали из дому. В доме только мы и остались.
- Глянь Хорик, как крысы бегут, а куда, от судьбы никуда не убежишь.
На следующий день мы вышли на улицу и повернувшись к дому дядя Жорж сказал:
- Вот Хорик, это мой первый дом, сам строил, хоть и трудновато было в ту пору, но я не стал строить хижину, настоящий особняк построил.
Мы сели в его машину и двинулись в путь. Около одного из домов он остановился и сказал.
- Вот это мой второй дом, здесь брат твой, Артак живёт. Дом этот тоже я построил. Заходить не будем, Артак в Мексике, а его жену ты как-нибудь увидишь, сам выбрал сукин сын, не послушал отца.
Мы опять поехали по закоулкам огромного города и остановились у особняка, удивительная крыша которого, с одной стороны опускалась к земле, тем самым создавая огромную, светлую веранду.
Этот дом тоже я построил, Амалия здесь живёт. Помнишь, как вы в детстве убежали из дома.
Где мы только вас только не искали, а вы ушли в многоэтажки и там на детской площадке играли.
Амалия с мужем встречала нас по всем правилам. Когда хозяева вышли из комнаты, дядя Жорж цокнул языком и сказал:
- Видишь Хорик, дочь на меня похожа, ну ясное дело далеко не красавица, а вот я её за какого самца замуж выдал. Муж Амалии был просто истинным красавцем, но ни на армянском, ни на русском ни хрена не понимал и дядя Жорж, частенько над ним подшучивал.
- Видишь, формами удался, а мозгов маловато, поднимая рюмку, говорил дядька, чокаясь с зятем.
Тот улыбался и выпивал, быстренько наливая ещё.
- Поехали Хорик, вдруг сказал дядька и не дожидаясь встал и двинулся к выходу. Поехали, я тебе ещё свой дом покажу. Маленькая улочка нас вывела на большую дорогу и мы опять заколесили по огромному городу. Поднявшись на огромный холм, я не увидел никаких домов. Мы остановились у ворот кладбища. Дядька шёл впереди, я за ним. У одной из могил он остановился и сказал.
- Вот это тоже мой дом, четвёртый и последний. Воздух-то, какой здесь, красота. Здесь и лежать не стыдно. Я ошарашено смотрел на памятник, на котором было изображение дядьки, фамилия, имя, год рождения и дальше тире.
- Зачем? Удивлённо спросил я.
- О Хорик, это ни зачем, это почему. А потому сынок, что вот я для них всё, всем дома построил, в жизни и карьере поспособствовал. А вот ты помнишь позавчерашнее землетрясение, все убежали, головы свои без мозглые спасали и никто нас с тобой не вывел из дому. Вот и кажется мне. Умру, а они сэкономят и кремируют меня, а так им придётся меня здесь схоронить, это я в завещании указал. Хмель с моей головы, как рукой сняло. Выросший в Советском Союзе, я никак не мог врубиться, как же так может быть.
      И только с прошедшими годами, когда в нашей стране всё перевернулось с ног, на голову я понял, что может.
02.06.2013г.
 

Вопль души – 183

(Соломон Ягодкин)
   2015-06-09  1  14  743
Всегда со всеми во всём быть согласным, может тогда тебе лучше не жить вообще?..
 

Вопль души – 186

(Соломон Ягодкин)
   2015-06-14  2  10  698
Был не такой как все, и все его за это и любили, и ненавидели одновременно…
 

Вопль души – 206

(Соломон Ягодкин)
   2015-07-04  3  4  720
Научишь людей думать, а как потом их думать отучить, тем более, если им думать понравится?..
 

Вопль души – 200

(Соломон Ягодкин)
   2015-06-26  6  7  728
Дизайн, это искусство для масс, а всё, что для масс, это уже не искусство, за что массы так благодарны ему, что теперь у них есть своё искусство…
 

Вопль души – 212

(Соломон Ягодкин)
   2015-07-07  1  1  683
Если во имя Веры убивают, значит это Вера убийц, иначе говоря, очередная религия…
 

Без мышей

(Лягушка 蛙)
   2015-05-26  2  13  827
- F10 и сок, пожалуйста.
- Твит дня будете?
- А что у вас сегодня?
- Клавиша "Windows".
- Да, конечно!
Официантка с улыбкой Alt+F4 записную книжечку и стрелками курсора направилась в BIOS. Через 00:02:36:01 на моём столике появился "Джуси Фрут" и пристегнув компактную клавиатуру я принялся за работу. Мороз за окном давал себя знать и, перезагрузившись несколько раз, я подошёл к бармену:
- У вас топят?
- Да, только сейчас разгоняли.
- Прям не знаю, что и делать!
- Shift+Esc, Shift+Esc, Shift+Esc, - ухмыльнулся бармен.
- Как ваша контора хоть называется?
- "Спейс Бар".
- "Космический бар"?
- Нет, "Клавиша пробела".
- И кто тут у вас главный пробел?
- Громозека, но он сейчас в бане. Вирус подхватил, - опять ухмыльнулся бармен.
Вернувшись за свой столик и оживив экран левой клавишей Ctrl, я уставился на фотографию какого-то Романа Деки:
- Какой ужас!
Всё тело этого парня было покрыто чем-то, что очень напоминало что-то очень похожее на банный лист в большом количестве. Из его ушей исходил пар и он жевал... что-что... что это? Я нажал пробел чтобы сместить экран вниз, надпись под фото гласила: "ВЕНИК - СРЕДСТВО ОТ ВИРУСОВ!"
- У вас нет кремниевой зажигалки? - напугал меня раздавшийся в самое ухо голос официантки на "курсорах".
- А зачем вам?
- Высечь!
- Кого высечь?
- Фи, бидиэсэмщик, - скривила губы официантка и с грохотом шлёпнула о мою клавиатуру блюдо дня. Терпкий запах уксуса пахнул мне в нос и позабыв "абба всем" я с удовольствием начал поглощать "мышиные хвосты". Насладившись щупальцами и щёлкнув пару раз пальцами бармену я заорал:
- F9 на всю катушку, и поставьте что-нибудь соответствующее!

***
Через полчаса действа, насытившийся и подобревший я подошёл к стойке где крутился какой-то юнец в очках.
- А всё-таки хорошо у них здесь хоть и холодно, - крякнул я.
- Да, холодно. И мыши все на холодец пошли.
- А зачем тебе мыши?
- Свалить отсюда никак не могу.
- Серьёзно?
Юнец ткнул пальцем "фирменную клавишу". Я сразу же нажал эскейп.
- Не так быстро кидди! - проходившая мимо официантка зевнула и постучала по стойке, - Лёша, хватит мыть стаканы.
Заспанная голова бармена высунулась из под стойки и посетовала:
- Бумага закончилась, а то я бы уже давно протокол составил.
- Я сейчас сбегаю, а ты смотри за ними в оба!
Курсоры затюкали по бетону, затем по лестнице, по обледеневшей мостовой, стихли... Затем снова затюкали удаляясь, но как-то неровно, не в такт.
- У неё каблук сломался, - хихикнул кидди.
- Какой?
- Левый.
- Тогда быстро! Виндоус, курсор вправо, энтер.
- Но там ещё будет диалог о закрытии программ при выходе.
- Ты знаешь волшебное слово?
- Пожалуйста, - улыбнулся кидди.
 

Вопль души – 191

(Соломон Ягодкин)
   2015-06-19  4  8  717
Когда на лице один желудок, тогда хотя бы ясно, о чём с товарищем можно душевно поговорить…
 

Любите ли Вы искусство в сексе, ...

(Оleg Wral)
   2015-07-03  0  0  659

Предисловие:
...за Вашу щедрость - здоровья и знаменитого любовника

***
Усугубив малую толику своего конька, я по трезвому всмотрелся внутренним взглядом в свою жизнь и увидел, в своих молодых годах, один весьма забавный эпизод.Прошу прощения, уважаемые читатели, сейчас ещё соточку потяну и расскажу.Ух хорошо пошла, а по другому никак нельзя ибо весчь десятилетней выдержки.Ещё минуточку терпения , подкурю свою любимую сигару "Гавана клаб" и начну.Не высший конечно пилотаж, но что делать...а кому сейчас легко?
Так о чём это я?Ах да, обещал вам рассказать случай за свою молодость проведённую в Одессе.
Было это давно, в лихие девяностые, когда всё в стране катилось к чёртовой матери и за одни сутки можно было: или внезапно разбогатеть, или потерять всё.Я тогда крутился на перекупке в Одессе (выживал как все) и вот однажды зимой, выпив с дорогими моему сердцу друзьями,в гандэлыке чрезмерно водки с пивом...и встав вместе со всей страной на на край финансово-экономической пропасти, ...Кстати, а знаете уважаемые читатели, чем эта пропасть отличается от прочих - иных? Знаете?Не знаете?Ну не буду вас томить, отвечу - в неё можно,таки благополучно падать вечно и бесконечно. там нет дна, похоже что и выхода тоже. В неё мы сейчас и продолжаем падать, но теперь уже вместе со всем миром.

.
   Так вот оказавшись на краю этой пропасти и чтобы создать радостную атмосферу всеобщему амбецу, решили мы зачудить по взрослому и заодно поправить своё бедственное материальное положение. Нашли среди самое себя, более-менее прилично одетого шлимазла с пыжиковой шапкой на голове и взяв с собой найденный картонный короб от телевизора, пошли на Привоз.Написав на том коробе душещипательную историю за "Люди добрые!Мы не местные.Помогите собрать на Мерсэдэс", усадили его с пыжиковой шапкой на входе до базара.
Скажу вам уважаемые читатели, что таки было весело всем. Народ тогда, ещё таки понимал за добрую шутку.Грошей много не набросали, на Мерина конечно нам не хватило, но на опохмелиться вполне.

Что можно сказать за тот случай? Только тост, стоя - Дай вам Бог,за вашу щедрость - здоровья и богатых любовников добрые Одесситки.

Ещё минуточку внимания уважаемые читатели, пока я под настроением, хочу огласить небольшое объявление.

Молодой художник, не совсем правда молодой, но довольно известный, хотя и не совсем стройный (скажем прямо далеко не кипарис), но зато...Без вредных привычек:почти - не курит и почти не пьёт (разве что в хорошей компании и под настроение), на чужих женщин почти не засматривается,(разве что, таки будет на что посмотреть) но главное, что вполне ещё таки работоспособный. Горит желанием выполнять мужские обязанности (по обоюдному согласию), с женщиной тоже не совсем молодой и не совсем стройной,(скажем прямо не Афродитой, выходящей из пены морской), но способной понять его тонкую, чувственно-ранимую художественную душу и готовую, на всё время отдыха на море, стать его моделью для написания Тициановской богини, ну и конечно же составить ему компанию на морском пленэре.С достоинством и честью, так сказать нести все тяготы и лишения курортной жизни.
Есть правда один большой недостаток - художник трудоголик. Таки может оставлять даму без внимания на несколько дней - а может и на всё время отдыха. Тут уж как карта ляжет - пардон вдохновение нахлынет.

Короче дамы - на Море!!!!!!

Послесловие:
Если даже никто не отзовётся поеду таки в Одессу сам...а кому сейчас легко?
 

Скороварка - как оружие массово ...

(Юра Харьковский)
 Оружие  2015-03-26  0  32  763
Эта история произошла под Новый Год, в далёком 1967 году ,в славном городе Усть-Каменогорске в Казахстане, когда мне было 14 лет. Мои родители, приехав на стройку титано-магниевого комбината, получили квартиру и участок под дачу. В новою квартиру была куплена мебель и холодильник «ЗИЛ», мечта любой советской семьи. Благо были сбережения с севера, откуда мы приехали по вербовке. Но надо было строить дачу, а тут без магарыча никак не обойтись. Стройматериалы, как сейчас, тогда в магазинах не продавались. Что бы что-то построить, надо было украсть – кирпич, цемент, доски и т.д. Ну, воровством, само собой, мои интеллигентные родители не занимались, но поставив магарыч, всегда могли с доставкой, получить со стройки нужный материал, благо строек тогда было не мерено. Загвоздка была в магарыче, его надо было много, как и стройматериалов, а водка хоть и стоила тогда 2р.87 коп., но была не по карману в требуемом объёме. Надо было гнать самогон. С этим тогда было очень строго. Могли и посадить. Поэтому, покупать где то с рук или заказывать самогонный аппарат, было нельзя, надо было делать самому. Маленький теплообменник папа сам сделал у себя в цеху. А в чём гнать? В семье два инженера – папа и мама, они быстро решили проблему, купив тогдашний хит продаж – новую скороварку и приспособив к предохранительному клапану пароотводящий патрубок, получили вполне приличную конструкцию готовую к делу. Наконец, после приготовления бражки, была выгнана первая партия самогона. Радости не было предела, аппарат работал, как часики, выдавая чистый, как слеза продукт. Проблема, как выяснилось, была в другом. У нас не было подходящей по объёму ёмкости для браги и её ставили в двух простых пятилитровых кастрюлях и нужного количества самогона не получалось по причине долгого изготовления браги. На это уходила где- то неделя, а процесс надо было ускорить любым путём. Мозговой штурм семейных инженеров решил проблему блестяще, были закуплены ещё две скороварки, в которые была помещена новая партия браги. Логика была простая, если под давлением суп готовиться быстрее в 3 раза, то и брага будет готова так же в 3 раза быстрее. С избыточным давлением должны были справиться 2 предохранительных клапана – механический и тепловой. Скороварки были торжественно установлены на кухне под столом и процесс пошёл. Через три дня, вернувшись со школы, я увидел кучу соседей из нашего подъезда, что-то бурно обсуждающими под нашими окнами, а жили мы на первом этаже. Когда я подошёл, они наперебой стали говорить, что у нас в квартире что-то так сильно взорвалось, что по вылетали стёкла. Что взорвалось, я догадался сразу. Хотели вызвать милицию, но я отговорил. Зацепившись за решётку я подтянулся и заглянул на кухню. Моим глазам предстала ужасная картина. В кухне была разорвана осколочная мина, порубившая напрочь всю новую мебель, а главное, нашу гордость холодильник «ЗИЛ». Клапана не сработали, тепловой и не должен был, а механический, элементарно забился продуктами реакции. Слава богу, что дома никого в этот момент не было, родители на работе, сестра в школе, брат в садике. Но идти домой было нельзя, вторая кастрюля могла рвануть в любой момент. После прихода родителей, был устроен семейный совет, на котором было решено попроситься пожить у соседей, пока не рванёт вторая. Новый год мы встречали у соседей и под бой курантов, из нашей кухни, прозвучал долгожданный салют, в честь наступления нового, 1968 года.
Кстати, как я недавно узнал из интернета, наши советские скороварки, моджахеды использовали в Афганистане в качестве… противотанковых мин.
      Жми сюда
 

Вопль души – 179

(Соломон Ягодкин)
   2015-06-03  3  13  743
Чем хороша всеобщая усреднённость? Здесь нет ни первых, ни вторых, зато все – последние…
 

Житие Барклая-де-Толли

(Олег Сибирёв)
   2015-06-13  2  11  729

(жизнеописание и подвиги великого полководца)

***

    В юности Барклай-де-Толли случайно прочитал одно из пророчеств Нострадамуса.
Центурия 8-12:
«И будет Он, рождённый на вершине,
В краю волынок и холмов,
Спасёт Он царство от франкийцев,
В стране снегов и холодов;
Повержен будет корсиканец,
И войско сатаны падёт,
Отступит Он доколе может,
Ну а потом уж в бой пойдёт».
    Ну, собственно говоря, с этого всё и началось.

***

    Впервые за русскую армию будущий «русский» генерал шотландского происхождения Барклай-де-Толли начал воевать в битве под Аустерлицем в звании капитана. Тогда он ещё плохо владел русским языком, поэтому в общении с вышестоящими офицерами возникали всякие казусы. Например, в самый критический момент битвы он получил приказ от командующего корпусом союзной армии полковника Михаила Кутузова:
– Но уж нет, капитан Барклай-де-Толли, не хрена, сдюжим Бонапарта! Не фига, продержимся! Отступление будет смерти нашей подобно! – громко произнёс Кутузов, пытаясь перекричать залпы орудий.
    Барклай-де-Толли практически дословно передал приказ Кутузова:
– Но уж нет, не сдюжим хрена Бонапарта! Фига не продержимся! Отступление будет, то есть видимо пора отступать! Ибо… кажется, Кутузов сказал смерть нам всем!

***

      Когда в 1805 году после победы над союзными войсками под Аустерлицем, Наполеон (по примеру средневековых «рыцарских орденов»), совместно с побеждённой Австрией создал «Нормано-Австрийско-Тильзитский Орден», только Барклай-де-Толли честно и публично заявил:
– Господа, так ведь это же НАТО!

***

      В августе 1812 года по приказу Барклая-де-Толли русские войска оставили французам Смоленск и начали отступать. На следующий день офицеры первого лейб-гвардии гусарского полка пришли «бить морду» Барклаю:
– Ну что, немецкая морда, поговорим про Смоленск? – начал кто-то из офицеров.
– Я не немец, я шотландец! – гордо ответил Барклай-де-Толли.
– Ах ты гад, так ты ещё и шотландец?! Мочите его братцы!!!

***

      Практически с самого первого дня войны с Россией, во французском генеральном штабе Барклай-де-Толли получил прозвище «неуловимый Барклай». Вроде как Барклай и его войска всегда были где-то рядом, поблизости, но даже авангард корпуса Мюрата ни разу не смог догнать «отступающих». В какой-то момент Наполеон даже подумал, что Барклай-де-Толли это собирательный образ, придуманный русской военной разведкой, дабы «пудрить французам мозги» и порожняком «гонять» армию французов по России. Только на Бородинском поле, воочию узрев русскую армию, Наполеон избавился от комплекса «неуловимого Барклая» и слегка успокоился.
      На следующий день после Бородинского сражения, когда Бонапарту доложили, что русская армия ночью исчезла в неизвестном направлении, у Наполеона случился первый в его жизни нервный припадок.

***

      Перед самым началом Бородинского сражения Барклай-де-Толли «прискакал» на наблюдательный пункт штаба русской армии и обратился к Кутузову:
– Михаил Илларионович! – громко произнёс Барклай-де-Толли, поставив своего коня прямо перед Кутузовым, – Сейчас французы начнут артподготовку и пойдут в наступление! Во имя спасения Главнокомандующего и Отечества, считаю своим долгом подставить под вражеские ядра и пули свою лошадь!
– Придурок! – закричал Кутузов, – Убери коня! Я ничего не вижу!!!

***

      Во время Бородинского сражения, Барклай-де-Толли так неуклюже построил правый фланг русских войск, что Наполеон долгое время не мог понять намерения Барклая: толи тот собирался атаковать, толи обороняться, толи в очередной раз начнёт отступление. Так и не разгадав замысел Барклая, всю мощь своей армии Бонапарт обрушил на флеши Багратиона.
– Побольше непонятного! – впоследствии говорил Барклай, приписывая себе всю славу и основную роль в битве.

***

      Во время Бородинского сражения в голову Барклая-де-Толли рикошетом попало шальное ядро французского орудия. Барклай-де-Толли бодрости духа не потерял и в стиле тонкого шотландского юмора ответил французам:
– Промахнулись лягушатники! Не туда стреляете, идиоты! Русские там! – указав саблей в сторону позиций Багратиона.

***

      После Бородинского сражения Император Александр I за проявленную доблесть и мужество подписал царственный указ о награждениях:
– Генералу Кутузову: орден Святого Александра Невского первой степени с голубым бриллиантом и бантом;
– Генералу Багратиону: Георгиевский крест первой степени на ленте (посмертно);
– Генералу Раевскому: орден Святого Владимира первой степени с красным рубином и бантом;
– Генералу Горчакову: орден Белого Орла первой степени с бриллиантом на ленте;
– Генералу Барклай-де-Толли: почётная грамота.
      Барклай жутко обиделся.

***

      После Бородинского сражения, на «совете в Филях», Барклай-де-Толли продолжил убеждать генералов ставки русской армии:
– Необходимо отступать дальше! Москву неизбежно придется сдать! Иначе, господа, нам не поможет даже чудо!
      В 1814 году в Париже Барклай-де-Толли робко оправдывался перед французскими журналистами:
– Я Кутузову говорил, что надо Москву сдавать, а не сжечь!

***

      После того, как на «совете в Филях» ставкой были приняты все военно-стратегические решения, Барклай-де-Толли неудачно пошутил:
– Суворов перевёл русскую армию через Альпы, а я переведу через Урал!
      Слава Богу, быстро убежал.

***

      Когда осенью 1812 года Наполеон со своей армией покидал разоренную и сожженную Москву, ему сообщили, что армия Барклая-де-Толли перешла в наступление.
      Бонапарт истерически улыбнулся (у него «задёргался» левый глаз), потом его «перекосило», он вывалился из кареты на землю и начал орать:
– Этого не может быть! Потому что этого не может быть никогда! Барклая-де-Толли не существует!!! Он мне только кажется!!! Москва это моя галлюцинация! Россия это просто сон! Это мой кошмарный сон!!! Кто-нибудь, разбудите меня!!!
      Наполеона срочно госпитализировали и экстренно отправили на лечение в Париж.
      Отечественная война русского народа с захватчиками начала своё победоносное шествие по просторам России.
      Пророчество Нострадамуса сбылось.

***

      Когда в 1813 году русские войска освободили от французов Варшаву, Барклай-де-Толли заявился в Польский Сейм и откровенно спросил польских депутатов:
– Итак, панове, что вы выбираете: или Польша в составе Российской Империи или через пол часа вас всех повесят?
– В составе России! – дружно ответили депутаты.
– Так и доложу Государю! – провозгласил Барклай-де-Толли, – «Напросились»… хотя пожалуй нет… «Умоляли»!

***

      Из мемуаров, изданных Барклаем-де-Толли по окончании войны с Францией, общественность с изумлением узнала, что во время Бородинского сражения Барклай-де-Толли самолично зарубил саблей целый дивизион французских гренадер, поломал четыре вражеских пушки, хитрым маневром заманил два французских полка кавалерии в засаду, и, наконец, трижды брал «в плен» Бонапарта… правда Наполеон каждый раз куда-то убегал и подолгу прятался.

***

      В отставку с военной службы при Русском Императорском дворе Барклай-де-Толли ушёл в зените славы: две почётные грамоты, три благодарности с «занесением» и одно царственное рукопожатие Императора Александра I.

© Сибирёв О.А.
 

Вопль души – 203

(Соломон Ягодкин)
   2015-07-01  3  2  756
Если человек злой, значит он глупый, а иначе с чего ему быть злым?..
 

Вопль души – 197

(Соломон Ягодкин)
   2015-06-25  1  4  679
Если склока становится основой семейной жизни, то тогда склочников в семье тоже должно быть как минимум двое…
 

Вопль души – 194

(Соломон Ягодкин)
   2015-06-22  2  5  662
Оставлять после себя грязь могут только грязные люди, в том числе даже самые чистые из них…
 

Сказка про телефоны

(Марина Шамсутдинова)
   2015-06-09  1  9  766
Жили-были два телефона. Лежали они в одной сумке и звонили друг другу...Хозяин не умел ставить блокировку.

8.06.2015
 

Слово

(Моголь)
 Криминал  2014-12-07  3  56  1484

   Вы уж простите меня, граждане "Хохмодрома" за нарушение правил. Но тут меня как-то упрекнули, что и поет я никакой, а уж прозаик и вовсе некудышний. И вот, решился я опубликовать один свой рассказик из собственных архивов. Для чего? Ну, в тайне надеюсь, что признают все ж признают во мне прозаика. А может, кого-то это даже развлечет. Короче, заранее благодарен тем, кто дочитает до конца.

[b]Обзавестись компьютером я мечтал все пять лет своего срока. На зоне я даже раздобыл негожую «клаву». И один великий хакер по кличке Фотошоп, угодивший в тюрьму по специальности, обучил меня некоторым премудростям пользователя. Так что на волю я вышел подготовленным. И уже на третий день я располагал хорошим ноутбуком. С его помощью я умышлял забыть блатной мир зоны с его уголовными рожами, законами, понятиями, разборками и феней, а заодно и мир окружающий, где за мной присматривали менты, сторонились соседи, и где меня обязывало уважение братвы.
    Подключившись к интернету, я нашел литературный сайт и под ником «Кук» поместил в него кое-какие зарисовки из жизни за решеткой. На сайте было полно начинающих поэтов и поэтесс, которые потчевали друг друга сладостными звуками поэзии. И на этом фоне мои незатейливые откровения вызвали у публики самую острую реакцию. Так что неожиданно для себя я вдруг оказался на третьем месте в рейтинге популярности. В отзывах меня хвалили, ободряли, превозносили и чуть ли не называли вторым Солженицыным.
    Оперенный таким успехом, я уже подумывал, как извлечь из своего таланта побольше пользы и материальной выгоды. И вдруг под очередным своим опусом среди дифирамбов в мой адрес я увидел следующий комментарий от некоего «Клопа»:
   «Все, что я здесь прочитал – полная чушь. Жалкое блеяние козла, который отсидел год на параше, и теперь впаривает нам записки чуть ли не вора рецидивиста. Я вообще ставлю под сомнение твою ориентацию. Уверен, она нетрадиционная. Так что вали с сайта. Чтоб тут не пахло козлятиной».
   В первую минуту я подумал, что это шутка. Но ничего шуточного я в этом не разглядел.
   «Что за хрень? – билось в моей голове. – С чего он это взял?»
На параше я никогда не сидел, хотя бы потому, что в тюрьму нас пришло сразу пять подельников, и опустить своих мы бы не позволили. Да и сам за себя я мог постоять. Был, например, такой случай, когда я только заявился в камеру, и один из ее обитателей вдруг ни с того ни с сего назвал меня «козлом». Я правда сразу не отреагировал. Лежу себе на шконке. Думаю, ну назвал себе и назвал. Погорячился, должно быть. Я же не козел. Чего беспокоиться из-за пустяка. Козел хорошее животное. Доброе. У меня с детства к козлам отличное отношение. Особенно мне нравятся их глаза. Но тут сосед по койке мне шепчет:
   - Ты че, утрешься что ли?
   Я ему в ответ:
   - А что случилось?
   А он:
   - Если молчишь, значит, признаешь себя козлом. Тут слово бывает на вес жизни. Умри, но отвечай.
   - А как? – интересуюсь – Назвать его ослом.
   Тот смеется:
   - Нет, этого не достаточно. Дай ему в рыло.
   В рыло так в рыло. Это у меня всегда хорошо получалось. Я, правда, не мастер боевых искусств. Но боксом занимался. И не без успехов. Так что от моего прямого в челюсть иные уличные каратисты рушились, как башни близнецы после теракта.
   В общем, я встаю, подхожу к столу, за которым сидит этот черт. Вижу, камера притихла. Все ждут моих действий. Думаю, сейчас вмажу ему, так они все на меня накинутся. Значит, делаю вывод, надо бить наверняка, чтобы на одного было меньше. Соответственно бью точно в подбородок и изо всех сил. Он летит с лавки и на лету теряет сознание. А я уже жду следующего. Но никто даже не шевельнулся. Наоборот, тот сосед одобрительно похлопал меня по плечу. Потом оказалось, что мой оскорбитель вовсе никакой не авторитет, а так, фрайер, который хотел на мне заработать уважение.
   Подобных инцидентов потом я видел много. Слово в уголовном мире, действительно, много значит. Именно там более всего понятно, что оно - не воробей, и из летающей братии, скорее, - пуля.   Оно запросто может распорядиться твоей судьбой, низвергнуть тебя на самое дно, как бы в подтверждение известного библейского высказывания: «В начале было слово…». А тут здрасти-пожалуйста, такие слова. Да еще, считай, на всю страну.
   Короче, через час я был уже на квартире у Фотошопа. Он освободился год назад, и вряд ли успел меня забыть. Правда, не скажу, что он мне сильно обрадовался. Но чашку чая налил. И водку тоже предлагал, но я отказался. Рассказывать ему все не стал. Неудобно все-таки. Сказал только, что мне нужно выяснить место нахождения такого-то компьютера.
    - О, нет, - заюлил Фотошоп.
И начал объяснять мне, что ему для этого нужно куда-то влезть, что-то нарушить, чего-то взломать. И без хорошего гонорара он это делать не намерен.
- Ты что, Шоп? – удивился я. – Или забыл, чем мне обязан? Да если б не я, ты, может, и в живых бы не числился.
   - Это да, - гундит хакер. – Признаю. Но там, на зоне, одна культура. А здесь, на воле, - другая. Здесь все решают деньги.
   - Ну, деньги, так деньги, - говорю.
   Гляжу, рубашка у него прочная. Верхняя пуговица застегнута. Беру его за ворот и скручиваю так, чтобы получше передавить сонную артерию. Через пару секунд он валится на пол. Подхожу к секретеру, где нормальные люди хранят дензнаки, с применением кухонного ножа открываю дверцу и нахожу целую пачку купюр.
   К моменту, когда Фотошоп приходит в себя, я ему уже сую эту пачку под нос.
- Этого хватит? – спрашиваю.
   - Конечно! – отвечает хакер, но с некоторым подозрением, очевидно находя пачку знакомой.
   Тем не менее, через час я уже располагал искомым адресом. Клоп проживал в Липецке. И это ставило меня перед необходимостью встретиться с Дидом Волосатым. Так зовут в криминальной среде нашего города моего знакомого по зоне.
   Воспользовавшись подсказками по мобильнику, Дида я нашел в уютном подвальчике одного из популярных пивных баров. Он там пил пиво с двумя проститутками. Надо сказать, он и впрямь очень волосатый. Волосы, теперь уже седые, заметны у него даже под глазами.
    - О-о, - обрадовался мне Дидо. – Сразу видно, человек хочет заняться делом.
    - Да, но нет, - сказал я. – Должок мне тут надо выбить один. В Липецке.
    - И большой должок? - заинтересовался Дидо.
    - Тысяч сто думаю взять за язык.
    - Готов участвовать, – нехорошо улыбнулся Дидо. – Если не пожадничаешь половину на прокорм братвы.
    - Идет, - кивнул я.
    - Тогда бери Белку и Стрелку и, если нужно, мой «Бумер».
   Белку и Стрелку я тоже давно знал. Первый обзавелся своей кликухой после того, как его стеганула горячка. А погоняло второго происходило от его занятости в криминальных разборках. Оба они были лысые, немного туповатые, но ребята компанейские. Ехать с ними в одной машине было достаточно забавно. По пути они много спорили и даже ссорились, обнаружив через то некоторые идейные расхождения. Оказывается, Белка главным инструментом для взыскания долгов считал паяльник. А стрелка настаивал на эффективности электрического тока из розетки. Я же в тайне надеялся привести их к консенсусу, позволив им обоим применить свои вкусы к моему обидчику.
    Отмахав двести верст на «Бумере», в Липецке мы оказались вечером. Нас это устраивало, поскольку избавляло от необходимости ждать темноты. Она была уже достаточно плотной и мрачной к моменту, когда я подрулил к нужному дому.
   Дом представлял собой хрущевскую пятиэтажку с безлюдным, но хорошо озелененным двором и плохим освещением подъездов.
    Путем несложных математических расчетов мы выяснили, что объект наших интересов находится на третьем этаже.
    И вот, наконец, я нажал заветную кнопку звонка.
   В результате недолгого ожидания дверной замок щелкнул, дверь отрылась, а за ней нашему любопытству представился мужчина в майке. На вид ему было за сорок. Лицом не глуп. Телосложения плотного. Однако недостаточно плотного в сравнении с бугаями за моей спиной. Так что сопротивление его было недолгим, да и неумелым.
    После того, как бандиты уложили его на диван и хорошенько прижали ему «крылья» я сунул к его расширенным зрачкам распечатку со своего компьютера.
   - Узнаешь? – спросил я сурово.
   - Что это? – тупо таращась в бумагу, прохрипел хозяин квартиры.
   Его недоумение показалось мне искренним. И это меня обеспокоило.
   - В этом доме есть компьютер? - задал я наводящий вопрос.
   - Есть, но я в нем не разбираюсь, – сообщил мужчина. – Он в другой комнате.
   И тут я все понял. Действительно, мужчина внешне не был похож на пресловутого Клопа, способного оскорблять незнакомого человека. Не тот возраст. Да и физиономия у него не такая злонамеренная. Притом Клоп, судя по тексту, был хорошо ознакомлен с тюремными традициями и жаргоном.
   Пока я соображал, из прихожей послышался хлопок входной двери. И возможно это явился как раз тот по чью душу мы прибыли. Например, это мог быть сын хозяина. Но могла прийти и жена.
   Я сделал знак своим гориллам. Те тотчас усадили хозяина между собой и крепко его обняли. Едва они успели это сделать, как дверь в комнату открылась, и на пороге появилась девушка. Лет девятнадцати - двадцати. То ли натуральная, то ли крашеная, но в любом случае блондинка. Достаточно миловидная.
   - Па, ты дома? - поинтересовалась она, не слишком всматриваясь в нас.
   - Да тут ко мне с работы пришли, - бодро отозвался папаша. – Ты, Наташ, иди, не мешай нам.
Дочь не заставила себя уговаривать и удалилась. А я подумал:
   «А мужик-то правильный. Мог бы панику поднять, и тем подставил бы дочь. Нет, - думаю, - Он точно не Клоп.»
- А кто еще здесь проживает? – спрашиваю я у мужчины.
- Никто! – проворчал тот через заметную неохоту.
- Тогда, послушайте, - говорю я ему. – Тут вероятно произошла какая-то чудовищная ошибка. Вы только не брыкайтесь. А то все испортите. Мне нужно задать вашей превосходной дочери всего пару вопросов.
   Мужчина посмотрел на меня с неприязнью, но от прений воздержался.
   Заглянув в другую комнату, я вновь увидел Наташу. Она сидела за компьютером. Я подошел и, взглянув на монитор, сразу узнал свою страничку, причем с тем самым текстом, который был на моей распечатке.
    - Зачем вы это написали? – ткнул я пальцем в экран.
    - Чего? - удивилась Наташа. – Вам-то какое дело? Вы же к отцу пришли. Хотя для дружбы с ним вы слишком молоды. И вообще, - вдруг привела она мне в лицо внимательный взгляд. – Откуда вы знаете, что это я написала?
    - Потому что я и есть Кук, - сообщил я.
    - Что? – спело в ней изумление.
   Разумеется, она не могла сразу мне поверить. Но и объяснений моему заявлению, видимо, не находила.
    - Но никто ведь не знает про моего Клопа, - слетело с ее прекрасных губ.
    - Кук, кук, - покивал я. – Третье место в рейтинге. На сайте с пятого июля.
    И вдруг она поверила. А может, захотела поверить, и с тем просияла улыбкой.
    - Кук! – послышалось из нее что-то в виде визга.
    Одномоментно с этим я был обнят ею и получил в щеку здоровенный чмок.
    - Но как? Как ты меня нашел? - порхали вокруг меня ее руки, нагоняя ветер недоумения. – Через отца? Ты живешь в Липецке? Ты меня вычислил?
    - Дело техники, - проворчал я. – Ты лучше скажи, зачем ты это написала?
    - Как зачем? – удивилась она. – У тебя ж третье место в рейтинге. А у меня только сорок второе. Надо было тебя опустить.
   - Опустить? – наверное, я сильно нахмурился.
   - Конечно. Или затеять с тобой скандал. Ты ж популярен на сайте. И скандал с тобой может привлечь читателей. А ты что, обиделся? Да ладно тебе. Это же игра. Игра и только. Понимаешь?
    - Однако, мне просто не верится, - возразил я. – Где ты научилась таким словам?
    - Ой, да ладно тебе, - Наташа была явно польщена. – Сейчас столько криминальной литературы.
   - Но ведь это слова, - возразил я. – За них надо отвечать.
   - Кому отвечать? Зачем? – простосердечно недоумевала она. – Это наверное в тюрьме так принято. Или при Сталине, когда за слова сажали. Но ведь тут интернет. Совсем другая реальность. Здесь ты можешь быть кем угодно, перевоплощаться как хочешь. Играть роль старушки, светской дамы, дурака. Можешь клонироваться и присутствовать сразу во многих лицах. И ничего тебе за это не будет. А если и будет. То опять же только слова. Которые пустое. Они всего-то средство общения. И ты на них можешь совсем не обращать внимания. Зато читать то, что тебе интересно.
   - Но ведь это обесценивание слова, - нашел я выражение своим сомнениям.
   - Ну и что? – снова удивилось Наташа. – И хрен с ним, пусть обесценивается. Может, так и нужно. Хорошие слова не обесценятся. И вообще, я думаю, лучшее время у человечества было, когда люди не разговаривали, а понимали друг друга сердцем. Ведь слова это только звуки и по сути ничто…
   «Ничто, которое ничтожит», - мелькнула в моей голове известная формула сущности зла.
      И мне почему-то захотелось, чтобы она была права. Ведь и впрямь, человечество слишком много значения придает словам. С помощью слов, впрочем, достигается кое-какое взаимопонимание, но куда чаще они становятся источником заблуждений, недопонимания, конфликтов и даже войн. Воображение явило мне руины Вавилонской Башни, от которой во все стороны света разбредаются люди, разделенные языками по воле некоего странного бога. Голова Цицерона с булавкой в языке. Святые великомученики, не пожелавшие сказать слово отречения. Пламя костра, пожирающего тело Джордано Бруно… Да что далеко ходить. Сам я прибыл сюда из мрачного мира, где слова бывают еще более тяжки, чем цепи, еще более болезненны, чем удары, и могут быть подобны ножу и выстрелу. И прибыл я сюда, чтобы доставить физическую боль человеку в отместку за какие-то дурацкие звуки…
   И вдруг я понял, что способен отринуть от себя весть этот мир тяжеловесных слов и войти в иной мир, где слова искрятся в холодном пространстве вечности, словно изморось на солнце. И где можно ловить на ладонь крупицы серебра слова, выбирая какие тебе глянутся, без принуждения и всякой опасности для себя. И это ли не мир свободы, о которой я так мечтал, но оказался не в состоянии понять, пока эта прекрасная девушка, не преподала мне урок.
    - Да я же шучу, Наташ, - сказал я ей. – Что я, идиот что ли, чтобы обижаться. На самом деле мне просто захотелось с тобой познакомиться.
    - Да я и не сомневаюсь, - улыбнулась Наташа с таким лукавым видом, будто еще и предвидела, что я заявлюсь к ней.
    Когда я в ее сопровождении вернулся в предедущую комнату, то застал своих горилл распивающими коньяк в обществе хозяина.
    - Я же говорил вам, Владимир Иванович, ошиблись мы, - указал на меня через стол Белка. – Вы уж не обижайтесь. Всякое бывает.
    Похоже, ему удалось убедить в этом Владимира Ивановича, поскольку тот вместе с Натальей вышел нас проводить.
    - Может, погуляем завтра? - предложила Наташа уже в самый последний момент прощания.
    - Конечно, - тотчас согласился я. – Я позвоню завтра утром.
    - Как же ты с ней собираешься встретиться. Опять что ль сюда приедем? – поинтересовался Стрелка после периода молчания достаточной продолжительности, чтобы осознать всю сложность этой проблемы.
    - Зачем вам сюда ехать? - ответил я, зорко всматриваясь в летящие навстречу нам огни проспекта. И через пару минут, припарковывая машину, пояснил. – По-моему вы не очень-то и выпили. Так что дальше сами. Машину сдадите Волосатому. И от меня ему спасибо.
    - Спасибо? – ухмыльнулся стрелка. – А пятьдесят кусков? Ты же слово сказал.
    - Слово, так слово, - вздохнул я. – Раз сказал, значит отдам. Пусть чуток подождет.
    - Смотри, а то на счетчик поставит, будет тебе чуток, - напомнил Стрелка.
    - Твоя-то какая печаль, - отмахнулся я. – Я сказал, я и отвечу.
   Пожав на прощанье бандитам руки, я зашагал по направлению замеченной мной гостиницы. Разумеется, долг Волосатому несколько отягощал мое настроение, но, во-первых, он был мне посилен, а во-вторых, я же сам был виноват, что так повязал себя словами. Но зато у меня теперь была возможность встречи с Наташей, и в сравнении с этим все слова были для меня ничто.
 

Дэвушка, хочу тебя танцевать!

(Юра Харьковский)
   2015-05-13  1  18  822

Окончив индустриальный техникум, я был призван в армию. Служил на Чукотке, где и остался работать на местной РЭС. Подошел очередной отпуск и я решил проведать бывших однокашников, с которыми 4 года грыз «гранит науки». Долетев до г.Усть-Каменогорск, цели моего путешествия, я, первым делом, пошел на местную ТЭЦ, где проходил практику до армии со своим лучшим другом Вадимом. Наш общий знакомый, Витя Бунь, за прошедшие 8 лет дорос до начальника цеха и сначала не узнал меня, поскольку я возмужал, отрастил бороду и усы и из худосочного студента, превратился в представительного мужчину. Я сразу смекнул, что это хороший шанс разыграть моих остальных друзей. Как, нельзя, кстати, Витя пригласил меня, по случаю, вечером в ресторан «Кавказ», где он собирался отметить свой день рождения. Я поначалу отказался, но, узнав, что мой друг Вадим с женой тоже в числе приглашенных, согласился, но с условием, что Витя ему об этом не скажет и не будет мешать розыгрышу. Днём я заранее посетил «Кавказ», заказал отдельный столик и договорился с администратором, что бы он и персонал всерьёз не восприняли мой розыгрыш, как нарушение общественного порядка, отстегнув для верности червонец за беспокойство. Надо сказать, что ресторан носил своё имя не зря. Здесь была приличная кавказская кухня и потому его очень любили торговцы с местного рынка, славные представители горячего и гордого народа. Вечером, надев кепку – аэродром и по чернив тушью для ресниц свой волосяной покров на лице, я был мало отличим от основного контингента ресторана. Сев за свой столик, я дождался разгара веселья и нужного градуса у моих друзей, гуляющих рядом и подошёл к жене Вадима. «Дэвушка ты мнэ нравишься, я хочу тебя танцевать», сказал я и нагло потащил её из-за столика , с видом местного авторитета, которому не принято отказывать. Вадик, естественно не узнав меня, стал мне вежливо объяснять, что это его жена и она, естественно, не пойдет танцевать с незнакомым мужчиной. Я быстро перевёл разговор в область конфликта, заявив, что-то типа, я здесь хозяин, а ты никто, что хочу, то и делаю и стал тянуть его жену к эстраде. Не стерпев такой наглости, Вадик предложил выйти разобраться на улицу, благо он был на голову выше меня и гораздо крупнее. Я сказал, что не боюсь и буду сейчас делать из него отбивную. Мы вышли, а за нами следом все гости Вити, в предвкушении представления. Как только мы оказались за дверьми, я сорвал свою кепку, хрястнул ею об асфальт и уже своим голосом, без кавказского акцента, закричал: «Ну что, гад, будешь бить лучшего друга, после восьмилетней разлуки?». Надо было видеть его лицо в этот момент, на котором одновременно были гнев, радость и удивление. Под дружный смех зрителей, мы обнялись и пошли пить мировую.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер