ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: лучшее из свежего: стр. 53

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: лучшее из свежего: Стр. 53  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

ЭГОИСТКА

(Алик Кимры)
 18  Смешные истории  2015-11-21  1  792

Когда Юле было 5 лет, мы с ейной мамой поинтересовались:
— Кого хочешь, братика или сестрёнку?
— Никого! Для себя пожить хочу.
 

Вопль души – 365

(Соломон Ягодкин)
 6    2015-12-28  1  705
Мат, это язык рабов, а, раз так, значит, он ещё надолго, если не навсегда…
 

ПОЦЕЛУИАДА (3)

(Алик Кимры)
 10    2015-12-13  1  784

ТРИПТИХ

Новелла первая. Поцелуй генеральской дочери.
Жми сюда

Новелла вторая. Поцелуй профессорской дочери. Жми сюда

Новелла третья. Поцелуй министерской дочери.

------

ПОЦЕЛУЙ МИНИСТЕРСКОЙ ДОЧЕРИ

«Сей поцелуй, дарованный судьбой».
Е.Баратынский

Когда мой тесть, после 7-летней хрущёвской опалы, с воцарением
Брежнева внезапно вознёсся в министры, моя жена меня поцеловала, а кум Петя Король угостил.

А.К, кум Королю, зять Министру
 

КАК МЕНЯ ВЫГНАЛИ ИЗ ПИОНЭРОВ (ра ...

(Тамара Кошевая)
 42    2015-09-03  7  1176
Люблю Родину и не люблю государство.
      Эти ощущения во мне присутствуют с тех пор, как меня в шестом классе вытурили из «пионэров» за вполне невинный вопрос на уроке истории:
      - Я, конечно, понимаю, почему Симбирск переименовали в Ульяновск, но почему город, который основал и построил Пётр Первый, переименовали в Ленинград?
      - Что-о-о-о???
      О, как возмущена была моим вопросом историчка! Как вдохновенно меня через недельку клеймил позором весь класс под руководством председателя совета дружины, которой было доложено о моей вопиющей непатриотичности по отношению к Родине вообще и к дедушке Ленину в частности!
      - Она недостойна быть юным ленинцем!
      - Снять с неё галстук!
      - Исключить из пионеров!
      Я стояла-стояла, выслушивала весь, льющийся на мою голову, бред, потом это судилище мне надоело, я сняла галстук, и со словами «Некогда мне тут с вами время терять, разбирайтесь без меня!» свалила домой под негодующие вопли:
      - Вернись немедленно!
      - Что это такое?
      - Она не уважает своих товарищей!
    А я ушла. Ушла просто потому, чтобы клокотавшая во мне ярость не выплеснулась на их правильно запрограммированные бо́шки. Но после этого случая забила на все школьные олимпиады, концерты и соревнования, а ведь была круглая отличница, вся такая из себя артистка, лауреатка, чемпионка и даже единственная девчонка в школьном духовом оркестре. Словом, палочка-выручалочка на все случаи школьной жизни, а попросту – во все бочки затычка.
      Короче... Недели три за мной бегал совет дружины и упрашивал снова надеть галстук, а я требовала публичного извинения. Шестиклассница с отлично подвешенным языком и собственным мнением, перечитавшая к тому времени всю, доступную на то время, русскую классику, любящая историю и копание в летописях на старославянском языке – это серьёзно. Школа гудела!
      Дошло до директора. Он был историк, только преподавал в старших классах. Умный был мужик, царствие ему небесное… Он меня любил с самого первого класса за любознательность, пытливость, а главное, как никто, понимал мой бунтарский дух и умел как-то очень просто объяснить, занимавшие меня, сложные вопросы. Собрал он нас всех в своём кабинете, раздолбал совет дружины, историчку, которая заварила эту кашу, а меня лично попросил надеть галстук, на что я ответила:
      - Исключительно из уважения к Вам, Тимофей Андреевич!
Но после этого случая я тайно и страстно стала желать, чтобы Ленинград снова переименовали в Санкт-Петербург, что собственно, и произошло в не таком уж далёком прошлом.
      Так что, господа бывшие ленинградцы и нынешние петербуржцы, гордясь восстановлением исконного исторического имени вашего прекрасного города, помните о тринадцатилетней девочке из Беларуси, желание которой, пожалуй, было сильнее всех ваших желаний вместе взятых.
      Видите ли, какой фокус: понятие «любви к родине» у нас всё время пытались отождествить, или подменить понятием «любви к государству», то есть, любви к «аппарату насилия». Те же раскулаченные люди, которых тысячами и десятками тысяч ссылали в Сибирь, ненавидели государство, но продолжали любить родину, из которой были выдернуты их корни.
      Слово «родина» идёт от материнского начала.
      Слово «отечество» – от отцовского начала.
      А «государство» – вообще среднего рода – ни то, ни сё.
      Государство любить невозможно. Можно только считаться, или не считаться с его законами. Статья Кодекса «Измена Родине» порочна и лицемерна по своей сути именно потому, что в ней заложена не измена родине, а конфликт личности с государственной системой.
      Лично я люблю свою ту, большую Родину, в которой выросла, которую исколесила вдоль и поперёк.
      Люблю и тепло вспоминаю украинский город – родину отца, где я родилась, и где прошло моё раннее детство.
      Люблю свою маленькую Беларуську – родину моей мамы, и город, в котором живу и работаю.
      Но мне совершенно не нравится то, что вытворяют политики на просторах бывшей «великой и необъятной».
      На созидании наживать бешеные капиталы гораздо труднее, нежели на разрушении, поэтому и имеем то, что имеем.
      Увы.
 

Вопль души – 356

(Соломон Ягодкин)
 5    2015-12-21  0  708
Для неандертальцев вера в Бога, это героический прорыв вперёд, а для всех остальных на выбор: или благостная глупость, или гнусный расчёт…
 

Золотая Шпора

(Лягушка 蛙)
 4    2015-12-22  0  734
Я тебя люблю
(ВИДЕО-ЛОГ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ)

5. Золотая Шпора

Суббота, 6 часов вечера.
- Алло. Мы бы хотели с тобой встретиться. С тобой одним. Ресторан "Зоротая Спора..." Шпоррра... Золотая Шпора. Севен пи эм. Окей?
Неторопливо досматриваю нотные буклеты и выхожу из музыкального магазина. Декабрьский снег на лице. Дворники авто на светофоре. Пешеходный переход, полчаса дороги через центр города и я с риском для жизни перебегаю дорогу перед "Шпорой". На скамейке у входа в ресторан две замерзшие фигуры.
- Хэллоу!
- Здравствуйте! Вы рановато, однако.
- Мы любим такую погоду. Ты тоже рано.
- Я просто гулял поблизости.
Под звуки электро-джаза заходим в ресторан в котором я не был лет тридцать. Тогда это была просто кафешка завлекающая молодежь демонстрацией японских мультфильмов на только появившихся видео-проигрывателях.
- Что ты будешь заказывать?
- Я веган.
- По каким причинам?
- По этическим.
Американцы не подав виду тоже заказывают вегетарианское: борщ, жареную картошку, салат и воду.
- Ты ведешь здоровый образ жизни. Разве ты не хочешь бросить курить?
- Не хочу.
- Тебя все устраивает?
- Да.
- Ты когда-нибудь любил?
- Два раза. Первая вышла за другого. Все контакты со второй потеряны.
- Well. You'll have to look better!*
Еще полчаса неспешной беседы и даже соседние столики узнают о моей мечте юности - играть джаз в Нью-Йорке, отсутствию русскоязычных пособий в то время и об интересе к английскому. Мой самозабвенный рассказ на беглом английском прерывается неожиданной репликой одного из американцев:
- Good evening!
Следуя взгляду иностранца оборачиваюсь. Вижу горящие глаза двадцатилетней официантки незаметно стоящей за моей спиной, такие глаза бывают у слушателей когда исполняешь виртуозные пассажи во время импровизации.
- Good evening! - официантка несколько смущенно и с легкой улыбкой на лице наблюдает как я с открытым ртом снова перевожу взгляд на американцев.
- You have to look better! - кивают они.
______
* Смотри лучше!

Жми сюда
 

Вопль души – 359

(Соломон Ягодкин)
 1    2015-12-24  0  702
Если продавцам платить по-человечески, они поневоле станут людьми, или окажутся безработными, если никак не могут за прилавком не воровать…
 

Вопль души – 362

(Соломон Ягодкин)
 0    2015-12-26  4  746
Когда вся страна превращается в армию, командовать ею начинают все и, как минимум, в чине Бонапарта...
 

О Гоголе

(Олег Сибирёв)
 0    2015-12-25  0  584

Являясь почитателем гения Пушкина и его личным другом, Гоголь не любил приезжать к Александру Сергеевичу на званные обеды. Это было связано с тем, что Пушкин постоянно подсыпал Гоголю в еду тяжёлые наркотики, которые он покупал у цыган, и потешался над ним.
      После второго блюда обезумевший Гоголь неизменно вскакивал из-за стола и начинал бегать по дому.
– Дом набит чертями! – истерическим голосом кричал Николай Василич, – И Вий тут?!!! Изыди нечистая сила!!! Изыди!!!
      Потом Гоголь терял сознание и бесчувственно падал на пол, а Пушкин разрешал своим детям немного с дядей Колей поиграть. Детишки окружали тело дяди Коли и начинали бить Гоголя по голове железными молотками.
    Дети Пушкина называли это: «Делать Гоголь-Моголь».

© Сибирёв О.А.
 

Про тигра и козла.

(Кирьяков Александр)
 10    2015-11-30  1  933
По ТВ рассказывали о том, что тигру пустили в вольер козла,
а он не стал его есть, и теперь они живут вместе и их обоих кормят.

Привели старого козла тигру на обед.
Не помирать же с голоду царю зверюг.
Козёл хотя уже был стар и сед,
набросился на хищника, как старый друг.

Размахивал башкой и бородою тряс.
Разлёгся нагло отдыхать на тигра ложе.
Он хищника не съел, но наглостью потряс.
И тигр следил за ним, скривив счастливо рожу.

Он терпеливо охранял тревожный сон козла.
Зажмурив глаз, мечтал, забыв совсем о пище...
Благодарил судьбу, что наконец то принесла,
В безжизненный вальер такого вот дружищу.

А голод не тётка - можно потерпеть.
Всё ж лучше быть голодным, чем одиноким.
Голодная за друга смерть...
      Шекспиру бы такой сюжет иметь...
......
И тигр рыдал, читая эти строки.
 

Здравствуй, Лёва! Еврейские штуч ...

(Галина Русина)
 10    2015-11-22  2  871
- Манечка, ты не забыла за Лёву?

- А что я обязана помнить за Лёву?

- Ну, что Лева сегодня придет к нам в гости?

- Какая редкая новость: Лёва идет к нам в гости! Сеня, Лева ходит к нам три раза в неделю с тех пор, как Рабиновичка записалась на эту ёгу! Скажи, Сеня, за что это мне: Рабиновичка перед молодым и красивым тренером в разных позах, а мне мало тебя, так получи второе издание мужа? Лёва - это уже не гости, запомни Сеня!

- Манечка, что ты такое говоришь, почему тебе Лёва второе издание меня?

- Потому, что и от тебя, и от Лёвы я имею много заботы и совсем мало радости!

- Манечка, ты меня пугаешь, мне сейчас будет инфаркт, это когда ты от него получаешь радость, а я этого не знаю?

- Сеня, боюсь, что тебе уже не успеют вылечить мозги! Ты уже старый человек, а что у тебя в голове? От Лёвы мне удовольствие видеть, как он хорошо кушает за моим столом!

- Еще бы он плохо кушал у тебя! Манечка, как ты умеешь приготовить, так только моя мама могла накормить вкуснее!

- Ой, как ты мне надоел: мама готовила вкуснее! Что она готовила вкуснее? Фаршированную рыбу? Так нет, ты кушал у моей мамы рыбу вместе с тарелкой! А я делаю рыбу, как моя мама, и это знают все! Мясо твоя мама всегда недосаливала, а форшмак у нее был сладкий, как будто она его готовила к чаю! Сеня, все, что делала хорошо твоя мама, так она красиво резала лапшу! Я прошу тебя: не начинай, у меня будут нервы!

- Манечка, зачем нам твои нервы! Хорошо, ты готовишь лучше мамы, хотя это не так! Ша, ша! Я уже согласен с тобой! Так ты знаешь, что Лёва любит селедку, как ты делаешь, с лучком и уксусом! Будь добра, купи нам сегодня красивую селедку, а пока почищу картошечку и мы пообедаем с Лёвой, ты не против?

- Сеня, что такое красивая селедка? Я не поняла: купить ее для покушать или для фотографироваться с ней? Он меня будет учить как покупать селедку! Ты еще скажи, чтобы она была похожа на твою маму! Сеня, я не знаю, что я сейчас сделаю, как ты меня рассердил!

- Манечка, что я такого сказал? Придет Лёва, и мы будем обедать! Ой, смотри, он уже идет! А ты еще не ходила в магазин!

- Значит Рабиновичка стала брать дополнительную ёгу! Я уже не говорю сколько это стоит, но уже надо пожалеть Лёву, столько рогов он уже не поднимет! О! Кто к нам пришел? Лёва, здравствуй! Сеня, я пошла в магазин, а вы с Лёвой пока погуляйте, я быстро!
 

Вопль души – 353

(Соломон Ягодкин)
 3    2015-12-17  0  644
Народ, который никогда не бывал свободный, всегда знал, кто во всех его бедах виноватый...
 

Последний редут…

(Соломон Ягодкин)
 4    2015-12-14  0  666
НОЖНОЙ СЮРРЕАЛИЗМ…
Очень трудно одновременно идти вперёд и назад, каждый раз какое-то раздвоение ног получается, а идти всё равно надо…

ТОЖЕ ПО-СВОЕМУ ГАРМОНИЯ…
У примитива примитивно всё, в том числе и его страдания, что он уродился такой вот примитив. А душевные страдания, они ещё никому во вред не шли…

ПОСЛЕДНИЙ РЕДУТ…
Даже если люди живут по-свински, то хотя бы хрюкать они должны по-человечески, чтобы их правдой о них самих не обижать…

НЕСОЛОМОНОВО РЕШЕНИЕ…
На компьютерах дикарям работать было тяжело и боязно. Тогда они решили всех этих компьютерных разработчиков съесть и на том раз и навсегда успокоиться…

НЕРАВНОМЕРНАЯ ЗАМЕНА…
Чем меньше всего в голове, тем больше всего на голове, пирсинг называется…
 

ПАРАДОКС ЗЕНОНА-АЛИКА

(Алик Кимры)
 8    2015-11-26  2  774
Быстроногий Ахиллес никогда не догонит отправление по "Почте России!"

Древнегреческий герой Ахилл собрался состязаться с отправлением по "Почте России". Если отправление стартует немного раньше Ахилла, то ему, чтобы его догнать, сначала нужно добежать до места его старта – любого местного отделения "Почты России". Но к тому моменту, как он туда доберётся, отправление проползёт некоторое расстояние, которое нужно будет преодолеть Ахиллу, прежде чем догнать отправление. Но за это время отправление уползёт вперёд ещё на некоторое расстояние. А поскольку число таких отрезков бесконечно, быстроногий Ахилл никогда не догонит отправление по "Почте России".

... И небольшое лирическое отступление. Ну, большевики после Октябрьского переворота взяли банки. Понятно, по старой грабительской привычке (Коба), да и бабло всегда нужно, не зря же взяли власть! Ну, национализировали бани – тоже понятно, отмыться от многолетней каторжной грязи и отпарить вечную сибирскую мерзлоту в суставах. Национализировали железные дороги – понятно, пустить по ним свои бронепоезда. И т.д.

Но зачем они национализировали царскую почту, которая так прекрасно работала на протяжении столетий?


А.К., правнук винницкого почтмейстера, надворного советника (чиновник VII-ого класса царской табели о рангах, соответствовало подполковнику в пехоте или капитану 2-го ранга во флоте)
 

Преступление и наказание

(Олег Сибирёв)
 0    2015-12-19  0  648

Однажды Достоевского задержали и привели в полицейский участок. А там арестованных полицаи прилюдно большими деревянными палками били. Арестованные истошно орали и молили о пощаде.
      Достоевский от увиденного обомлел и тут-же бросился к старшему следователю.
– Грешен! Грешен!!! – закричал Фёдор Михайлович, – Третьего дня у булочника Филиппова буханку хлеба спёр! Но... но это был не я! А вчерась в гостях у Капитоновых серебряный портсигар увёл! Ну такой... с якорями такой! Но это тоже был не я! Умоляю, только не бейте, только не бейте!!! Умоляю!
      Следователь открыл ящик стола и вытащил из него здоровенную бейсбольную биту.
      Достоевский громко «ахнул» и упал без чувств.
      На бите золотыми буквами было выгравировано: «Фёдору Михайловичу Достоевскому от благодарных служителей Фемиды за роман «Преступление и наказание».

© Сибирёв О.А.
 

Вопль души – 347

(Соломон Ягодкин)
 5    2015-12-08  0  694
Партийному самодержавию до царского, конечно же, ещё ой как далеко. Но уж лучше хотя бы такое, чем вообще без царя на троне и в голове...
 

Вопль души – 341

(Соломон Ягодкин)
 10    2015-11-27  0  708
Если на людей не рычать, то и они не станут огрызаться, а много ли так можно друг другу сказать, тем более, если и сказать-то нечего?..
 

БОРЬБА С КОНТРАБАНДОЙ

(Алик Кимры)
 22    2015-10-26  0  821

Чтобы не вставать дважды, вдогонку "Кармен"
Жми сюда

Киевский балет на льду проходит таможенный досмотр после успешных гастролей за рубежом. Гвоздём каждого спектакля был балет «Кармен-сюита». Гастроли широко освещались СМИ, телевидением... утюгами. Дошло и до таможни. Таможенники попросили администратора представить актёров – кто в какой роли выступал.

... Идёт парень, игравший тореадора Эскамильо.
- Экскамильо, тореадор.
- Кармен, цыганка.
И т.д. Багаж знаменитостей почти не досматривали.

И тут подходит артист, сыгравший Хосе.
- Хосе, контрабандист!

... Его прошмонали по полной.
 

ВОЗВРАЩЕНЕЦ

(ЮРИК)
 28    2015-10-01  0  887

1924год Саратов, вот такие рыбины в Волге водились.

Вот уже неделю как у Маши пропал муж. Чтобы вот так неделю и ни слуха, ни духа, просто исчез. Что только она не передумала, но узнав что дома нет его друга Митяя, как-то даже успокоилась. Пьют гады, только вот где, ни звонка, и никаких известий. И вот с утра звонок в дверь. Увидев в глазок своего суженого с синяком под глазом, даже обрадовалась, слава Богу живой.
Вот такой отчёт услышала она от неделю где-то пропадавшего мужа.
- Где был, где был? Ты что вообще новости по телевизору не смотришь.
Там вот я и был, тебе всё расскажи, ты же всё равно не поверишь, может это тайна государственная.
Ведь ты же сама мне путёвку на рыбалку подарила, вот мы с Митяем и поехали.
Отпуск же у меня. До тебя же вечно не дозвонишься, когда надо, как же занята.
А потом и телефон у меня в Волгу упал, вот целую неделю сушился,
как просох, так я и позвонил тебе сразу в дверь.
Что у Митяя?
Телефон. Есть как же "Нокия", так у него деньги на нём закончились, а ты думаешь, на Волге банкоматы стоят, прямо вот подходи и ложи.
Синяк?
Хэ...., да скажи спасибо, что сам живой, чуть на хрен воротиной не убило.
Ну, ты если слушать будешь, так слушай чего перебиваешь, уж что если не ясно переспроси, я объясню.
Стало быть, приехали мы рыбачить, там на тур. базе у Митяя дружочек какой-то отыскался, ну присели, поболтали, выпили самую малость, не без этого.
Дружочек нам снасть дал на сомов и лодчонку без мотора, закуси-то у нас не было, вот и решили рыбы подловить.
Говорил Митяю, не надо никаких рыбалок, итак же хорошо сидели,
так нет давай порыбачим. Подплыли к камышам, установили снасть,
и давай ветками по воде наяривать, приманивать значит.
Ещё и выпить-то толком не успели, всего-то и опорожнили одну.
Тут она у нас и схватилась, крепко так взялась, верь не верь,
а вдвоём сделать ничего не смогли.
Только снасть прикрепили за корму, и понесла она нас задом наперёд,
вдоль по Волге-матушке. Быстро так.
Мы даже катера многие обгоняли, все смотрят, у лодки мотора нет,
а мы несёмся со страшной скоростью, задом -наперёд, да ещё сломя голову.
Мы уж и помощь просить перестали, прёт она нас вниз по Волге, посёлки и
города мелькают, все только удивляются и вслед машут.
Родина - то у неё на Каспии, вот она нас и понесла, на Родину,
умереть торопилась наверное.
Что шлюзы в Волгограде? Да стоят конечно, куда же им деться.
Так вот там меня воротиной, чуть и не убило.
Работники их закрывать начали, уже больше половины закрыли, а тут мы несёмся, прямо с разгону в щель проскользнули, вот так вот еле живой остался.
По началу- то, вообще во всю морду бланш был, это уж сейчас прошло.
А в первую ночь после шлюзов, я им как фонарём, путь освещал.
Так и затащила она нас в Каспий, прямо на самую середину,
как мне показалось, краёв -то не видно, куда ни глянь море.
Штормило сильно, а мы в лодчонке этой, так бросало из стороны в сторону, чуть ящик с водкой за борт не улетел.
Кой-как задержали, а то бы ей Богу хана.
А наутро как только рассвело, смотрим, белуга,
так метров около шести длиной, вверх пузом, сдохла с усталости.
Вот у Васьки- горбатого плиты лежат около палисадника,
так вот такой же длины, не веришь, да я и сам себе с трудом поверил.
Подтащили мы её к лодке, решили посмотреть, сколько же икры-то в ней будет.
А тут глядим, судно плывёт под парусами, а вверху матерь Божья, знамя чернющее а на нём череп и кости.
Пираты думаю, вот гады, рыбу отобрать хотите, ну уж нет, не получите.
Делать нечего, выхватываю бутылку водки из ящика и из горла до самого дна.
Водки если бы не было, точно бы со страху умер.
Митяй так глядя на меня, тоже самое сделал.
Вытерли мы губы рукавами, вёсла берём в руки, перелазим через борт в воду, аккурат по колено. Знаешь ведь сама, что пьяному море.
Вот мы с вёслами наперевес и пошли с Митяем в атаку.
Пираты видно почувствовали, что мы русские, а русские не сдаются,
да видно струхнули малёха.      Так вежливо у нас дорогу на Карибы спрашивают, заблудились мол.
Митяй взялся им дорогу рассказывать, у них там на Рязанщине,
якобы деревня так называлась.
Придурок, им видно море Карибское нужно было.
А потом у одноглазого пирата взял трубку и отнял. Курнул-то всего пару раз,что уж они курят, чёрт их знает. Но таким Митяя я ни разу не видел, дым с него как с паровоза, изо всех щелей, и дурковать начал.
Взобрался на грот-мачту, посмотреть нет ли берега рядом,
шустро так полез, матрос мать его.
Я бы сроду не полез, да мне собственно и некогда было.
В это самое время я, как с родным братом, с одноногим Сильвером обнимался.
Он прямо, как Брежнев меня, троекратно в засос, ох и слюняв чёрт старый.
По-русски конечно ни бельмес не понимает.
Попугай ихний, нам весь разговор переводил.
Вот умная птица, а по-русски с Вологодским акцентом разговаривает.
Уроженец наверно из Вологды, а может сидел там в тюрьме.
Ну, ты скажешь птиц в тюрьму не сажают, ещё как сажают.
Я где не увижу, так в клетке, чем тебе не тюрьма.
Тут как раз Митяй на самый верх мачты забрался, и от его веса
судно начало крениться, крениться, да так медленно и легло набок.
У пиратов на палубе сокровища кучей сложены были, малёха так пологом покрыты, блестели дюже. Много так, словно ворох пшеницы на току.
Так вот судно набок, сокровища в море.
Ну, я со страху, что из-за Митяя сокровища утонули,
вторую бутылку из горла, глыть.
Тут мне море по грудь, где-то стало.
Поднапрягся я в борт судна, да и Митяй к тому времени тут как тут,
так судно и поставили правильно, богатыри - русские ведь.
Сильвер обрадовался, что мы судно подняли, эвакуатор хоть не вызывать слава Богу, так расчувствовался, да и стал нас ромом поить.
Ох и крепкий напиток, два дня пили.
А потом уж и не помню, что-то, гляжу пограничники Российские
и пираты куда-то испарились, да и были ли, чёрт её знает.
Один попугай их с нами остался, на Родину говорит хочу....,
«где резной палисад»
Там погранец один, из Вологды был родом, попугай с ним и скорешилися, земляки. Да и к кораблям он к тому же привычный,
а так-то я уже его домой приглашал, чтоб он с тобою ругался, всё бы мне меньше доставалось. Он только похлопал меня крылом по плечу и говорит,
- Хорошие Вы конечно парни, но знаешь, сил нет без Родины и песню запел, про Вологду-гду.
Мы с Митяем его поддержали, пели так душевно,
аж капитан-пограничник прослезился.
Достал пятилитровку с чистым спиртом,
набрали мы икры прямо из брюха белуги нашей, присолили.
Ох и хорошо спирт икоркой закусывать.
А капитан-то, бывалый парниша оказался.
После третьей рюмахи, он нам такое понарассказывал, тоже сказочник.      
Как он своим судном, кита из-под моста в Волгограде вытаскивал.
Зашёл кит с Каспия в Волгу, да и застрял там под мостом.
Вот погранцы катером его опять в Каспий буксирнули.
Нет, Мань, кита я не видел, да мне и белуги хватило досыта.      
Очнулся, а тут телевидение, незнамо откуда.
Да и почва под ногами твёрдая, суша наверное.
Смотрю, а один ведущий седой, морда знакомая.
Да ты знаешь его, фамилия такая интересная.
Что то вроде йогурта, или Вингурт, ну что–то в этом роде.
О думаю, или его в Москву перевели, или мы в Саратове.
Начал он нас на камеру всё выспрашивать, да ты что не видала что ли?
Показывали ведь по телеку, вся страна смотрела.
Меня так прямо с бланшем снимали, а я потом воспротивился,
что же это люди обо мне подумают.
Так вот они одного Митяя дальше снимали, домой ещё приехать должны
Ведь рыбина наша, самая большая оказалась.
Таких в Саратове уж лет пятьдесят никто не видывал, а нам видишь ли, повезло.
Сказали, что целый месяц по столовым рыбный день будет.
Белугой нашей всех кормить будут. Икру-то скорей всего, по своим растащили.
Маша, а можно я маленько посплю, ты уж только не дерись пожалуйста.
Итак мне от Митяевой Людки, по башке сковородой досталось.
Ох и баба противная, икорки ей видите ли, не привезли.
Хорошо хоть сами живые вернулись.
Да и за браконьерство могли по пятёрке выдать.
Мань ну, что ты за дура?
Какие деньги, по пять годков отсидки, дать могли, за браконьерство.
А тебе всё деньги мерещатся, да всё, чтоб пятёрками.
Вот и поговори с тобой.
В будущем году, если опять путёвку на рыбалку подаришь,
так мы сокровища искать поплывём.
Ведь ей Богу, на моих глазах потонули.
 

Вопль души – 350

(Соломон Ягодкин)
 2    2015-12-10  0  662
Так как идти наверх было тяжело и опасно, люди дружно пошли вниз, благо, что идти было совсем недалеко…
 

Вопль души – 338

(Соломон Ягодкин)
 7    2015-11-25  1  731
Очень серьёзный человек, это когда думать надо, а думать нечем...
 

Шаляпин и Компания (отрывок из г ...

(Олег Сибирёв)
 1    2015-12-11  4  853

После ухода Бонч-Бруевича, Ленин вернулся в комнату и прилёг на кровать. Его опять потянуло в сон, и он погрузился в мир сладких фантазий и полуявственных образов. Его захлестнула приятная и тёплая волна удовольствия и сказочного счастья. Его сознание растворилось в безумном круговороте невидимых материй. Его поднимало всё выше, выше и выше, пока он не очутился на огромном белоснежном облаке, вдали от всего земного и бренного.
      В очертаниях этого белоснежного облака Ленин разглядел черты древних персидских замков, поразивших Ильича своей красотой и грандиозностью архитектурных замыслов. Ленин понял, что он попал в древнюю персидскую сказку, сказку в которой он был шейхом всего этого поднебесного королевства.
      Очертания замка приняли более чёткие формы, и Ленин увидел, как вокруг него засуетились разные вельможи в цветастых мундирах, слуги наперебой начали предлагать ему всякие пряности и яства, а придворные музыканты, перекрикивая друг друга, завыли ужасные компроматные песни. Поодаль стояли иноземные лекари, которые расхваливали свои эликсиры вечной молодости и травяные настои от всех болезней. На дальнем же плане дурачились клоуны, которые радостно плевались друг в друга и от души корчили рожи.
      Ленин почувствовал себя божественным небожителем и центром необратимой исторической неизбежности. В эту же секунду у него возникло нестерпимое желание произнести пламенную речь, и он резко поднялся с трона.
– Товарищи! – крикнул Ленин.
      Все присутствовавшие в замке люди моментально упали на колени и склонили головы. Нестерпимое желание произнести пламенную речь куда-то исчезло.
– Товарищи… – обиженно и как-то изумлённо произнёс Ильич.
– Да, мой Господин! – раздался чей-то голос снизу.
      Ленин опустил свой взгляд и у подножья трона увидел человека с тюрбаном на голове.
– Товарищ… – шёпотом обратился к нему Ленин, – Подите-ка сюда.
– Слушаюсь, мой Господин! – ответил человек с тюрбаном и подошёл к Ленину.
– Товарищ, скажите, как вас зовут? – опять шёпотом произнёс Ильич.
– Я Саид-Рахия, Ваш верный слуга. – ответил Саид-Рахия.
– Очень хорошо, – всё так же шёпотом говорил Ленин, – Голубчик мой, вы мне вот что скажите… Можно-ли всех этих товарищей поднять с пола, когда я говорить буду?
– Это не возможно, мой Господин. Вы Великий, Могучий и Милосердный Ленин-Бек. Вы Господин всех господ, Господин всех сословных и не сословных. Вы владыка Неба и Земли. Вы центр мироздания и благодати. Вы святоч и хранитель Божественного знамения. Вы Великий, Могучий и Милосердный Ленин-Бек. Только избранные Божественным проведением могут созерцать сие Божественное чудо, явленное нам в пламенной речи Великого, Могучего и Милосердного Ленин-Бека.
      От этих слов Саид-Рахии у Ленина перехватило дыхание. Лицо Ильича начало источать радостную и самодовольную улыбку.
– Ну что же… – Ленин находился на вершине блаженства и самоумиления, – Славненько, очень славненько! Кое-что добавить, кое-что убавить… Вообщем прелестно, весьма прелестно!
– Да славится имя Господина моего! – сказал Саид-Рахия и, опустившись на колени, склонил голову.
– Очень хорошо! – сказал Ильич и жестом подозвал к себе Саид-Рахию.
      Тот поднялся с колен и подошёл к Ленину.
– Голубчик мой… – начал Ильич, – Вы мне лучше вот что скажите… У вас тут какие-нибудь другие мероприятия предусмотрены?
– О да, мой Господин. – сказал Саид-Рахия и повернулся в центр зала.
      Колено приклонённые люди, разбросанные по всему периметру дворца, продолжали покорно склонять головы.
– Нахрен Баши! Изыдэ Халуи! – громко крикнул Саид-Рахия.
      В ту же секунду толпы людей, сшибая друг друга, ломанулись к выходу.
– Иткэ!... Хайнурук!... – громко произносил Саид-Рахия, делая между словами небольшие паузы, – Удифан!... Тельмиге!... Хана!!!
      На слове «Хана», красивые резные ворота ужасно заскрипели и наглухо захлопнулись. Не успевших выбежать из дворца людей, охранники разрубили топорами на куски и по частям вынесли прочь.
      Саид-Рахия повернулся к Ленину и развернул свёрнутый в рулон лист бумаги.
– Распорядок дня Великого, Могучего и Милосердного Ленин-Бека… – начал зачитывать бумагу Саид-Рахия, – С полуденного Солнца, благословенного благодатью Великого и Милосердного Ленин-Бека, до часу дня: казни!
– Очень хорошо! – откомментировал услышанное Ленин.
– С часу дня, благословенного благодатью Великого и Милосердного Ленин-Бека, до двух часов дня: казни!
– Великолепно! – продолжил свои комментарии Ильич.
– С двух часов дня, благословенных величайшей милостью и благодатью Великого и Милосердного Ленин-Бека, до трёх часов дня: казни!
– Блестяще! – воскликнул Ленин.
– С трёх часов дня, благословенных благодатнейшей милостью Великого и Могучего Ленин-Бека, до пяти часов дня: благоуханная обеденная трапеза и сонное потчевание после оной.
– Тоже неплохо! – после паузы сказал Ленин.
– С пяти часов дня, благословенных Божественной и благодатной милостью Великого и Могучего Ленин-Бека, до девяти часов вечера: гарем!
– Очень хорошо! Что?!!! – изумлённо воскликнул Ленин, – Гарем?!!!
– Да мой Господин, гарем.
– Гарем!!! – истерично завопил Ильич, – Гарем!!!
– С девяти часов вечера…
– Товарищ!!! Товарищ!!! – что есть сил закричал Ленин, перебивая Саид-Рахию, – Товарищ!!! Срочно подойдите ко мне!!!
      Саид-Рахия подошёл к Ленину и склонил голову.
– Товарищ… – Ленин перешёл на шёпот, – Забыл, как вас по батюшке?
– Саид-Рахия, мой Господин.
– Понимаете, Саид-Рахия, тут дело такое… Ну вы меня понимаете?
      Саид-Рахия вопросительно посмотрел на Ленина. Ильич явно засмущался.
– Ну, вообщем-то… – продолжил Ленин, – Понимаете-ли… Короче… Ну вы меня понимаете?
– Нет, мой Господин. – честно ответил Саид-Рахия.
– Дело в том, что… Вообщем-то… – Ленин покрылся красными пятнами, – Возможно-ли перенести данное мероприятие с гаремом на более ранний срок? Конкретно на сейчас.
      Саид-Рахия удивлённо посмотрел на Ленина.
– В принципе конечно можно, – растерянно произнёс Саид-Рахия, – Но это будет внеплановое мероприятие.
– Господь с этим… Голубчик мой, будьте любезны, распорядитесь. Распорядитесь и побыстрее… Отблагодарю! Будьте уверены, отблагодарю!
– Ну хорошо… – сказал Саид-Рахия и задумался, – Какую из своих жён желает видеть Великий и Милосердный Ленин-Бек?
– Самую-самую… Самую лучшую, лучшую из лучших!
– Великий и Милосердный Ленин-Бек желает видеть свою любимую жену?
– Несомненно… Самую любимую, самую лучшую, самую-самую!
– Будет исполнено, мой Господин. – сказал Саид-Рахия и направился в сторону резных ворот.
– Поторопитесь, голубчик мой! – сказал Ильич, провожая взглядом слугу.
      Когда Саид-Рахия проходил через резные ворота, Ленину показалось, что за спиной его слуги мелькнула чья-то зловещая тень. Но Ильич не придал этому особого значения, так как в этот момент его мысли были совсем о другом.
      В предвкушении плотских радостей, Ленин начал волноваться. Его захлестнула нервная дрожь, а в висках начал бить пульс. Во всех его конечностях появилось лёгкое расслабляющее онемение и чувство растекающегося по всему телу блаженного тепла. Его фантазия начала рисовать безумно красивых гаремных наложниц, пытающихся соблазнить его в зажигательном и эротичном, восточном танце. Почти явственно Ленин представил как он дотрагивается до этих, небесной красоты, форм: как он обнимает талию, бёдра, грудь; ласкает губы, шею, живот. «О Боже!» – воскликнул про себя Ильич и чуть слышно застонал от удовольствия. «А как они поют! – подумал он, – Как они поют! Бог мой!»
– Хорошо быть мной. – в пол голоса произнёс Ильич и поудобнее уселся на троне.
      Неожиданно он услышал истошный и какой-то приглушённый крик Саид-Рахии. Ленин напряг слух, но никаких криков более не услышал. Показалось, наверное, подумал Ильич и опять расслабился.
      Через пять минут напряжённого ожидания, Ленин увидел, как во дворец вместо Саид-Рахии вбежал какой-то человек с испуганным лицом. Он подозрительно смотрел по сторонам и нервно ощупывал свою бороду. На рукавах его халата были свежие пятнышки крови.
– Товарищ! – обратился к нему Ленин.
– Кто я?! – удивлённо переспросил человек с бородой.
– Да товарищ, вы!
– Я?!!! – в ужасе закричал бородач, – Это не я!!! Я не я!!! Ничего я!!!
– Товарищ… – начал успокаивать его Ленин, – Товарищ, вы кто?
– Кто, я?
– Да, вы!
– Ну да… О Великий, Могучий и Милосердный Ленин-Бек! Я Бонч-Рашид, Ваш верный слуга! – сказал Бонч-Рашид и упал на колени, склонив голову.
– Товарищ! – громко сказал Ильич, – Будьте любезны, подойдите ко мне!
      Не вставая с колен, Бонч-Рашид на четвереньках пополз к трону.
– О какая великая честь, какая великая милость… – бубнил Бонч-Рашид, подползая к трону.
– Товарищ! – возмутился Ленин, – Срочно поднимитесь!
      Бонч-Рашид поднялся с колен и испуганно посмотрел на Ленина.
– Очень хорошо! – сказал Ильич, – Голубчик мой, скажите, где Саид-Рахия?
      Услышав этот вопрос, Бонч-Рашид изменился в лице. Его губы лихорадочно затряслись, а в глазах, округлившихся до неимоверных размеров, промелькнул ужас.
– Да, я его видел… – испуганно промолвил Бонч-Рашид, – Да, конечно видел…
      Интриги, подумал Ленин.
– Голубчик мой… – сказал Ильич, жестом подзывая к себе Бонч-Рашида.
      Всё ещё объятый ужасом, Бонч-Рашид подошёл к Ленину.
– Голубчик… – продолжил Ильич явно смущаясь, – Понимаете, тут такая деликатная ситуация получилась… Короче сейчас должно было состояться одно неофициальное мероприятие с участием представителей гарема, а ответственный за это дело товарищ куда-то запропастился. Понимаете?
– О да, мой Господин! – лицо Бонч-Рашида засияло долгожданной улыбкой.
– Очень хорошо! Тогда будьте любезны, если можно, побыстрее… Отблагодарю, будьте уверенны, отблагодарю!
– О великая милость и благодетель Великого, Могучего и Милосердного Ленин-Бека! – радостно выкрикнул Бонч-Рашид и, упав на колени, начал целовать Ленину ноги.
– Товарищ! Вы вообще поняли, о чём идёт речь?
– О да, мой Господин! Гарем! – Бонч-Рашид светился от счастья.
– Очень хорошо! Тогда будьте любезны! Поторопитесь! – сказал Ленин, поднимая Бонч-Рашида на ноги.
– Всё уже готово, мой Господин! Как Вы и просили! Любимая жена!
– Тогда скорее голубчик, скорее! – в нетерпении произнёс Ильич.
      Счастливый Бонч-Рашид поднялся на ноги и повернулся к центру зала.
– Путаны Буляди Факини! – громко крикнул Бонч-Рашид.
      Резные ворота дворца распахнулись, и в центр зала вошла женщина с головы до пят облачённая в чёрную паранджу. Интуиция подсказала Ленину, что здесь было что-то не то, какой-то подвох. Но что именно было не то, и в чём заключался подвох, Ильич так и не понял.
– Гайвонюк Мудилашах Крези! Изжопэ Хаювон Ду Кнези! – произнесла женщина и сделала низкий поклон.
– Виноват, не понял… – растерянно произнёс Ильич и вопросительно посмотрел на Бонч-Рашида.
      Радостный Бонч-Рашид подскочил к Ленину и начал переводить:
– Ваша любимая супруга, несравненная Надинэ Круп-Задэ, освящённая любовью Великого и Милосердного Ленин-Бека, приветствует своего Господина и говорит что несказанно рада этой долгожданной встрече.
– Очень хорошо… – сказал Ильич, обращаясь к Бонч-Рашиду, – Передайте моей любимой супруге, что я тоже очень рад и неописуемо счастлив, просто неописуемо!
– Саматы Жупаты Мудаты! – перевёл Бонч-Рашид.
      Женщина ещё раз низко поклонилась и неспешно подошла к трону.
– Херая Приперда Мандулы? – спросила она.
– Виноват… – сказал Ленин, – Опять не понял.
      Ильич вопросительно посмотрел на Бонч-Рашида.
– Ваша любимая супруга… – занялся переводом Бонч-Рашид, – Несравненная Надинэ Круп-Задэ, спрашивает о том: какие желания заставили её супруга, Великого и Милосердного Ленин-Бека, видеть свою любимую жену в столь ранний час.
      Ну наконец-то, подумал Ильич, наконец-то настала эта волнительная минута которую он ожидал и о которой грезил всю свою сознательную жизнь. Минута, которая быть может, никогда более не повторится. Минута, в течении которой Ленин сполна захотел насладиться этим сказочным мигом, мигом любви и райского наслаждения.
– Не будет-ли столь угодно моей любимой и ненаглядной супруге, несравненной Надинэ Круп-Задэ, исполнить для меня какой-нибудь зажигательный и, с позволения сказать, эротичный танец? – взволнованно спросил Ленин и посмотрел на Бонч-Рашида, – Голубчик мой, будьте любезны, переведите!
– Колбаси Домунды Фатимы! – перевёл Бонч-Рашид.
      В ожидании чуда, Ленин устремил свой взор на стоящую перед ним женщину. Его опять захлестнула нервная дрожь, а в висках начал бить пульс.
      С минуту Надинэ Круп-Задэ просто стояла на месте, а потом начала проделывать какие-то неловкие и неуклюжие танцевальные па, похожие, скорее, на судороги умирающего человека. У неё никак не получалось синхронизировать все свои телодвижения: её руки не попадали в такт движения её ног, а туловище, казалось, живёт отдельной от всего этого жизнью. Она тщетно пыталась изобразить нечто похожее на танец, но все её попытки неизменно заканчивались оглушительным провалом. По ходу дела она три раза, весьма болезненно, падала на мраморный пол, громко при этом вскрикивая и корчась от боли.
      В промежутках между падениями, дабы скрасить общее впечатление от танца, Надинэ Круп-Задэ пыталась что-то напевать. Режущие слух мелодии разносились, казалось, по всему дворцу, удручающе воздействуя на нервную систему.
– Гномике-Гномике, Шантынге Трупике! – каким-то старческим голосом пела женщина.
      Под конец же этого незабываемого действа, Надинэ Круп-Задэ в очередной раз обречённо упала на пол и более не предпринимала попыток олицетворять себя с искусством.
      Увиденное Лениным было не совсем похоже на то, что он надеялся увидеть. Более того, предлагаемое зрелище было совсем на это не похоже. Ленин почувствовал, что процесс пошёл совершенно не в том направлении и решил сразу преступить к делу. Он попросил женщину подняться с пола и подойти к нему.
      Стоная от боли, Надинэ Круп-Задэ поднялась на ноги и, прихрамывая, подошла к Ильичу. Ленин нежно обнял любимую супругу и усадил её к себе на колени. Женщина продолжала стонать и всхлипывать.
– Матушка моя… – начал успокаивать её Ленин, – Революция требует жертв, поэтому успокойтесь и перестаньте плакать. Сделайте такую милость.
      Захлестнувшая Ленина волна нежности и сострадания, заставила Ильича пустить слезу. Ему до чёртиков захотелось увидеть лицо этой восточной красавицы. Он откинул лицевую накидку и увидел искажённое в душевных и физических муках лицо Крупской.
– А-А-А!!! – в ужасе заорал Ильич.
      Ошарашенная криком Ленина, Надинэ Круп-Задэ испуганно прильнула к Ильичу и мёртвой хваткой вцепилась зубами в его правое ухо.
– А-А-А!!! – уже от боли завопил Ленин.
      Он обхватил руками голову супруги и начал её отпихивать. От этого ему становилось ещё больнее, и он ещё громче начинал орать. Прекрасный и сказочный сон Ильича превратился в ужасный и весьма болезненный кошмар.
      Переплетённые объятиями супруги соскользнули с трона и покатились на пол. В надежде на скорое вызволение своего уха, Ленин схватил жену за волосы и начал методично их выдёргивать, пытаясь причинить супруге ощутимую боль. Это привело к обратному результату: челюсти женщины сжались ещё сильнее и, от нестерпимой боли, Ленин потерял сознание.
      Через некоторое время глаза Ленина открылись, но он ничего не увидел. Он поднялся на ноги и, сделав пару шагов вперёд, наткнулся на косяк двери.
– Ой! – вскрикнул Ильич, тут же сообразив, что он находится в пределах своей конспиративной квартиры.
      Сонный Ленин включил в комнате свет и вышел в коридор. Какой ужас, подумал он, вспомнив последние мгновения приснившегося ему ночного кошмара. Ильич дотронулся до своего уха и вскрикнул от боли. Но если это был сон, справедливо заметил Ильич, то почему так сильно продолжает болеть ухо? Интуиция Ленина в очередной раз что-то ему подсказала, но он опять ничего не понял.

© Сибирёв О.А.

 

Пушкин и декабристы

(Олег Сибирёв)
 21    2015-10-26  0  833

(Санкт-Петербург, Сенатская площадь, 14 декабря 1825 года)

– Ну чего-же мы ждём?!!! – кричали замерзающие на морозе солдаты на Сенатской площади.
– Пушкина ждём!!! – отвечали солдатам старшие офицеры гвардейских полков, – Пуш-ки-на!!!
– Пушки нах ждём, пушки... – начали перешёптываться солдаты.

© Сибирёв О.А.
 

Сказка на ночь, значица...

(Кручко Игорь)
 30    2015-09-13  3  1057

– …Вот, внучек! Так и закончилась хорошо эта сказка: Василиса Премудрая вышла замуж за Ивана Дурака и зажили они счастливо! Новоиспеченная жена, как водиться, взяла фамилию свого мужа и потом маялась с нею всю свою жизнь, бедолага! Сергей, ведь уже двенадцатый час ночи! – произнес сердито дед. – Ты будешь спать или нет!
      – Илинет! А до Ивана Дурака у нее кто был? – спросил смышленый не по годам, любопытный мальчик.
    – Кто-кто… – Федорович посмотрел на не думавшего засыпать малыша и его просто прорвало: – Дед Пихто! Раньше она замужем за Кощеем Бессмертным была!
    – А Дед Пих…
    – И чего тебе не спится? Никаких нервов на тебя не хватает!
    – Ты все время это бабе Наде говоришь! – засмеялся внук Сережа. – Надоела эта сказка! Я ее уже сто раз слышал! Другую хочу!
    Изобретательный дед тут же нашелся:
    – Хочешь, я тебе новую сказку расскажу?
    – Хочу! Как называется?
    – Предание о пеньке!
    – Давай, рассказывай!
    – Не садись на пенек, не ешь пирожок…
    Внук закапризничал:
    – Хочу послушать дядины петины! А эту я знаю!
    Дед Коля тяжело вздохнул:
    – И когда уже придет бабка с дежурства! Ему не очень хотелось звать на помощь соседа. У того была непростая судьба: две ходки по пять и один раз восемь лет! Хотя, ему нужно было отдать должное: рассказчик он был отменный и внук после прослушивания сразу «отрубался»! За свою работу Петр требовал плату – бутылку водки! И еще сосед ругался неимоверно: приходилось все время сдерживать его лексикон.
    – Сейчас позову сказочника... Черт бы его побрал! – недовольно пробурчал дедушка и тяжело поднялся со стула.
    – Yes! – радостно прокричал мальчик.
    Через минуту вернулся дедушка Коля с дядей Петей.
    – Здорово, шкет! Не кимарится? Нары вроде не возле параши! – заржал сосед. – Че, опять «шнурки» куда-то рванули?
    – Да нет, в ботинках они! И не порванные вовсе! – дед удивленно поднял мохнатые брови.
    – Я, значица, тебя спрашиваю: Олег с Машкой опять в командировке?
    – А-а-а... Да! Послезавтра приедут!
    – Малец, про че хочешь, чтобы я тебе по ушам тиранул?
    – Про… охотника, дядя Петя!
    – Лады! Сказка на ночь, значица... Тыщя первая! – и человек с непростой судьбой уселся на стул, стоящий рядом с детской кроваткой и задумчиво почесал волосатую грудь.
    – Петро, ты только это, по-человечески говори! Понятным языком!
    Весь в наколках «сказочник» поправив майку на круглом как арбуз животе, хмыкнул:
    – Не дрейфь, старпер!
    – Петр, ну мы же договорились!
    – Лады! Не дрейфь, пердед! Так прокатит? – Николай только безнадежно махнул рукой в ответ.
    – Значица… Жил-был один кент. Он работал по объявам! Типа: «Вывожу тараканов! Дорого! С гарантией!» Не знаю, что ему в макитру взбрело, но однажды он, взяв рабочий инструмент, пошел в лес на анималах тренироваться. Час костылями передвигает, никого! Два, никого! Пять часов лох бредет, значица... Зеньками по сторонам водит! Все одно, стремно! Настебал поляну! А там анималов, хоть жо...
    – Петр!!!
    – Да, да, понял! А там их, хоть этой... голыми руками загребай! Сунул, значица, этот дол...
    – Дядя! – поправил дедушка рассказчика.
    – …бодядя сунул руку в карман и достал пригоршню маслюков!
    Дед Коля, слушавший с не меньшим интересом историю, решил уточнить:
    – Он, что, грибы в карман складывал? Только маслята встречались? Или были и другие? Лисички, например!
    Петр покосился на соседа. Затем почесал шею:
    – «Желуди» он достал, бабай! Патроны, значица, по-вашему!
    – Аааа... Я, старый пень, подумал сначала, что это настоящие грибы были!
    – Зарядил обойму и, подняв «дуру», стал целица в лося сохатого, значица...
    – Наверное, где-то пропустил: с ним, что, глупая женщина в лес пошла гулять? И зачем он ее на руки взял, если собрался стрелять?
    – Да, зацем? – повторил за дедом эхом мальчик Сережа.
    «Сказочник» замер. – Да меня из-за вас точно депресняк на куски разорвет! «Дура» – это пистолет! Блин, пока расскажу, весь мозг по крупицам растеряю! Поднял он волыну... вернее, пистолет, и нажал на спусковой крючок! Никакого эффекта! Еще раз попробовал! То же самое! Что за ...
    Э-э-э!
      – ...фигня такая! Вынул обойму, а там свечи! Тут до лоха стало доходить: «Ешкин кот! Это я, по утряне, со стола бабкины свечи хапанул! Выходит, что она вместо свечей патроны использовала по назначению!
    – Что за свечи? – Сережа с любопытством уставился на дядю Петю.
    – Чтобы попа здоровьем светилась! – сыграл на опережение, дедушка Коля.
    Сережа, услышав такое объяснение, залился смехом. На лице же «сказочника» ни один мускул не дрогнул: он продолжал гнуть свою линию – отрабатывал бутылку водки по полной программе! – Побрел обратно чувак, значица…
    – Ой! Не ходил бы ты в этот день в травы, не тревожил бы ты лесные чащи! – нараспев пробубнил Федорович.
    Сосед по инерции: – Час костылями передвигает… Я не понял, это что щас было?
    – Мой экспромт! Его внутренний голос! – дед кашлянул в кулак.
    – Кого «его»?
    – Героя твоей сказки – почасового бредуна!
    – Ты меня больше не перебивай! – Петру не хотелось делиться водкой с Николаем. Смерив еще раз недовольным взглядом «конкурента», продолжил: – Пять часов лох бредет, значица... Зеньками по сторонам больше не водит! Подходит к дому, а тама внутри пальба стоит коромыслом! Бабка патроны, значица, отрабатывает. Любимый бабкин кошак решил себя амнистировать: со всей дури ломанулся в двери! От греха подальше, значица…
    – Хххрррр… – дед Коля, сложив руки на животе и опустив голову, полностью отдался на растерзание бога сна – Морфея. В кроватке сладко посапывал его внучек.
    Дядя Петя поднялся и, глядя на умиротворяющую картину, произнес:
    – Я, как Кашпировский! – дальше «сказочник» произнес короткое емкое слово, как бы подытоживая вышесказанное. – Вот что значит сила слова: наповал двоих ухайдакал! И потягиваясь, вышел в коридор.

    Вот и сказке, наконец, значица…
 

КАРМЕН

(Алик Кимры)
 19    2015-10-25  1  830

«Извращений, собственно, только два:
хоккей на траве и балет на льду».

Фаина Раневская

В киевском балете на льду где-то в 80-х поставили «Кармен-сюиту». Спектакль удался и пользовался большим успехом. Особенно пришлась публике драматическая развязка, когда ревнивый Хосе энергично мочил свободолюбивую цыганку и грубо швырял наземь...

Впрочем, наземь – это виртуально. А в реале фигуристка-исполнительница роли крепенько билась об лёд. Профсоюзное собрание трудового коллектива балета постановило покончить с разгулом некрофилии и впредь убиенную работницу табачной фабрики Кармен прикладывать ко льду бережно.

Ушибы прекратились. Но остались простуды – каково было распластанной на льду разгорячённой и почти обнажённой балерине, пока Хосе исполнял танец посмертного страдания, а затем, уже полный праведного раскаяния, возвращался к остывающему телу любимой. Пускай всего-ничего через несколько минут, но и за такое время бедная артистка могла окоченеть в холодный труп.

Конечно, это усилило бы социалистический реализм постановки. Но где напастись одноразовых Кармен в стране, в которой шприцы, презервативы и полиэтиленовые пакеты даже в отчётах Госкомстата относились к изделиям многоразового пользования?

... Когда обе основные исполнительницы роли Кармен забюллетенили, профсоюзное собрание трудового коллектива балета постановило: солисткам выступать в ватниках и ватных штанах. В конце концов Кармен, согласно новелле Проспера Мериме, была уголовным элементом. С таким прикидом главной героини не согласился главный хореограф балета и постановщик спектакля народный артист СССР Вахтанг Ниебиридзе. После споров порешили складировать убиенных Кармен на тёплую подстилку.

Выполняя постановление, режиссер-постановщик, народный артист СССР Вахтанг Ниебиридзе внёс изменения в либретто, написанное знаменитым кубинским балеруном и хореографом Альберто Алонсо по мотивам новеллы Проспера Мериме.

В помощь Хосе в умерщвлении любвеобильной цыганки в спектакль ввели пикадоров, коллег соперника Хосе – тореадора Эскамильо. По оригинальной задумке режиссёра, Хосе, одетый в черкеску с газырями и кинжалом, исполнял с жертвой танец смерти в виде лезгинки, вонзая в неё кинжал под марш «Тореадор, смелее в бой!». А в это же время боевые ассистенты тореадора Эскамильо должны были разом сбросить с плеч долой расшитые золотом ватные плащи, да так, чтобы на хладном месте преступления учинился тёплый смертный одр.

И вот на него стремительный Хосе, кончив мокрое дело, должен был водрузить бездыханное тело Кармен... А затем, лба не перекрестивши, приступить к оплакиванию несчастной любви многооборотными прыжками, разнообразными пируэтами, витиеватыми серпантинами... И другими изобразительными средствами ледовой хореографии в постановке главного хореографа балета, народного артиста СССР Вахтанга Ниебиридзе...

Вестимо, тёплое местечко на льду облегчило, если вообще ни спасло жизнь исполнительницам роли Кармен. Зато пылкого Хосе поставило перед сложной производственной проблемой: попробуй на скорости, да под бессмертную музыку Жоржа Бизе в обработке Родиона Щедрина попасть партнёршей в этот самый грёбанный смертный одр, дислоцируемый где ни попадя бестолковыми пикадорами, этими укуренными п***рами из кордебалета...

Потому бравый контрабандист не очень-то выруливал с убиенной Кармен, и, чтобы не перелететь с нею через плащи, приледнял партнершу как Бог на душу положит. Дальше прожектора набрасывались на него, отвлекая публику. Ей, родимой, неудачливый герой-любовник являл виртуозный танец праведного раскаяния.

Зарезанной же Кармен приходилось в темноте ползти к заветной плащ-подстилке, матеря почём свет безалаберного убийцу. А когда она добиралась до свята места и укладывалась в смертной позе, тщательно отрепетированной с режиссером-постановщиком, народным артистом СССР Вахтангом Ниебиридзе,- часть прожекторов переводилась на неё, и тогда Хосе на пташкиных крыльях любви летел к пассии – оплакивать её трагическую кончину.

К счастью, публика этой маленькой нестыковки не замечала. Ну кому уже была нужна эта ползущая во мраке, отжившая своё похотливая дамочка? Да ещё когда в центре внимания - ярко засвеченный прожекторами мастер спорта международного класса, чемпион Украинской ССР, победитель и призер многих международных турниров Хосе, страждущий многооборотными прыжками, разнообразными пируэтами, витиеватыми серпантинами...

В общем, спектакль с неизменным успехом проходил во многих городах, весях и даже ебенях Советского Союза, а потом и братских стран социализма.

Правда, на премьере в Берлине в гигантском FriedrichstadtPalast'е случился небольшой прокол, едва не стоивший труппе премиальных, да ещё в дойчемарках. То ли Кармен замешкалась, то ли осветители-аборигены поторопились, но когда навели прожектора на плащ-площадку, трупа цыганки трагически не оказалось. Тогда педантичные немцы принялись старательно шарить лучами прожекторов по льду, вроде как искали вражеский самолёт в небе. В это время гремели самые грозные пассажи музыки Бизе в обработке Щедрина. Запахло военным лихолетьем. Зрители испугались: вдруг когда прожекторы поймают в перекрестье лучей объект поиска, вдарят зенитки. Но обошлось, зверски убитую девушку нашли на полпути к цели да любезно освещали несчастную до последнего вздоха на смертном одре.

... Конечно, не трудно представить: звучит бессмертная музыка Жоржа Бизе в смертельной обработке Родиона Щедрина. Убиенная, но пылкая (уже от холода) Кармен по-пластунски ползёт по льду, выхваченная прожекторами. Вокруг неё выписывает смертельные эволюции Хосе, страстно обеспокоенный премиальными, - и потому весь в нетерпеливом ожидании финиша скорбного пути партнёрши, чтобы, наконец, ЕПТМ, припасть к остывающему телу любимой. Да ещё под шумок пошшупать классные сиськи солистки, за что после спектакля получить по мордасам.

... Но представить себе судорожные рыдания из-за кулис остальных артистов труппы да неудержный хохот обычно чопорной немецкой публики – это уж куда тяжелее!

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер